Лихие 30-е: Кущёвка по-рязански

Аватар пользователя admin
Версия для печатиВерсия для печати

Два тома следственного дела из рязанского архива ФСБ, на которых пометка: «Центральный архив ВЧК — ОГПУ — НКВД», да фотография изъятых винтовочных обрезов и револьверов — это всё, что напоминает о бандитах, которые в 1932 году держали в страхе весь Сараевский район. Он тогда превратился в аналог современной Кущёвки. В банде состояли 43 человека.

Как сообщает обвинительное заключение от 6 марта 1933 года, эта история началась с того, что главаря будущей банды, жителя села Борец Сараевского района Родиона Кулагина, «стал обрабатывать» кулацкий сын Павел Петров. Следователи того времени усматривали в действиях преступников антисоветчину, и в 90-х родственники последних обращались в Управление ФСБ по Рязанской области с просьбой пересмотреть дело. Однако основные обвинения сняты не были: какими бы соображениями ни руководствовались бандиты, несколько десятков вооружённых грабежей, многочисленные кражи, случаи конокрадства и поджогов, 4 покушения на убийство и одно удавшееся по-прежнему остаются уголовно наказуемыми.

«ЗВЕРЬ, А НЕ ЧЕЛОВЕК»

Родиону Кулагину было около 30 лет, когда он начал сколачивать банду. Первыми её членами были брат и отец его третьей жены. Главным образом они занимались тем, что крали лошадей, коров и овец. Позже Кулагин развёлся с супругой и в четвёртый раз женился, на Федосье Поповой. И братья новой избранницы главаря сразу составили костяк банды, в которую вливались всё новые люди, в основном из сёл Борец и Сысои. Многие из них были связаны между собой родственными узами — в группировку входили целые семьи. Но лидерство Родиона Кулагина не оспаривалось. В селе, по свидетельствам сообщников, о нём говорили так: «Зверь, а не человек. Если что задумает, то сделает, и не остановится ни перед чем». В обвинительном заключении указывается, что это был мужчина с твёрдым характером, хорошими организаторскими способностями и железной волей. Новые люди приходили в его банду охотно: время стояло голодное, в колхозы загоняли насильно, излишки хлеба отнимали, и на допросах многие из них оправдывались примерно так: «Мне стало нечего есть, и я разозлился на советскую власть». Злость же свою эти люди вымещали на односельчанах и жителях окрестных деревень.

Украденный скот Кулагин и его люди продавали в Москве, где у них даже имелась квартира. На вырученные деньги закупили огнестрельное оружие: позже следователи изымут у них 23 единицы. Вооружившись, бандиты почувствовали, что уж теперь-то их руки развязаны, — и в Сараевском районе начался террор.

ЖИТЕЛИ БОЯЛИСЬ ВКЛЮЧАТЬ СВЕТ

Вскоре у главаря появился помощник, житель соседнего села Сысои 22-летний Алексей Мордвинов по прозвищу Зобок. Он отбывал пятилетний срок за кражу в Касимовском доме заключения, но сбежал и отправился в родные места. Здесь, в Сараевском районе, узнал, что в лесу скрываются бандиты, и решил к ним примкнуть. Те приняли его весьма охотно, тем более что парень уже был, как сказали бы сегодня, в авторитете, — так, в своих показаниях преступники называют его «известным бандитом Алёшкой Зобком». И практически сразу Мордвинов стал вторым лицом в группировке после Кулагина. Главарь предоставил ему большую свободу действий.

Среди тех, кто входил в шайку, были и оба брата Мордвинова, Дмитрий и Сергей. Последний — единственный из 43 членов банды, не признавший своей вины. На допросах он утверждал, что не занимался бандитизмом, а вещи, обнаруженные у него дома из Борецкого кооператива, купил на рынке. Однако братья дали показания против него. Впрочем, Сергей отделался сравнительно легко — его осудили всего лишь на три года заключения в исправительно-трудовом лагере.

Бандиты с оружием в руках грабили сельские кооперативы, амбары, складские помещения колхозов, а иногда и отдельных жителей, угрожая в случае сопротивления убийством. А если кто-то пытался жаловаться, то уводили у него весь скот, потом поджигали ригу, а затем дом. Так они разорили бывшего милиционера Григория Королёва, который стал доносить на членов банды. Кулагин даже стрелял в него, но промахнулся. Тем не менее позже главарь сжёг его жилище, так что у того не осталось другого выхода, как уехать из Борца.

Обвинительное заключение сообщает, что жители Сараевского района были запуганы до такой степени, что в домах даже «не зажигали огней вечером» и ночами не спали, опасаясь поджога. А разоблачать грабителей после произошедшего с Королёвым тоже ни у кого желания не было. Причинённый бандой с апреля по декабрь 1932 года убыток оценивается в астрономическую по тем временам сумму — 800 000 рублей. Сколько же всего ими было совершено преступлений, не могли сказать даже сами бандиты. Алексей Мордвинов на допросе говорил: «Их так много, что всех не вспомнишь».

РАССТРЕЛ ГЛАВАРЕЙ

В том же 1932 году начались аресты членов банды. За что преступники мстили местным жителям? Брат жены Родиона Кулагина, Яков Попов, показал: «Видя, что за нас взялись, Кулагин Родион решил кое-кого сжечь, а именно тех, кто показывал на нашу банду, и мы сожгли, не помню фамилии, одного члена сельсовета и двух беднячек».

7 ноября, в 15-ю годовщину Октябрьской революции, бандиты ограбили один из местных кооперативов. Наутро Родион Кулагин и его сообщник, сын кулака Алексей Кузьмин, решились пойти на убийство Елены Абанкиной, которая работала в местном сельсовете и была членом Сараевского райисполкома. Из протокола допроса Кулагина: «Убили за то, что она сделала у меня бесспорную посыпку хлеба, а у Кузьмина в 1931 году за невыполнение заготовок изъяла имущество». Около 5 утра преступники пришли к дому Абанкиной. Кулагин выстрелил в женщину через окно...

Бандитами были запланированы ещё 3 убийства в Сараевском районе — начальника райуправления милиции, секретаря РК ВКПб и председателя РИК. Однако рязанские сотрудники ОГПУ уже давно прилагали для их поимки все усилия. В конце концов члены банды были наконец арестованы.

Членам группировки назначили различные сроки наказания — кому 10, кому 5 лет, кому 3 года заключения. Родиона Кулагина, Алексея Мордвинова и ещё троих их самых активных сообщников приговорили к расстрелу. И приговор был приведён в исполнение, из пятерых лишь Алексею Кузьмину повезло: смертную казнь ему заменили на 10 лет заключения в исправительно-трудовом лагере.

Юлия Верёвкина

Газета «Панорама города», № 30 (843) 2012 г.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Читать про обслуживание ДГУ по низким ценам.

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама