Бумажная фабрика близ Тобольска

Аватар пользователя писарь
Версия для печатиВерсия для печати

14 июля 1744 года указом Мануфактур-коллегии было разрешено тобольским купцам Евсею, Антону и Ивану Медведевым основать бумажную фабрику. По сегодняшним понятиям то была всего лишь маленькая мастерская.

Купцам было дозволено купить 100 крепостных для работ по производству бумаги, а также привлекать и вольнонаемных людей, но с паспортами, то есть не беглых и не каторжан, что, конечно же, зачастую нарушалось. Разрешено было пригласить двух учеников с бумажной мануфактуры из Петербурга. Купцы освобождались от податей, поборов и пошлин на 10 лет, подчинялись непосредственно столичным властям, минуя губернские.

Заманчиво это показалось для бывших тульских оружейников Медведевых, присланных в Тобольск по указу Петра I для изготовления пищалей и мушкетов. Позже, с закрытием оружейного завода, они пошли по купеческо-торговой стезе и составили капитал на торговле с Китаем. Затем им покровительствовал губернатор А. М. Сухарев, который, видимо, и помог им в устройстве производства.

Интересен сам указ о заведении фабрики:

«...Им Медведевым купить людей и крестьян до ста человек також и под пристройку оной фабрики земли столько сколько под строение оной фабрики принадлежит а не на пашню велеть отвести буде есть ие порожних мест а ежели нет то нанять им добровольною ценою и означенных людей вольные работы кроме надлежащих до той фабрики мастерств не употреблять под штрафом... Також и в какой доброте товары делатца будут с приложением печати своеа и подписанием цен в государственную мануфактур-колегию подавать образцы в каждом году по дважды в генваре и в июле месяцах неотменно; чтоб о состоянии и о прилежном произведении оной фабрике и о доброте зделанных вещей в мануфактур-колегии всегда было известно»*.

* Цит. по: Ежегодник Тобольского губернского музея. 1917 г. С. 5.

Для производства бумаги использовали дешевое хлопчатобумажное и льняное сырье, то есть обычное тряпье, собираемое у населения. Первоначально его требовалось как можно сильнее измельчить. Это делалось на специальном приспособлении в виде большого колеса — роле, которое вращалось с помощью воды от речки и могло работать практически круглый год, исключая паводки. Первоначально сырье разбиралось по сортам и промывалось. Измельченная масса раскладывалась черпальщиками по формам и получалось подобие листа, лежащего на «сукнах». После сушки они переносились в клейную мастерскую, где отдельные кусочки пропитывались рыбным костяным клеем и прессовались. Счет готовой бумаги шел па стоны, по весу.

В 1761 году бумагодельщики Медведевы произвели 1815 стоп, что в денежном исчислении составило около 1880 рублей. Если учесть, что первоначальный вклад в дело был равен 5 000 рублей, то, надо думать, что за несколько лет работы затраты окупились. Вместо ста человек ими было приобретено лишь десять. В 1778 году на фабрике работали 4 крепостных, 8 приписных, 33 вольнонаёмных человека. Пятнадцать лет суклемская фабрика не имела по Сибири конкурентов, и лишь в 1761 году открылась такая же Осипа Коновалова под Туринском.

В России выпускалась бумага 22 сортов. В Тобольске производилась бумага четырех лучших сортов, в том числе писчая, полуалександрийская, картузная. Из 19 имеющихся фабрик-мануфактур медведевская находилась примерно в середине этого списка — на 11 месте — по объему продукции.

Содержание ее обходилось примерно в 1500 руб. в год, а прибыль... тут сказать что-то определенное трудно. Братья по очереди вкладывали капитал и получали от него проценты. Кроме этого, у них были и другие дела, они не расставались с торговлей.

Но после смерти братьев в 1773 году наследники не сумели вести дело, как прежде, и в 1778 году продали половину фабрики купцу Василию Яковлевичу Корнильеву за 6750 рублей. Прибыль и расходы отныне они делят пополам.

Но фортуна не благоприятствует другому поколению Медведевых, они постепенно влезают в долги, и уже с 10 января 1783 года Василий Корнильев, заплатив за партнеров по производству кругленькую сумму в 6600 рублей, становится единоличным владельцем фабрики.

Дом купцов и фабрикантов Корнильевых — один из самых знаменитых по Сибири и сыграл в судьбе не только промышленности, но и культуры первостепенную роль.

Может, оттого, что имел такую «бумажную основу», и решился Василий Яковлевич с сыном Дмитрием на открытие вольной типографий в Тобольске? Но о том разговор отдельный. А пока вернемся в небольшой поселочек возле татарского села Суклем.

Медведевы и Корнильевы находились в родственных отношениях, и, продав фабрику, один из Медведевых поселился в качестве управляющего при фабрике.

В Тобольском архиве сохранились «метрические книги» по церковным приходам, где указан каждый православный человек, проживавший в том приходе.

Откроем книгу за 1787 год. Деревня Суклемская. В ней 13 домов. Живут крестьяне с такими фамилиями: Пушкины, Бальчутовы, Мосовы, Подрезовы. Но это отнюдь не работники фабрики. То отдельная запись: «При фабрике купца Василия Корнильева живущие крестьяне: Остяковы — 9 семей, у каждого собственный дом, а также Вельские, Желонины, Латыревы, Карташовы, Мясниковы, Лухотцевы, Обросимовы, всего 17 домов. У них поселенцев 12 человек, то есть люди, находящиеся в услужении у крестьян, их работники».

Далее: «При фабрике мещане 11 домов, ямщики Мишуковы — 4 дома, коллежского асессора Гавриилы Боброва люди, асессора Рязанова и Серебрянникова. А всего 150 мужских и 148 женских душ».

Не знаю, живы ли потомки тех людей, но специально привожу фамилии на случай, коль заинтересует кого собственная родословная, корни фамильные.

Хочется отдельно заметить, что фамилия Остяковы указывает на их происхождение от северного остяцкого народа — хантов. Чем заманили-прельстили тех людей хитроумные купцы, остается лишь гадать. Не всякий свободный человек согласится надеть на шею крепостной хомут, а уж надел, значит, не от хорошей жизни. Возможно, взяты они были обманом, за долги или в неурожайный голодный год родители продавали детей русским купцам, чтоб выжили. Причин много.

А в 1799 году при фабрике записан купец Иван Иванович Медведев, 52 лет, вдов, а с ним четверо детей.

Появляются и новые фамилии в числе дворовых: Афанасьевы, Емельяновы, Вакарины, Матвеев, Плеханов, Леонтьев, Казанцев, Капустин, Демидов. Своей церкви в поселке не было, потому относились они к Богородицкой церкви в селе Шишкине Карачинской волости.

Василий Яковлевич Корнильев расширил фабрику, построив новую плотину — еще один рол, пресс для склейки бумаги.

Бумага в основном поставлялась наместническому правлению, а затем и для присутственных мест, по волостным правлениям. Излишки везли на ярмарки, торги в Ирбит, Тюмень и другие сибирские города.
Большой тобольский пожар, уничтоживший 1800 домов в городе, церкви, лавки, магазины, складские помещения, нанес Корнильевым убытку 12000 рублей. У них сгорела салотопня, два дома, на житье переехали временно в Суклем.

Но вскоре, отстроившись заново, сумел купец открыть типографию с двумя печатными станками и стал выпускать книги и журнал «Иртыш, превращающийся в Ипокрену» на собственной же бумаге. Вышло целое предприятие, комбинат. И мало того, сам не распространял, поставлял по контракту «госучреждению» —Приказу Общественного Призрения, который и ведал реализацией литературы.

Всего было выпущено 1200 экземпляров журнала и книг. Солидно? Кроме того, печатались чистые бланки для деловых бумаг, распоряжений. Но в 1795 году Василий Яковлевич умирает, а годом позже по указу императрицы закрываются вольные типографии. Сын Дмитрий был человек болезненный и всеми делами управляла вдова Марфа Ивановна, которая не смогла сладить с конкуренцией, качество бумаги оставляло желать лучшего при участии в производстве крепостных, и в 1802 году фабрику продают за 20000 рублей купцу Алексею Дьякову. Перестала существовать и типография Корнильевых.

Дьяков резко увеличил производство и число рабочих. Уже в 1825 году при фабрике было 13 построек и тридцать жилых домов.

Число рабочих — около ста, большинство вольнонаемных. Но и Дьяков видел в фабрике лишь побочное производство, продолжая заниматься рыбным промыслом, торговлей. Производственное оборудование не обновлялось, ветшало.

К середине прошлого века фабрика пришла в упадок, выпускали лишь чайную и оберточную бумагу.

Может, сегодня возможно возрождение суклемской бумажной фабрики как музея промышленности? Но пока там пустырь, постройки не сохранились.

Источник: Тобольский хронограф. — Омск: Омское книжное издательство, 1993 г.

Метки: Разделы: 

Похожие материалы

Просмотры Дата создания Тип Автор
История Тобольска в датах 6,075 10.04.2012 Публикация писарь
Старые фото Тобольска 7,574 13.04.2012 Альбом писарь
Названия старого Тобольска 5,530 13.04.2012 Публикация писарь
Подземные ходы Тобольска 3,491 18.04.2012 Публикация писарь
Искер — старый город 3,460 18.04.2012 Публикация писарь
Тобольская духовная семинария 2,794 01.05.2012 Публикация писарь
Архиепископ Тобольский и Сибирский Варлаам Петров 1,506 01.05.2012 Публикация писарь


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама