Его страстью был не только балет

Версия для печатиВерсия для печати

Коллекционирование в России в XIX — XX веках было весьма распространенным явлением. Коллекционировали картины, гравюры, рисунки, фотографии, балетные реликвии, декорации к театральным представлениям, костюмы, предметы старины и прикладного искусства, монеты, автографы и многое другое.

Памятник С.Н. Худекову. Скульптор Б. Горбунов
Памятник С.Н. Худекову. Скульптор Б. Горбунов

Коллекционеры были в тесной взаимосвязи, ревниво следили друг за другом, порой завидуя тому, кому посчастливится приобрести какую-нибудь уникальную вещицу. Вместе с тем дружески обменивались между собой дубликатами.

Развитие коллекций зависело от средств собирателя и от его отношения к этому нелёгкому делу, требующему немалых расходов. Многие экспонаты привозились ими из-за границы.

Серьёзное коллекционирование — это страсть на всю жизнь, и многие собиратели это подтвердили.

Некоторые коллекционеры пошли дальше обычного собирательства. Как известно, братья Третьяковы подарили Москве свою частную картинную галерею русской живописи, а историк театра и поклонник балетного искусства А.А. Бахрушин передал свой театральный музей.

Портрет Худековой. Художник К. Маковский
Портрет Худековой. Художник К. Маковский

К числу коллекционеров можно с уверенностью отнести Сергея Николаевича Худекова, имя которого рязанцы открыли сравнительно недавно.

Известный критик того времени Валериан Светлов в статье «Русские коллекционеры», впервые опубликованной в парижской газете «Возрождение» в 1933 году, вспоминал: «Самым полным и обширным музеем, конечно, был театральный музей А.А. Бахрушина. Второе место принадлежало музею издателя «Петербургской газеты» С.Н. Худекову, помещавшемуся в его особняке на Стремянной улице. Коллекции Худекова были очень обширны...».

К сожалению, коллекция издателя «Петербургской газеты», в отличие от Третьяковской и Бахрушинской, не стала народным достоянием, более того, она не была доступна для широких масс. Но она была! Возможно, что и он, столько лет живший в Петербурге, так много успевший сделать, подарил бы её городу на Неве.

В коллекции С.Н. Худекова была собрана живопись русских художников XIX — начала XX столетия. Ему удалось собрать до 15 тысяч рисунков и фотографий по истории русского и зарубежного балета. Более того, у Худекова была полная балетная библиотека, послужившая ему большим подспорьем при составлении уникального четырёхтомного труда «История танцев».

То, что коллекционировал С.Н. Худеков, открывалось постепенно, в процессе поиска материалов для экспозиции музея, который предполагалось организовать в селе Ерлино Кораблинского района Рязанской области, на месте бывшей усадьбы Худекова. А работали мы в этом направлении без малого три года, постепенно превратившись из людей, заинтересовавшихся личностью Сергея Николаевича Худекова, в исследователей его жизни и творчества.

Сначала открыли его для себя как страстного балетомана. Позже нам стало совершенно очевидно, что страсть у него была не только к балету. Иначе чем можно объяснить тот факт, что в коллекции Сергея Николаевича была представлена русская живопись не только его современников. Этому есть подтверждение в одном из периодических изданий того времени.

«С.Н. Худеков может считаться обладателем одной из лучших картинных галерей не только в Петербурге, но и вообще в России. Во всяком случае, ни у одного из наших коллекционеров не собрана в такой полноте русская школа. Нет ни одного мало-мальски выдающегося художественного имени на протяжении полутораста лет, которое не было бы представлено в коллекции Худекова. С любовью картину за картиной, акварель за акварелью, рисунок за рисунком приобретал он изо дня в день, из года в год, не пропуская ни одной выставки, ни одного аукциона. С.Н. Худеков обладает вкусом. Это — настоящий ценитель художества...».

Избрание М.Ф. Романова на царство. Художник Н. Шустов
Избрание М.Ф. Романова на царство. Художник Н. Шустов

Как же после такого яркого представления Худекова как коллекционера живописи можно быть равнодушным и не начать работу по поиску того, что столько лет с любовью собиралось и в какой-то миг растворилось в пространстве?

Однако эта сложная работа не приносила на первых порах ожидаемых результатов. Искусствоведы Санкт-Петербурга и Москвы утверждали, что Худеков нигде не значится как коллекционер, поэтому вести разговор о существовании его коллекции было не просто. «Ищите, может быть вам и повезёт, желаем удачи!»,— говорили они. Сложность поисков состояла и состоит в том, что сегодня нет каталога его коллекции. Да и неизвестно, был ли он у него. По логике, не мог не быть.

Первой находкой стала картина К.Е. Маковского «Портрет С.Н. Худекова» 1890 года, волей судьбы заброшенная в Пензенскую областную картинную галерею им. К.А. Савицкого. Для музея правительство области заказало копию. Она обошлась региональному бюджету в сумму около 60 тысяч рублей. Копия тех же размеров, что и оригинал, выполнена пензенским художником В.Ф. Чумаком.

Следующей ласточкой, которая прилетела к нам из далёкого Казахстана, стала работа К. Маковского «Портрет Н.А. Худековой», написанная им в том же 1890 году. Когда удалось выяснить место нахождения картины, возник непростой вопрос, как её получить. Сначала было желание поместить оригинал на определенное время в экспозицию музея, либо между музеями осуществить равноценный обмен экспонатами. Но это оказалось нереально, слишком велики были бы финансовые затраты, да и проблем с доставкой ПОДЛИННИКОВ В оба конца не меньше. Выход из ситуации предложила заместитель директора по научной работе Государственного музея искусств имени Абылхана Кастеева республики Казахстан Кульжазира Жумадильевна Мукажанова, пообещав безвозмездно изготовить цифровую копию портрета. Вскоре диск был получен. Нечего скрывать, мы до глубины души были тронуты её бескорыстным желанием помочь. Вспомнилось время, когда жили в одном государстве...

Сейчас оба портрета нашли достойное место в экспозиции музея. Наверное, это очень символично и справедливо — хозяева вернулись в свою усадьбу.

Следующая картина была обнаружена на Северном Кавказе. На сей раз ниточка потянулась во Владикавказ, столицу Республики Северная Осетия — Аланию. Местом её постоянной прописки стал художественный музей им. М.С. Туганова. И снова работа Константина Маковского «Портрет Худековой». Сначала показалось, что это какая-то ошибка, не были указаны даже инициалы портретируемой. Но когда было получено по электронной почте изображение портрета, повода для сомнений не осталось. Конечно, это Надежда Алексеевна! Та самая Наденька, в которую с первого взгляда влюбился отставной майор Худеков и навсегда увёз из родительского дома. Тот же милый и добрый взгляд, те же русые волосы. Картина исполнена в 1885 году.

В том же музее есть ещё одна работа Маковского 1876 года — «Портрет Воейковой». Но к какому роду Воейковых принадлежала эта молодая, красивая, со вкусом одетая особа — ответить сложно. Это предмет отдельных исследований. Но что это не Александра Алексеевна Воейкова, которая приходилась сестрой Надежде Алексеевне Худековой, вне всякого сомнения.

Все три портрета кисти Маковского, украшавшие в своё время квартиру С.Н. Худекова, выполнены блестяще. Чувствуется всё желание мастера показать человека красивым и привлекательным. Особенно великолепны его женские портреты. Художник изображает портретируемых в изысканных туалетах, тщательно выписывает дорогие ткани, меха, украшения. Взгляд невольно задерживается на нежной, шелковистой коже лица, шеи, рук. Не забывает мастер вложить в пухлую женскую ручку веер — непременный атрибут дамского туалета тех времён. Красивы и колоритны портреты Маковского. Точно подметил И. Крамской, что цвета в них подобраны, как букет.

С.Н. Худеков являлся обладателем ещё одного интересного полотна этого же художника, исполненного гораздо раньше, в 1869 году. Вот что писал о нём критик и драматург Владимир Фефилович Боцяновский:

«В картинной галерее маститого автора "Истории танцев", галерее, представляющей собой одно из лучших собраний картин отечественной школы имеется небольшой, исключительный по технике шедевр Константина Маковского былых времён. Это портрет канцлера Горчакова. Он изображён в шубе, выходящим из кареты. Выездной лакей почтительно поддерживает «светлейшего» под локоть. Эта небольшая вещица в смысле психологического проникновения едва ли не самый глубокий из портретов кисти "нашего Рубенса"».

Для Худекова эта работа была интересна, вероятно, не только потому, что исполнена великим мастером живописи. Она имела отношение к истории Российского государства. Александр Михайлович Горчаков — дипломат, канцлер, министр иностранных дел России. Прослужил Отечеству более четверти века. Представлял и защищал внешнеполитические интересы державы. Его деятельность Худеков, как и многие современники, имел возможность наблюдать наяву. Яркую характеристику канцлеру Горчакову дал в своё время титан германской политики Бисмарк: «Пройдя Вашу школу, можно стать государственным деятелем».

В коллекции С.Н. Худекова были картины, принадлежавшие одному из талантливейших художников первой трети XIX века Александру Осиповичу Орловскому.

Игра в карты. Художник К. Трутовский
Игра в карты. Художник К. Трутовский

По происхождению Орловский поляк. В1802 году в возрасте тридцати двух лет приехал из Польши в Петербург, где и остался навсегда, тесно связав свою художественную деятельность с русской культурой.

Творческий кругозор А.О. Орловского был широк и разносторонен. Художник выступал в области батального искусства, занимался бытовым жанром, пейзажем, портретом.

Первая датированная литография «Всадники», относящаяся к 1816 году, принадлежала именно А.О. Орловскому. С появления этого произведения традиционно начинается вся история русской художественной литографии.

В каком бы жанре ни работал мастер, он оставался верен своим демократическим взглядам. Это был один из первых художников, кто в своих произведениях обратил внимание на кочевые народности, угнетённые в царской России. Его киргизы, башкиры и калмыки, великолепно исполненные,— живые люди, наделённые конкретными чувствами. Повышенный интерес художника к Востоку был продиктован не только любовью романтика к экзотике, но и желанием приобщиться к их образу жизни.

Внимательный и тонкий наблюдатель, он точно передавал их национально-этнографическое своеобразие, особенности костюма, вооружения, помещая их фигуры на фоне характерного местного пейзажа.

Превосходный анималист, Орловский часто выбирал такие сюжеты для своих работ, где он мог блеснуть безупречным знанием лошадей, показать кровных рысаков, извозчичьих трудовых лошадок, низкорослых киргизских лошадей.

Ярким примером его таланта является работа «Башкир», которую экспонент С.Н. Худеков в 1908 году предоставил на выставку, организованную редакцией журнала «Старые годы». Выставка проходила в залах Императорского Общества поощрения художеств города Санкт-Петербурга.

Сергей Маковский, редактор журнала «Старые годы», в обзоре прошедшей выставки не смог сдержать своего восхищения по поводу этой работы: «Буйный романтик Александровского времени Орловский был представлен в высшей степени характерными произведениями. «Башкир» (собр. Худекова) — большой, редко благородный по живописи холст. Лучше этого он не умел писать даже в свои лучшие годы». Здесь же была выставлена другая работа, принадлежавшая Сергею Николаевичу, но Маковский в своих воспоминаниях не оставил нам её названия. Только подчеркнул, что маленький портрет из собрания Худекова менее ярок, но интересен по внимательному и завершённому рисунку.

Таких портретов и зарисовок у Орловского были тысячи. Настоящий мастер своего дела, виртуоз, он работал быстро, на одном дыхании. Его работы приводили в восторг современников.

А.С. Пушкин посвятил ему в своей поэме «Руслан и Людмила» следующие строки:

Бери свой быстрый карандаш,
Рисуй, Орловский, ночь и сечу.

Рисунки, гуаши, акварели и литографии на бытовые темы, исполненные Орловским, представляют собой значительное явление в общей картине русского жанра первой трети XIX столетия.

Орловский-рисовальщик сумел схватить в них многие существенные стороны русской жизни этого времени.

Искренней симпатией к направлению, принятому художником, проникнуты строки П. Вяземского в его посвящении «Памяти живописца Орловского»:

Русь былую, удалую
Ты потомству передашь,
Ты схватил её живую
Под народный карандаш.

Не каждый художник того времени удостаивался такого внимания со стороны литературных деятелей.

Совсем недавно удалось обнаружить картину из коллекции С.Н. Худекова, связанную с именем, широко известным и популярным в театральной России XIX века.

Это Василий Васильевич Самойлов, яркий представитель знаменитой актёрской династии Самойловых, имена которой около полутора веков не сходили с афиш русского театра.

В.В. Самойлов — один из самых образованных актёров своего времени, прослуживший искусству более пятидесяти лет, сорок из которых отдано сцене Александрийского театра, одарённый певец и музыкант, талантливый художник. Он первым из русских актёров был удостоен ордена Св. Владимира IV степени.

Флигель усадьбы С.Н. Худекова, где размещается экспозиция музея
Флигель усадьбы С.Н. Худекова, где размещается экспозиция музея

Дом Самойлова на Стремянной, 8 был одним из центров культурной жизни Петербурга второй половины XIX века, в котором собирались известные люди того времени: художники, писатели, актёры, композиторы.
Здесь бывали Н.А. Некрасов и Ф.А. Кони, с которыми В.В. Самойлова связывала старая дружба. Желанными гостями хозяина были известные художники И.Н. Крамской, И.К. Айвазовский, И.Е. Репин. Нередко после очередной выставки или оперной премьеры заходил В.В. Стасов — музыкальный и художественный критик, историк искусства, этнограф и публицист. В доме устраивались музыкальные вечера, на которых аккомпанировали знаменитый скрипач А.С. Ауэр и великий пианист А.Г. Рубинштейн, а в исполнении всего семейства Самойловых звучали романсы.

В большой гостиной читали вслух новые журналы, обсуждали спектакли, обменивались новостями. В свободные вечера Василий Васильевич с сестрами читали по ролям свои любимые пьесы.

«Незабвенные были вечера. Какая непринуждённость царила на них, сколько было подлинного непосредственного единения между представителями различных видов искусства! Сколько сверкало искр настоящего таланта и остроумия!», — делится воспоминаниями племянница актёра Самойлова Вера Андреевна Мичурина-Самойлова.

Из-под пера Сергея Николаевича выходили пьесы, написанные или переведённые им самостоятельно, либо в соавторстве с известными в то время писателями, а Самойлов, популярный и признанный театральной публикой актёр, перевоплощался в его героев на сцене Александрийского театра.

Самойлов, всесторонне одарённый человек, прекрасно рисовал.

Исполнению ролей в спектаклях, как правило, предшествовали предварительные зарисовки его персонажей. С ранних лет он серьёзно занимался и живописью.

Одна из картин — «Именины начальника репертуарной части петербургских театров драматурга П.С. Фёдорова» была собственностью С.Н. Худекова. Коллекционер предоставил возможность любителям искусства увидеть её на Первой русской театральной выставке, проходившей в Панаевском театре Санкт-Петербурга в 1908 году.

Современному читателю-зрителю полотно может показаться не достаточно колоритным и впечатляющим в сравнении с остальными. Но не будем поддаваться эмоциям, это часть жизни Худекова, и в ней значительное место занимали и актёр В.В. Самойлов, и драматург П.С. Фёдоров, как, впрочем и те, которые изображены стоящими в группах у окон. Это артисты Александрийского театра П.А. Каратыгин и И.Ф. Горбунов, а также известный оперный певец O.A. Петров. И как знать, быть может, ученица театрального училища, преподносящая имениннику что-то на подушечке, впоследствии стала знаменитой актрисой Александрийского театра. В настоящее время картина занимает достойное место в Мемориальном музее-квартире актёров Самойловых в Санкт-Петербурге, расположенном на улице Стремянной, 8. Она поступила в музей в марте 1962 года от М.М. Карелина.

Интерьеры музея Худекова
Интерьеры музея Худекова

Жителю Санкт-Петербурга Альберту Павловичу Аспидову удалось найти в архиве Эрмитажа документы, пролившие свет на судьбу картин, которые оставались после революции 1917 года в бывшем особняке семьи Худековых.

Как выяснилось, в мае 1923 года, сотрудниками Государственного Эрмитажа был произведён осмотр помещения в доме № 10 по улице Стремянной.

В июле того же года оттуда были вывезены в музейный фонд Эрмитажа пять картин известных художников того времени: Айвазовского, Шустова, Наумова, одного из братьев Чернецовых, Зичи. В документах указывалось, что четыре картины были в золочённых рамах, а картина Зичи в красной деревянной раме под стеклом.

Две картины М. Зичи, «вкрапленные в стену», оставались в доме. Руководитель студии, занимавшей помещение, не позволил членам комиссии погубить шедевры художника.

Пока известна судьба только картины Николая Семёновича Шустова — исторического живописца и портретиста XIX века. Картина называется «Избрание Михаила Фёдоровича Романова на царство». Она была показана на академической выставке в 1859 году. Это первая значительная работа художника, остальные появились позже. Хранится в Государственном Русском музее города Санкт-Петербурга.

Как известно, Михаил Фёдорович Романов — первый русский царь из рода Романовых, родился в 1596 году. В 1613 избран Земским собором на царство. Пребывал на троне 32 года. Своё царствование начинал семнадцатилетним мальчиком, а заканчивал как государь, исполненный достоинства и несокрушимой уверенности в том, что во вверенной ему огромной державе после длительной полосы разброда и шатаний наконец-то установились тишина и спокойствие.

И снова полотно на историческую тему. Не может Худеков быть в стороне от истории государства Российского. И подтверждение этому — его активная общественно-политическая жизнь в столице и в Рязанской губернии, как, впрочем, и культурная.

Шустов, Наумов, Самокиш, Трутовский — талантливые русские художники, имена которых были незаслуженно забыты. Но в девятнадцатом столетии они творили, были популярны, их полотна приобретались истинными ценителями искусства.

Работы этих авторов имелись в коллекции Худекова в доме на Стремянной, но пока есть возможность проиллюстрировать только полотно Константина Александровича Трутовского — подлинно народного художника России.

Животворным источником, из которого он черпал темы для своих работ, была российская глубинка. Художник писал всё, что там наблюдал: простоту и мудрость народа, нелёгкую долю крестьян, тёплое веселье их праздников. Были и другие его работы, отражающие иную сторону жизни — сытость и ограниченность помещиков, проводящих жизнь за развлечениями. Эта тема показана в картине «Игра в карты».

Картина в 1930 году продана Государственному Русскому музею Худековым, конечно, не Сергеем Николаевичем: он умер в 1928 году. В те годы в Ленинграде жили его младший сын Сергей Сергеевич и внук Николай Николаевич. Для нас важно другое — найти всё, что возможно. А искать есть что.

У коллекционера С.Н. Худекова была какая-то уникальная по сюжету работа Бакаловича. Об этом оставил свои интригующие воспоминания тот же В.Ф Боцяновский: «С.Н. Худеков является счастливым обладателем самой большой и самой интересной по сюжету и технике картины, когда-либо написанной Бакаловичем. Такого «Бакаловича» нет ни в Русском музее, ни даже в Третьяковской галерее».

Очень хочется выяснить, что же это за шедевр, и где он находится сейчас. Известно, что Бакаловичем создано много работ на темы античной живописи, занимался он и портретами.

Худекову принадлежала одна из ранних работ Николая Константиновича Рериха «Этюд старика», относящаяся к 1895 году.

Есть подтверждение, что в его коллекции находились творения Карла Брюллова.

Русский художник Николай Бодаревский в письме С.Н. Худекову, датированном 8 апреля 1913 года, предлагал показать заинтересовавшую того картину «Балерина Рославлева».

Существует много загадок, которые предстоит разгадать исследователям жизни и творчества С.Н. Худекова. Но главная цель — найти его коллекцию. Найти и иметь в Рязани!

Думается, что следующим значимым событием, связанным с именем Худекова, должно стать открытие в Рязани экспозиции, в которой были бы представлены копии полотен, когда-то принадлежавших Сергею Николаевичу — истинному ценителю прекрасного, оставившему после себя огромное культурное наследие.

Было бы справедливо собрать и вернуть на Рязанскую землю коллекцию человека, чьё имя связано с этой землёй.

Это нужно нам, нужно нашим детям, внукам. Камни легко разбрасывать, собирать сложнее, но надо.

Татьяна Петрова

Источник: Коллекционеры из рязанских усадеб, 2008.

Метки: Разделы: 

Похожие материалы

Просмотры Дата создания Тип Автор
Письма коллекционеру 1,596 02.12.2013 Публикация rzn_ writer
Коллекция под открытым небом 1,158 04.12.2013 Публикация rzn_ writer


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Электрическая мухобойка купить: ракетка мухобойка электрическая.

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама