Возраст любви

Аватар пользователя admin
Версия для печатиВерсия для печати

Не прогнать тебя из сердца,
Но из жизни - уходи...

Это были годы для Эдика, когда он, подросток, незаметно превращался в юношу, когда естественная любовь к женщине-матери, впитанная с её молоком - оказывается не единственная.

Неожиданно для себя он обнаружил, что и некоторые другие, - девочки одноклассницы и даже молодые незнакомые женщины вызывают его симпатию, желание любоваться ими.

Теперь он ревниво стал замечать, что и девочкам нравятся лишь немногие счастливчики-мальчики, а прочие безразличны. Мальчики эти были видные собою, - активные, незаурядные, по своему красивые. Эдик украдкой от матери рассматривал себя в зеркало и находил, что черты лица его, волосы - не так хороши, как у девочкиных любимчиков. Скромные манеры поведения и невысокий рост также не оставляли надежд на успех у противоположного пола.

А между тем, по мере взросления, чувство женской красоты и обаяния у Эдика развивалось. У каждой из тех, кому, провожая взором, отдавал симпатии, он находил свои прелестные особенности. Теперь уж сама стыдливая мысль о женских прелестях вызывала у него священный трепет. Конечно, он ещё не думал о женском характере, да и образ той, самой желанной, у него ещё не сложился.


Лолита Торрес (Беатрис-Марианна Торрес де-Буастеро) талантливая аргентинская актриса, певица и танцовщица. Фильмы с её участием демонстрировались в Рязани в 1960 году.

В кинотеатрах Рязани демонстрировали аргентинский художественный фильм «Возраст любви» и на экранах в главной роли появилась необыкновенно обаятельная во всех отношениях молодая женщина Лолита Торрес. Её чарующий голос на испанском, прекрасные мелодии в ритмах танго, её пленительные движения в танцах покорили Эдика. Черты - её образа он искал потом бессознательно в других женщинах.

Аргентинская актриса со сценическим именем Лолита Торрес, в жизни это Беатрис-Марианна Торрес де Буастеро, родилась в Аргентине в конце 1929 года. В детском возрасте успешно обучалась пению и танцам. Имея за плечами одиннадцать лет в 1941 году впервые появилась на экране в фильме «Танец счастья». После этого начала регулярно сниматься в кино. Специально для неё писал сценарии Абель Санта Крус, у неё был постоянный режиссёр Хулио Сарасени.

Её героини - на комедийных сюжетах с обилием музыкальных номеров - бойкие молодые девушки, ловкие, сметливые, весёлые, остроумные, которым талантливая Лолита Торрес придавала неповторимый шарм своего обаяния. Её лучшие фильмы: «Возраст любви», «Жених для Лауры», «Любовь с первого взгляда» в 1960 году были на киноэкранах Рязани.

Эдик решил тогда во что бы то ни стало выучить редкий для России испанский язык, на котором пела прекрасная Лолита Торрес, и, быть может, послать ей в далёкий город «хороших ветров» Буэнос-Айрес в Аргентину письмо восхищённого почитателя.

Улица «Касимовка» в Рязани узкой булыжной мостовой и деревянными домами по сторонам поднималась от Мясокомбината к Ямской заставе и Астраханскому тракту. Внезапно солнце скрыла туча и хлынул весёлый летний дождь. Эдик, шагая по улице, едва успел укрыться под навесом крылечка одного из домов. На том же тесном крылечке по причине дождя оказалась приятная девушка. Судьба впервые дала ему ответственный шанс познакомиться, он понимал, что сейчас это зависело в большей степени от него самого. Юное создание волнительно дышало рядом и, он заметил, искоса бросало на него испытующие взгляды.

Эдик оробел и в нерешительности молчал. Он в эти минуты уничижительно думал о себе, что не так красив и привлекателен, как хотелось бы, -«Вряд ли я герой её романа», - вертелось у него в голове. Эдик был человек отнюдь не глупый, а скорее подававший определённые надежды. Но, никоим образом, тогда так и не дал незнакомке знать, как она ему приятна.

Дождь шумел по железной крыше навеса под которым они молча стояли целых десять минут, пока Господь, вняв смущению юноши, внезапно не прекратил его.

Тогда только Эдик вдруг решился и предложил незнакомке её проводить, мол всё равно ему идти «в ту же сторону». Потерявшая всякий интерес к нему девушка только пожала плечами, хотя и в этом жесте можно было усмотреть не окончательный разрыв, а скорее ожидание от него последней возможности её заинтересовать чем-то неординарным.

«Как хотите», - с деланным безразличием ответила приятная девушка и вышла из-под навеса. Эдик молча поплёлся с нею рядом, мысленно ругая себя за нерешительность и отчаянно понимая, что такие как он, таким как она совершенно неинтересны.

Меж тем, Эдик, поступив на московские заочные курсы иностранных языков, успешно осваивал испанский язык. Далёкая испаноязычная Аргентина, а вместе с нею прекрасная Лолита Торрес становились ближе и понятнее. Эдик выписывал уже для чтения газеты и журналы с не менее далёкой Кубы и многое узнал из них интересного о незнакомой до сего жизни латиноамериканского континента.

Теперь он прикидывал, а почему бы и нет? - каким образом мог бы попасть на тот латиноамериканский континент, и в тот же Буэнос-Айрес. Знание испанского языка, само по себе, Эдику ещё ничего не гарантировало. Когда-то, в 1807 году, будучи командиром шлюпа «Диана» и совершая кругосветное путешествие рязанец Василий Михайлович Головнин (в последствии известный вице-адмирал) огибал самый южный мыс Доброй Надежды этого латиноамериканского континента. Вряд ли он знал испанский язык.

Но Эдик не был моряком. Не был дипломатом. Не был учёным путешественником. Как вообще выехать за пределы советской России? В 1960-е годы для простого смертного это была неразрешимая проблема из-за свирепства органов госбезопасности, начиная ещё с 1917 года.
Эдик поступил на курсы радистов, справедливо полагая, что при соответствующих обстоятельствах, работая на гражданском корабле или самолёте радистом - шанс «попасть в Аргенину» всё же есть.

Вторая в его жизни девушка на которую Эдик неравнодушно посмотрел внешне отдалённо напоминала Лолиту Торрес и обучалась как раз в очередной группе радистов ДОСААФ, в которой занимался и он. Конечно, Эдик и не пытался завязать с ней знакомство, но ничего с собою не мог поделать, - всё украдкой смотрел и смотрел на неё во время занятий.

Однажды, перед самым выпуском курсов радистов-слухачей, она, улыбаясь, собственноручно передала ему записку. От записки исходил едва уловимый аромат незнакомых духов и в ней было написано округлым ровным почерком следующее:

«Эдик! Ты хороший мальчик, но наивысшая оценка тебе - три балла...». От прочитанного его обдало жаром и горьким разочарованием. Он целиком отнёс её слова к своему внешнему виду, а не к своей нерешительности. И окончательно разуверился в себе.

Проза советской действительности, вместо далёкой Аргентины, привела Эдика на одно рязанское предприятие, где он отныне должен был зарабатывать на жизнь. Он тотчас послан был вместе с другими в ближайший колхоз на уборку зерна.

Здесь в третий раз судьба поманила его за собой. Ещё работая на зерновом току, Эдик обратил внимание, как среди других выделяется стройной фигуркой девушка в тёмном трико с каким-то неосознанно знакомым ему обликом головки и черт лица.

Да, это снова была она, его обаятельная Лолита Торрес, точнее её образ, самый близкий к оригиналу из тех кого видел. И самый благосклонный к нему! Звали её Валя. Упустить этот подарок судьбы Эдик не мог. Последний день на зерновом току перед отъездом их большой группы мужчин и женщин в Рязань он «потерял голову», не отходил от неё. Боялся упустить и не найти потом.

Эдик ехал в окружении женщин, сидя рядом с этой девушкой на скамейке в открытом кузове грузовика. Она была в том же трико, обтягивающем её элегантную фигуру. Сам удивляясь своей смелости, он всю тряскую дорогу нежно обнимал её талию и не сводил с неё влюблённых глаз.

- Что это он, вцепился в тебя? - спрашивали Валю женщины, то-ли шутя, то-ли невольно ревнуя. - Ишь, бесстыдник!..

- Не знаю, что с ним - улыбаясь отвечала уклончиво Валя, - влюбился, наверное...

Но руки его со своей талии не снимала. Она, конечно, понимала, что это мужская влюблённость, и ей было приятно то нежное, что невольно передавал он ей через прикосновение.

Тридцать километров дороги до города пролетели для Эдика быстро. Он сидел пьяный от счастья, от сознания, что девушка подчиняется ему и думал лишь о том, что через несколько минут это счастье обладания ею кончится и надо будет расставаться. Грузовик въезжал уже в город.
И тут случилось то неожиданное, даже ужасное, из-за чего продолжение эта чудесная история имела совсем не то, на какое надеялся и какого желал Эдик. От владевшего им всю дорогу волнения, должно быть, он вдруг почуствовал неудобство и страшные колики в животе в самый неподходящий момент! Эдик непроизвольно отнял руку от девушки и, охнув, схватился за живот. Она с тревогой взгянула на него.Грузовик грохотал по мостовой последние метры, въезжая на центральную площадь Рязани, и остановился. Ехавшие высаживались. Эдик неловко спрыгнул с грузовика, отчего боль в животе стала невыносимой, но с трудом сдерживаясь, виду не показал. Подал руку Валентине и помог ей сойти на тротуар. Она вопрсительно взглянула на него и тихо спросила:

- Ты проводишь меня?..

С каким удовольствием и желанием он сделал бы это, что, возможно, соединило бы их жизни навсегда! Этого он только и желал! Но теперь, Эдик понимал, что сдерживается последние секунды, что не сможет пройти с нею и десятка шагов, и непременно осрамиться перед этой девушкой, чего допустить нельзя.

- Я не могу сейчас, очень спешу, извини.., - пролепетал он, кусая губы от боли и стыда и отворачивая лицо, чтобы она не видела этой ужасной гримасы.

Такого ответа, после того, что он изъявлял ей дорогой, она от него не ожидала. Брови её изумлённо приподнялись. Она даже не сразу нашлась, что ответить, потом сказала с ноткой разочарования:

- Эх, ты! Ухажёр, несчастный. Ну. тогда, прощай, - и пошла прочь от него.

Эдик не успел спросить её адрес, да и вряд ли она сказала бы его ему в те минуты.

Он долго искал потом её на многотысячном заводе, где она и он работали. Он не знал даже её фамилии. Кто-то подсказал, что по его описанию, - такая живёт на Яхонтова улице, бывшей Дьяконовской, в доме 13.

Её там не оказалось. Однажды Эдик обедал в столовой, когда вдруг услышал над собою знакомый женский голос: «Жуём?..». Он поднял голову от тарелки и поперхнулся от неожиданности, увидев на миг по-прежнему желанное лицо Валентины. Пока откашлялся, её уже не было. Больше он не видел свою рязанскую «Лолиту» в городе никогда.

Письмо аргентинской Лолите Торрес Эдик написал давно, но стеснялся отправить. Она умерла в 2002 году.

г.Рязань. Январь 2007.Г.

Источник: Н. Аграмаков. Билет в прошлое. Тайны губернской Рязани.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама