Отзывы о Надежде Чумакове - комментарии первого читателя

Версия для печатиВерсия для печати

Первым читателем этой книги (ещё в рукописи) я стала поневоле - в силу служебной обязанности. Как потенциального читателя она не привлекла бы меня уже из-за одного только названия. Биография её героини, имя и фамилия которой вынесены на обложку, не представлялись мне интересными: работа, работа, работа... Вспомнилось из Блока:

Работай, работай, работай:
Ты будешь с огромным горбом
За долгой и честной работой,
За долгим и честным трудом.

надежда чумакова

Горба Надежда Николаевна Чумакова, правда, не приобрела, но женственности в какой-то мере лишилась. Однако мужчины, выступившие в книге с воспоминаниями, этого не заметили, некоторые даже увидели в Надежде Николаевне красавицу, какой она не была, что подтверждают её многочисленные фотографии. Но давно замечено, что мужчин в женщинах привлекает не красота как таковая, а незаурядность. Красота же - лишь одно из проявлений её.

Увы, для того чтобы реальный человек стал героем или прототипом литературного произведения - романа, повести, пьесы - незаурядности мало: нужно ещё, чтобы у него была богатая личными событиями биография. У Надежды Николаевны она этому требованию не отвечает. Видимо, поэтому до сих пор нет о Чумаковой литературного произведения, в отличие, скажем, от её бывшего наставника - первого секретаря Рязанского обкома партии А.Н. Ларионова. В разное время, правда, публиковались о ней очерки, эти моментальные литературные фотографии.

Выход данной книги положения не изменит, поскольку она - коллективный сборник, составленный из статей самой героини, интервью с нею, тех же самых, ранее уже публиковавшихся, очерков и нескольких новых, написанных для него специально.

Но, странное дело, собранные воедино эти разные материалы вдруг создали объёмный, горельефный, портрет (нет, не героини книги!) времени, пожалуй, самого лучшего в истории советской страны, самого успешного в смысле её индустриализации, самого результативного по достижениям в науке и технике.

Мне хочется, чтобы среди читателей были молодые люди, знающие об этом периоде нашей истории понаслышке, благодаря учебникам или по очень тенденциозным телепередачам. Родившиеся в 90-е, а то и в 80-е годы прошлого века, многие мои земляки имеют очень смутное представление о периоде 60-80 годов. Поэтому они скептически относятся к тогдашней трудовой деятельности своих родителей и дедов, их наградам и утвердились во мнении, что Рязань в её нынешнем виде и границах существовала со времён незапамятных, едва ли не со дня её основания, когда ещё звалась Переяславлем Рязанским. Увы, это одно из расхожих юношеских заблуждений.

Мне довелось видеть Рязань в 1949, 1955 годах. Тогда я побывала в ней проездом, а в 1959 году обосновалась навсегда. Честно говоря, она мне на первых порах не понравилась. Если не считать центра - новостройки Екатерининской эпохи - и великолепного, но запущенного кремля, увидела я большую деревню, с огромной лужей посреди теперешней Театральной площади, с покосившимися, вросшими в землю избушками Ямской слободы, что зовётся ныне улицей Циолковского, какие-то трущобы близ базара. И не враз всё это поменялось. Я еле сдерживала слёзы зависти и жалости к себе, к своим землякам, когда очутилась в 1967 году как турист в Венгрии и Чехословакии. Сопоставляла их добротные, каменные даже в деревушках здания с теми развалюхами, что оставила в Рязани. Сравнивала заграничное благоустройство тамошних окраинных улиц с колдобинами на рязанских центральных. Отмечала иноземную аккуратность, далёкую от нашего российского коллективного неряшества или разгильдяйства (как определить действия, когда окурки и прочий мелкий мусор горожане предпочитают швырять на тротуар, игнорируя урны, а то и бросать из окон городского транспорта?).

В город, отвечающий западноевропейским стандартам, Рязань стала превращаться в те двадцать с небольшим лет, когда председателем горисполкома была Надежда Николаевна Чумакова. Многие сейчас, в начале XXI века, связывают это превращение исключительно с её деятельностью.

У меня на сей счёт мнение иное - все преобразования свершились бы и без Надежды Николаевны, даже если бы председатели горисполкома менялись от выборов до выборов. Феномен Чумаковой в том, что она проработала в этой должности более двадцати лет. Удержалась! Или её удержали вышестоящие товарищи. Не была ли для неё эта должность запланирована ими как пожизненная?

Авторы очерков, написанных специально для этой книги или в годы перестройки, упускают «определяющую и направляющую» роль Коммунистической партии в тех изменениях, что происходили в городе. Забывают, что не только в Рязани - во всей нашей стране вся деятельность народа была подчинена когда-то одной цели - «догнать и перегнать Америку». Для её реализации планировались и осуществлялись различные малые и большие мероприятия. Некоторые из них оказывались ошибочными (вроде организации совнархозов) и даже трагическими, как выполнение трёх планов по производству мяса в Рязанской области. К успешным же, но не бесспорным мероприятиям относилось создание в областных городах крупных специализированных промышленных и научных центров.

Один из таких центров, специализирующихся на радиоэлектронике, относящейся к оборонной отрасли промышленности, возник в Рязани (в дополнение к сельскохозяйственному машиностроению, станкостроению и нефтепереработке). В городе появился радиоинститут, несколько научно-исследовательских учреждений и заводов по этому профилю. Все они потребовали притока рабочей силы и новой экономической инфраструктуры. А «в экономическую инфраструктуру входят транспорт, связь, образование, жильё и коммунальное хозяйство, от состояния которых зависит общественное производство».

Замечу, что радиоэлектроника была тогда отраслью очень новой, очень востребованной в стране и не на сотовые телефоны она ориентировалась. Поэтому правительство уделяло ей самое пристальное внимание. Разумеется, и решение о рязанской специализации принималось на самом высоком уровне. На этом же высоком партийном и государственном уровне и должна была рассматриваться предложенная рязанским обкомом кандидатура главы города, «городского головы», как до Октябрьской революции называлась эта должность. Позднее же работа председателя горисполкома направлялась и контролировалась, повторюсь, вышестоящими, обкомовскими, партийными товарищами. Работы было очень много, хотя часть её делали новые предприятия своими силами и на свои средства. Так что как исполнитель Надежда Николаевна имела поддержку в лице могущественных директоров предприятий, да и штатные помощники у неё были квалифицированными.

И всё-таки Чумакова - уникум. До неё не было случая, если не считать Великую княгиню Рязанскую Анну, чтобы городом управляла женщина. К тому же наиболее известные рязанцам городские головы Н.И. Родзевич (1906-1912) и И.А. Антонов (1912-1917) ведали городским хозяйством, когда жителей в Рязани насчитывалось менее 50 тысяч, а достижения и требования цивилизации были весьма скромные.

Но есть и ещё один признак уникальности нашей героини. Помогая директорам производств в индустриализации и специализации города и, как они, не забывая о цели государственного марафона - «догнать и перегнать Америку», Чумакова сама являлась одним из этапов достижения этой цели.

В освоении космоса наша страна уже Америку перегнала, в части балета мы давно были «впереди планеты всей», имелись и ещё какие-то бесспорные достижения и не только в виде водородной бомбы. Представился случай заявить о себе и в сфере социальной. В экономически благополучной Америке неблагополучно обстояло дело с правами женщин, к управлению государственными структурами их не допускали. В школьном возрасте ещё пребывали будущие государственные секретари Хилари Клинтон (194 7) и Кондолиза Райе (1954). А в СССР... В СССР эпоха Александры Коллонтай и Полины Жемчужины, увы, миновала. Сталин предпочитал видеть женщин на сцене, на экране и на полях за штурвалами тракторов, а не во власти.

Вступивший в соревнование с Америкой и развенчавший культ личности Сталина, Хрущёв спешил это положение исправить, тем более в осуществлении его грандиозных планов женщины стали играть важную роль, во многом потому, что за время войны количество мужчин, основной рабочей силы, существенно убавилось. Работающих женщин стали поощрять правительственными наградами и почётными званиями. Получили награды и рязанки. Звания Героя Социалистического Труда удостоились, например, токарь-многостаночник А.Я. Анурова, штукатур А.И. Илларионова, доярки К.И. Мазяйкина, П.Н. Коврова, телятница К.К. Петухова.

Вспыхнула в 1960 году на небосклоне страны звезда Екатерины Фурцевой - она стала министром культуры СССР. А через три года зажглась звезда поменьше - председателем Рязанского исполкома горсовета сделалась Надежда Чумакова.

Думаю: этому звездообразованию предшествовал очень обдуманный и тщательный отбор. Во многом биографии и даже внешность женщин схожи. Обе родились в рабочей семье, имели успешный опыт комсомольской и партийной работы. Обеих можно отнести к тому типу светловолосых славянок, кто «коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт». И возраст у них был отнюдь не девичий, не подверженный женским страстям и вытекающим из них безрассудству и глупостям. Да и малолетними детьми они бы уже себе рук не связали: Фурцевой было пятьдесят лет, Чумаковой около сорока. Кстати, некоторые полагают, что своё женское счастье Надежда Николаевна принесла в жертву работе, едва ли не конкретно Рязани (она не имела мужа и детей). Скорее всего, это мнение ошибочно: многие женщины её поколения не обзавелись семьями из-за войны, выходить же за мужчин моложе себя, как это делается теперь, тогда не решались.

Высокопоставленные выборщики в своих кандидатках не ошиблись: те принялись трудиться не только добросовестно, но и самоотверженно, как говорится, от зари до зари. Надо заметить, что и выборщики не выпускали своих протеже из поля зрения, не бросили на произвол судьбы и создавали им, по мере возможности, условия для успешной работы. Вот этим-то особым отношением, на мой взгляд, объясняется тот факт, что в Москве для Надежды Николаевны все двери были открыты, а вовсе не теми личными её качествами, что нынче определяются как харизматический характер.
Что касается стиля её руководства, то, по-моему, он был авторитарным. На официальных собраниях, на которых я присутствовала, будучи в 1967-1968 годах депутатом горсовета, она держалась подчёркнуто начальственно и властно перебивала выступавших. А выступали почти всегда по заранее подготовленному списку. Председатель собрания возглашал: «Слово предоставляется товарищу Петрову, подготовиться товарищу Сидорову». После чего товарищ Сидоров уже не слушал товарища Петрова, а дрожал мелкой дрожью, сжимая во вспотевших руках листок с заготовленной речью - Чумакову боялись.

Мне тоже пришлось однажды попасть в число тех, кого Надежда Николаевна не пожелала слушать. Я входила в транспортную комиссию (так, кажется, называлось это депутатское подразделение). На одном из её заседаний (в присутствии Чумаковой) зашла речь о работе городских железнодорожных станций, и я поделилась своими наблюдениями. Было летнее время, я ездила раза два в месяц в Моршанск к родителям, куда отвезла маленького сына, и каждый раз попасть на поезд было для меня проблемой: к кассам не подступиться, да и билетов нет. Потом один опытный пассажир подсказал, что штурмовать кассы нет необходимости: нужно по прибытии поезда подойти к вагону - и место найдётся. Так оно и было. Причём вагон, в который я попала, использовав подсказку в первый, но не последний раз, оказался полупустым, а деньги исчезли в кармане проводника. Некая железнодорожная начальница отказалась поверить моему наблюдению и сделать соответствующие выводы. Я попыталась привести доказательства - Надежда Николаевна резко меня остановила. Авторитет железнодорожной начальницы был ей дороже истины.

Тогда же или на другом заседании, не помню, кто-то решил обратить внимание Чумаковой на то, что мало автобусов ходит в Соколовку, которая в то время была уже в черте города, но практически находилась от его окраины километрах в пяти-шести. «Людям приходится до ближайших заводов больше часа добираться»,- сказал выступавший. «Пусть на электричке ездят!» - отрезала Надежда Николаевна. Я поняла, что она относится к тому распространённому типу начальников, которые слушают только то, что хотят услышать.

Меры по улучшению работы транспорта всё-таки были какие-то тогда приняты. Во исполнение одной из них я отправилась в выходной день в пригородную деревню Заборье - считать, сколько автобусов идёт до неё или проходит через неё в единицу времени. Кажется, количество приезжающих в деревню я тоже считала. Многочасовое моё пребывание на шоссе, где не было тогда оборудованной остановки, разделили со мной муж и сын. Правда, у остановки они появлялись время от времени удостовериться, что со мной всё в порядке, - в основном собирали поблизости на лесной опушке грибы.

Не знаю, какую пользу принесло это моё депутатское дежурство, положение же с транспортом в Соколовке не изменилось, чему я была самым активным свидетелем, потому что там жила. Порой, ожидая по часу и более автобуса, люди, на чём свет стоит, кляли Чумакову, желали ей вот так же помёрзнуть и прежде чем рекомендовать взамен автобуса электричку, посмотреть её расписание и то, где она останавливается в городе. И такое положение было не только на этом маршруте. Во многом нынешние пробки объясняются тем, что проблема общественного транспорта так и не была в Рязани решена. Как только стало это возможно, люди ринулись обзаводиться собственным транспортом.

И всё-таки Чумакова была в городе очень популярна. Известность Надежды Николаевны пережила её и не благодаря средствам массовой информации - заведомому пиару, - а благодаря устным воспоминаниям тех, кто трудился в одно время с ней. Даже смена государственного строя не способствовала забвению. И это притом, что Надежда Чумакова была убеждённой коммунисткой (в партию вступила не ради карьеры, как это бывало зачастую), ярчайшим представителем отвергнутой государственной системы. На доме, где она жила, установлена мемориальная доска. В преддверии 90-летия со дня рождения Чумаковой рязанская общественность предложила воздвигнуть в городе ей памятник.

Это предложение было опубликовано как раз в то время, как А.Ф. Говоров работал над составлением книги, и, возможно, под влиянием этой работы муссировались слухи о ней.

Хотя и отдалённые друг от друга в пространстве (книга в библиотеках, памятник на одной из городских площадей), они станут неким мемориальным комплексом не столько Н.Н. Чумаковой, сколько тому периоду в истории нашей страны, который безосновательно получил название «эпоха застоя», когда следовало бы именовать его «эпохой энтузиастов».

Начиная читать рукопись как редактор, я вскоре превратилась в заинтересованного читателя, с гордостью осознающего, как много в те годы сделали мои земляки, чтобы Рязань превратилась в крупный научный, промышленный и культурный центр. И как читатель я благодарна журналисту и писателю Анатолию Говорову за то, что он первым решил и решился создать такой сборник, хотя знал, что обрекает себя на большую и сложною работу. Очень непросто собрать уже полузабытый материал, организовать информированный авторский коллектив, члены которого участвовали в великом преобразовании Рязани.

Ирина Красногорская

Источник: "Надежда Чумакова: сборник статей и очерков", 2012.

Метки: Разделы: 

Похожие материалы

Просмотры Дата создания Тип Автор
Жизненный путь Н.Н. Чумаковой 2,396 14.11.2013 Публикация rzn_ writer
Статьи и интервью Надежды Чумаковой в советской печати 3,445 18.11.2013 Публикация rzn_ writer
"Я - счастливый человек" 729 10.12.2013 Публикация rzn_ writer
Организатор, труженик, коммунист 771 11.12.2013 Публикация rzn_ writer
Хозяйка города 872 12.12.2013 Публикация rzn_ writer
Рязани добрая хозяйка 694 13.12.2013 Публикация rzn_ writer
Анна и Надежда 947 14.12.2013 Публикация rzn_ writer


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама