Современный опыт США и России в решении социально-экономических проблем автохтонного населения

Аватар пользователя писарь
Версия для печатиВерсия для печати

Садовой А.Н.,
лаборатория этносоциальной и этноэкологической геоинформатики ИУУ СО РАН - Кемеровский госуниверситет

Согласно методологическим подходам прикладной антропологии (applied anthropology), направления достаточно динамично развивающегося в США и России, предполагается, что адекватная оценка эффективности национальной политики может быть получена исключительно на основе анализа социально-экономической и демографической ситуации в конкретных национальных анклавах. При этом оценки, полученные по одним полигонам, не репрезентативны для других. Их нельзя экстраполировать или использовать в качестве модели. Опыт формирования региональной национальной политики, наработанный правительством США в штате Аляска, не типичен для штатов Центральной Америки или Гавайи. А концепция российского федерализма, искусственно «выстроенная» Р.Г. Абдулатиповым для всех этапов российской государственности, является не вполне пригодной для достижения более «скромных» целей: выявления механизма зарождения этнических конфликтов в конкретных анклавах и районах. Она не универсальна, поскольку во многом умозрительна и не опирается даже на имеющуюся историографию. Единство подходов американских И отечественных исследований прослеживается в отсутствии практики прямой экстраполяции «идеологем», разработанных политологами, собственно на этническую историю «объекта» политики (сельские анклавы).

Есть и различия. Уже на стадии сбора и первичной обработки полевого материала антропологами США достаточно активно используется «этносоциальный аспект» (или подход) в отличие от господствующего в России «формально-правового». При первом внимание исследователя акцентируется на имманентных социальных процессах, протекающих в анклавах. Политика государства рассматривается не более чем «фактор» воздействия на традиционную систему социальных связей (жизнеобеспечения, самоуправления, в отдельных случаях судопроизводства). Данный подход во многом определяется не только декларацией, но и достаточно последовательно проводимой на Аляске линией обеспечения «суверенитета» автохтонного населения по отношению к государственным структурам. Правовая основа «племенного» суверенитета базируется на так называемом «Индейском праве», корпусе правовых актов, сформированном на стадии «колонизации» и действующем вплоть до настоящего времени.

Согласно «отечественной» традиции, национальная политика рассматривается в контексте «регионального менеджмента» как проявление повседневной деятельности органов исполнительной власти, направленной на достижение заданных федеральным центром целей и результатов. Предметная область исследования в данном случае задается предлагаемыми государством «идеологемами»: строительство «социализма» или «правового государства», проведение «коллективизации» или «подъем фермерских хозяйств»; «коренизация» государственного аппарата или борьба с национализмом. Конкретизируется или территориальными рамками (субъекта РФ - республика, край, область, округ), или объектом политики - конкретным этносом или этнической группой. Объединяет одно: оценка «эффективности» этих социальных экспериментов со стороны научных кругов не приветствуется. Это не случайно, этнография в последнее столетие была фактически «под колпаком» силовых структур: формы и проявления национальной политики как фактора формирования кризисных социальных явлений были выведены из предметной области исследований.

Для специалистов в области социальной антропологии проявление сепаратизма является «объективным» процессом, во многом инициированным самим же государством. И не по «злой воле» отдельных государственных лидеров или чиновников, а в рамках реализуемой государством функции: интеграции национальных меньшинств в «модернизируемое» общество. Решением задачи идентичной как для США с «американской мечтой», так и для России с идеей построения «интернационального рая» на «социалистической основе». Все прошедшее столетие для народов Сибири было «насыщено» социальными экспериментами, затрагивающими все стороны жизни от выстраивания системы сельского управления (от волостного самоуправления через сельсоветы к сельским администрациям), до кардинальной смены систем жизнеобеспечения (перевод на «оседлость», кооперация, коллективизация, развертывание кооппромхозов и т.п.). В результате достаточно длительной и кардинальной ломки традиционных социальных связей, проводимой осознанно и последовательно государственными структурами, достаточно сложно «выявить» механизм формирования современной межэтнической напряженности в конкретных районах. Подготовленных специалистов для решения этой задачи выстраивания межэтнического диалога явно не хватает. Историография проблемы достаточно слабо проработана.

В США эти же проблемы носят несколько иной характер. В той же Аляске, штате по плотности населения и уровню урбанизации и индустриального развития несопоставимому с сибирскими «губерниями», столь жесткой политики по отношению к автохтонному населению во второй половине XX в. не было. Курс на интеграцию прослеживается, но он не был форсированным. Специалистов в области социальной и культурной антропологии было подготовлено на несколько порядков больше. А уровень проработанности национальной проблематики на несколько порядков выше. Известен и результат: национальная политика в этом штате строится на основе осознанного выстраивания «межэтнического взаимодействия» и является объектом мониторинговых исследований для уже сформированных групп специалистов. Политика формируется на основе «объективной» информации и направлена на закрепление населения на своей «этнической» территории.

Если использовать принятые в зарубежной историографии индикаторы, накопленный обеими странами опыт вполне сопоставим. В качестве примера приведем обследованные нами сельские анклавы: экстерриториальных групп атапасков Аляски (США) - гвитчины (резервация Виниту / Арктик виллидж), танана (д. Минто); этносы Алтае-Саянского экорегиона (шорцы, алтай-кижи, тофалары).

Индикаторы Южная Сибирь США
Уровень правовой защищенности этнической территории. Этническая территория, осваиваемая на сезонной основе, не закреплена и является потенциальным источником межэтнического противодействия в случае форсирования курса рекреационного развития экорегиона в целом. Минто: отчуждение части этнической территории на основе денежной компенсации.
Виниту: сохранение этнической территории под статусом «резервации».
Самостоятельность органов самоуправления при регуляции природопользования. Минимальная. Ограничено припоселковой территорией. На уровне муниципальных органов власти ограничено отнесением лесных ландшафтов к федеральной собственности. Минто: отчуждение части этнической территории на основе денежной компенсации.
Виниту: регуляция природопользования под полным контролем Совета племени.
Демографическое состояние. Стагнация. Расширенное воспроизводство отмечается в анклавах, сохранивших традиционные формы хозяйства. Миграция молодежи в города. Отсутствие проблем. Расширенное воспроизводство. Высокий удельный вес молодежи в поселках. Эффективные социальные программы поддержки материнства.
Распространенность форм девиантного поведения. Высокая. Определяется распространением бытовых форм алкоголизма. Механизмы правового регулирования на уровне поселков отсутствуют. Низкая. Введение органами сельского самоуправления "сухого закона". Контроль за поведением молодежи со стороны "совета старейшин".
Значимость местных ресурсов для жизнеобеспечения. Исключительно высокая; напрямую коррелируется с показателями безработицы среди населения трудоспособного возраста Низкая. При высоких показателях безработицы в значительной мере компенсируется социальными программами.
Степень заинтересованности в сохранении биоразнообразия. Исключительно низкая. Определяется широкой включенностью населения в нелегитимные формы промыслов. Высокая. Определяется системой действующих «запретов» на хищническое природопользование на уровне деревенских «ординансов».

По таблице прослеживается, что в решении проблем, наиболее значимых собственно для сельского населения, опыт США оказывается в настоящее время более востребован, чем накопленный в последнее столетие в Сибири.

Источник: Лаврентий Алексеевич Загоскин и исследования Русской Америки. Экспедиции и путешествия российских исследователей в международном контексте: к 200-летию со дня рождения русского путешественника и общественного деятеля Л.А. Загоскина: материалы международной научно-практической конференции 22-23 мая 2008 г. / Рязань, 2008.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама