Гениальный провидец космонавтики К.Э.Циолковский в г.Рязани

Аватар пользователя admin
Версия для печатиВерсия для печати

БЕЗ ТЯЖЕСТИ

Тихая улица Садовая в городе Рязани, что тянется вдоль каменной ограды старинного Городского сада, и мимо такой же старинной ограды бывшего Епархиального женского училища (Педуниверситета) спускается к руслу городской речки Лыбедь (ныне к Цирку), - навсегда связана с именем выдающегося рязанца, основоположника теории мировой космонавтики Константина Эдуардовича Циолковского (1857-1935).

Родился К.Э.Циолковский в селе Ижевское Спасского уезда Рязанской губернии пятым ребёнком в 1857 году в семье лесничего. В 1858-1868 годах семья Циолковских по работе отца (преподавал землемерно-таксаторское дело в Рязанской Первой мужской гимназии) первый раз проживала в Рязани на Приклонской (Урицкого, 53) и Вознесенской улицах. Мать научила мальчика бегло читать и ознакомила с азами арифметики.

В 1868 году семья Циолковских из-за работы отца переехала в Вятку (Киров), где мальчик поступил было в гимназию, однако вследствие глухоты (приобретённой после скарлатины), учиться там не смог и после третьего класса гимназии занимался самостоятельно, используя хорошую библиотеку отца.

В 1873-1876 юношеских годах Константин Эдуардович проживал в Москве, направленный туда отцом для получения технического образования. Здесь-то в Чертковской библиотете и свела судьба его с гениальным учителем Н.Ф.Фёдоровым, - религиозным мыслителем, создавшим философское учение «космизма».

Фёдоров в своей теории полагал, что выход человечества в космическое пространство, к другим планетам неизбежен, дабы не погибнуть при неминуемом истощении ресурсов нашей Земли.
Все три года пребывания Циолковского в Москве Фёдоров руководил всесторонним образованием его, вплоть до физики и высшей математики, ознакомил со своим учением и предопределил интерес юноши к космосу.

Основоположник мировой космонавтики рязанеи Константин Эдуардович Циолковский. 1930-е годы.
Основоположник мировой космонавтики рязанец Константин Эдуардович Циолковский. 1930-е годы.

В губернском городе Рязани одарённый юноша Константин вновь оказался в возрасте 21 года, когда после выхода в отставку его отца в 1878 году семья Циолковских временно поселилась у рязанских родственников, во флигеле дома поручика Трубникова на улице Садовой, 7. Двоюродная сестра Константина П.Н.Циолковская была женою хозяина дома на Садовой улице.
Константин Эдуардович увлечённо продолжал на новом месте свои астрономические, математические занятия "и опыты, начатые ещё в Москве и Вятке. В деревянном доме на Садовой улице в Рязани Циолковский подготовил первые научные работы: свою знаменитую теперь "Рязанскую тетрадь" с рисунками, астрономическими чертежами, расчётами, пояснениями о действии ускорения силы тяжести - набросками к будущей книге "Грёзы о Земле и небе", опубликованной им через полтора десятка лет в 1895 году (рязанские документы хранятся в архиве Академии наук, ф.555, on. 1, д. 28, 29). На самодельной центрифуге он проверял как переносят пятикратные перегрузки обыкновенные цыплята.

Одновременно с научными занятиями Константин Эдуардович готовился к сдаче экзаменов экстерном в Первой мужской гимназии, что располагалась на Астраханской улице Рязани (ныне в здании Технологический институт) на звание учителя математики уездных училищ. Малопонятные всем увлечения небом его в те годы прокормления не сулили и пора было подумать молодому человеку о "твёрдой" специальности.

Дом на Садовой улице 7, где в 1878-1879 гг. жил и написал первые научные работы К.Э.Циолковский. г.Рязань. 1960-е годы.
Дом на Садовой улице 7, где в 1878-1879 гг. жил и написал первые научные работы К.Э.Циолковский. г.Рязань. 1960-е годы.

В сентябре 1879 года экзамены К.Э.Циолковскому преподавателями Первой мужской гимназии города Рязани были произведены, звание уездного учителя выдано, оставалось ждать назначения из Министерства народного просвещения. В январе 1880 года таковое последовало, К.Э.Циолковский назначен был учителем математики и геометрии в Боровское уездное училище Калужской губернии.

Рязань прощалась в том 1880 году с гениальным провидцем и разработчиком космических полётов, скорее как с мечтателем, не осознавая ещё какого сына подарила России. До первого полёта человека вокруг Земли оставалось ещё 80 лет!

Автор приводит здесь маленький фрагмент (в современной грамматике) из опубликованных научных работ К.Э.Цилоковского, которые в те далёкие годы считались публикой, конечно, не иначе как фантастическими ("Природа и люди" журнал № 36 1914 г.), дабы Читатель мог сам оценить гениальность мысли рязанского провидца с высоты современных знаний о космосе. Циолковский, тем не менее, разработал и обосновал тогда теорию межпланетных ракетных сообщений, которые предстояло только осуществить. В 1914 году он так реально описывал состоянии невесомости, будто сам побывал в космосе; прекрасно владея словом и зарядом тонкого юмора он живо рассказывает нам сквозь столетие о своих ощущениях...

..."Вчера мы легли , как ни в чём не бывало, а сегодня проснулись в среде, свободной от тяжести.

Дело было так. Я проснулся от страшного сердечного замирания, которое бывает при падении с высоты. Сбрасываю одеяло и вижу, что моя кровать стоит столбом, но я с неё не скатываюсь. Мой товарищ, спавший в одной комнате со мной проснулся и от замирания и от холода: тюфяк оттолкнул его своей эластичностью вместе с одеялом, и он обретался у самого потолка, но укрыться весь не мог и зяб от утренней свежести.

Моё одеяло едва на мне держалось, застряв как то в кровати, и сам я едва касался тюфяка.

Когда я поднялся, чтобы одеваться, то неожиданно и довольно плавно полетел к противоположной стене... Я перестал различать пол от потолка, верх от низу; комната мне казалась вертящейся без всякого смысла, вместе с садом и небом, видными из окон.

Я путешествовал по воздуху во все углы комнаты с потолка «а пол и обратно; переворачивался в пространстве, как клоун, но помимо воли; стукался о все предметы, приводя всё ударяемое в движение; комната плавала, подымалась и опускалась, как воздушный шар, - уходила и потом, стукнувшись об меня, шла навстречу...

Желая достать разные вещи, одеться, мы все сдвинули, - всё полетело, закружилось, застукалось и о нас, и о стены, и друг о друга.

Мы с трудом направлялись к вещам, кружились по комнате как мухи в ламповом стекле...заставляя себя принять в пространстве нужное направление и придерживая возле себя добытые уже необходимые принадлежности костюма, и вот одетые наполовину натянутыми панталонами, кувыркаясь, забывая прихватить сюртук наживали себе новые хлопоты...
Книги на полках, разные мелочи - всё это точно ожило и степенно бродило, не имея, повидимому, серьезного намерения отдыхать.

Комната была, как садок с рыбой; нельзя было повернуться, чтобы не задеть что-нибудь; столы, стулья, кресла, зеркала, стоявшие в воздухе, кто как хочет, свершали степенные эволюции в довольно неживописном беспорядке, но как бы задумавшись.

Когда мы отталкивали докучный предмет, лезший в самые глаза, задевавший по носу, щекотавший ухо, волосы, то он с необычайной яростью, как бы злясь и мстя нам за нашу дерзость, метался, как угорелый, из угла в угол, ударяя нас и сталкивая другие предметы, производившие своим движением сугубый беспорядок.

Восстановить порядок было невозможно: чем усерднее мы его восстановляли, тем более он нарушался... Часы с маятником стояли и не приходили в действие, несмотря на все наши усилия: маятник отказывался качаться. Вода из графина от толчка вылилась и летала в виде колебавшегося шара, а потом разбилась, при ударах, на капли и, наконец, прилипла и расползлась по стенам.

В других комнатах то же самое всё было не на месте; но так как там никто порядка не учинял, то все по крайней мере не сумасшествовало, не двигалось, не скакало, не ударяло. Присмотревшись, мы, однако, заметили слабое брожение и там.

В противоположность хаосу дома, сад глядел, как всегда: деревья зеленели и качались, трава шепталась, цветы благоухали, и запах их доносился сквозь сетку открытого окна. Самую сетку я устранить боялся, чтобы не растерять вещей, которые уж неоднократно приближались к рамам, заглядывали в сад и, как бы сожалея о невозможности дальнейшей прогулки, медленно удалялись.

Мы несколько освоились с новым положением; я не вскрикивал, когда находился вниз головою, "между небом и землёю", сердце не замирало, мы научились удерживаться на месте и двигаться в любом направлении.

Только всё ещё не приноровились летать без вращения: оттолкнёшься и непременно, хоть слабо, начнёшь вертеться; это ужасно, потому что представляется, что все кругом вертится, да и голова кружится. Также трудно отрешиться от мысли о какой-то шаткости и подвижности дома. Трудно убедить себя, что движешься только ты... оттолкнёшься и кажется, что оттолкнул комнату, и она поползла, как лёгкая лодка, куда ты её оттолкнул...".

Остаётся только изумляться тому, о чём думал и так живо представлял себе и объяснял другим гениальный рязанец Константин Эдуардович Циолковский, живший в 1878-1880 годах в доме на Садовой улице.

Деревянный одноэтажный дом поручика Трубникова на Садовой улице 7, связанный с пребыванием в Рязани и первыми научными работами К.Э. Циолковского наш город, к сожалению, не сохранил, хотя в 1960 году на фасаде дома и была установлена мраморная мемориальная доска с надписью: "Здесь в 1978-1979 гг. жил великий русский учёный, основоположник теории ракетных двигателей и межпланетных сообщений Константин Эдуардович Циолковский (1857-1935 гг.)". Мемориальный дом этот мы можем видеть теперь только на фотографии, сделанной в 1970-х годах.

До старинного красивого здания бывшей Первой мужской гимназии на Астраханской улице Рязани, где К.Э.Циолковский получил учительское свидетельство в 1879 году, - ходьбы от дома на Садовой улице 7, где он жил, минут 20. На углу здания бывшей Первой гимназии, на мемориальной доске среди имён знаменитых впоследствии учеников её обозначено имя и К.Э.Циолковского.

В городе Рязани бывшая при молодом Циолковском неприметная улица Ямской слободы, прилегавшая к городу вдоль Астраханского тракта и благоустроенная позже, в 1960- годы названа его именем, а в начале этой улица на бывшей площади Ямской заставы, ныне Театральной, возле здания Драмтеатра установлен достойный памятник известному теперь на весь мир основоположнику космонавтики рязан-цу Константину Эдуардовичу Циолковскому.

Октябрь 2006г.

Метки: Разделы: 

Похожие материалы


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама