«В Сталинграде немцы стали другими»

Аватар пользователя admin
Версия для печатиВерсия для печати

В Великую Отечественную рязанец Василий Конев пешком прошёл 12 тысяч километров. Война для него началась и закончилась в одном городе — Каунасе. Однако между этими временными точками были и Курская дуга, и битва за Сталинград.

«ШЛИ В АТАКУ, КАК НА ПРАЗДНИК»

2 февраля отмечается 71-я годовщина разгрома немецких войск в Сталинградской битве, но Василий Сидорович во всех красках помнит те события. И объявление войны в июне 41-го для него не стало неожиданностью, как для многих советских граждан: после окончания Харьковского военного училища молодой человек был направлен на службу в Латвию, где постоянно повторяли, что вот-вот начнутся боевые действия. Соответственно, появление в небе немецких «мессершмиттов» никого не удивило.

В начале войны фашисты шли в атаку, как на праздник. Подвыпившие и самоуверенные, в парадной форме, с автоматами, стрелявшими разрывными пулями, с пулемётами, — вспоминает ветеран. — Из наших солдат, пытавшихся дать им отпор, увы, мало кто остался в живых... Мы отступали до самого Немана, который получили приказ форсировать. Вот только переправы не было. Тогда нам пришлось идти в брод — прямо в сапогах, плащах и с оружием.

И почти через полтора столетия после переправы через Неман наполеоновского войска, которую описал Лев Толстой, история повторилась, но на этот раз с характером реки столкнулись уже наши солдаты. Многие так и не ступили на противоположный берег — немцы открыли огонь.

На середине реки я сделал шаг и вдруг не почувствовал под ногой дна, — говорит Василий Сидорович. — Меня понесло вниз по течению. Уплыл планшет с дипломом, документами и деньгами. Еле-еле я выбрался на берег.

Василий Конев прошёл Литву, Латвию, Белоруссию, Новгородскую и Тверскую области... Фашистские солдаты на мотоциклах опережали пехоту и занимали важные позиции. Приходилось идти в обход, лесами и топями, через горящие торфяники на болотах. Однажды шедший впереди пехотинец сделал неверный шаг — и мгновеннно сгорел на глазах у товарищей.

Василий Сидорович в Новгородской области был контужен.

Рядом взорвалась мина, и меня присыпало землёй, — вспоминает он. — 2-3 недели я не слышал абсолютно ничего. А потом само прошло.

НА РУИНАХ СТАЛИНГРАДА

В конце лета 1942 года эшелон привёз полк, в котором Конев служил, под Сталинград. Поезда к местам ожесточённых боёв шли очень плотным потоком.

Там приходилось тяжело по осени, — рассказывает ветеран. — Много дней вечерами шёл дождь, а утром подмораживало. Кругом ни леса, ни построек, укрыться негде. Помимо того, что в тот период военных действий мы несли огромные потери, многие гибли просто от обморожения или лежали тяжелобольные. В общем, в полку солдат почти не осталось.

В этот сложный момент был отдан приказ переходить в наступление. Тогда в штабе дивизии два офицера вызвались оправиться к врагам, в большинстве румынам на немецкой службе, и предложить им сдаться в плен. С белым флагом они подошли к позициям фашистов. Румыны их обстреляли, но не попали. Офицеры выждали какое-то время, снова подняли белый флаг. И на этот раз румыны вышли, завязали им глаза и увели к себе в расположение. Несколько часов неизвестности ни к чему не привели: противник не желал сдаваться.

Тогда наш командующий, генерал-полковник Иван Чистяков, придумал, как поступить, — вспоминает Конев. — Все машины, сколько было в штабе, построили в колонну и поздним вечером отправили с включёнными фарами на каждую дорогу. На звук моторов мы вышли из землянок и сначала не поняли: война, что ли, кончилась? А машины подходили к переднему краю нашего расположения, выключали фары и потихоньку возвращались на исходные позиции. А потом снова в темноте вспыхивали огни, и всё много раз повторялось.

Введённые в заблуждение количеством техники и людей на советской стороне, уже наутро румыны сдались в плен.

Сталинград Василий Сидорович помнит совсем разрушенным. Разбомблённые подвалы, полные погибших, и огромное немецкое кладбище, поражавшее аккуратностью: у каждой могилы — берёзовый крест и каска. И сами противники. Много воды утекло с момента, как Конев впервые увидел их в атаке — самоуверенных, в белых рубашках.

В Сталинграде немцы стали другими, — вспоминает ветеран . — В тот момент это были грязные люди, одолеваемые вшами, с ног до головы замотанные в одеяла. Их мучил голод. Хоть немцы и сбрасывали с воздуха продовольствие для своих, обычно галеты, нередко продукты попадали, в расположение советских войск. Стояла неразбериха, и немцы спрашивали, куда сдаваться в плен. Потом они были заняты на работах по восстановлению Сталинграда.

«НА НАС ИДУТ ТАНКИ!»

Полк Конева после Сталинграда принял участие в освобождении Орла. Оттуда был переход под Белгород.

Шли пять суток, — рассказывает ветеран. — Валенки за это время у всех развалились... Добравшись до места, построили три линии обороны и стали ждать немецкого наступления на Курск.

Оно началось летом 1943-го. На Красную армию двинулись лишь недавно произведённые в фашистской Германии большие «тигры».

Помню, как командир полка закричал: «На нас идут танки!» — вспоминает он. — Сначала и правда зрелище было устрашающее. А потом вступили в бой наши «катюши» и штурмовики. Когда немецкие танки погорели, нам удалось перейти в наступление.

Василий Сидорович на Курской дуге смог избежать гибели почти чудом. В тот раз случился очередной вылет «мессершмиттов». Солдаты, а также «трофейщики» — так называли тех, кто собирал военные награды с убитых, бросились прятаться в окопы. И Конев прыгнул вместе с ними, но успел увидеть, куда сбрасывает бомбу самолёт. Он выскочил из своего укрытия и кинулся в сторону. Это его и спасло. Когда Василий Сидорович поднялся после взрыва, то обнаружил, что 25 человек в окопе мертвы...

Со своим полком он вернулся в Каунас, где и встретил победу. Окончил войну Василий Сидорович в звании капитана. Впрочем, он продолжал служить и дальше, уже в уголовно-исполнительной системе, откуда уволился, будучи подполковником.

Среди многочисленных наград Василия Конева есть ордена Красной Звезды и Отечественной войны, медаль «За оборону Сталинграда». Кстати, он четыре раза был в возрождённом Волгограде. Находил на мемориальных досках знакомые имена, ходил по музеям, рассматривал знаменитую художественную панораму. А также провёз по местам боевой славы правнука Сергея. Ведь на то она и память, чтобы хранить её из поколения в поколение.

Юлия Верёвкина

Газета «Панорама города», № 5 (922) 2014 г.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама