Лихие 30-е: Кущёвка по-рязански

Аватар пользователя admin
Версия для печатиВерсия для печати

Два тома следственного дела из рязанского архива ФСБ, на которых пометка: «Центральный архив ВЧК — ОГПУ — НКВД», да фотография изъятых винтовочных обрезов и револьверов — это всё, что напоминает о бандитах, которые в 1932 году держали в страхе весь Сараевский район. Он тогда превратился в аналог современной Кущёвки. В банде состояли 43 человека.

Как сообщает обвинительное заключение от 6 марта 1933 года, эта история началась с того, что главаря будущей банды, жителя села Борец Сараевского района Родиона Кулагина, «стал обрабатывать» кулацкий сын Павел Петров. Следователи того времени усматривали в действиях преступников антисоветчину, и в 90-х родственники последних обращались в Управление ФСБ по Рязанской области с просьбой пересмотреть дело. Однако основные обвинения сняты не были: какими бы соображениями ни руководствовались бандиты, несколько десятков вооружённых грабежей, многочисленные кражи, случаи конокрадства и поджогов, 4 покушения на убийство и одно удавшееся по-прежнему остаются уголовно наказуемыми.

«ЗВЕРЬ, А НЕ ЧЕЛОВЕК»

Родиону Кулагину было около 30 лет, когда он начал сколачивать банду. Первыми её членами были брат и отец его третьей жены. Главным образом они занимались тем, что крали лошадей, коров и овец. Позже Кулагин развёлся с супругой и в четвёртый раз женился, на Федосье Поповой. И братья новой избранницы главаря сразу составили костяк банды, в которую вливались всё новые люди, в основном из сёл Борец и Сысои. Многие из них были связаны между собой родственными узами — в группировку входили целые семьи. Но лидерство Родиона Кулагина не оспаривалось. В селе, по свидетельствам сообщников, о нём говорили так: «Зверь, а не человек. Если что задумает, то сделает, и не остановится ни перед чем». В обвинительном заключении указывается, что это был мужчина с твёрдым характером, хорошими организаторскими способностями и железной волей. Новые люди приходили в его банду охотно: время стояло голодное, в колхозы загоняли насильно, излишки хлеба отнимали, и на допросах многие из них оправдывались примерно так: «Мне стало нечего есть, и я разозлился на советскую власть». Злость же свою эти люди вымещали на односельчанах и жителях окрестных деревень.

Украденный скот Кулагин и его люди продавали в Москве, где у них даже имелась квартира. На вырученные деньги закупили огнестрельное оружие: позже следователи изымут у них 23 единицы. Вооружившись, бандиты почувствовали, что уж теперь-то их руки развязаны, — и в Сараевском районе начался террор.

ЖИТЕЛИ БОЯЛИСЬ ВКЛЮЧАТЬ СВЕТ

Вскоре у главаря появился помощник, житель соседнего села Сысои 22-летний Алексей Мордвинов по прозвищу Зобок. Он отбывал пятилетний срок за кражу в Касимовском доме заключения, но сбежал и отправился в родные места. Здесь, в Сараевском районе, узнал, что в лесу скрываются бандиты, и решил к ним примкнуть. Те приняли его весьма охотно, тем более что парень уже был, как сказали бы сегодня, в авторитете, — так, в своих показаниях преступники называют его «известным бандитом Алёшкой Зобком». И практически сразу Мордвинов стал вторым лицом в группировке после Кулагина. Главарь предоставил ему большую свободу действий.

Среди тех, кто входил в шайку, были и оба брата Мордвинова, Дмитрий и Сергей. Последний — единственный из 43 членов банды, не признавший своей вины. На допросах он утверждал, что не занимался бандитизмом, а вещи, обнаруженные у него дома из Борецкого кооператива, купил на рынке. Однако братья дали показания против него. Впрочем, Сергей отделался сравнительно легко — его осудили всего лишь на три года заключения в исправительно-трудовом лагере.

Бандиты с оружием в руках грабили сельские кооперативы, амбары, складские помещения колхозов, а иногда и отдельных жителей, угрожая в случае сопротивления убийством. А если кто-то пытался жаловаться, то уводили у него весь скот, потом поджигали ригу, а затем дом. Так они разорили бывшего милиционера Григория Королёва, который стал доносить на членов банды. Кулагин даже стрелял в него, но промахнулся. Тем не менее позже главарь сжёг его жилище, так что у того не осталось другого выхода, как уехать из Борца.

Обвинительное заключение сообщает, что жители Сараевского района были запуганы до такой степени, что в домах даже «не зажигали огней вечером» и ночами не спали, опасаясь поджога. А разоблачать грабителей после произошедшего с Королёвым тоже ни у кого желания не было. Причинённый бандой с апреля по декабрь 1932 года убыток оценивается в астрономическую по тем временам сумму — 800 000 рублей. Сколько же всего ими было совершено преступлений, не могли сказать даже сами бандиты. Алексей Мордвинов на допросе говорил: «Их так много, что всех не вспомнишь».

РАССТРЕЛ ГЛАВАРЕЙ

В том же 1932 году начались аресты членов банды. За что преступники мстили местным жителям? Брат жены Родиона Кулагина, Яков Попов, показал: «Видя, что за нас взялись, Кулагин Родион решил кое-кого сжечь, а именно тех, кто показывал на нашу банду, и мы сожгли, не помню фамилии, одного члена сельсовета и двух беднячек».

7 ноября, в 15-ю годовщину Октябрьской революции, бандиты ограбили один из местных кооперативов. Наутро Родион Кулагин и его сообщник, сын кулака Алексей Кузьмин, решились пойти на убийство Елены Абанкиной, которая работала в местном сельсовете и была членом Сараевского райисполкома. Из протокола допроса Кулагина: «Убили за то, что она сделала у меня бесспорную посыпку хлеба, а у Кузьмина в 1931 году за невыполнение заготовок изъяла имущество». Около 5 утра преступники пришли к дому Абанкиной. Кулагин выстрелил в женщину через окно...

Бандитами были запланированы ещё 3 убийства в Сараевском районе — начальника райуправления милиции, секретаря РК ВКПб и председателя РИК. Однако рязанские сотрудники ОГПУ уже давно прилагали для их поимки все усилия. В конце концов члены банды были наконец арестованы.

Членам группировки назначили различные сроки наказания — кому 10, кому 5 лет, кому 3 года заключения. Родиона Кулагина, Алексея Мордвинова и ещё троих их самых активных сообщников приговорили к расстрелу. И приговор был приведён в исполнение, из пятерых лишь Алексею Кузьмину повезло: смертную казнь ему заменили на 10 лет заключения в исправительно-трудовом лагере.

Юлия Верёвкина

Газета «Панорама города», № 30 (843) 2012 г.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама