Портрет дамы

Версия для печатиВерсия для печати

В пятидесятые годы прошлого века я как музейный работник не раз бывала в музее районного центра Сапожок и видела там портрет некоей дамы. Было известно, что дама — М.В. Шиловская, а изобразивший её художник И. Робильяр, их фамилии значились на портрете.

Когда по разным причинам сапожсковский музей закрыли, этот портрет передали Рязанскому областному художественному музею, и тем самым спасли его от гибели. Дело в том, что он написан пастелью, которая хрупка и требует специальных условий хранения, которые трудно было обеспечить в районном музее. Портрет лишь по счастливой случайности избежал всех опасностей, которым мог подвергнуться до перевозки и во время её.

М.В. Шиловская. Художник И. Робильяр
М.В. Шиловская. Художник И. Робильяр

Однако добротно упакованный в крепкую тяжёлую раму с толстым зеркальным стеклом, он благополучно перенёс поездку по рытвинам и ухабам просёлочной дороги. И только тогда, когда наша старенькая полуторка (я была одной из тех, кто ездил за портретом) их миновала, мы вздохнули свободно: картина, рама, стекло, бережно поддерживаемые нами на протяжении довольно длинного пути, целы и невредимы!
Потом уже, когда портрет обосновался на новом месте, стали собираться сведения о даме, изображённой на нём.

Выяснилось, что Мария Васильевна Шиловская, в девичестве Вердеревская, была дочерью гражданского губернатора Сибири, родилась по одним данным в 1825 году, по другим — в 1830, воспитывалась в Закрытом Екатерининском институте в С.-Петербурге. В институте получила музыкальное образование, после окончания его продолжала занятия по вокалу. Имела прекрасный голос — контральто. На протяжении всей жизни поддерживала дружеские отношения со многими деятелями русской музыкальной культуры, в первую очередь с А.С. Даргомыжским, который совершенствовал её исполнительское мастерство. Живя в Москве, своей деятельностью она способствовала объединению московской музыкальной интеллигенции. В её квартире в доме на Тверской улице находилась музыкальная гостиная, открытая для каждого любителя музыки. Здесь бывали М.И. Глинка, М.П. Мусоргский. Она сама сочиняла музыку.

В 1848 году Мария Васильевна вышла замуж за морского офицера Степана Степановича Шиловского, владельца имения Глебово близ Сапожка.

Портрет Марии Васильевны работы И. Робильяра — пока единственное известное её изображение. Робильяр популярный в своё время салонный портретист, ныне почти забытый. Он создал красивый, но поверхностный образ молодой женщины. Такая трактовка, на мой взгляд, не совсем соответствует характеристике Марии Васильевны, которая была, судя по воспоминаниям современников, хорошо образованной, энергичной женщиной, умевшей поддержать дружески-творческие отношения с людьми талантливыми и высокообразованными.

Давая оценку этому портрету Марии Васильевны, я могу посетовать на то, что на месте Робильяра не был другой, более объективный мастер. Тем не менее, портрет неизменно привлекает внимание зрителей. Одной из них как-то оказалась правнучка Шиловских Вера Клеониковна Шиловская. Мы познакомились и потом переписывались. По моей просьбе она прислала мне воспоминания о Марии Васильевне, привожу их полностью:

«Мария Васильевна Шиловская (урождённая Вердеревская) — жена Степана Степановича Шиловского, родилась в 1830 г. Она была музыкально одарённой женщиной, обладая хорошим и приятным голосом (контральто) стала известной певицей-любительницей. Будучи ученицей композитора Даргомыжского, она вошла в литературно-музыкальную Москву того времени. Её дом в Москве (на Тверской ул., ныне ул. Горького) стал для художественной интеллигенции города как бы филиалом Артистического кружка.

Она была близко знакома с М.И. Глинкой, исполнительницей его романсов. Будучи в большой дружбе с Даргомыжским, всячески помогала продвижению его опер на московскую сцену. В январе 1858 г. в Москве впервые поставили "Русалку" Даргомыжского. Композитор приехал руководить постановкой. Поселился он у Шиловских.

В 1859 г. у Шиловских жил МП. Мусоргский, впервые тогда посетивший Москву.
В январе 1861 г. Мусоргский вновь остановился у Шиловских. Днём композитор много работал, а вечером участвовал в весёлых артистических затеях, шутливых импровизациях. Он посвятил хозяйке дома романс «Что вам слова любви» (1860).

В доме Шиловских, пусть не ежедневно, бывали представители литературы и искусства: Тургенев, Островский, Апухтин, Маркевич, Даргомыжский, Серов, Рубинштейн, Чайковский, Садовский, Сетов и большинство ведущих артистов Большого и Малого театров, а в Глебове» (имение Шиловских) подолгу гостили.

В доме постоянно устраивались вокально-музыкальные вечера. Известно, что М.И. Глинка написал в Глебове ряд романсов, немедленно исполненных Марией Васильевной. Сама она тоже написала ряд романсов, из коих два — "Прости, не помни дня паденья" и "Расстались мы, но твой портрет...".
Жизнь и быт в Глебове очень ярко описан в романе Маркевича "Четверть века назад".

После смерти мужа С.С. Шиловского Мария Васильевна вышла замуж за драматурга и инспектора репертуара московских театров В.П. Бегичева, в дальнейшем занимавшего пост управляющего императорскими театрами.

Брак с Бегичевым несколько изменил отношение М.В. к Глебову, приблизив к московскому театральному миру. В их большой квартире, расположенной в здании б. Благородного Собрания (где ныне Колонный зал Дома Союзов) на Б. Дмитровке (ул. Пушкина) было много посетителей, связанных с искусством, т. к. Бегичев проводил у себя репертуарные совещания по поводу новых постановок, здесь же обычно проигрывалась музыка новых опер и балетов.

Женский портрет. Художник И. Робильяр
Женский портрет. Художник И. Робильяр

В доме Шиловской-Бегичева родилось немало замыслов, реализованных на сцене императорских театров. В их числе балет "Папоротник", авторами сценария которого были Мария Васильевна и её старший сын Константин Степанович, музыку к этому балету написал композитор Ю.Т. Тербер.

Совместно с балетмейстером В.Ф. Гельцером Бегичев был автором либретто балета «Лебединое озеро», музыку к которому написал П.И. Чайковский. Композитор скоро стал своим человеком у Шиловских. Бегичев был интересным собеседником. Познакомившись с ним позднее, А.П. Чехов использовал его воспоминания для рассказов "Володя" и "Смерть чиновника". Самого же Бегичева вывел в липе графа Шабельского в своей пьесе "Иванов".

Мария Васильевна Шиловская-Бегичева скончалась в 1879 г. в возрасте 49 л.

Портрет М.В. Шиловской, рисованный пастелью, до октября 1917г. принадлежал Петру Степановичу и Прасковье Прохоровне Шиловским, проживавшим в их имении Кутловы Борки Сапожковского уезда Рязанской губ., после смерти которых вместе с имением перешёл в наследство их старшему сыну Клеонику Петровичу Шиловскому.

В этом же доме хранился большой и великолепный портрет, писанный маслом (неизвестного художника, ПП. Лебедевой в костюме её любимой роли Эсмеральды, но он погиб во время пожара дома в октябре 1917 г.».

Примечание составителя

Сведение о том, что знаменитая в 50—60-е годы XIX века балерина Прасковья Прохоровна Лебедева стала рязанской помещицей, поразило меня.

Человек далёкий от истории балета, я тем не менее прикоснулась к ней, работая над двумя книгами о Сергее Николаевиче Худекове «Тень Никии в Ерлинском парке» и «Петербургский Фигаро и его звёздное окружение». Мой герой с балетом был тесно связан с молодых лет как балетоман, автор статей о балете, романа «Балетный мирок», 4-томного труда «История танцев». В Москве его юношеской поры, где он жил тогда, как раз восходила звезда ученицы театрального училища, танцовщицы, совсем ещё девочки Прасковьи Лебедевой. И в «Тени Никии...» я позволила себе предположить, что именно ей, Паше, обязан был Худеков своим интересом к балету. А взявши за основу откровение одного его современника-театрала, утверждавшего, будто увлечение театром у молодых людей обычно начинается с увлечения актрисой, сделала пятнадцатилетнюю танцовщицу предметом его поклонения, вообразила, будто юноше Сергею посчастливилось присутствовать на спектакле «Гитана, испанская цыганка», где ученица Лебедева дебютировала в главной роли.

«Поздним вечером он попытался изложить в дневнике свои впечатления от танца Прасковьи Лебедевой. Но восхищение переполняло его, мешало найти нужные слова.

В тот же вечер в тиши огромного полутёмного кабинета управляющий конторой императорских театров композитор Верстовский, не подбирая особых слов, писал в Петербург: "Роль Гитаны в первый раз исполнила воспитанница Лебедева. Сколько ни припоминаю дебюты здешних воспитанниц-танцовщиц, не исключая Санковской 1, все были слабее Лебедевой. Замечательны силы этой девочки... публика московская при всей теперешней её болезненности и равнодушии принимала дебютантку превосходно, вызывая по нескольку раз в каждом акте единодушно. В этой девочке проглянула прекрасная будущность русскому балету"».

Ещё будучи ученицей, она после своего дебюта исполняла главные партии в балетах, идущих на сцене Московского Большого театра,— Жизель, Пахита, Катарина в забытом ныне балете «Катарина, дочь разбойника». Несколько месяцев во время учёбы совершенствовала своё мастерство в Петербурге под руководством Х.П. Иогансона. Окончила училище по одним сведениям в 18 57 году, по другим в — 18 58 и блистала в спектаклях «Пакеретто», «Метеор», «Саламандра», «Сирота Теолинда», «Сатанилла», «Дочь Фараона». С нею работали столичные знаменитые балетмейстеры Сен-Леон и Мариус Петипа. Её искусством восторгались балетоманы Москвы и Петербурга, её приглашали остаться в Петербурге. Она ездила на гастроли в Париж. «Но путь её к мировой известности и славе оборвал нелепый случай: во время спектакля она получила ожог глаз неудачно включённым дуговым фонарём»,— этой фразой заканчивала я в «Тени Никии...» своё краткое повествование о выдающейся балерине. Узнать, как складывалась её жизнь дальше, после 1867 года, мне тогда не удалось. Предполагала, что несладко: ожог глаз — вероятно, слепота, вероятно, бедность. Оказалось, ничего подобного! Она сделалась рязанской помещицей, выйдя замуж: за Петра Степановича Шиловского.

Шиловские происходили из боярского рода, обосновавшегося на рязанской земле в начале XIV века. Далёкие предки Петра Степановича служили известному рязанскому князю Олегу, однако постепенно их роль в управлении государством снизилась, они стали просто губернскими помещиками, и представителей этой древней фамилии можно было встретить в XIX веке уже во многих городах России. В книге «Россия...» под редакцией В.П. Семёнова говорится, что Шиловские владели в Сапожсковском уезде Рязанской губернии 6—7 тысячами десятин земли. Как сообщала в 1982 году заместитель директора Государственного архива Рязанской области по научной части А.М. Сторожева, «в фонде Рязанского дворянского депутатского собрания в деле о дворянском роде Шиловских имеется родословное дело Шиловских. По этому делу проходит внесённый в 6-ю часть родословной дворянской книги Рязанской губернии Степан Степанович Шиловский, рождённый в 1823 г. и внесённый в эту книгу в 1829 г.». Родовитость — выше некуда! Её унаследовали и его дети. В общем, девочка, которую, наверное, не от хорошей жизни отдали в театральное училище, стала не только знаменитой танцовщицей, но и потом знатной дамой. Вот только дата её смерти, 1917 год, и та же дата пожара в сапожсковском (рязанском) имении дают повод предположить, что эти трагические события между собою связаны. По странному совпадению, в то же примерно время была уничтожена и усадьба Худекова в селе Ерлино в той же Рязанской губернии.

А портрет (фотография) балерины Прасковьи Лебедевой в роли Эсмеральды можно сейчас видеть в энциклопедии «Русский балет».

Татьяна Щеглова

Источник: Коллекционеры из рязанских усадеб, 2008.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Двухкомнатные квартиры в Тюмени от Мостостроя.

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама