Паустовский в Рязани

Аватар пользователя admin
Версия для печатиВерсия для печати

1. От Рязани до Мещеры было 20 километров, и ...10 лет

Писатель Константин Георгиевич Паустовский (1892-1968) в десятках своих прелестных рассказов воспел рязанскую Мещёрскую сторону, и имя его навсегда теперь связано с этим лесным краем за рекой Окой.

Как попал он в полюбившуюся ему малонаселённую Мещёру, кто советовал побывать в вечнозелёных болотистых местах и способствовал этому?

В одном из рассказов Константин Георгиевич ненароком сообщил, что попал он в Мещёрский край случайно. В одном московском магазине завернули ему кусок сыра в обрывок старой карты неведомого лесного края, и захотелось туда поехать.


Дом священника П.Загорского на Ильинской (Соборная, 19) площади в г.Рязани, где в 1932-1954 гг. по пути в Солотчу останавливался писатель К.Г.Паустовский. г.Рязань, 2004 г.

Красивая писательская версия с 1930-х годов убаюкивала догадки местных краеведов и любителей творчества знаменитого писателя об истинных причинах его появления на рязанской земле вообще, и в 20 километрах к северу от города Рязани - в селе Солотча в частности.

Интерес Константина Георгиевича к Рязанщине оставался загадкой; только сын его Вадим Константинович Паустовский (1925-2000) приоткрыл писательскую тайну, незадолго до своей кончины. Новые сведения о писателе, связанные воедино, привели к неожиданному открытию: в Рязани жил, её полюбил К.Г.Паустовский прежде; лишь спустя 10 лет отправился изучать городское предместье - Мещёру.

Оказывается, Константин Георгиевич с начала 1920-х годов охотно приезжал в город Рязань, вначале на Липецкую улицу (ныне это середина улицы Маяковского) позже на Советскую (Соборную) площадь в гости к родным своей жены Екатерины Степановны Загорской-Паустовской. Один или с женою, а потом и с маленьким сыном, он любил неспешно гулять по мощёным улочкам познаваемой Рязани. Разглядывал красоту старинных зданий и древних церквей города, обдумывал сюжеты новых рассказов.

Семья, в которую наезжали Паустовские, издавна связана была с духовной средой рязанской Епархии. Не случайно Константин Георгиевич, послушав совета одного рязанского священника, и из любопытства посетив лесную Солотчу в начале 1930-х годов, остановился в домике бывшей служащей местной церкви - престарелой Марьи Михайловны.

Провидению угодно было, - изба Марьи оказалась по соседству с усадьбой забытого русского гравёра И.П.Пожалостина (1 837-1909), замечательного рязанца, достойного памяти потомков. Очаровательная глушь села Солотчи, узкая колея до неё из города Рязани, удобный для творчества и полный реликвий дом гравёра - это судьба Константина Георгиевича, его рязанское писательское счастье.

2. Рязанская жена К.Г.Паустовсного

Екатерина Степановна Загорская-Паустовская (1889-1969), жена Константина Георгиевича, была родом с севера Рязанской губернии; из села Подлесная Слобода, Зарайского уезда, что недалеко от станции Луховицы на железной дороге между Рязанью и Москвой.

Отец её, Степан Александрович Загорский, священник тамошней церкви был в родстве с известными в духовной среде России Загорскими.

Мать её Мария Яковлевна Городцова-Загорская работала сельской учительницей и была родственницей известного археолога В.А.Городцова, производившего в своё время раскопки под Рязанью.

В семье у родителей Екатерины была ещё дочь Елена, немного старше годами. Незадолго до рождения младшей Екатерины умер их отец Степан Александрович. Спустя немного лет скончалась мать девочек Мария Яковлевна. Маленькие сестры осиротели, но рязанские родственники взяли девочек к себе и Епархия помогла. Обеих сестёр к началу 1900-х годов определили в Епархиальное женское училище; огромное трёхэтажное здание его сохранилось на бывшей Владимирской улице в Рязани (ныне Педуниверситет, ул.Свободы).

И в последующем рязанская Епархия оказывала помощь и проявляла всяческую заботу об осиротевших сестрах Елене и Екатерине Загорских. Их в первую очередь приглашали на всевозможные праздники и торжества. На торжествах к сестрам приставляли специального «ухажёра» Н.Н.Озерова, сына священника (впоследствии оперный певец); он выполнял их желания и следил, чтобы девочки не скучали. Старшая сестра Елена оставалась Екатерине за мать.

К 1907-му году сестры благополучно завершили шестилетнее обучение в Епархиальном училище; одна за другой получили аттестаты. Вместе с ними в Рязани жила и училась их двоюродная сестра и преданная подруга Александра Петровна Загорская (1889-1982), родители которой и опекали осиротевших сестёр. Мать подруги (Анна Матвеевна Зачатская-Загорская, 1868-1932) была для взрослевших сироток крёстной матерью.

3. В Рязань, на Липецкую улицу, 37

Познакомился Константин Георгиевич Паустовский с будущей женой Екатериной Степановной Загорской в конце 1914 года, в полевом санитарном поезде русских войск 1-й Мировой войны. Она сестра милосердия, он санитар.

Венчались они летом 1916 года, в родной для Екатерины Подлесной Слободе близ Луховиц, так - она захотела; в той самой церкви, где когда-то служил священником её отец, которого она никогда не видела. Ещё жива была её няня Аксинья.

Смешанные чувства горечи, на заросшей травою могиле матери, и радости от встречи с родным селом, полями, перелесками; от торжества момента, когда только что под сводами церкви связала жизнь с любимым человеком, владели Екатериной.

Утром следующего дня на телеге запряжённой рыжей лошадью добрались на железнодорожную станцию Луховицы. Самым близким родным человеком после матери оставалась старшая сестра Елена, учительствовавшая в городе Ефремове, в Тульской губернии. Первый визит молодых конечно был к ней; радостью своей развеять её одиночество.

Елена снимала квартиру в городе совсем недалеко от дома, где жили раньше мать и брат писателя Ивана Бунина и куда он не раз приезжал. Эта близость было приятна Константину Георгиевичу. Он обожал творчество Бунина, всё сопричастное с ним. Отважился даже написать ему письмо.
Радости связанные с городом Ефремовым у супругов Екатерины и Константина Паустовских были недолгими. Первый ребёнок - девочка родилась мёртвой там. Её похоронили на ефремовском кладбище, что на горе над городом. В июне 1919 года, на то же кладбище легла, скончавшись от тифа, любимая сестра Елена.

Другой близкий Екатерине человек, священник Пётр Александрович Загорский 1861-1938) - брат отца Елены и Екатерины, их дядя - последние годы жизни был протоиереем главного в Елена пошла по стопам покойной Марии Яковлевны: через некоторое время, став учительницей, уехала преподавать в гимназию города Ефремова, связанного с жизнью семьи Буниных. Елена любила путешествовать, и успела объездить пол-Европы. С замужеством ей не везло. Всю нерастраченную любовь и заботу она отдавала сестре Екатерине, вплоть до безвременной кончины своей в 1919 году.

Екатерина по окончании Епархиального училища поступила на словесное отделение Высших Женских курсов в Москве. Приезжала в Рязань на каникулы и праздники в семью двоюродных родственников Загорских.

Здесь-то, в доме Загорских в 1911 году с Екатериной случилась любовная история, имевшая необыкновенные последствия.

У двоюродной сестры Александры был уже жених - Александр Васильевич Павлов (1885-1937), состоявший в родстве с известной в Рязани семьёй священника Павлова с Никольской улицы (отца академика И.П.Павлова). Неожиданно молодой Павлов и курсистка Екатерина увлеклись друг другом так пылко, что свадьба двоюродной сестры Александры едва не расстроилась.
Предотвращая скандал, грозивший дойти до Рязанской епархии, вмешались все родственники жениха и невесты. Будущую жену К.Г.Паустовского и виновницу переполоха Екатерину Загорскую срочно отправили в Париж, в Сорбонну «получиться французскому языку».

Когда в 1913 году Екатерина Загорская вернулась в Рязань из Парижа, Александр Павлов и Александра Загорская-Павлова уже благополучно поженились.

История эта совсем не обернулась взаимной неприязнью двоюродных сестёр. Напротив, их продолжавшаяся десятилетия дружба, взаимовыручка и обусловили появление писателя Константина Георгиевича Паустовского в Рязани в начале 1920-х годов; его знакомство с городом и затем с Мещёрской стороной, воспетой позже в его произведениях.


Бывшая улица Липецкая (ныне середина ул. Маяковского) в г.Рязани. В дом семьи Павловых на этой улице к двоюродной сестре А.П.Загорской-Павловой в 1920-1930-е годы приезжали гостить супруги Паустовские. 2002 г.


Церковь Екатерины Мученицы на Липецкой улице встречала в 1920-е годы К.Г. Паустовского в Рязани близ дома А.П.Загорской-Павловой. Фото 1910 г.

Рязани Успенского кафедрального собора, что высится на подворье рязанского Кремля. А в 1920-е годы, о которых речь, Пётр Александрович имел свой приход в Успенской церкви большой рязанской деревни Екимовка.

В тихую деревню Екимовку, к родному дяде в 1923 году привезла Екатерина Константина Георгиевича «переждать» гражданскую войну. Из Екимовки Екатерина решила съездить с мужем в Рязань: навестить дочь дяди, у которого теперь они жили, ту самую двоюродную сестру и подругу Александру Загорскую-Павлову, с которой едва поделили молодого Павлова в 1911 году. Показать ей своего избранника; заодно, посмотреть, как изменилась Рязань после государственного переворота 1917 года и гражданской войны, и возможно ли найти работу в городе. Священник Пётр Александрович сообщил: адрес семьи дочери в Рязани прежний - Липецкая улица, дом 37.

4. Рязань мне очень понравилась

Паустовский отправился - в Москву искать работу. Оттуда летом 1923 года писал Екатерине: «... Рязань мне очень понравилась, - из всех городов это самый русский - весь деревянный, с петушками, крылечками, геранью и громадными липами...».

Екатерина, побывав в Рязани убедилась, что двоюродная сестра Александра на неё обиды не держит; очень обрадовалась встрече. Их мужчины друг другу понравились. Приняли Павловы щедро, по-родственному; пригласили гостить в любое время, как вздумается; места в просторном доме всем хватит. Паустовские приняли предложение с благодарностью.

Константин Георгиевич, после того визита, любил приезжать в гостеприимный рязанский дом на Липецкой улице. Отсюда началось его знакомство с Рязанью. Умный и тактичный Александр Васильевич Павлов, муж рязанской родственницы, оказался знатоком рязанских мест и незаменимым гидом Паустовского по городу. Александр Васильевич кончил Медицинский факультет Московского университета и Московскую консерваторию по классу скрипки. В годы 1-й Мировой войны работал главным врачом санитарных поездов на Кавказском фронте. В Рязани дружил с владельцем музыкального магазина на Почтовой улице - Леонидом Киссельманом, профессиональным скрипачом, с которым участвовали в местном симфоническом оркестре. Паустовский с Александром Васильевичем близко сошёлся и очень ценил этого интересного незаурядного человека.

Первое собственное жильё в Москве — полуподвальную комнату во 2-м Обыденском переулке — Паустовские получили лишь в середине 1920-х годов. Оба занимались в Москве журналистской деятельностью. В Рязани стремились бывать при первой возможности и не только накоротко. В августе 1925 года у Паустовских родился сын Вадим и здесь-то гостеприимство Павловых в Рязани пришлось как нельзя кстати, особенно для Екатерины. В Рязани Вадим был крещён.

Отрывки из писем Паустовского жене Екатерине в Рязань, приближают к событиям на Липецкой улице зимы 1929/1930 года, и начала 1930-х годов:

«Январь, 1930г. Рязань, Липецкая ул., дом 37 А.П-. Павловой для Е. С. Паустовской
...Ходи на лыжах и работай. Напиши мне из Рязани. Привет Павловым. Целую.
Август, 1930 г. в Рязань.
...Сегодня получил твоё письмо о Солотче и страшно рад, - мне очень хочется поехать в Солот-чу. Очень соскучился. Целую.
Август, 1930г. в Рязань.
...Сегодня получил твоё письмо, 12-го ночью. Не тащите вещи на руках, а возьмите извозчика. Я выеду 17-го вечером и буду в Рязани 18-го утром. Очерка два напишу в Солотче. Я не дождусь дня отъезда. Что ж ты ничего не написала о реке и озёрах. Как наш Дим-Передим? Целую.
Август, 1932 г. в Рязань.
...Выеду в Рязань 16-го или 17-го. Я наконец пошёл к окулисту и заказал себе очки, главным образом для рыбной ловли. Врач сказал, что у меня очень "доброкачественная" уменьшающаяся близорукость и прописал очки для дали.

У меня вышло осложнение со служанкой Олей; она сказала, что в Солотчу ехать не хочет, предлагает, чтобы взяли на месяц кого-нибудь из Рязани. Я считаю, что в Солотчу ей ехать надо, так как тебе совсем не интересно возиться вместо отпуска с новой прислугой.

Как Дим? Как ты? Я очень соскучился и считаю дни до отъезда. Целую».

Улица Липецкая до конца 1930-х, это средняя часть нынешней улицы Маяковского, напротив Центрального рынка; от перекрёстка с Маломещанской (Кудрявцева), до моста речки Лыбеди. За мостом, Липецкая улица продолжалась Курганской улицей мимо Введенской церкви (ныне пл.Мичурина) до железной дороги.

После переименования улицы в мае 1940 года нумерация домов изменилась. Автор надеется, что с помощью местных старожилов удастся найти дом 37, Павловых по бывшей Липецкой улице, где останавливались Паустовские в 1923-1932 годах. Известно, что дом этот находился почти напротив Екатерининской церкви, близ входа на нынешний Центральный рынок.

5. Мамин путь и папина дорога

До 1917 года по одну сторону от церкви Екатерины Мученицы, что стоит на Липецкой улице, протекавшая речка Лыбедь образовывала проточный пруд с плавающими у берега крытыми портомойнями, где женщины зимой и летом стирали бельё (стадион Спартак).

По другую сторону церкви простиралась Екатерининская площадь (Центральный рынок). Екатерининская церковь на Липецкой улице служила приметным ориентиром для маленького Вадима Паустовского. В Рязани он осознал себя с четырёх-пяти лет. Он помнил даже, как впервые стал на маленькие лыжи и пошёл следом за мамой вдоль Липецкой улицы.

Однажды летом дядя Саша - Александр Васильевич Павлов - купил на Старом базаре (до 1950-х собирался против Кремлёвского вала; ныне пл. 26-Бакинских комиссаров) чёрный подержанный велосипед и для Вадима наступили восхитительные дни открытия мира. В хорошую сухую погоду Александр Васильевич укреплял подушку на раме велосипеда, сажал сверху племянника и они отправлялись на короткие или долгие экскурсии по рязанским улицам, или за город в Рюмину рощу, а иногда на далёкий берег реки Оки.

Короткой прогулкой считалась поездка в Рюмину рощу в конце Липецкой и Курганской улиц, когда у Александра Васильевича было немного свободного времени. Тогда мимо Екатерининской церкви вдоль Липецкой улицы они направлялись прямёхонько за город. Вадим, крепко держался за руль и зачарованно смотрел, как стремительно дорога убегает под колёса. Как быстро внизу работают ноги дяди Саши, а над своим затылком слышал его дыхание. Он всё боялся, что они упадут на сторону и сильно убьются, но этого никогда не случалось.

Велосипед катил по деревянному мосту над речкой Лыбедь, где кончалась Липецкая улица и начиналась Курганская; пересекал поперечную Мальшинскую улицу и дальше мимо Введенской церкви вывозил их к переезду железной дороги, по которой, со слов дяди Саши, можно проехать «от Москвы до Сибири». Прямо за переездом, блестел запруженный плотиной громадный Рюмин пруд, а за ним простирались тенистые аллеи Рюминой рощи по которым они катались. Всё это осталось городу от давно умершего барина Рюмина.

Иногда Вадим и Александр Васильевич купались в Рюмином пруду. Из зеленоватой воды под берегом, за ними подглядывали любопытные лягушки.

Их мальчик не опасался, но очень боялся шустрых чёрных пиявок. Вадим с дядей обсыхали на солнце, а мимо по насыпи поезда шумно проносились в загадочную Сибирь, и куда-то дальше.

Дальние поездки их на берег реки Оки за город были не частыми. Они случались когда у Александра Васильевича было хорошее настроение, много свободного времени и путешествию способствовала приятная погода. Вадиму эти длинные поездки нравились больше всего. Путь к реке по Липецкой улице в правую сторону от Екатерининской церкви, маленький Вадим и Александр Васильевич называли «мамин путь». Так ходила мама Вадима, Екатерина Степановна до своего Епархиального училища, когда училась в Рязани.

С Липецкой улицы Екатерина с сестрами сворачивали на Мальшинскую (Свободы) улицу. Мимо длинного дома, где жил Губернатор до 1917 года и дежурил Городовой, доходили до пересечения Мальшинской улицы с красивой улицей Астраханской. От этого перекрёстка - Владимирская (Свободы) улица вела девочек дальше, к деревянному уличному мосту через овраг из Городского сада. Следом за мостом стоит старинное здание Епархиального училища. Путь мамы Вадима здесь кончался и занимал три четверти часа, а велосипед довозил их сюда за пятнадцать минут, и катил дальше под гору булыжной мостовой Владимирской улицы.

Они проезжали по Владимирской улице мимо Воскресенской церкви, мимо стен Девичьего монастыря на окраине города, мимо последней перед заливными лугами Благовещенской церкви. Велосипед въезжал на дорогу в зелёных лугах. До реки рукой подать. Вадим слышал знакомые уже гудки пароходов с реки, и видел чёрные дымы их совсем близко.
Когда Александр Васильевич привёз Вадима к Пристани первый раз, восхищению мальчика не было предела. Река Ока показалась ему очень широкой. Водяные валы от сновавших пароходов шумно плескали о берег, будто пытались смыть и напугать неопытного мальчугана. Но с дядей Сашей ему было не страшно.

Они наблюдали, как специальная лебёдка с канатом на берегу разводит и сводит наплавной мост. Перешли его тоже. Побывали на станции Рязань-Пристань узкоколейки на левом берегу реки, с которой летом 1930 года семья Паустовских неспешным поездом впервые отправилась в село Солотчу. Бродили по песчаному берегу босиком. Домой на Липецкую Вадим вернулся с ощущением какого-то неосознанного счастья.

Велосипедная «Папина дорога» к реке Оке, названная так в шутку Александром Васильевичем, была извилиста и замысловата, но очень привлекательна. Этой дорогой по центральным улицам города он провёл впервые Константина Георгиевича Паустовского в начале 1920-х годов.
«Дорога» начиналась в другую сторону от Екатерининской церкви по недлинной Липецкой улице. На перекрёстке Липецкая улица кончалась, и Александр Васильевич поворачивал велосипед направо, на Маломещанскую (Кудрявцева) улицу, пересекал Мясницкую улицу и мимо Городских бань бывшего купца Михайлова въезжал на Почтовую улицу рядом с Городским телеграфом, кинотеатром «Дэя» и гостиницей «Номера».

По Почтовой улице велосипед выезжал на перекрёсток Астраханской улицы к Городскому банку и красивому зданию Дворянского собрания. Проехав до пересечения с Соборной улицей, сворачивали на неё и Вадим видел впереди приближающуюся высокую колокольню Успенского собора.

Они въезжали на бывшую до 1917 года Ильинскую (Соборную) площадь и мимо древнего Кремлёвского вала спускались к мосту знакомой речки Лыбедь, к Старому базару. Потом старой дорогой по берегу реки Трубеж, впадающей в Оку, доезжали до речной Пристани.

Мальчик не мог решить, что лучше - мамин прямой путь к реке или папина извилистая дорога, но рад был, когда любимый дядя Саша предлагал любой вариант прогулки.

* * *

В 1932 году гостеприимную семью Загорских-Павловых на Липецкой улице постиг удар. Умерла крёстная мать Екатерины Загорской-Паустовской и заботливая жена священника П.А.Загорского - Анна Матвеевна - высокая, красивая, умная и властная рязанская женщина. На ней держалось всё домашнее хозяйство.

Осиротевший Пётр Александрович Загорский, в те трудные годы советской власти служил протоиереем Успенского кафедрального собора в Рязани, но несмотря на то стеснён был в средствах. Посоветовавшись с семьёй Павловых,- жившей вместе с родителями дочери Александры, священник решил продать собственный дом на Липецкой и купить часть дома на Советской (Соборной) площади, поближе ко храму где нёс свою службу. Это произошло 10 октября 1932 года; теперь старый П.А.Загорский с семьёй дочери -Павловыми занимал две трети дома 19 на Советской (Соборной) площади.

Сюда продолжали приезжать в гости к родным и Паустовские - Екатерина с сыном Вадимом и Константин Георгиевич. А в конце 1930-х вместе с Паустовским в невзрачном на вид домике на Советской площади побывали писатели А.П.Гайдар и Р.И.Фраерман. Переночевать, по пути в Солотчу с узкоколейной станции Рязань-Пристань, дом Загорских-Павловых на Советской площади подходил как нельзя лучше. До переправы через реку Оку, к станции от него - всего полчаса ходьбы.

В 1938 году в Рязани К.Г. Паустовский консультировал постановку своего произведения «Созвездие Гончих Псов» в местном Драматическом театре на Соборной (Советской) площади. В середине 1950-х годов в дом 19 на этой площади последний раз заезжал писатель Константин Георгиевич Паустовский. В 1995 году - его сын Вадим Паустовский.

В этом доме скончались - священник П.А.Загорский (1938), зять его А.В.Павлов (1937), дочь А.П.Загорская-Павлова (1982), внучка Н.А. Самохина и муж её герой Советского Союза А.Н.-Самохин. Могилы их на Скорбященском кладбище. Нет уже правнука Е.А.Самохина.

* * *

Год 1936-й, как в страшном, сне вдруг навсегда разделил жизнь 11-летнего Вадима Паустовского на две неравные части. Екатерина Загорская и Константин Паустовский расстались. Непоправима была трагедия маленького беспомощного человека. Эту рану в сердце Вадим носил всю оставшуюся жизнь. И всю жизнь, одинаково любимых родителей, он пытался понять, но не простить.

В доверительных разговорах с рязанскими родственниками мать его Екатерина Загорская-Паустовская говорила, что все произведения той поры, до 1936 года, Константин Георгиевич «писал под её руководством» и с её редактированием. Очень много тем и сюжетов она ему подсказала. И, главное, именно она обратила его писательское внимание на природу Мещёрского края в Солотче. Тем не менее, Паустовский «не вписал» её в свои Солотчинские рассказы и нигде об этом так и не упомянул.

Екатерина производила очень хорошее впечатление на окружающих. Умная, начитанная, добрая - привлекала аристоратическим обаянием. Сказывалось «классическое» воспитание в рязанском Епархиальном училище, в образованной добропорядочной семье Загорских; учёба на Высших Женских курсах в Москве и Сорбоннские занятия в Париже.

Рязанским родственникам Екатерина подарила свою книгу о скульпторе Голубкиной с дарственной надписью, и сетовала, что часть рукописей у неё украли. На гонорар от изданной книги Екатерина купила дорогую шубу «в театр ходить», но быстро её пришлось продать за пол-цены. Екатерина Загорская-Паустовская призналась родственникам, что развод мужу дала сама; не могла вынести, что тот «связался с полькой» (вторая жена Паустовского). Константин Георгиевич, однако, продолжал заботиться о сыне Вадиме и после развода.

До конца жизни Вадим Паустовский не давал родителям расстаться в своём сознании. Собирал их письма, документы; многое передал в Музей-Центр Паустовского в Парке Кузьминки в Москве. Благодаря его воспоминаниям создан этот очерк. Екатерина Степановна Загорская-Паустовская скончалась в Москве, в 1969 году. Урну с прахом её Вадим Константинович Паустовский хранил в московской квартире 30-лет, до кончины своей весной 2000 года. Он собирался захоронить прах матери на Скорбященском кладбище в Рязани, там, где покоятся её родственники Загорские. Но несчастный случай оборвал и его жизнь. Теперь они вновь соединились, наконец навсегда на кладбище в г. Тарусе, где с 1968 года лежит писатель Константин Георгиевич Паустовский.

Что же мы рязанцы в стороне от увековечения в городе памяти русского писателя Паустовского, любившего и славившего Рязаншину на весь мир. Многие годы приезжавшего в рязанский дом 37 на Липецкую (Маяковского) улицу, и в дом 19 на Соборную площадь. Улица или площадь имени заслуженного перед Рязанью писателя Константина Паустовского в городе должна быть. А для начала можно укрепить мемориальную доску на доме 19 Соборной площади, посвященную К.Г. Паустовскому.

г.Рязань. Январь-март 2002г.

Источник: Н. Аграмаков. Билет в прошлое. Тайны губернской Рязани.

Метки: Разделы: 

Похожие материалы


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама