С любовью к России

Версия для печатиВерсия для печати

Среди огромного количества замечательных имён рязанцев, прославивших нашу землю, очень редко и скромно звучит имя — Леонид Дмитриевич Малашкин.

В бесконечно быстро вращающемся круге Жизни не успели ещё потомки воздать должное этому талантливому Человеку.

Кто же он — Леонид Дмитриевич Малашкин? Композитор, дирижёр, пианист, виртуозный органист, собиратель народных песен, поэт, автор более тысячи произведений и переложений церковной музыки, почётный член Общества любителей церковного пения — вот основные виды его деятельности.
Леонид Дмитриевич Малашкин — представитель славной династии Малашкиных, из которой вышли известные просветители, журналисты, архитекторы, композиторы-музыканты, скульпторы, педагоги, один был революционером.

История династии Малашкиных началась с приезда Дмитрия Малашкина – основателя династии из Варшавы в Москву. Есть сведения, что в 1829 году купец Малашкин купил у помещика Толбухина Мурминскую суконную фабрику. Отец Леонида Дмитриевича Дмитрий Данилович и мать Пелагея Гавриловна Малашкины жили в селе Казарь Рязанской губернии. В 1842 году у них родился сын Леонид. Родители стремились дать детям хорошее образование. Леонид с братом обучался игре на фортепиано у домашней учительницы, по окончании курса в местной гимназии оба брата поступили в Московское коммерческое училище.

В Москве Леонид берёт уроки фортепиано у Юлии Петровны Бушера, а затем его учителем становится известный тогда русский пианист, педагог и композитор Александр Иванович Дюбюк, у которого учился выдающийся музыкант М.А. Балакирев.

Любовь к музыке была столь сильна, что заставила Леонида бросить науки. Отец отзывает сына в деревню и пытается приучить к крестьянскому труду. Брат Николай вспоминал: «Дедушка думал было пристроить его к хозяйству полевому летом и посылал первое время в поле, но Леонид Дмитриевич собирал вокруг мужиков и баб, заставляя их петь песни и записывая напевы, а работа стояла на точке замерзания».

Да и как было не любить песни Рязанщины, ведь в них душа народа, его любовь к лугам и полям, грусть и радость жизни!

В дальнейшем своём творчестве Леонид Дмитриевич с увлечением собирал народные песни, обрабатывал их и составлял сборники: «50 украинских народных песен » (1888 г.) и « 40 русских народных песен » (1901 г.) для голоса и фортепиано.

Видя такую тягу сына к музыке, отец отпускает его в Москву. Здесь Леонид Дмитриевич поступает на юридический факультет Московского университета, одновременно зарабатывает уроками игры на фортепиано.

Физические дефекты, полученные в детстве (няня уронила его с лестницы), заставили его избегать светского общества. Он стеснялся своей хромоты, один глаз у него был косым, поэтому находил утешение в музыке, в творчестве.

Вскоре он женился на богатой, влюбившейся в него вдове Анне Павловне Карташёвой, урождённой Сырейщиковой. Брак этот помог ему получить музыкальное образование за границей.

Он уезжает в Берлин. Начинается новый период его жизни. В Берлине Леонид Дмитриевич учится у основателя Берлинской консерватории Ю. Штерна, у композиторов Ф. Гейера, Ф. Киля, осваивает дирижирование у знаменитого тогда капельмейстера Тауберта, изучает теорию, композицию.

К тому же он быстро овладевает игрой на фисгармонии, которая одна могла заменить целый оркестр. Он прекрасно играл на органе, его даже считали органистом, а секрет удивительной игры на органе заключался в том, что «он учился в Берлине у Карла Хаупта, учителя великого Мендельсона, Хаупт у Фишера, Фишер же слышал самого Баха». «На этом инструменте Леонид Дмитриевич играл до того задушевно и поразительно, что многие не могли удержаться от слёз, слушая его»,— писал рецензент «Московского листа» в 1902 году.

В Берлине начинается и его творческая деятельность, он создаёт много музыкальных произведений. Очень скоро Берлинский академический оркестр в одном из крупнейших концертных залов исполнил его симфонию «Жизнь художника». Германские критики высоко оценили его сочинения, часто исполнявшиеся в Берлине, и предсказывали ему блестящее будущее.

Сам Леонид Дмитриевич, горячо любя Россию, широко пропагандировал русское искусство. Под его управлением Берлинский симфонический оркестр исполнял произведения М. Глинки, А. Даргомыжского, А. Серова и других русских композиторов.

Приехав в 18 70 году в Петербург, он выступил как дирижёр и композитор (исполнялись его симфония ми бемоль мажор и другие сочинения) и после непродолжительного пребывания в Петербурге вновь уехал в Германию.

В России о нём заговорили с 1873 года. А в 1876 году, когда Леонид Дмитриевич возвращается в Россию, имя его получает широкую известность.

Встреча с родиной, с дорогими людьми вдохновила его на создание многих романсов.

Дом Н.Д. Малашкина, Рязань, конец XX в.
Дом Н.Д. Малашкина, Рязань, конец XX в.

Песенностью проникнуто всё его творчество. Он любил стихи, ему особенно была близка поэзия выдающегося народного поэта Алексея Кольцова. Неясная грусть, задушевность в его стихах восхищали Малашкина. Недаром же некоторые стихи поэта назывались просто «Песнями».

Приведу начала двух стихотворений:

Песня

Ты не пой, соловей,
Под моим окном;
Улети ты в леса
Моей родины!

Песня

Если встречусь с тобой
Иль увижу тебя, —
Что за трепет, за огнь
Разольётся в груди.

Кольцов любил музыку тоже, об этом свидетельствует его стихотворение, написанное под впечатлением музыкального вечера у писателя Боткина в Москве:

Мир музыки

В стройных звуках льются песни
Гармонической волной;
По душе волшебно ходят
И проходят с быстротой.

Полечу я вслед за ними;
Погружуся в них душой;
В очарованном забвеньи
Позабуду мир земной.

Сколько звуков, сколько песен
Раздалося вновь во мне!
Сколько образов чудесных
Оживилось в вышине!

Вот эта общность настроений поэта и композитора, а также музыкальная выразительность стихов Кольцова побудили Леонида Дмитриевича к созданию на многие из них романсов:

«Серп», «Лес», «Не скажу никому», «Где вы дни мои, дни весенние», «Не страшна мне Волга-матушка».

Молено только сожалеть, что Кольцову не довелось их услышать: он умер в год рождения композитора.

Романсы Малашкин писал и на свои собственные стихи, например, «Ах ты жизнь, моя жизнь».

В 70-ых годах XIX века буквально вся Россия пела сочинения Малашкина. В романсах: «Я встретил Вас», «Проклятие», «Элегия» (с виолончелью), «Прошу я лишь вниманья», «Расстались гордо мы», «Одинокая слеза», «Так жизнь молодая», «Я вновь один» он продолжает традиции русского бытового романса второй половины XIX века. Как более доступный для восприятия и простой, жанр романса волновал широкие круги слушателей.

Любовь к романсам, быть может, перешла к нему от его учителя, композитора Александра Дюбюка. Современники вспоминали, что Малашкин превосходно исполнял свои романсы, аккомпанируя на органе: «Не имея никакого голоса, Л.Д. так удивительно напевал или «рассказывал» свои прелестные романсы, что этим своим непередаваемым выражением вызывал невольные слёзы».

К сожалению, многие романсы Малашкина сейчас забыты. Но наиболее любимым и до сих пор остается романс «О, если б мог выразить в звуке» на стихи Григория Лишина (русского композитора-дилетанта, пианиста, переводчика оперных либретто, дирижёра Харьковской оперы, автора многих стихотворений). Лишин — автор стихотворения «Памяти М. Мусоргского». (Его брат учился с М. Мусоргским в школе гвардейских подпрапорщиков.)

О, если б мог выразить в звуке
Всю силу страданий моих,
В душе твоей стихли бы муки,
И ропот сомнений затих.

Мелодия романса с широким диапазоном, с нисходящей интонацией вздоха, говорящей о страданиях и неразделенной любви, покорила великого Ф. М. Шаляпина. Он очень любил его исполнять.

Итак, Леонид Дмитриевич Малашкин уже известный композитор в России и за границей. А в это время его брат Николай Дмитриевич пользуется известностью в Рязани. Это был просветитель, историк, издатель с 1881 года и редактор первой в Рязани регулярной газеты «Рязанский справочный листок», с 1894 года — «Рязанский листок».

В первой половине XIX века в одном из маленьких переулков Рязани (между улицей Астраханской и Приклонской), был построен красивый одноэтажный деревянный особняк на высоком кирпичном подклете. Его украшали ажурный, чугунного литья, балкон на опорах и такие же кружевные козырьки над парадными подъездами — боковыми крыльцами. При доме были сад и несколько надворных построек, в числе которых флигель.

В этом доме и проживала одна из самых образованных и свободомыслящих семей Рязани — семья Малашкиных. Она была очень многочисленна и талантлива. Все обитатели дома с детства жили в мире музыки, каждый играл на нескольких инструментах.

Дом Н.Д. Малашкина, Рязань, начало XX в.
Дом Н.Д. Малашкина, Рязань, начало XX в.

В полуподвале этого дома размещалась фототиполитография, где печатались учебники для гимназистов (бесплатно раздававшиеся), художественные и научно-популярные книги, газеты. Поэтому этот переулок получил название Газетный.

Позднее дом стал памятником городской архитектуры эпохи классицизма. Архитектурный облик его со временем менялся: исчезли боковые крыльца и балкон, в первой половине XX века появились второй этаж и лестничные тамбуры. Но дом хранил память о замечательных своих жильцах, сделавших так много для родного города — Н.Д. Малашкин открыл частную прогимназию, в ней работали его дети. Он занимался литературным трудом, особенно удавались ему былины, недаром композитор Цезарь Кюи сочинил музыку на текст его былины «Весна — красна». На склоне лет Николай Дмитриевич организовал бесплатную музыкальную школу для гимназистов и оркестр балалаечников.

И вот этот дом, который историки и краеведы Рязани называли «домом Малашкина», 21 февраля 2006 года сгорел, и теперь трудно сказать, будет ли он восстановлен.

Не хочется видеть поражённое огнём здание. В памяти о светлых людях, живших там, возникает рисунок внучки Николая Дмитриевича — Татьяны, где в нежных акварельных красках изображён невысокий двухэтажный дом. И в этот дом приезжал к брату Леонид Дмитриевич. Существовал семейный квартет Малашкиных, где первой скрипкой был хозяин дома. В каждый приезд Леонида Дмитриевича в доме звучали его романсы, музыка Глинки, Даргомыжского.

«Недоверчиво и почти враждебно отнеслись к молодому русскому композитору», когда он в 1876 году вернулся на родину. Вот как пишет об этом К.Н. Малашкина в некрологе, опубликованном в «Московском листке» в 1902 году:

«Когда Леонид Дмитриевич по приезде в Россию приехал к Н.Г. Рубинштейну и передал ему свою симфонию и попросил исполнить её на одном из симфонических вечеров, Н.Г. неприятно поражённый, что молодой начинающий композитор заговорил с ним как равный с равным, постарался дать ему это заметить и, небрежно перелистывая симфонию, стал делать замечания. Молодой и самолюбивый композитор, не привыкший за границей к такому отношению, вспыхнул и, взяв из рук его свою рукопись, сказал, что он к нему приехал не как к музыканту, но как к директору, чтоб узнать одно: будут исполнять его вещи или нет? — Н.Г. чрезвычайно обиделся и объявил, что в Петербурге вещи Малашкина никогда исполняться не будут. Обещание это Н.Г. сдержал. Впоследствии Леонид Дмитриевич увлёкся духовной музыкой и всецело ей отдался».

В 1876 году композитор и критик А.Н. Серов предложил Леониду Дмитриевичу место 2-ого капельмейстера при опере в Киеве. Малашкин принял это предложение.

Соотечественники неодинаково относились к его творчеству. Одни говорили, что «его симфония, русская симфония, живо рисующая русскую жизнь». Другие слышали в ней «местами подражание то Г. Берлиозу, то Р. Вагнеру», отмечали «монотонность», считали, что «колорит не может не утомлять».

В то же время его опера «Илья Муромец», исполненная в Киеве в 1878 году, как пишет газета «Московские ведомости», была принята с величайшим восторгом, благодарные слушатели преподнесли автору золотые часы.

Но лучшая часть творчества Малашкина — это духовная музыка. Он создал более тысячи произведений и переложений церковной музыки.

О его духовном творчестве современники писали: «У него всё разпечатано умно и прочувствовано, написано красиво и благодарно; красота мелодий, отличное голосоведение, совершенное знакомство и владение всеми форматами музыкального искусства». Особое распространение получили его хоры «Херувимская», «Свете тихий» и другие.

С великой любовью к людям создавал свои произведения Л.Д. Малашкин. «В духовных мелодиях его истинно религиозное чувство и настроение, он изучал соответственные духу православия музыкальные образы, у него мелодия тесно связана с текстом»,— писала КН. Малашкина.

На протяжении многих лет Леонид Дмитриевич преподавал пение в Киевской духовной семинарии, где изучал напевы Киево-Печорской лавры и создал капитальный труд — гармонизованный на четыре голоса полный церковный «обиход» Киевского распева, содержащий литургию, всенощное бдение и отдельные песнопения. Все эти переложения были первоначально изданы за епархиальный счёт и оказали значительное влияние на церковное пение; в скором времени всё издание было раскуплено.

В 80-е годы XIX века Малашкин даёт много концертов, в основном, духовной музыки. В 1886 году он выступил в Рязани. Вот что писали «Современные известия» об этом концерте: «Музыкальная жизнь нашего города, как и большинства провинциальных городов, стоит на жалком уровне развития. Всё, что представляет настоящий художественный интерес, игнорируется, а всё вульгарное нравится и привлекает слушателя. Концерт, данный 26 апреля Л.Д. Малашкиным, доказал ещё раз, что мы мало подготовлены к уразумению настоящих красот и мало ценим наши отечественные таланты, несмотря на то, что личность концертанта должна быть известна многим».

А 22 марта 1887 года в Москве в Большом зале российского Благородного собрания состоялся духовный концерт, о котором писал «Московский листок»: «В первый раз в Москве исполнены важнейшие песнопения из литургии Св. Иоанна Златоустского, Киево-Печорского лаврского напева под управлением Л.Д. Малашкйна при участии хора с. Васильева и собственные произведения Л.Д. Малашкйна». И далее: «Все до одного номера переложений из литургии Киево-Печорского напева поражают ухо слушателя духовной строгостью и серьёзностью мотива, производя замечательно сильное впечатление.

Концерты привлекают многочисленную публику; здесь мы видим преосвященного Мисаила, многих архимандритов, начальника Московской губернии князя В.М. Голицына и много столичного духовенства».
Концерты продолжались ив 1888 году. Вскоре Леонид Дмитриевич был избран членом Совета общества Церковного пения в Москве и редактировал многие его издания.

В 1896 году Малашкин дал духовный концерт из пьес Киевского распева в Петербурге, обративший на себя общее внимание и вызвавший громадный интерес в публике. «Московские церковные ведомости» писали: «Одна из главнейших заслуг Малашкина та, что он благодаря своим концертам, познакомил Россию с чудными песнопениями Киевского распева, до сих пор совершенно не известными регентам и любителям церковного пения».

С 1888 года Малашкин жил в Москве, преподавал пение в Новоспасском монастыре, занимался изданием своих многочисленных переложений с древних церковных распевов и изданием оригинальных сочинений. Жил скромно, занимаясь творчеством и воспитывая шестерых детей.

Проболев четыре дня, Леонид Дмитриевич скончался от кровоизлияния в мозг 29 января 1902 года. Похороны известного композитора были очень скромные. КН. Малашкйна писала: «Небольшая группа родственников покойного и бывших учеников его, вот и всё, что собралось проводить и отдать ему последний долг; на гроб был возложен только один венок от семьи покойного».

Похоронили его на Лазаревском кладбище в Москве рядом с матерью Пелагеей Гавриловной.

Последний труд его — сборник старинных песен — вышел после смерти. В воспоминаниях его племянницы Клавдии Николаевны Малашкиной говорится, что «после его кончины в рабочем столе осталась масса начатых работ духовных и светских и новая опера. Отзывчивый на чужое горе, он был истинным христианином и раздавал всё, что получал за свои труды по музыке, помогая многим, и потому не оставил состояния. Почти не осталось его фотографий, он не любил сниматься и всячески избегал этого. Редкий снимок можно найти в семейном архиве у потомков композитора.

Но осталась музыка Леонида Дмитриевича Малашкина. Его церковные произведения: «Всенощное бдение», «Литургия Св. Иоанна Златоустского», службы на Рождество Христово, на Рождество Богородицы, «Торжествуй, наша обитель» и другие звучат в настоящее время в стенах Санкт-Петербургской духовной семинарии при обучении священнослужителей, также в других храмах России, его романсы и сейчас украшают многие концерты.

Музыка волшебным мостиком соединила Леонида Дмитриевича Малашкина и его внука — скрипача Владимира Сергеевича Малашкина. Он сделал переложения некоторых его произведений (романс без слов для скрипки и фортепиано), составил сборник «Старинные романсы» Леонида Дмитриевича Малашкина. Благодаря ему были изданы многие произведения Малашкина, о которых писали «Современные известия» и «Московский листок» в 1888 году. «Труды Малашкина и как дар церкви, и как вклад в церковную музыкальную литературу заслуживают почтения, а также возбуждают религиозное чувство и доставляют истинное эстетическое наслаждение в душе всякого христианина».

Кружится колесо жизни, одно поколение сменяет другое, и пусть каждое новое поколение знает имя нашего земляка Леонида Дмитриевича Малашкина.

Пусть звучит его музыка, озаряя людей светом, теплом и талантом души истинного христианина.

Лариса Сорокина

Насельники рязанских усадеб, 2007.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Заказать деревянные лестницы во Владимире.

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама