Прежде думай о Родине - потом о себе

Версия для печатиВерсия для печати

Его уж нет, а те, кто вживе,
А те, кого оставил он,
Страну в бушующем разливе
Должны заковывать в бетон.
Для них не скажешь: «Ленин умер!»
Их смерть к тоске не привела.
Ещё суровей и угрюмей
Они творят его дела...

С. Есенин

Суровые послевоенные годы. Голод. Разруха. Необходимо восстановить всё: промышленность, сельское хозяйство. Нужно создать новый подход к организации труда, новый рабочий класс, новых руководителей. На первый взгляд, это непосильная работа. Но страна возрождалась, и, как частица этой великой страны, возрождалась Рязанская область. Руководителем области стал талантливейший организатор Алексей Николаевич Ларионов. Наряду с уже существующими и строящимися предприятиями, такими, как станкостроительный завод, завод САМ, электроламповый завод, «Рязсельмаш», начинается строительство крупнейших предприятий: комбината химических волокон, нефтеперерабатывающего завода, завода кузнечно-прессового оборудования. В связи с этим развивалась строительная индустрия. В Рязани появились железобетонные заводы, завод силикатного кирпича, деревообрабатывающий завод, картонно-рубероидный завод, цементные заводы в городе Михайлове, предприятия нерудных материалов в разных районах области. Рос рабочий класс. И всегда, везде были талантливые личности: среди рабочих - Анна Ивановна Илларионова, Николай Павлович Поляков, Мария Дмитриевна Бардина, Антонина Яковлевна Анурова; среди руководителей предприятий -Юрий Петрович Земцов, Левон Аршакович Григорян, Константин Михайлович Тарасов, а в рядах административно-партийного руководства - Н.Н. Чумакова, А.Н. Конин и другие, но о ней я хочу рассказать.

Большая часть моей трудовой жизни - с 1963 по 2006 год - прошла рядом с Надеждой Николаевной. На этих страницах я вспоминаю только несколько эпизодов из нашей совместной работы.

В Рязань я впервые приехал в 1950 году и увидел старые покосившиеся домики на окраинах, которые были ничуть не лучше, чем в моём родном селе Путятино; грязную речку Лыбедь, двухэтажные дома в центре. И вообще Рязань произвела на меня впечатление большой деревни. Города, который я рисовал себе в воображении, не было. Правда, мне сказали, что где-то далеко за городом строится станкостроительный завод и есть большой посёлок Приокский; что строится радиотехнический институт.

В 1952 году я поступил в Московский инженерный институт водного хозяйства, который закончил в 1957 году. Во время учёбы много раз приезжал в Рязань. За эти годы в городе на моих глазах происходили перемены, и во всех происходящих переменах чувствовалась воля сильного руководителя Ларионова. Продолжалось бурное строительство предприятий.
После института я приехал в Рязань на строительство нефтеперерабатывающего завода. На самом деле под титулом нефтезавода строились железобетонный завод № 2, завод силикатного кирпича, Погореловский карьер, водозаборные сооружения. Мне пришлось участвовать в строительстве завода силикатного кирпича, на разработке карьера по обеспечению этого завода песком. Борковские карьеры строились под моим руководством.

Когда впервые в 1956 году в СССР был запущен спутник Земли, я, как и весь советский народ, восторгался большой победой нашей страны. И меня обескуражила фраза, произнесённая моим руководителем B.C. Станиным. Он сказал приблизительно следующее:

- Иван Васильевич, спутник - это очень хорошо. Но это ничто по сравнению с нормальным водоснабжением, канализацией и очисткой сточных вод.

- Почему так? - спросил я.

- Да потому, что развитие цивилизации сдерживалось, если не была развита эта структура, эта сеть. Вспомни Римскую империю, где продолжительность жизни составляла всего 37 лет. А средневековые города? Могли бы они развиваться, если не было нормального водоснабжения и канализации? Чуть что - по городам проходили эпидемии холеры и чумы. Население вымирало. Поэтому, Иван, бросай ты свой земснаряд и переходи работать в эксплуатационную службу нефтезавода. Ты молодой парень, знающий и энергичный, принесёшь там городу гораздо больше пользы.

И я послушался совета и перешёл со строительства на эксплуатационные объекты. Мне пришлось со строителями треста № 23 и монтажниками Минмонтажспецстроя производить объекты водоснабжения, канализации и очистных сооружений.

В 1963 году я, работая в то время начальником цеха водоснабжения и канализации нефтеперерабатывающего завода, был приглашён в кабинет председателя горисполкома Надежды Николаевны Чумаковой. Она расспросила о работе, перспективах развития системы водоснабжения и канализации юго-восточного промрайона, о снабжении города питьевой водой, а главное, - о возможности очистки сточных вод всего города. Внимательно выслушала и сказала:

- Нет сейчас важней задачи в городе, чем наладить нормальную систему очистки сточных вод. Город не может развиваться нормально, если сточные воды текут в Лыбедь, Трубеж, Оку. Я прошу вас, Иван Васильевич, как можно быстрее запустить первую очередь станции биологической очистки и продолжить работу над увеличением её мощностей.

В 1964 году было завершено строительство первой очереди очистных сооружений мощностью 56 тыс. куб.м в сутки, но этого было очень мало для города. Необходимо было увеличение мощности как минимум до 200-250 тыс. куб. м в сутки. И опять Надежда Николаевна выслушала мой длительный, подробнейший доклад о путях строительства объектов станции биологической очистки. Дело в том, что на очистные сооружения должны были поступать сточные воды сложных, тяжёлых производств, таких, как комбинат химического волокна, нефтеперерабатывающий завод, в количествах, значительно превышающих количество хозяйственно-бытовых сточных вод от жилых массивов Рязани. В докладе и в последующей беседе я убедил Надежду Николаевну в том, что нужно строить принципиально новые объекты станции биологической очистки. Она согласилась со мной и сказала:

- Ну что ж, делайте, как считаете нужным, а я буду во всём вам помогать. Начались проектные работы, была подготовлена вся необходимая техническая документация. Опять стал вечный вопрос: где взять деньги?

Нефтеперерабатывающий завод уже вложил значительные средства в строительство станции биологической очистки, и он не мог один вытянуть этот объект. Надежда Николаевна предложила мне проехать по всем министерствам и ведомствам, чьи предприятия были расположены в Рязани, и добиваться через них денег на строительство столь важных строительных объектов для города. Вооружившись письмами-просьбами от Надежды Николаевны, я побывал во всех министерствах и почти везде получал положительный результат. Я докладывал ей о каждой своей поездке. Только Министерство химической промышленности отказалось выделить средства. Что делать? Как быть?

- Давайте, Иван Васильевич, попробуем решить это вопрос через Министерство мелиорации и водного хозяйства, чьи ведомства контролируют строительство и эксплуатацию водных объектов.

И я поехал за помощью к заместителю министра И.И. Бородавченко. Я не был тогда депутатом городского Совета, но назвался им у секретаря, иначе бы меня никогда не пустили в кабинет. Так я попал к нему на приём. Подробно рассказал о новой системе очистки сточных вод, и, на моё счастье, он сказал:

- Решим этот вопрос. Тут же позвонил заместителю министра химической промышленности, осветил ему этот вопрос так, как считал нужным и отправил меня к нему. К моему приходу был уже готов пропуск, а на столе у секретаря лежал документ, подтверждающий участие Министерства химической промышленности в строительстве комплекса очистных сооружений Рязани. Сразу же я доложил об этом Надежде Николаевне. Она немного удивилась столь быстрому решению, похвалила меня и спросила:
- А вы разве не депутат городского Совета? Строительство второй очереди началось. Пуск объектов состоялся в 1970 году.

Мне вспоминается ещё один эпизод нашей совместной работы. На Рязанском нефтеперерабатывающем заводе предполагалось строительство цеха жирных кислот, уже начали прокладывать инженерные сети. Что такое жирные кислоты? Это вещества, которые являются основой для так называемого биологически-витаминного концентрата. Сейчас это назвали бы генной инженерией. Запах от них трупный. В радиусе 5-10 километров просто невозможно дышать. Тот, кто хоть один раз посетил морг, тот знает, что это такое. Я пришёл к Надежде Николаевне и обо всём ей рассказал. Она посмотрела на меня с удивлением и сказала:

- Иван Васильевич, нужно сделать так, чтобы этот объект в городе не строился.

Сколько же я вложил энергии в это дело! Доказывал в различных организациях о недопустимости строительства цеха. Получил в конечном результате заключение УФ НИИ гигиены о невозможности его строительства в пределах нашего города, и этот объект у нас не стал строиться, его возвели в другом регионе. Когда я доложил обо всём Надежде Николаевне, она посмотрела на меня с улыбкой:

- Рязанцы должны благодарить вас, Иван Васильевич, за это большое и хорошее дело, до самой смерти поить самым лучшим коньяком.

- А он мне и не нужен, коньяк-то. Дай-то бог, чтобы всё шло своим чередом.

В 1967 году меня назначили заместителем главного инженера нефтезавода по охране природы. Перед этим я поступил в аспирантуру Всесоюзного заочного политехнического института. Я доказал, что очистка нефтесодержащих сточных вод только физико-механическим и физико-химическим путём ведёт в тупик, в никуда. Нефть и нефтепродукты растворимы в воде и растворимы в больших количествах. Если тяжёлые фракции растворяются до 10-15 мг на литр, то лёгкие фракции, такие, как бензол, толуол, растворимы до 100-200 и более мг на литр. Следовательно, очистки только физико-механическая и физико-химическая ведут в никуда, а нефтесодержащие сточные воды можно очистить только химико-биологическим путём. И этот метод был применён на комплексных очистных сооружениях нашего города. Мы получили очень хороший, можно сказать, блестящий результат по очистке сточных вод. Вот почему так заинтересовались нашим, рязанским, методом не только советские специалисты, не только руководители наших крупных предприятий, но и промышленники практически всех развитых капиталистических стран. Я не знаю ни одной высокоразвитой страны, делегации которой не побывали бы на наших очистных сооружениях: японцы, американцы, немцы, французы, англичане. Все удивлялись, как можно при не очень-то больших капитальных и эксплуатационных затратах добиться такого результата.

Мне пришлось уже побывать к тому времени в странах социалистического лагеря: Польше, ГДР, Венгрии, Чехословакии, Болгарии, а в 1975 году и - в разных крупных городах США: Лос-Анджелесе, Новом Орлеане, Вашингтоне, Нью-Йорке, Хьюстоне и других. Видел работу тамошних очистных сооружений, учился, подсказывал. При всей той развитой химической промышленности, при тех достижениях, которые имела Америка, очистка сточных вод велась только фильтро-механическим и химическим путём и не приносила должного результата. И у них были станции биологической очистки, но они использовались в основном по очистке бытовых сточных вод или совместных промышленных и бытовых стоков. Но нигде не практиковалась такая совместная очистка, когда промышленные стоки составляли 90 процентов. Вот почему меня внимательно слушали те, кто занимался этим делом.

После каждого посещения той или иной страны, я обо всём докладывал Надежде Николаевне, и она всегда говорила:

- Иван Васильевич, что будем делать дальше?

А дальше - у нас уже этих сооружений не хватает. Теперь 220 тыс. куб. м в сутки очистки сточных вод - это не те объёмы, требуется, как минимум, 300 тысяч куб. метров, и опять встал извечный вопрос: где брать деньги для развития новых мощностей? В это время в Рязани строился завод автоагрегатов - филиал завода ЗИЛ, который хотели подключить в наши общие городские очистные сооружения, принадлежащие нефтеперерабатывающему заводу. Я сказал:

- Надежда Николаевна, давайте заставим этот завод построить третью очередь, потому что все те предприятия, которые вложили деньги в очистку сточных вод, обижать нельзя. У них нет денег.

- Хорошо, Иван Васильевич, действуйте,- сказала она.

Я встал намертво и не давал согласия на приём сточных вод этого предприятия. И результат не заставил себя ждать. На совещании при первом заместителе министра нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности с руководством Министерства автомобильной промышленности, руководством заводов было принято решение: Министерство автомобильной промышленности выделяет деньги. И процесс пошёл дальше. Силами завода ЗИЛ была построена третья очередь. По завершении строительства была достигнута мощность 320 тыс. куб. метров очистки сточных вод в сутки. Начали строить сооружения по обработке осадка. Я в очередной раз встречаюсь с Надеждой Николаевной, и она мне говорит:

- Иван Васильевич, ну, более или менее сейчас решено у нас с очистными сооружениями и очисткой сточных вод. А в городе не совсем хорошо с водоснабжением. Воду подаём по графику, сплошные утечки, и тут - как быть?

Я говорю:

- Надежда Николаевна, я буду работать там, где вы скажете.

- Подождите, вы нам пока нужнее там. А здесь город пока что будет справляться.

В начале 60-х годов началось освоение Дашково-Песоченского района со строительством как жилых домов, так и объектов культурно-бытового назначения. Встал вопрос: как напоить людей? Как обеспечить их противопожарную и санитарную безопасность? Я помню, как на одном из совещаний в горисполкоме с участием Н.Н. Чумаковой обсуждалась проблема водоснабжения этого района. Предлагалось несколько вариантов: подача воды в новостройку из центральной части города; строительство комплекса водоподготовки речной воды с использованием действующего нефтезаводского водозабора; проведение изысканий на количественный и качественный состав артезианских вод в районе сёл Льгово - Новосёлки с последующей подачей их через вновь построенные объекты Окского водозабора.

Начались работы по всем трём направлениям. Был построен водовод из центра города, возведены водоочистные сооружения Окского водозабора.

Детальная разведка подземных вод на месторождении Льгово-Новосёлки была произведена в 1967-1969 годах Рязанской геологоразведочной экспедицией. Запасы в количестве 180 тыс. куб. метров в сутки были утверждены Государственным Комитетом запасов СССР. В Дашково-Песочню построили водовод из центра города, возвели водоочистные сооружения Окского водозабора.

В 1983 году после моей очередной поездки за границу, в Югославию (я был на строительстве и пуске нефтеперерабатывающего завода в городе Скопье), Надежда Николаевна пригласила меня к себе и сказала:

- Иван Васильевич, иди в город и бери на себя руководство «Водоканалом». - После моего согласия она, в свойственной ей манере, сразу, что называется, «взяла быка за рога», заговорила о насущных проблемах:

- Да, Иван Васильевич, сколько вам потребовалось времени, чтобы создать такой комплекс очистных сооружений?

Я говорю:

- Примерно десять лет.

- Сколько вам нужно будет времени, чтобы обеспечить нормальной водой горожан?

- Наверно, столько же.
- Столько времени у нас нет. Максимум пять лет.

Я перешёл работать руководителем «Водоканала» города. Повседневно стал работать с Надеждой Николаевной. После детального ознакомления с состоянием «Водоканала» я предложил ей использовать существующие на производстве резервы: сделать небольшую реконструкцию фильтровальной станции в Соколовке, Павловского водозабора, достраивать Борковской водозабор, прокладывать сети.

Замечу, что «Водоканал» был в то время такой организацией, как теплосеть, РМПТС, где ничего не было - ни техники, ни возможностей. Люди приходили на работу случайные, и во всём этом чувствовалось безденежье. Предприятие «Водоканал» было планово-убыточным. Я поставил перед собой задачу сделать «Водоканал» прибыльным предприятием. Каким путём? Повышать тарифы для населения невозможно, счётчиков никто не имел. Ну, не имею права повышать тарифы для населения. Тогда я заручился согласием городских руководителей и через Госкомцен добился повышения тарифов для предприятий. В «Водоканале» появились деньги.
Мы стали почти нормально жить. Дальше стали создавать базы для своих аварийных центров в городе. Надежда Николаевна всегда поддерживала нас, где можно. Рассказывая ей, что нужно сделать, каким путём идти, я обычно слышал:

- Давайте, давайте!

Я, как правило, приходил на работу к семи часам утра. Работал в субботу, иногда «прихватывал» воскресенье. Обычно в 7 часов 15 минут звонила Надежда Николаевна, спрашивала:

- Как у вас там дела? Всё ли решено?

- Есть много вопросов, которые требуют ещё решения.

- Когда совсем будет невмоготу, - приходи ко мне.

Помогала Надежда Николаевна жильём для работников « Водоканала». С какой-то теплотой и любовью она относилась к нашей системе, к нашей службе. И действительно, не прошло и трёх лет - в городе перестали подавать воду по графику. Было завершено строительство Борковского водозабора, проведена реконструкция фильтров на Окском водозаборе, и в конечном итоге, появилось достаточное количество воды для жителей Рязани. Были отдельные моменты, когда её не хватало из-за аварий, которые случались в то время на сетях. Сети были изношены.
Но встал другой вопрос - канализации. Какие-то маленькие дворовые канализационные насосные станции, вечно в подтоплении. Системы канализации не было в том виде, в каком она должна быть.

Приглашает меня в очередной раз Надежда Николаевна и говорит:

- Иван Васильевич, нужно открывать титул стройки системы развития канализации.

А что такое открыть титул стройки? Нужен проект, нужны деньги. И опять началась большая работа. Когда мы имели уже законченное проектное задание, утверждённое Правительством РФ - денег всё ещё не было.

- Иван Васильевич, я подготовила письмо за подписью первого секретаря обкома партии Николая Семёновича Приезжева и председателя облисполкома Василия Григорьевича Жиркова. Мы его направили в адрес Председателя Совета Министров. Письмо уже ушло неделю тому назад. Вот вам телефон, поезжайте и добивайтесь денег.

Набрал я полный карман двухкопеечных монет, приехал в Москву, подошёл к одному из телефонов-автоматов и начал звонить в приёмную Председателя Совета Министров. Мне отвечают:

- Ваше письмо направлено к такому-то адресату.
Меня направили к одному, второму, третьему адресату. Я дозвонился до четвёртого и зачитал ему письмо.

- Примите меня в Госплане России,- говорю ему.

- А зачем?

- Примите.

Принял он меня и спрашивает:

- Что вы хотите?

- Я хочу титул стройки, хочу денег.

- Какая у вас мощность очистных сооружений? Я называю.

- Сколько подаёте? Называю и опять слышу:

- Что вы хотите?

- Да написали же письмо. Подписали секретарь обкома партии, председатель облисполкома.

- А нам, Иван Васильевич, не пишут письма директора «Водоканалов». Вот видите? - И подаёт мне пачку писем с просьбой о выделении средств на развитие коммунального водоснабжения и канализации крупных городов. Говорит:

- Иван Васильевич, вот посмотри,- начинает перечислять по алфавиту. - А - Астрахань. С каждым годом, с каждой весной мы с ужасом ожидаем оттуда известия о холере. А у нас нет денег, чтобы изменить ситуацию. Архангельск и т. д. Заезжай к своим соседям в Тулу, у них тоже ничего нет. Что ты хочешь? Вы в Рязани как-нибудь переживёте.

В конечном итоге в разговоре мы нашли нашего общего знакомого и всё решили.

- Ну что ж, Иван, я тебе помогу. Сделай так-то и так-то. Начинайте строить без титула стройки.

- Как так?

- Ну, начинайте строить. Потом придёте и поставите меня перед фактом, тогда я смогу помочь вам решить этот вопрос.

Я приехал в город, доложил обо всём Надежде Николаевне, она удивилась такому решению, такой подсказке.

- Ну что ж, будем делать так.

И титул стройки развития канализации был открыт. Стали поступать деньги. Началось строительство. Ох, как мы много строили! Рязанцы видели, наверное. Был построен коллектор вдоль Лыбедского бульвара, по улицам Есенина, Либкнехта, Новой. Были построены самотёчные коллекторы по улице Мервинской, напорные трубопроводы. Достаточно сказать, что было сделано в эти годы столько, сколько не было сделано за предыдущие семьдесят лет. И мы остановились на так называемом западном коллекторе. Каким путём добывал я деньги? Иду к Чумаковой, и она подсказывает:

- Иван Васильевич, поезжай в Минфин.

Приезжаю туда, вхожу к начальнику управления жилищно-коммунального хозяйства, строительства и транспорта. Сказал, что я депутат, показал свой депутатский мандат. Я такой-то, прошу принять меня,- нельзя не принять депутата. Я ему рассказал обо всём, а он мне говорит:
- Иван Васильевич, вы когда входили, видели вывеску?

- Видел.

- Что там написано? Кто я такой? Я работаю с регионами и с отраслями. Если я буду работать с каждым директором «Водоканала» или с каждым управляющим трестом, меня просто не хватит. Ну, раз уж ты пришёл - решу, тем более я обещал в своё время в Рязани Надежде Николаевне, что буду помогать вам.

В общем, дал соответствующие резолюции, и деньги пошли на Рязань. Слава богу, вопрос этот также стал решаться.

Началась перестройка в стране. Надежда Николаевна чувствовала себя не очень хорошо. Заболели глаза, со зрением стало плохо, и она покинула пост председателя Рязанского горисполкома. Но не оставила нас, всегда интересовалась, звонила, задавала вопросы. И очень сожалела о том, что мы не успели довести до конца строительство так называемого западного коллектора объездной северной дороги. А ведь что такое западный коллектор? Это северная окружная дорога с выводом транзитного транспорта со стороны Московского района к посту ГАИ на шоссе в сторону Солотчи. Достаточно сказать, что длина моста через Трубеж, а в том месте он должен быть судоходным, была 140 метров. На всё были выделены деньги: и на коллектор, и на дорогу, и на мост. Но так называемые «зелёные» стали на пути и заблокировали эту работу. Было очень много видеоматериала по Центральному телевидению. Вмешался «Прожектор перестройки». Когда я приехал в очередной раз в Минэкономики, мне сказали: «Иван Васильевич, разберитесь вы там, в Рязани, сами. Мы не хотим быть заложниками вашей рязанской политической неразберихи».

И так не было завершено строительство столь важного для города объекта. Сточные воды потекли в Трубеж, сточные воды кожевенного завода были направлены по временной схеме через весь город. А что такое сточные воды кожевенного завода? До сих пор город «расхлёбывает» эту проблему. Потоки автомашин пошли через центральную часть города. Создались такие автомобильные пробки, которые ликвидировать, на мой взгляд, в ближайшие 20-30 лет просто невозможно.

В результате перестройки вообще изменилась политическая система в стране. Начались дефолты, обесценились деньги и личности. Надежде Николаевне было очень тяжело жить. Но бывшие сотрудники никогда не покидали её. В частности, руководители «Водоканала» всегда поддерживали её. И она очень заботилась о своих бывших подчинённых. Звонила мне, просила, чтобы я принял на работу того или иного бывшего работника горисполкома. Однажды Надежда Николаевна позвонила мне и сказала, что её племянница осталась без дела, спросила, не могу ли я найти ей работу?

- Конечно, Надежда Николаевна, она радиотехник, есть у меня цех КиПиА, пусть там работает,- ответил ей, а племяннице сказал:

- Ты будешь у меня работать полдня, а полдня ухаживать за Надеждой Николаевной.

И всё время до самой смерти Надежды Николаевны так и было.

Умерла Надежда Николаевна Чумакова 4 мая 2006 года.

Я часто прихожу к дому № 45 по Первомайскому проспекту и долго стою около мемориальной доски. Вспоминаю нашу совместную работу, нормальные товарищески-деловые взаимоотношения, её самоотверженный труд. Она, по большому счёту, ничего не имела - ни миллионных вкладов в банках, ни богатых коттеджей, да и семьи-то у неё не было. Всё своё время, здоровье она отдавала на благо родного города.

Я пишу эти строки в то время, когда весь наш народ скорбит о жертвах крупнейшей аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, катастрофы на железной дороге Москва - Санкт-Петербург, трагедии в Перми. Размышляю: как же это всё могло случиться? Почему люди, ответственные за свою работу, за своё дело, нисколько не думают о жизни, здоровье соотечественников, о материальных ценностях страны? Им всё мало, мало. Мало золота, мало серебра, мало дворцов, которые они настроили на народные деньги! Чего же им не хватает? Ради сиюминутной выгоды сжигают людей. Тех же, кто не должен был допустить этих трагедий, фактически поощряют, ждут, чтобы разобраться в этих преступлениях, прямых указаний премьера или президента. Я думаю, эти трагедии произошли потому, что сила «золотого тельца» переборола в душах некоторых людей всё доброе, тёплое, что заложено в человеке от природы. Если бы эти люди жили по принципу, по какому жила Надежда Николаевна - прежде думай о Родине, а потом - о себе, то этого бы в стране не произошло.

Иван Татанов

Источник: "Надежда Чумакова: сборник статей и очерков", 2012.

Метки: Разделы: 

Похожие материалы

Просмотры Дата создания Тип Автор
Жизненный путь Н.Н. Чумаковой 2,479 14.11.2013 Публикация rzn_ writer
Статьи и интервью Надежды Чумаковой в советской печати 3,551 18.11.2013 Публикация rzn_ writer
"Я - счастливый человек" 749 10.12.2013 Публикация rzn_ writer
Организатор, труженик, коммунист 795 11.12.2013 Публикация rzn_ writer
Хозяйка города 902 12.12.2013 Публикация rzn_ writer
Рязани добрая хозяйка 711 13.12.2013 Публикация rzn_ writer
Анна и Надежда 982 14.12.2013 Публикация rzn_ writer


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама