Искер — старый город

Аватар пользователя писарь
Версия для печатиВерсия для печати

Из Тобольска, когда он еще был столицей Сибири, пролегал на берега Тихого океана Иркутский тракт, проходивший через Ивановский монастырь, Преображенскую деревню, Абалакский монастырь и далее на Вагай. Не будем пока останавливаться на русских поселениях, монастырях, а отправимся в древнюю столицу сибирского ханства — Искер.

Находится он в нескольких километрах за деревней Соляная, возле которой, по преданию, когда-то разбилась барка с солью и все жители Тобольска долгое время пополняли свои запасы, совершая туда пешие и конные рейсы. Хотя более обоснованно предположение, что там в старину находились соляные склады, пополняемые караванами судов из Казахстана, с озер, где соль в то время успешно добывали на варницах.

Подходя к Искеру по иртышскому яру, с которого открывается необозримый простор левобережья, поймы ереков, речушек, невольно испытываешь уважение и почтение к властелину этих мест.

На Искер не так-то легко попасть — глубокий ров, больше похожий на овраг, преграждает непрошеным гостям свободный доступ с запада. С севера и востока — скат горы от речки Сибирки. Кстати, одно из названий древней столицы и было Сибирь. Другое — Кашлык — «скат горы» и привычное, прижившееся, общеупотребляемое Искер — «иске» — «старый». Хотя подходит по созвучности и «изге» — «священный».

Через ров, по всей вероятности, был переброшен легкий мост, который в случае опасности мог быть сброшен вниз, разрушен. Воду брали из реки, хотя по раскопкам прошлого века известно, что существовал колодец в несколько десятков метров прямо на территории городка.

Сама столица основана на древнем городище угров, прародителей нынешних хантов и манси. Бросается в глаза невероятное количество костей на склоне горы в толще осыпей песка и глины. Да, действительно, такую коллекцию пищевых отходов нужно создавать не одно столетие. Главным образом, то кости рыб, плотно утрамбованные в отложениях причудливым орнаментом.

Это своеобразные страницы истории наших предшественников, наводящие на грустные размышления о бренности бытия.

Искер умирает. Умирает второй раз, теперь уже окончательно.

Первый раз это произошло, когда жители покинули его территорию и перебрались в окрестности Тобольска или иных близлежащих селений. Теперь происходит разрушение физическое от Иртыша, который, вгрызаясь в крутоярь холма, сбрасывает вниз пласты старейшего поселения.

В этих пластах грунта можно найти множество интересного, например, заржавленный ножичек, наконечник стрелы, замок от сундука и даже уникальные кости вымерших животных.

Да, это действительно музей под открытым небом. Здесь Ермак с дружиной провел самую трудную зиму, когда казаки варили старую кожу, от голода не могли стоять на ногах. Татарские лучники обложили Искер со всех сторон, блокировали. И когда атаману Ивану Кольцо удалось вырваться на рыбную ловлю на озеро, расположенное вблизи Абалака, то налетевшие кучумовцы положили на льду безвестного озера больше казаков, чем при сражении под Чувашским мысом. Сам Кучум проводил ту зиму вблизи села Ярково, недалеко от Епанчинских юрт.

Абалак — еще одно родовое гнездо сибирских князей. «Ябалак» переводится как «филин», но это одно из звуковых совпадений перевода. «Аба» в татарском языке означает старейший, возможно, князь, сын князя. За Абалаком находится селение Епанчино, название которого образовано от слова «япан» — степь, долина. Деревенька расположилась под горой в пойме Иртыша, в долине.

А теперь последуем вдоль реки к последней стоянке Ермака, последнему его ночлегу и месту гибели, к устью реки Вагай.

Перевод названия этого притока Иртыша можно предположить от «ваг» — мелкий, поскольку летом он настолько пересыхает, что «куры вброд переходят», как шутят жители.

Обратимся к Сибирской летописи, повествующей о последних днях славного атамана.
«Лета 7092 (1582, г.) августа первый день из степи придоша вестники с тем, что Кучум купцов Бухарцев не пропускает в Сибирь.
Ермак же вскоре восстав с 50 человеки и поиде вверх по Иртышу на стречу Бухарцев в стругах. И на устье Нагая и перекопи разставиша стан обночеваше, а стража не поставиша и без опасения крепко спяху. А Кучум же их тайно злобно надзираше.
Августа в день полунощи 7092 лета, нападе полунощи на Ермака с дружиною Кучум со множеством воин и побиша их
».

Сейчас, через четыре века, никто уже не может указать места, где в ночь с 5-го на 6-е августа произошел последний бой. Об этом бое, а точнее сказать, побоище, сложены песни, легенды, но топографически точного места мы, к сожалению, не знаем. Нет там ни обелиска, ни памятного, знака.

Но что же это за перекопь при устье Вагая? Говорить о рукотворной перекопи не приходится. По Есиповской летописи «перекопью через луку в Вагай же реку» обозначается протока, прорва реки.

К нашему времени, когда Вагай, как и своеволец Иртыш, неоднократно поменял свое русло, образовалась масса стариц (старое русло) и выяснить место гибели Ермака практически невозможно. Еще на карте Семена Ульяновича Ремезова в 1701 году обозначено место «прорвы», но карта без точного масштаба едва ли приблизит нас к искомому.

Академик Геральд Миллер, совершивший в 1733 году путешествие по Сибири, возле устья Вагая нашел участок реки, который татары назвали ему как «Тескерь», и он назвал его «каналом», как гидротехническое сооружение! А затем он придумал историю с каналом, который якобы прорыли казаки Ермака для спрямления своего пути.

Но название «Тескерь» носит ручей, протекающий неподалеку. А название свое он получил от слова «тискэре» — обратный, противоположный, поскольку течет в обратную от Вагая сторону.

Где-то здесь хан Кучум велел ночью смертнику, приговоренному к казни за какие-то провинности, искать брод для конницы. Тот отправился в стан Ермака и, через какое-то время вернувшись, сообщил, что казаки спят мертвым сном. Ему не поверили! Отправили принести что-нибудь в подтверждение. Он вернулся и принес пороховницу и несколько ружей. Тогда... впрочем, остальное общеизвестно.

Добавлю лишь, что среди татарских сказителей существует множество версий убийства Ермака. Так, в одном случае его поражает стрелой в горло меткий охотник, притаившийся в зарослях ивняка на той стороне реки, когда атаман направился к стругам, пробудившись ото сна.

По другой легенде во время сражения татарский богатырь пронзил его копьем прямо в горло над панцирем.
Но все легенды не выдерживают анализа при ближайшем их рассмотрении и созданы с единственной целью — затушевать ночное разбойное нападение, чего сам Ермак по отношению к противнику ни разу не позволил.

Не особо верится и в описание русскими летописями сражения, когда Ермак якобы прыгнул в воду за уплывающими стругами. Не верится потому, что казаки не могли, забравшись на суда, оставить своего вожака одного на берегу прикрывать их бегство.

Синодник тобольского архиепископа Киприана сообщает (а составлен он в 1621 году, через 36 лет после гибели атамана), что на перекопи той погибли шесть человек. И среди них Ермак. Значит, отход казаков был предпринят более менее планомерно. Побоища не было, так как мог погибнуть Ермак? Остается предположить единственную возможную причину, по которой чаще всего и гибнут на воде люди: перевернутый в спешке струг, когда кольчуга и панцирь увлекли воина на дно. Вернемся к летописи.

«Ермак же видя своих убиение и помощи ждать не откуда животу своему, бежа в струг свои и не може скочити: одеты два панцыри царскими, струг же отплы от берега и не дошед утоп».

Еще одна неточность — раз был он в панцире, значит, успел приготовиться к сражению. Не мог же он спать в вооружении, весившем около пуда, в таком одеяний не отдохнешь.

Не известно и место захоронения легендарного атамана. Еще раз обратимся к источнику.

«Августа 13 день Ермак всплывушу и принесе его тело Иртышною водой под Епанчинские юрты к берегу. Татарин же Яныш, Бегишев внук ловящу рыбу и увидел человеческие ноги у берега шатающиеся и извлече на берег и созвал всех скорее.
И нарекоше его Богом и погребша на Башлевском кладбище под кудрявой сосной и панцырь и кафтан и саблю его разделиша меж собой
».

Как видим, даже сабля в ножнах была у погибшего при себе. Мог ли человек, пустившийся вплавь, оставлять подобный груз на теле?

Село Епанчино находится от Абалака в 12 километрах, от устья Вагая отстоит на 40 километров. Возможно ли, что тело атамана проделало подобный путь, утяжеленное кольчугой, панцирем, саблей? Не ясно и как татары могли сообщить точную дату поднятия — 13 августа. Но гораздо важнее другое: где же захоронено тело Ермака?

Источники дают различные названия: Башлевское (может, от «башлык» — главный?), Бегишево кладбище — у Миллера. Не потому ли, что внук Бегиша?

С. У. Ремезов с сыновьями по приказу Петра Алексеевича искал место захоронения Ермака, но найти не сумел. По Иртышу за деревней Бегишево находится другая с очень похожим названием Баишево. «Иш» с татарского «друг, товарищ». Кстати, один из сыновей Кучума Носил имя Ишим.

Так вот, возле селения Баишево находится очень древнее и священное для населения кладбище. Местные жители определяют возраст своей деревни в 750 лет.

Еще задолго до прихода в Сибирь Кучума отправлялись миссионерские отряды шейхов, которые пытались обратить местное население в мусульманскую веру. Сибиряки не особо жаловали гостей, и вера предков казалась им вполне подходящей, а потому брали в руки оружие и давали понять, что им и без ислама живется неплохо. В результате некоторые шейхи-проповедники нашли прибежище в сибирской земле. Один из них, Хаким-Ата, внук Аш-Шафина, основателя шифитского законоведения, похоронен на Баишевском кладбище, и у него на могиле поставлен деревянный шестигранный мавзолей. Его почитают как святого, и даже из-за границы приезжают на поклон паломники.

Возможно, что именно здесь нашел свое прибежище славный воин? Поражает пренебрежение со стороны руководства леспромхоза древним погостом — прямо на его территорию сваливают отходы, шпалы, пиломатериал.

Вниз по Иртышу стоит крупное село Второй Вагай. Там до сих пор сохранились деревянные двухэтажные крестьянские дома, татарские женщины ходят в национальной цветной одежде.

Один из жителей, Исма Усманов, рассказал, как еще в 20-е годы рыбаки поймали недалеко от села в заводи, носящей название Ермаковской, шлем довольно хорошей сохранности. Куда он затем исчез, не известно. На берегу, рядом с той заводью, торчит из песка ствол небольшой пушки. Может, памятный знак?

...В 1733 году академиком Миллером описано «Царево городище», или Кысым Тура. По легенде его насыпали девушки, которые носили для кургана землю в своих подолах. Курган находится примерно в километре от места гибели Ермака вниз по Иртышу. Укрепленный городок окружен двойными валами, видны следы раскопок местных «кладоискателей».

На рисунке Ремезова изображен Ермак возле упавшего метеорита гигантского размера. «И в том городе спал камень с небеси, величиною как бы воз с санями видом багров». Находился он в городке Ташатканы. «Таш» в переводе с татарского «камень». Сейчас селение находится на левом берегу Иртыша, а на старинных картах нанесено на правом. Произошел «переезд», что среди сибирских селений встречается довольно часто. Находились старые Ташатканы неподалеку от современного села Доронино. Тут находится много неисследованных курганов, жители показывают старинную керамику. Правда, некоторые знатоки указывают местонахождение метеорита недалеко от озера, но это непроверенные факты. Возле Доронино теплоходы обычно делают непродолжительную стоянку, а оттуда — около километра до старого поселения. Лишь один из укрепленных татарских городков не сумели взять казаки. Это городок Кулары, ниже села Бродниково. Известно местонахождение более поздних Кулар, стоявших на высоком правом берегу. Где-то рядом и происходило сражение, из которого татары на сей раз вышли победителями.

А в селении Тебенди для казаков приготовили подарки, и все решилось миром. Самому атаману в подарок привели красавицу, желая породниться с ним. То была дочь местного хана. Но строгий казацкий обычай запрещал жениться во время боевых действий, а брать наложниц русскому человеку и подавно было не к лицу. Так что отверг Ермак Тимофеевич благие намерения жителей и сподвижникам запретил.

Недалеко от Тобольска, в окрестностях поселка Сумкино, некогда стояло селение Саускан, в переводе с татарского «сорока», но есть предположение, что был хан Саус и селение носило, его имя. И было там священное ханское кладбище, ныне распаханное под колхозные поля. Один из обелисков, хранящихся в тобольском музее, взят с того кладбища. Уж очень богаты мы историей своей, так и хочется сделать ее покороче, полегче. И стараемся, укорачиваем...

И в какую бы сторону не пошли мы по бескрайней Сибири, везде будут сопровождать нас имена Кучума и Ермака. Но мало что известно о них, практически не сохранилось прижизненных документов, разве что грамоты хана к царю Ивану Грозному, где он ставил гордую и короткую подпись: «Кучум вольный человек».

Пришел он в Сибирь в 1557 году, занял престол и 20 лет приводил местное население к исламу, строил укрепления, разорвал дружеские отношения с Москвой. Известно, что под старость у него очень болели глаза и хан заказывал купцам мазь для больных очей своих: Один из караванов был разграблен казаками. И пошло к московскому государю письмо, где Кучум очень просит Ивана Васильевича «разобраться» с грабителями и вернуть ему мазь для лечения больных глаз, а остальные товары — ладно, Бог с ними. Выполнил ли Иван Васильевич просьбу? Как знать.

Предки Кучума восходили к очень знатному роду, ведущемуся от самого Чингиз-хана. В «Тобольских губернских ведомостях» №47 за 1858 год напечатана родословная Кучумова в истории Абульгаза:
«Отец Кучума — муртаза, дед Мамук, прадед — Адцимет, отец Адцимета — Али-Оглан, у того Беконди и затем — Мунга-Темир, Бадакул — Чули-хан — Батур-хан, Шейбани, внук Чингиз-хана».

Похоже, что для основного, коренного сибирского населения он остался чужаком, пришельцем навсегда. Неизвестно даже его имя. А «Кучум»— всего лишь прозвище, как было принято давать правителям в те времена. Вспомните: Иван Калита, Дмитрий Донской, Ярослав Мудрый. А «кучу» с татарского — кочевник, пришелец.

Погиб или умер Кучум, точно не известно. Есть предположение, что произошло это в 1598 году, а все его семейство переселено в Москву.

Мужчины были определены на военную службу. Даровано им и дворянское звание, земли в разных городах.
Так, старший сын Алей жил в Ярославле, а его сын Сюер-Хан участвовал в походах под Смоленск. Но изменил русскому престолу и ушел в Литву, а оттуда в Крым. И уже оттуда от извечных врагов Руси совершал нападения на русские города. Но не повезло ему — взят в плен удалыми казаками. Помилован. Сослан в Соль-вычегодск, затем в Великий Устюг. А при Алексее Михайловиче возвращен в Ярославль, где и умер.

Еще один, Алтанай, также живший в Ярославле, дал род князей Сибирских, известный российской геральдике. Имел двух сыновей: царевича Дост-Салтана Петра и Иш-Салтана Алексея. Крещеными они погребены в монастыре Новоспасском в Москве.

От третьего сына Кучума потомства не было.

Как видно, не особо припоминал им русский народ обиды и притеснения, выпавшие на головы хлебопашцев за годы нашествий, набегов, ига татаро-монгольского. Не только обид не вспомнили, но и земли даровали, к службе приставили. Какой еще народ столь незлобив и отходчив?

А теперь приведем описание внешности Ермака. «Вельми мужествен, и человечен, и всякой мудрости доволен, плосколиц, черен бродою и власы прикудрявы, возраст средний, и плоек, и плечист». Происходил он, как показывают последние исследования, с вотчин купцов Строгановых. Уралец. Предки, Аленины, выходцы из Суздаля. Имя, данное ему при крещении, — Василий, по отчеству — Тимофеевич. Начинал сопровождающим купеческих караванов как по рекам, так и по суше. Там и получил первый воинский опыт.

Были попытки вычислить год его рождения — 1540. Значит, к моменту сибирского похода ему было за сорок. Необычайно силен, дерзок, умен. Пользовался огромным авторитетом среди сподвижников, казаков.
Долгое время его считали волжским или донским атаманом. В Новочеркасске даже поставили памятник. Это можно объяснить тем, что на Волгу и на Дон Ермак попал позже, поступив на службу в одно из казачьих соединений, которые охраняли южные порубежья Русского государства от степняков, крымских татар. Участвовал в Ливонской войне.

Его имя упоминается в документах тех лет. Стефан Баторий писал, что под стены Могилева пришли казаки Ермака. На южных рубежах он, верно, впервые участвовал в стычках, сражениях с татарами, познакомился с их тактикой ведения боя. И там же получил свою кличку «Ермак».

Позвольте высказать смелое предположение по поводу его прозвища. В христианских святцах такого имени не существует. Производное от Ермилы, Ермолая, Еремы, согласитесь, не очень похоже. Да и христианское имя переиначивать было не принято. Многие Исследователи считают, что так звался (ермаком) артельный котел, но для атамана подобная кличка просто оскорбительна и по всем словарям «ермак» — это жернов мельницы для перетирания зерна.

На мой взгляд, эта кличка дана ему противником, степняками-татарами. В переводе с татарского «ермак» — прорва, промытая водой, ручей. Вспомните: «прорва не человек». Есть у нас такое выражение. А когда русские конники мчались на прорыв окружавших их татарских отрядов и чаще всего добивались своего, то там и мог он получить свою кличку, ставшую затем христианской.

Ведь и само слово «казак» — отставший от орды воин, «атаман» — старший и многие, многие другие заимствованы у тюркских народов.

Русский язык постоянно обновляется новыми словами, выражениями, затем точное их значение забывается и они становятся общепринятыми.

Источник: Тобольский хронограф. — Омск: Омское книжное издательство, 1993 г.

Городище ИскерВасилий Иванович Суриков. Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем. 1895. Русский музей
Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама