Первая Касимовская сельскохозяйственная выставка

Аватар пользователя admin
Версия для печатиВерсия для печати

Первая Касимовская сельскохозяйственная выставка состоялась в 1910 году по инициативе Касимовского земства. Сведения о ней теперь можно почерпнуть из «Доклада Управы № 17-й». Во вступительной части его говорится:

«Касимовское Земство всегда шло навстречу интересам населения уезда. Когда эти интересы потребовали введения агрономии, Земство поспешило учреждением института агрономов. Совместно с тем был открыт с.-х. склад. Вскоре по инициативе Управы стали возникать с.-х. общества, ссудно-сберегательные кассы, эти ячейки культурной деятельности в деревне. Уезд, что называется, "зашевелился". Желая ещё более оживить уезд в смысле побуждения к правильной сельскохозяйственной деятельности, дать толчок развитию местной инициативы, проявить интерес к мероприятиям Земства в области с.-х. деятельности, Управа остановилась на мысли устройства с.-х. выставок в деревне, захватывая покамест не большой район. Так, ею с разрешения Экстренного Земского Собрания 1909 г. были устроены выставки в с. Ибердус и с. Перьях. Названные выставки как в том, так и в другом селе прошли блестяще и привлекли большое внимание крестьян.

Успех этих выставок и побудил Управу устроить выставку в г. Касимове, куда бы собрать всё, что есть лучшего в уезде».

Организация лесного отдела выставки была поручена Д.А. Павлову, СИ. Квятковскому, В.М. Баташову и И.А. Качкову. Выступили на ней Качковы и как успешные экспоненты: «группа тяжеловозных маток, принадлежащих наследникам А.В. Качкова, получила бронзовую медаль Государственного Коннозаводства».

Через год состоялась в Касимове вторая сельскохозяйственная выставка. На этот раз Василий Александрович Качков входил в состав выставочного комитета по её организации. Теперь только ему и опять сыну известного заводчика Мануила Ивановича Баташова (владельца Гусевского металлургического завода), Виктору Мануиловичу комитет поручил организацию лесного отдела.

Эти сведения должны особенно заинтересовать краеведов, занимающихся исследованием деятельности гусевских Баташовых. Дело в том, что Виктор Баташов, в отличие от своих предков, не обладал ни способностью, ни склонностью к технике, промышленником быть не хотел. Окончил два факультета Московского университета, но полученные на них специальности юриста и медика применить на практике не спешил. Любил музыку, тяготел к богеме, учился игре на фортепиано в консерватории. В общем, не ожидая от сына ничего путного, Мануил Иванович в завещании пожелал, чтобы семейное дело возглавила его вдова Зинаида Владимировна. Но та не захотела, видимо, обижать единственного сына, и, когда в 1910 году умер Мануил Баташов, возникла фирма «Баташова М.И. наследники». Однако это не устроило Виктора, он не побоялся, не постеснялся обидеть мать и начал с ней судебную тяжбу.
И вот в одной организаторской упряжке оказались малограмотный Василий Качков и высокообразованный Виктор Баташов. Но это вовсе не значит, что разница в образовании разобщала их, что они сошлись только при работе в комитете. Баташов считался в Касимове своим человеком, поскольку женился (вторым браком) на представительнице рода Кленовых, Глафире Ивановне. Один из Кленовых, Н.В. Клёнов был компаньоном Александра Викуловича по «Товариществу по р. Оке», другой с инициалами В.Я. входил в выставочный комитет.

Вообще, в комитете публика сошлась интереснейшая - тридцать восемь человек плюс «весь состав Земской Городской Управы и по одному представителю от сельскохозяйственных обществ». Имена нескольких из них хорошо известны занимающимся краеведением жителям нашей области. Напомню об одном активном члене комитета, человеке, очерками о котором начинаются книги «Гордость земли Рязанской», вышедшей в 1973 году, и «Несгибаемые большевики», 1986 года издания, о Семёне Пафнутьевиче Середе.

Заведующий оценочно-статистическим отделом Рязанской губернской земской управы, он много ездил по губернии, часто бывал в Касимове, обзавёлся большим числом знакомых, легко сходясь с людьми разных сословий. Хорошо знал историю, культуру и традиции края, хотя коренным рязанцем не был. Приехал в Рязань в начале 1909 года из Смоленска, где занимал ту же должность, где вступил в партию большевиков. А в прошлом, ещё юношей, дворянин Середа за участие в революционном кружке год отбывал одиночное тюремное заключение в печально известных «Крестах», санкт-петербургской одиночной тюрьме. Потом переезжал из города в город, пока почти на восемь лет не задержался в Смоленске.

И всё это время за ним следила полиция. Из Смоленска в департамент полиции отправилась на него характеристика, в которой, в частности, говорилось, что он «убеждённый революционер, известный департаменту полиции по своему политическому прошлому, руководит революционным движением среди служащих губернской земской управы». Однако эта характеристика не повлияла на служебное положение Середы, прошло несколько лет, прежде чем смоленский губернатор освободил его от должности, да и то едва ли не по собственному желанию революционера.

Предвидя увольнение, Середа предложил свои услуги Рязанской губернской земской управе: «Предполагая оставить службу в Смоленском земстве, я имею честь покорнейше просить губернскую управу предоставить мне место заведующего оценочно-статистическим отделением Рязанской губернской земской управы...».

Странно, но управа ему это место предоставила. А ведь кто-то из её ответственных членов должен был навести справки о соискателе, удостовериться в его политической благонадёжности, установить, что образования у него маловато - всего четыре класса реального училища,- что в самом начале своей службы в Смоленске он подозрительно долго, более полугода, провёл за границей.

Позднее историки советской поры свяжут его вояж с революционной деятельностью. Автор очерка о нём «Вся жизнь - борьба» Александра Михайловна Сторожева предположила: «Возможно, в Брюсселе он встречался с В.И. Лениным, который вместе с Н.К. Крупской ненадолго заезжал в Брюссель по пути в Лондон...»

Сторожева, которая была заместителем директора ГАРО по научной работе, серьёзно занималась жизнью и деятельностью СП. Середы, утверждала: «Должность заведующего оценочно-статистическим отделением губернской земской управы давала возможность изучать экономику губернии, использовать полученные данные в пропагандистской работе, снабжать материалами В.И. Ленина».

В общем, выходит, что, добиваясь этой должности, Середа выполнял партийное поручение. И ему шли навстречу, хотя полицейская слежка велась за ним и за границей.

Однако земские деятели не прогадали: работником Середа был хорошим. Это он обоснованно доказал, что необходимо строить железнодорожную ветку до Касимова, разработал ряд мероприятий по развитию кустарных промыслов в губернии (на выставке был одним из организаторов кустарного отдела), создал в Рязани их музей. Вот и все, собственно, сведения, касающиеся его официальной службы - уместились в нескольких строчках. Остальное забылось, хотя было, конечно, было. Нелегально же его, партийной работе, отведены многие страницы. В послереволюционной Рязани его будут знать как «несгибаемого большевика», его именем назовут улицу.

Ко времени открытия выставки в своей нелегальной работе Семён Пафнутьевич уже преуспел, ведь до Октябрьской революции оставались считанные годы. «После получения известий о победе Великой Октябрьской социалистической революции в Петрограде,- пишет Сторожева,- большевики Рязани по примеру центра 26 октября (8 ноября) организовали Военно-революционный комитет. В его состав на правах заместителя председателя вошёл СП. Середа». Как, вероятно, тогда изумились его коллеги по выставочному комитету, в том числе и Василий Александрович Качков, воспринимавшие его представителем губернской власти, лицом высокопоставленным.

Правда, в «Докладе Управы № 5-й. О состоявшейся в г. Касимове 2-й сельскохозяйственной выставке» должность, социальная принадлежность Середы, как и остальных членов комитета, не указывается. Список членов замыкают В.М. Баташов (Баташёв, и В.А. Качков.
Участием в работе выставочного комитета присутствие Василия Александровича на выставке не ограничилось. Он показал на ней двух коров и двоих телков и получил за них бронзовую медаль Главного управления земледелия и землеустройства. Успеха достиг он и как полевод и луговод. В «Докладе...» его достижение сравнивается с другими в этой области: «Что касается полеводства, то здесь масса было образцов как с показательных,так и с частных хозяйств, особенное внимание заслужили образцы хозяйства В.А. Качкова, который получил золотую медаль Касимовского Земства».

Надо сказать, что получить медаль, да ещё золотую за луговодство, было не менее трудно, чем утвердиться в лучших пароходчиках на Оке: «масса образцов» - это масса конкурентов, славящихся своей продукцией - сеном с прибрежных, заливных лугов - не только в губернии. И.М. Слёзкин вспоминал: «Заливные луга давали всегда хорошие травы, и надо было особое нерадение, чтобы сгноить или подмочить сено».

В полеводстве конкурентов тоже оказалось немало. Несколько человек серьёзно занимались разведением картофеля. Серебряную медаль Касимовского земства за столовые сорта картофеля получил А.И. Гильтебрандт. За рожь, овёс, картофель и кукурузу большой серебряной медали Касимовского земства удостоился В.Н. Кожин.

Перечисленные культуры повторяют те, селекцией которых прежде занимался Никитинский — то ли преемственность это, то ли случайность.

Кукуруза в этом перечне, выращенная не на юге, а в центральной части губернии, заставляет вспомнить Н.С. Хрущёва, который уделял этой культуре особое внимание и призывал рязанцев ею заняться. Бездушно выполняя его наказ, те между собой роптали, что она южанка и расти на рязанских полях не будет. А вот ведь, оказывается, росла!

Имение Владимира Николаевича Кожина, потомка двух старинных дворянских родов - Кожиных и Головниных - находилось в древнем селе Исады, знаменитом своей историей. Рассказ о ней может занять не одну страницу, а потому напомню только, что до нашествия Батыя в селе находилась летняя резиденция рязанских князей, с начала XVI века оно стало вотчиной дворян Ляпуновых. Один из них, Прокопий Ляпунов, известен тем, что организовал в начале XVII века первое ополчение против поляков. Его сын и внук воздвигли в Исадах церковь, последний совершал начатое отцом строительство. Об их коллективном фамильном произведении не раз писали искусствоведы. Были у села и другие владельцы, и на протяжении века имением в Исадах владели Кожины. Они занимались сельским хозяйством, хотя земли там скудные и малоподходящий для земледелия рельеф.


Исады. Усадьба В.Н. Кожина

Приспосабливаясь к этим неблагоприятным условиям, крестьяне, в основном после отмены крепостного права, принялись выращивать на своих землях морковь и лук, который пользовался большим спросом. В 1913 году, например, из Исад и из ближайших к ним деревень только по железной дороге было вывезено 150 тысяч пудов лука, немалое количество его отправлялось на рынки и водным путём. Ах, как пахли тогда пароходы!

Вероятно и Кожины имели к луку отношение, если не сажали сами, то отдавали какую-то часть своих земель в аренду крестьянам под посадку лука. Исады относились к числу тех сёл, где аренда земли крестьянами была значительной.

Основным направлением в хозяйственной деятельности В.Н. Кожина были «полеводство ("замечательное"); луговодство (300 дес); плодоводство...». Во времена незапамятные, ещё княжеские, Исады славились садами. Кожины возродили в селе садоводство, заложили на 10 десятинах сад, состоящий преимущественно из яблоневых деревьев. На выставке В.Н. Кожин был отмечен и как садовод и краткое сообщение о его хозяйстве прилагалось к «Докладу...».При В.Н. Кожине появился в Исадах паточный и крахмальный заводы, работающие на собственном картофеле.

Как и у Никитинского, усадьба Кожина находилась на высоком берегу Оки. Её архитектурный ансамбль значительно раньше костинского, поскольку создавался в XVIII веке, завораживал тех, кто смотрел на него с реки.

Берега Оки от Рязани до Касимова однообразны и мало привлекательны. Скучна чуть тронутая невысоким ивняком луговина левого берега. Не радуют глаз и продырявленные стрижами глиняные кручи правого берега с нахлобученными кое-где на их вершины непритязательными избами. И вдруг на одной из круч предстаёт не серая шапка деревенских построек, а кудри пышной зелени разных тонов, от салатного до оливкового, почти чёрного. И на фоне зелени -немыслимые, невероятные в сочетании с девственной природой здания. Портики и колонны. Всегда они будоражат воображение, настраивают на романтический лад. И чудится за ними нечто необыденное, высокое.

«Утопающие в купах зелени дома и церковь были, несомненно, самым красивым ансамблем в рязанском течении Оки»,- заключил как специалист доктор искусствоведения Георгий Карлович Вагнер. Он же и поведал о судьбе уникального ансамбля:

«От больших, удобных двухэтажных каменных домов, рассчитанных на несколько столетий доброй службы, остались заросшие бурьяном ямы, из которых, как кости скелета, торчали прутья железной арматуры... сады и окружающие их еловые аллеи сведены. Не сохранилось ни одной хозяйственной постройки... Наверное, полудикая орда степных кочевников, неоднократно набегавших на Русь, не оставляла столь опустошительных следов».

В этих горестных впечатлениях не только боль маститого искусствоведа, вызванная утратой архитектурных памятников: Владимир Николаевич Кожин - дед Вагнера по матери.

Вот такой высокородный и опытный в земледелии соперник ждал пароходчика Качкова на выставке. Но и тому было опыта работы на земле не занимать. Александр Викулович - внук безвестного землепашца Якова, чьё имя сохранилось лишь в отчестве его сына, пустив корабли по Оке, земледелия не оставил. Готовя себе в помощники сыновей, младшего сына больше приобщал к работе на земле. По стародавней крестьянской и купеческой традиции, младший сын должен был, как уже говорилось, оставаться с роди-телями, наследовать отчий дом и ухаживать за ними в их старости. Родители с Ерахтуром так и не решились расстаться. С годами, со взрослением Ивана необходимость для Александра Викуловича перебираться в Касимов или Нижний Новгород отпала, желание -тоже. Да и не только от одного его желания возможный переезд зависел. Была ещё жена Елена Емельяновна, родственники, односельчане, среди которых он чувствовал себя князьком, почти царевичем Сеид-Бурганом. А какой же князь, князёк без земли! Статистические справочники конца XIX века содержат информацию, подтверждающую, что земля у Александра Викуловича была и обрабатывалась:

«У купца Качкова в Петровский пост в селе Нармушадь мужики возят навоз с платой от 3 до 13 копеек с воза, а женщины гребут сено по 20 копеек в день на своих харчах».

«В Борках община крестьян сдавала Качкову за 120 рублей 5 десятин пашни под посадку картофеля».

«Качков Александр в 1886 г. выкупил надел 40 десятин... в селе Ерахтур».

«Общество крестьян с. Ерахтура (бывших господина Демидова) к 1900 г. купило 4003 дес. у А.В. Качкова и 150 дес. у П.В. Качкова».

В этой только документальной записи встретились мне рядом фамилии братьев Качковых, да ещё Светлана Иванова в очерке «Ока. "Мои деньги в пароходах"»,- пишет: «Имена трёх братьев Качковых - судовладельца Александра, крестьян Петра и Павла -значились в избирательных списках уездной земской управы».

Информация же о продаже Александром Викуловичем земли даёт повод предположить, что ему понадобились деньги для приобретения очередного парохода. А брат продал свои 150 десятин, чтобы дать ему деньги взаймы, так как какой-то суммы не хватало Александру на покупку. Размеры же продаваемой земли указывают на то, что братья были солидными землевладельцами. К концу 80-х годов, по данным, приведённым в книге «Два века рязанской истории», из 4385 дворянских имений губернии 2270 не превышали 50 десятин. Размеры девяти составляли 4000-5000 десятин, у восьми они были 5000-10000 десятин и у девяти - свыше 10000 десятин.

Так что Александр Викулович Качков являлся ещё и крупным землевладельцем. Всю свою землю он не распродал, хотя бы потому, что она обеспечивала работу его винного завода. Экспонаты, представленные Василием Александровичем, уже после смерти отца, показывают, что винный завод входил в замкнутый производственный цикл. На полях выращивалось сырьё для завода -картофель, сеялись злаки как предшественник картофеля и составляющая навоза, разводился скот, который кормился какими-то отходами производства и сеном с лугом, являясь, помимо своего прямого назначения, ещё источником навоза, которому в те поры придавалось большое значение в агротехнике.

Василий Александрович значился на выставке индивидуальным экспонентом. Возможно, луга и поля находились в его личной собственности, но завод являлся коллективной собственностью наследников Качкова и подтверждение тому - заявление, обнаруженное Ростиславом Борисовичем в ГАРО:

«Господину полицейскому уряднику
Ерахтурской волости
По доверенности Наследников Потомственного Почётного Гражданина Александра Викуловича Качкова, Василия Александровича Качкова
Заявление
Утром 15 января 1908 г. крестьяне села Борок Димитрий Глумов, Димитрий Буров, Пётр Мираков и Павел Авдонин пришли на Борковский завод для подённой работы, но так как они пришли поздно, работы были заняты другими. За неимением им было отказано. Они же пошли по занятым работами, начали снимать других людей с работы, угрожая им, если кто не оставит работать, тот будет побит. Убоявшись этого, оставили работу и пошли за ними домой.
О чём заявляя вам, прошу произвести дознание и составить протокол о привлечении выше поименованных к ответственности.
1908 г. Августа 15 дня
Василий Качков».

Итак, Василий Качков управлял заводом по доверенности, хотя и входил в число наследников Качкова. Но были ли братья Иван и Василий единственными наследниками? К наследникам могла быть причислена их мать и дети обоих, сыновья. Предположим, что Александр Викулович не захотел никого обижать, не захотел дробить своего состояния и сам в завещании определил коллективную форму наследования пароходства и завода, а землю передал Василию с его сыном Константином, который родился в Ерахтуре.

Когда родился, не установлено, но, судя по тому, что он был старшим братом двух сестёр (Вера родилась в 1890, Анастасия в 1892) - до 90 года. Василий Александрович женился на Марии Николаевне Пустоваловой, дочери касимовского купца, соседа Ивана Качкова по улице Набережной и тоже неизвестно, когда. Причастность же Константина к землепользованию косвенно подтверждается документом, находящимся в ГАРО. Исправник Касимовского уезда 13.05.1915 года сообщал в Рязанскую губернскую канцелярию о том, что землевладелец К.В. Качков просит выдать ему свидетельство на право хранения и ношения револьвера, и ходатайствовал удовлетворить просьбу, поскольку при разъездах по своим имениям и делам пароходства Константин Качков нередко имеет при себе большие суммы денег. «Свои имения» - это земля, индивидуальное землевладение и землепользование, а вот «дела пароходства» находились в ведении «Наследников А.В. Качкова» - фирмы. И тут уж нет ясности - в качестве кого Константин ими занимался, был ли равноправным членом её или выполнял поручения отца как наследник будущий, после его смерти.

В то же время делами пароходства уже занимались сыновья Ивана, Валентин и Гурий.

Валентин стал управляющим отделения конторы пароходства в Нижнем Новгороде, Гурий управлял отделением в Рязани.

А главная контора пароходства в навигацию находилась в Нижнем Новгороде. Значит, воспоминания современников Ивана Александровича о его «дозоре» на балконе относятся к тому времени, когда, он, будучи уже человеком немолодым, принимал в Касимове, на дистанции, от сыновей эстафету управления пароходным движением. Он же контролировал участок от Касимова до Копанова, посещал не только пристань, но и винный завод. Об одном эпизоде этих посещений, услышанном от последнего капитана бывшей «Елены» В.И. Дунаева, мне рассказал Ярослав Алексеевич Пирогов:

«В деревне Симакино у Качкова был винный завод. Сейчас остатки завода являются (или, во всяком случае, являлись) источником кирпичей для местных жителей. А поблизости на берегу Оки находилось село Копаново, у которого стояла пристань, куда причаливали качковкие пароходы. И вот однажды, посетив своё предприятие, и, видимо, надегустировавшись его продукцией, Качков на бричке, запряжённой двумя лошадками, подъехал к пристани, где швартовался пароход «Елена». Качков решил на нём прокатиться до Касимова, где была его штаб-квартира, а бричку и лошадей поместить в пароходном пролёте. Но командир парохода (так тогда именовались капитаны) не пустил лошадей и бричку на судно:

- Они будут беспокоить пассажиров. Качков пригрозил ему увольнением.

- Вот приедем в Касимов - там и увольняйте, а в рейсе я, а не вы хозяин судна.

Заявление командира соответствовало существующим тогда правилам, и Качкову пришлось убраться ни с чем. Доехать на лошадях до Касимова было значительно скорее, чем на пароходе. Причалив к касимовской пристани, командир встретил там Качкова.

- Ну теперь увольняйте.

Протрезвевший хозяин хмуро посмотрел на него и сказал:

- Молодец, работай как работал».

Но вернёмся ко второй касимовской выставке. В ней принимал участие и дед Константина, тесть Василия Качкова, Николай Пустовалов. Экспонировалась его корова «симментал (ьская) доморощенная», возможно, от худековской тёлочки, от какой-нибудь Сметанки. Пустовалов получил за неё серебряную медаль Рязанского губернского земства.

Отмечены наградами были и крестьяне, главным образом за культуры, выращенные с применением минеральных удобрений.

Итак, «Касимовское Земство, устраивая в настоящем году 2-ю общую сельскохозяйственную очередную выставку в г. Касимове, отмечалось в «Докладе...», наглядно подчеркнуло этим начало сильного подъёма сельского хозяйства в нашем уезде, как результат своей плодотворной агрономической работы. Большое обилие представленных экспонатов по различным отделам выставки давало впечатление полного успеха благих начинаний земства».

Нам же без малого через сто лет результаты выставки показывают, что касимовские земледельцы и животноводы не сидели сложа руки и не только о своей выгоде пеклись. И жаль, что не было в Касимове в то время Худекова - инициатора общероссийских сельскохозяйственных выставок.

«В течение всей выставки играл оркестр духовой музыки, посетителей было около 7000 человек».

Источник: Окские пароходчики: повести / И.К. Красногорская, Н.А. Родин

Метки: Разделы: 

Похожие материалы

Просмотры Дата создания Тип Автор
Религиозная история города Касимова 4,162 24.01.2012 Публикация admin
Поездка в Касимов 553 31.07.2012 Путевая заметка admin
Правда о Касимовском царстве 1,335 20.01.2014 Публикация admin


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама