Атрибуция одного портрета

Версия для печатиВерсия для печати

Не нравится мне твой портрет —
Какой мазила неуклюжий
Изобразил тебя, сосед,
Как будто страждешь ты от стужи
И что за губы? Так толсты,
Кого такими ты бы чмокал?
А многих перечмокал ты,
И Пинда и Сената сокол?

С.Л. Соболевский

Случилось так, что до второй половины XX века такой популярный в России столетием раньше человек, как Степан Дмитриевич Нечаев, не был представлен ни в одном из художественных музеев страны своим достоверным изображением.

Не оказалось портрета Степана Дмитриевича и на его родине в селе Полибино Рязанской губернии. Даже в случаях, когда имелись предположения относительно того, что это изображён Нечаев, он прочно оставался в списках неизвестных лип. Его неразгаданные портреты были в списках Н.Н. Коваленской (1930) и А.М. Амшинской (1970) и хранились в периферийных музеях, Воронежском изобразительного искусства и в Рязанском художественном. Кроме того, надо отметить, что оба названных полотна воспроизводились в альбомах и открытках, но как анонимные.

С.Д. Нечаев в детстве. Художник Лесаж
С.Д. Нечаев в детстве. Художник Лесаж

Работа над атрибуцией портрета кисти В.А. Тропинина, на котором предположительно был изображён Нечаев, началась в Рязанском художественном музее с запросов в Государственную Третьяковскую галерею, библиотеку имени В.И. Ленина в Москве о наличии у них какого-нибудь его изображения. Ответы были отрицательными. Но всё-таки следы Нечаева нашлись! В отделе редких книг Ленинской библиотеки (ныне РГБ) была обнаружена литография работы гравёра И. Фридрица (1827), подтверждающая, что на ней и в музейной коллекции представлено одно и то же лицо. Лицо Нечаева! Литография И. Фридрица определённо предназначалась для какого-то печатного издания.

Ещё на ранних стадиях работы над портретом, хранящимся в Рязани, было установлено, что он является вариантом экземпляра из Воронежа, но с некоторыми расхождениями в композиции. На рязанском — фигура несколько срезана снизу, что делает холст более квадратным, правая рука скрыта складками плаща, отсутствует небольшой книжный том в левой руке и кисть её свободно свисает вниз. Имеет некоторые отличия и цветовая гамма. На воронежском портрете живопись лица завершена холодными лессировками, что как бы заостряет его черты и делает старше. Может быть, это подметил С.Л. Соболевский, когда писал: «...как будто страждешь ты от стужи». Видимо, он не совсем был доволен подарком. Нечаев отвечал, что пришлёт более удачный портрет.

На портрете из Рязани Нечаев свеж и моложав, его полнеющая фигура дышит благодушием. Но в нём уже не сразу узнаёшь байроновского героя со сверкающим взором, каким он выглядит на литографии И. Фридрица, являющейся отправной точкой в этом исследовании.

Казалось бы, история с портретом С.Д. Нечаева выяснена, но точку в ней ставить пока ещё рано. В музеях Рязани (в недалёком прошлом один назывался краеведческим, другой — художественным) имеются парные портреты мальчиков, поступившие из родового имения Нечаевых в 1918 году в то время в Губернский историко-краеведческий музей. Писал их в 1805 году крепостной живописец Муромцевых — соседей Нечаевых по имению. Кроме даты написания портретов, на их подрамниках указан возраст каждого мальчика — 12 и 13 лет. Старший — Степан, что следует из пометки, и уже засвидетельствовано, родился в 1792 году. Младший брат Платон умер, не дожив до юношеского возраста. Из всего сказанного следует, что портрет старшего мальчика является портретом самого Степана Дмитриевича. После того, как стало известно имя изображённого, появилась возможность хотя бы коротко изложить его биографию.

Портрет молодой женщин (С.С. Мальцева?)
Портрет молодой женщин (С.С. Мальцева?)

П.Д. Нечаев. Художник Лесаж
П.Д. Нечаев. Художник Лесаж

Степан Дмитриевич Нечаев — человек во многих отношениях замечательный: прекрасно образованный, он проявил себя как историк, литератор, поэт. Он был заметным общественным деятелем, разделял взгляды декабристов, был членом «Союза благоденствия». Конечно, как представитель дворянства он проводил политику этого класса, но, когда этого требовали обстоятельства, вставал на сторону простого народа. Нечаев не был чужд событий политической жизни России: около 1820 года он вступил в «Союз благоденствия», не пренебрегал дружбой с будущими декабристами, сохранял тёплые дружеские отношения с К.Ф. Рылеевым, В.К. Кюхельбекером, Е.А. Баратынским, А.С. Грибоедовым. Умудренный жизненным опытом С.Д. Нечаев умел, сохраняя порядочность, служить и царю, и обществу. В 1833 году Нечаев был назначен обер-прокурором Священного Синода, но и тогда не превратился в зловещую фигуру. После смерти жены Софьи Сергеевны (1836) Нечаев перебрался в Москву, где был окружён московскими литераторами и ещё больше сблизился с С.А. Соболевским.

Велика заслуга С.Д. Нечаева в деле сохранения исторического Куликова поля, где по его инициативе был открыт на Красном холме памятник по проекту архитектора А.Л. Брюллова. В 1857 году Нечаев уходит от дел и поселяется на жительство в любимой Строжевой Слободе (с конца XIX века село Полибино). Умер Степан Дмитриевич в 1860 году и похоронен в Москве на Ново-Девичьем кладбище рядом с женой.

Несмотря на краткость служебной командировки, я не смогла отказать себе в удовольствии познакомиться с красотой Полибино. Впрочем, не смогла и не испытать боли от многого увиденного. Барский дом — дворец столичной архитектуры был некогда обезображен пристройкой двух круглых угловых башен, которые, как говорится, «ни к селу, ни к городу» в прекрасном ансамбле, возможно, творении знаменитого Растрелли.

Въезжающих или входящих во двор встречала обширная грязная лужа, перекрытая фрагментом чугунной ограды из чёрных копий с золочёными концами — повторение прославленной ограды Летнего сада в Петербурге «Так проходит земная слава!» — видя это, как ни вспомнить иронически-грустный античный афоризм! Грустные впечатления помогла мне развеять удивительная, нетленная красота природы. Внизу, сразу перед спуском, расстилается бескрайняя долина Дона с холмами, прикрывающими следы кровавого побоища — Куликово поле. А выше, в роскошном некогда парке, тронутые ранней позолотой кусты шиповника с крупными, величиной со сливу, тёмно-красными плодами. Как венок на могилах павших! Спускались сумерки, когда мы, музейные работники, переполненные разными впечатлениями, возвращались в Рязань.

Татьяна Щеглова

Источник: Коллекционеры из рязанских усадеб, 2008.

Метки: Разделы: 

Похожие материалы


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Огромный фаллоимитатор на присоске 268-00 cd dj украина.

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама