Рязанская область в период «радикальных» реформ (1991-2000)

Версия для печатиВерсия для печати

Политическая ситуация в Рязанской области в 1991-1993 годах.

В первые же дни после «путча» в Рязани началась активная ликвидация организационных структур КПСС. Партийные здания и помещения опечатывались, а затем передавались для использования в других целях. Штатные партработники увольнялись или переводились на другую работу. Случаев их судебных преследований не было. Первый секретарь обкома и председатель областного Совета Л.И. Хитрун выехал за пределы области, а председатель облисполкома В.В. Калашников был освобожден от работы, как поддержавший ГКЧП.

Уже 24 августа представителем Президента в области с большими полномочиями был назначен народный депутат СССР и депутат областного Совета Н.В. Молотков, который в эти дни фактически являлся высшим должностным лицом области. Под руководством Н.В. Молоткова, В.В. Рюмина и близких к ним депутатов городского и областного Советов осуществлялись преобразования в структурах управления.

В сентябре 1991 г. на сессии областного Совета от должности его председателя был освобожден Л.И. Хитрун. За пост нового председателя Совета развернулась упорная борьба. Значительное большинство депутатов Совета настойчиво выдвигало кандидатуру только что отстраненного от поста председателя облисполкома В.В. Калашникова. Другая часть настаивала на избрании председателем областного Совета бывшего председателя облисполкома Л.П. Башмакова. Наконец, небольшая группа «демократов» выдвинула преподавателя школы МВД подполковника В.В. Приходько, участника «подавления путча». В условиях активного давления со стороны «демократов» председателем Совета с трудом (кандидатура дважды не набирала необходимого числа голосов и вновь ставилась на голосование) был избран близкий к ним В.В. Приходько. Другие претенденты сняли свои кандидатуры.

В начале октября 1991 г. начались преобразования структуры исполнительной власти. Облисполком был ликвидирован. Вместо него создавалась областная администрация, которая отличалась значительно большими полномочиями, относительной автономией от областного Совета и вертикальной подчиненностью администрации Президента. Указом Президента главой создаваемой администрации области был назначен бывший председатель облисполкома в 1988-1990 гг. Л.П. Башмаков, представлявший промышленный директорат, и практически без обсуждения утвержденный областным Советом. Были проведены преобразования и в структуре исполнительной власти. В областной администрации были введены пять управленческих «комплексов», возглавляемых заместителями главы администрации, созданы управления администрации, ликвидирован областной агропром, преобразованный в управление сельского хозяйства, структуры агропрома в районах преобразовали в акционерные общества.

В этот же период в Рязани произошли преобразования городского управления. В городском Совете упразднили президиум, вместо которого на рейтинговой основе был избран малый Совет из 15 человек, председателем которого стал близкий к В.В. Рюмину председатель городского Совета С.В. Вобленко. А сам Рюмин становится главой мэрии города, в которую были преобразованы структуры городской исполнительной власти. В городе также ликвидируется система городских районов, вводятся городские округа во главе с префектами, распускаются районные Советы. Два из четырех районных Советов Рязани не подчинились директиве о самороспуске и продолжали проводить собрания депутатов вплоть до 1993 г.

В областном Совете в декабре 1991 г. произошли сходные преобразования. Там также был создан малый Совет, который возглавил председатель Совета В.В. Приходько и куда вошли его заместители и председатели комитетов, а также представители районов. Роль сессий Совета снизилась, и принятие решений переместилось почти исключительно в малый Совет.

Таким образом, в процессе кадровых и структурных изменений в органах власти осенью 1991 г. стала очевидной новая расстановка политических сил в области. Доминирующее положение заняла коалиция «демократов» и промышленного директората, которая получила контроль над основными властными позициями. При этом горсовет, мэрия, посты председателя областного Совета и представителя президента контролировались «демократами», но важный новый пост главы администрации области получил представитель «промышленности» Л.П. Башмаков.

Отметим и еще одно обстоятельство проходивших изменений. Объявленные первоначально выборы в органы областной власти и местного самоуправления в конце 1991 г. были отменены. Центральное руководство страны, ссылаясь на опасность «коммунистического реванша», ввело так называемый «избирательный мораторий», в результате которого новые выборы переносились на более отдаленный и благоприятный для новой власти период. Это вело к ослаблению институтов представительной власти и к явному усилению исполнительной власти на областном и городском уровнях. Неблагоприятно это сказалось и на становлении в области новых политических партий. С одной стороны, выборы откладывались и партии лишались практики электоральной конкуренции. С другой, сокращалось влияние представительных органов Советов, где могла развиваться деятельность партийных структур, и они попадали во все большую зависимость от административно-управленческих структур.

Но политическая борьба в этот период в области не прекратилась, а продолжалась в новых формах. Руководители аграрного сектора по-прежнему продолжали занимать большинство мест в областном Совете и составляли основу рязанской депутации на Съезде народных депутатов РФ, который продолжал играть важную роль в системе власти в центре. Почти неизменным сохранялся и руководящий состав районных и сельских Советов. Опираясь на эти структуры, а также на созданные в 1992-1993 гг. региональные отделения Аграрного союза и Аграрной партии, представители агарного сектора стремились восстановить свое влияние в системе областной власти.

В области постоянно присутствовали связанные с аграриями депутаты Верховного Совета, привлекавшие к региону внимание его руководства. Был даже организован визит председателя Верховного Совета РФ Р.И. Хасбулатова, во время которого существенное место было уделено аграрным вопросам и проблемам развития советской системы. Летом 1992 г. аграрное большинство областного Совета попыталось фрондировать против новой власти. На сессию областного Совета явился бывший руководитель области Л.И. Хитрун и обратился к депутатам с просьбой пересмотреть формулировку прошлогоднего решения об его отставке. Подавляющее большинство проголосовало за включение «вопроса о пересмотре решения» в повестку дня. Хотя обсуждение удалось отложить, а Хитрун на сессии больше не появился, этот эпизод вызвал серьезный переполох в областном руководстве.

Следующим эпизодом стало столкновение администрации с большинством областного Совета в связи с утверждением бюджета области. Представители аграриев требовали финансовой поддержки и изменения бюджетной политики, которая в этот период стала весьма неблагоприятной для сельского хозяйства. После «золотого времени» Л.И. Хитруна для сельского хозяйства области наступили «черные дни». Статистика капиталовложений этого периода демонстрировала резкое изменение вектора инвестирования от аграрного сектора в промышленность.

Постепенно линия аграриев стала давать определенные результаты. Сталкиваясь с их демаршами, глава администрации области Л.П. Башмаков тем не менее не шел на конфронтацию с областным Советом, а предпочитал действовать осторожно. Встречался с представителями районов, содействовал обеспечению финансирования сельхозработ. В ходе преобразования сельхозпредприятий и акционирования структур Агропрома действовал с учетом мнения аграрного руководства.

Политическая линия находившихся в руководстве «демократов» была иной. Они требовали смены руководителей в ряде районов как противников режима, а также добивались внедрения программы фермеризации, которая вызывала сомнения и недоверие аграрного руководства. Все это обостряло их отношения с аграриями.

Расхождение политических линий Л.П. Башмакова и «демократов» в отношении аграриев было одной из причин осложнения отношений между ними. Другой причиной стало общее ухудшение экономической ситуации в области в связи с началом радикальных реформ.

В это времени на территории области в несколько десятков раз выросли цены, что резко ухудшило положение населения. К тому же рекордным стал 1992 г. и по темпам падения сельскохозяйственного и промышленного производства. По отношению к 1991 г. падение производства в промышленности составило 25%.

При этом положение в отдельных отраслях промышленности было различным. Она в этот период все больше дифференцировалась на подверженный резкому спаду сектор военно-промышленного комплекса и машиностроения и относительно благополучный по показателям сектор топливно-энергетического комплекса, ресурсы которого даже возрастали. Например, показатели отраслевой структуры капиталовложений в области давали в 1993 г. по сравнению с 1991 г. прирост по отраслям ТЭК (+22%) и снижение по отраслям ВПК (-10%). В новых условиях в промышленности все ярче выделялись относительно прибыльный и убыточный сектора, положение которых было различным.

В городе процесс приватизации в основном осуществлялся под контролем мэрии, которая при поддержке центра действовала в этой сфере очень активно. Здесь быстро формируется группировка «новой бизнес-элиты», которая активно занимается приватизацией. Ее экономические ресурсы в этот период стремительно нарастают. В 1992-1993 гг. приватизируется почти 900 предприятий, в основном в сфере торговли, снабжения, пищевой и легкой промышленности. Появляется частная строительная и банковская сфера, с которой тесно переплетаются структуры городского управления.

Ухудшение экономического положения вызывало рост недовольства населения. Это отразили результаты референдума в апреле 1993 г. о доверии политике реформ. Несмотря на организованные городскими властями мероприятия по активизации голосования (раздача масла на избирательных участках и т.д.), итоги референдума были для властей неблагоприятны. За доверие Президенту РФ и одобрение его политики высказались менее 50% избирателей (значительно меньше, чем в среднем по России).

Борьба внутри областного руководства, обострение экономического кризиса и резкий рост недовольства населения проходили на фоне нараставшего противостояния в Центре между Президентом и Верховным Советом. К осени 1993 г. оно достигло кульминации. Б.Н. Ельцин объявил о роспуске Верховного Совета. Но Совет не подчинился и заявил о низложении Президента. Начался острейший политический кризис.

Этот период был важным и напряженным моментом и в политической истории области. В это время проявились конфликты, которые оказали влияние на дальнейший ход политического процесса в регионе.

С началом осеннего кризиса областной Совет занял в отношении действий Президента конфронтационную позицию. Он осудил указ Президента от 21 сентября 1993 г. (о роспуске Советов) и поддержал действия Верховного Совета РФ. Глава администрации области Л.П. Башмаков только 19 октября принял постановление о прекращении полномочий областного Совета. Совет, однако, протестовал и продолжал какое-то время работать явочным порядком. Городской Совет активного участия в осенних событиях не принимал. Его председатель С.В. Вобленко выступил с предложением о самороспуске и деятельность горсовета прекратилась ввиду отсутствия кворума. Ликвидация Советов в городах и районах области в основном проходила без серьезных инцидентов.

В Рязани в октябрьские дни сторонники Верховного Совета проявляли себя очень активно. Они проводили многолюдные митинги в поддержку Советов, собирали денежные средства, были предприняты даже попытки проникнуть в воинские части для ведения антипрезидентской пропаганды, на защиту Верховного Совета в Москву выезжала группа добровольцев. Рязанские депутаты ВС В.Н. Любимов и А.А. Гаврилов до конца находились в осажденном здании Верховного Совета. После штурма они были задержаны.
Руководство города заняло в октябрьские дни однозначно пропрезидентскую позицию. Оно опубликовало угрожающее заявление в адрес активистов антипрезидентских акций, а 7 октября в Рязани, по указанию мэра города В.В. Рюмина, неожиданно был демонтирован памятник Ленину. Демонтаж сопровождался беспорядками и стихийным митингом оппозиции, который был рассеян милицией. Как выяснилось, этот шаг был предпринят без ведома главы администрации области Л.П. Башмакова, выступившего затем с его осуждением. Мэр города в печати обвинил главу областной администрации в «саботаже рыночных реформ» и превышении полномочий. Конфликт глав города и области принял публичный характер.

Осенний кризис 1993 г. стал по существу концом «демократического движения» в регионе. Расхождения и расколы в нем начались еще в 1991 г. в связи с решениями властей, направленными на ограничение роли представительных органов и блокирование избирательных процессов. Затем они усилились в связи с обвинениями в адрес В.В. Рюмина и его окружения в «номенклатурно-криминальном перерождении» и «сращивании с бюрократией» внутри исполнительной власти. В течение 1992-1993 гг. от поддержки В.В. Рюмина и мэрии вслед за бывшим лидером «демократического движения» А.А. Гавриловым отходит значительная часть «зеленых», сторонников Руцкого, большая часть Демократической партии России, раскалывается Клуб избирателей. К моменту кризиса осени 1993 г. большая часть активистов «демократического движения» 1988-1991 гг. фактически выступала вместе с оппозицией на стороне Верховного Совета против исполнительной власти и своих бывших лидеров.

На месте «демократической оппозиции» в этот период стали возникать организационные структуры политических партий и движений проправительственной и пропрезидентской ориентации, которые, как правило, создавались и поддерживались из Москвы и не имели в области устойчивой социальной базы и массовой поддержки.

Для противников «демократов», сторонников коммунистической оппозиции, напротив, осенний кризис стал временем резкого усиления влияния. С 1993 г. в области восстанавливаются структуры КПРФ. Они возрождаются как низовое движение членов партии при поддержке некоторых бывших партработников, отстраненных от власти после событий августа 1991 г. Прежде всего, они опирались на бывший актив парторганизаций по месту жительства и партактив некоторых предприятий, директора которых симпатизировали КПРФ. Превращение компартии в массовую организацию произошло в области в период кризиса осени 1993 г. Именно тогда акции коммунистической оппозиции стали принимать массовый характер, приобретая все больше сторонников и сочувствующих.

После поражения Верховного Совета с помощью угроз и запретов властям удалось на какое-то время дезорганизовать деятельность структур коммунистической оппозиции в области. Сказывалось и замешательство ее руководящих органов в центре. В этих условиях КПРФ не смогла проявить на выборах в Федеральное Собрание себя достаточно активно. Тем не менее определенный успех ею все же был достигнут.

На первых выборах в Государственную Думу, в Совет Федерации и на референдуме по новой Конституции РФ в области было сильное протестное голосование. Как и почти повсюду в России, успеха на выборах по спискам добилась Либерально-демократическая партия России, получив в области более 30% голосов. КПРФ была второй - более 13%, пропрезидентское движение «Выбор России» было только третьим - 11,5%. Хотя явно оппозиционные центру кандидаты в округах избраны не были (депутатами стали аграрий С.А. Еньков и предприниматель К.Э. Лайкам), все же из пяти избранных депутатов двое были представителями КПРФ (А.В. Ионов стал депутатом Государственной Думы по списку КПРФ, а В.Н. Любимов был избран в Совет Федерации). Референдум по Конституции едва набрал по области результат в 50% положительных ответов (почти на 8% ниже среднероссийского).

В городе мэрии в основном удалось обеспечить избрание лояльных Президенту депутатов в Государственную Думу (К.Э. Лайкам) и в Совет Федерации (Е.А. Строев), хотя по избирательному процессу в области и было много нареканий. Представители оппозиции пытались оспаривать результаты голосования в городе за Лайкама (получил 17,5% голосов) и результаты голосования по Конституции, считая их сфальсифицированными, но официальных судебных исков выдвинуто не было.

Результаты выборов и референдума в области вызвали явное недовольство президентской администрации, что еще больше обострило конфликт Л.П. Башмакова и В.В. Рюмина. Позиции первого в центре существенно ослабли. Помимо «нерешительности» в дни октябрьского кризиса и конфликта с мэром, главу областной администрации упрекали и в неумении обеспечить нужный для центра исход голосования.

Столкнувшись с ослаблением позиций в центре, Л.П. Башмаков попытался ограничить влияние В.В. Рюмина в городе. Ссылаясь на указ Президента о выборах в органы власти местного самоуправления, он принимает решение о назначении в марте 1994 г. выборов мэра Рязани1. Действующий мэр обжалует это решение в суде, а затем использует свой ресурс неформальных связей в окружении президента Б.Н. Ельцина (начальника его личной охраны Коржаков А.С). В конце января 1994 г. в самый разгар конфликта вокруг выборов мэра в городской газете «Вечерняя Рязань» появляется «компромат» на Л.П. Башмакова, в котором последний обвиняется в финансовых махинациях, а вслед за этим сообщается об отстранении его от занимаемой должности Указом Президента.

Осуществление курса «радикальных реформ» в области (1994-1996 гг.).

Новым главой администрации области, по рекомендации В.В. Рюмина (как он сам об этом заявлял), в январе 1994 г. указом Президента был назначен вице-мэр Рязани Геннадий Константинович Меркулов, в прошлом директор завода и председатель горисполкома Рязани в 1986-1988 гг. Примечательной была и сама формулировка отставки Л.П. Башмакова. Он был снят «за систематическое превышение своих полномочий, необеспечение выполнения указов Президента РФ, направленных на становление рыночной экономики, а также за принятие решений, способствующих дестабилизации политической ситуации в области».

Уже при представлении Г.К. Меркулова было объявлено, что «процесс реформ шел в области из рук вон плохо», «саботировался», теперь его предстоит «ускорить» «новой энергичной команде», сложившейся вокруг нового главы администрации.

Назначение Г.К. Меркулова отражало усиление в руководстве области позиций «новой бизнес-элиты», связанной с относительно прибыльными секторами экономики (естественные монополии, финансовые операции, торговля и др.), и, соответственно, ослабление позиций других секторов, прежде всего, машиностроения и сельского хозяйства.

В области была развернута кампания по активизации рыночных преобразований и процессов приватизации. Государственное вмешательство в приватизационные процессы и в деятельность «новой бизнес-элиты» ограничивалось, что усилило ее экономические возможности. Но ослабление контроля региональной власти одновременно привело к тому, что важнейшие предприятия и финансовые потоки оказались в зависимости от центра (РАО ЕЭС, «Газпром», московские банки). Так что с точки зрения интересов области контроль над экономическими ресурсами региона стал менее эффективным. Например, борьба московских структур за важный для региона нефтезавод привела в 1995 г. фактически к параличу его работы и снижению бюджетных платежей.

Столкнувшись с оттоком экономических ресурсов из региона, правящая группа была вынуждена постоянно искать возможности для получения средств извне, организуя рекламную кампанию по привлечению кредитов и инвестиций. Лоббировать пытались самыми экзотическими способами, даже через занимавшего тогда пост директора контрразведки С.В. Степашина, посетившего Рязань. Выходили на самого президента РФ, согласившегося в марте 1995 г., видимо, не без влияния супруги (Наина Ельцина побывала в Рязани в декабре 1994 г. для передачи подарков жены немецкого канцлера детской поликлинике), на несколько часов заехать в Рязань.

После этого заговорили чуть ли не об обсуждении рязанских проектов в российско-американской комиссии «Гор-Черномырдин» и пакете инвестиций уже в 1 млрд. долл. Как потом выяснилось, в администрации действительно готовились залоговые документы на областное имущество под получение крупных кредитов.

Но максимальным результатом этой деятельности стали постановление Правительства РФ о праздновании 900-летия Рязани и его финансировании на долевых началах из средств федерального и областного бюджетов и инвестиционный «кредит развития» в 50 млрд. руб., выделенный области вскоре после назначения Г.К. Меркулова и использованный, как потом выяснилось, «неэффективно» (глава администрации привлекался по этому поводу к прокурорской проверке).

Примечательным для режима было и изменение статуса одного из лидеров правящей группы - В.В. Рюмина, также последовавшее вскоре после назначения Г.К. Меркулова. В апреле 1994 г. он, как было объявлено, «ушел в сферу бизнеса» (возглавил Финансово-строительную компанию и стал акционером ряда предприятий и банков) для того, чтобы, по его словам, «заниматься инвестиционными программами». Одновременно он оставался советником главы администрации области по многим вопросам, символизируя связанного с властью «местного олигарха». Мэром Рязани был назначен Владимир Константинович Марков, бывший работник обкома, также занимавшийся бизнесом.

Важным аспектом развития режима в этот период был рост криминализации власти, экономики, общества. В городе и области получают распространение «разборки» преступных группировок, город потрясают громкие преступления, свидетельствующие о криминальном переделе собственности, развивается «теневая экономика». Показательным было открытое обращение в ноябре 1994 г. к областным и федеральным властям группы из 27 директоров предприятий в связи с господством уголовного террора в сфере приватизации, предпринимательства и хозяйственной деятельности вообще. Поводом послужило убийство в подъезде своего дома директора мясокомбината Василия Панарина. А всего за месяц было совершено 5 заказных убийств. За два года, по статистике УВД, произошло 26 подобных убийств.

Помимо постоянной нехватки средств и проблем криминализации, сформировавшийся в этот период в области политический режим сталкивался и с еще одной постоянной проблемой. Он не мог обеспечить себе поддержку избирателей.

Уже вскоре после назначения Г.К. Меркулова руководству области пришлось заниматься избирательными акциями, призванными легитимировать новую власть. На март 1994 г. были назначены выборы областной Думы, городской Думы Рязани, референдум по Уставу Рязани, выборы муниципальных комитетов в районах. Предполагалось после избрания Думы и принятие Устава области.

Условия выборов устанавливались обладминистрацией. Порог явки для признания выборов состоявшимися был установлен на «верхнем пределе» - 35%. Выборы мэра Рязани были заменены референдумом по Уставу города, который требовал уже 50% явки. В итоге, вместо положенных 19, избраны были лишь 12 депутатов областной Думы в сельских районах, из которых 7 были главами районных администраций, т.е. фактически подчиненными главы администрации области. Выборы в областную Думу в городских округах, референдум и выборы представительного органа в городе из-за низкой явки избирателей не состоялись.

В результате вместо устойчивой легитимации областной власти, стало формирование слабой зависимой от администрации и фактически не легитимной областной Думы (не имела в своем составе положенных по норме 2/3 состава), которая смогла приступить к работе лишь по специальному Указу Президента. Лояльная позиция областной Думы, которая в течение 1994-1995 гг. практически не имела конфликтов с областной администрацией, обеспечивалась также путем вовлечения ее руководства в кредитные и инвестиционные программы администрации и сохранением финансовой поддержки районов и предприятий, имевших представителей в областной Думе.

Другим результатом стало отражение роста влияния КПРФ. Ее представители лидировали во многих округах, где выборы были признаны не состоявшимися из-за низкой явки избирателей. Оба этих обстоятельства ставили перед областным руководством трудную проблему поиска поддержки избирателей, которая становилась все серьезнее по мере приближения нового избирательного цикла.

В этой связи был показателен визит в область главы администрации Президента С.А. Филатова и вице-премьера Правительства РФ Ю.Ф. Ярова, состоявшийся весной 1995 г. Они достаточно определенно потребовали от местной власти обеспечить избирательную поддержку населения на выборах федерального уровня. Сразу после визита под руководством областной администрации прошли учредительные мероприятия местной организации движения «Наш дом - Россия». Г.К. Меркулов вошел в федеральный совет этой организации, а на региональном уровне ее возглавил заместитель главы администрации А.В. Тарасов. Были предприняты попытки обеспечить поддержку населения, важными элементами которых являлись программа обновления города и празднества по случаю 900-летия Рязани в сентябре 1995 г. В районах пытались организовать работу с отдельными группами населения (инвалиды), рекламировалась даже специальная программа инвестирования в сельские территории.

Однако создать действенную систему, обеспечивающую массовую поддержку избирателей, как показали дальнейшие события, тогдашним областным властям так и не удалось. Программа помощи населению свелась к косметическому ремонту города и празднествам по случаю 900-летия Рязани. На фоне карнавалов и костюмированных шествий особенно рельефными знаками неэффективности власти выделялись брошенные и недостроенные из-за нехватки средств объекты (гостиница и торговые ряды в центре города, жилой микрорайон для военнослужащих и др.). Не были реализованы основные социальные и жилищные программы.

Экономическое положение в области все больше ухудшалось. Производственно-экономические и социальные показатели 1996 г. были в области наихудшими после начала реформ. Многие крупные промышленные предприятия останавливались, не имея средств и заказов. В сельском хозяйстве спад производства также продолжался. Обострился бюджетный и налоговый кризис. Власти не могли обеспечить необходимые налоговые поступления. Начались задержки с выплатой зарплаты на предприятиях, а затем и в бюджетных организациях, происходили задержки и с выплатой пенсий.

Таким образом, в период нового избирательного цикла положение правящего в области режима серьезно осложнилось.

Смена политического режима в Рязанской области в 1996 г.

Для нового избирательного цикла, который начался в декабре 1995 г. выборами в Государственную Думу, была характерна обстановка общественно-политической активизации населения. Резко возросла публичная составляющая политического процесса. Партийные, общественно-политические структуры, властные органы, СМИ работали в режиме непрерывной массово-политической мобилизации избирателей. Многие управленческие решения приобретали сильный общественный резонанс.

Выборы в Государственную Думу, показали силу оппозиции. КПРФ получила в области по списку почти 31% голосов, став безусловным лидером голосования и на много опередив следующих за ней ЛДПР (11 %), Конгресс русских общин (7%) и «Наш дом- Россия» (6,8%). В городе был избран член местного руководства КПРФ Л.М. Канаев, а в области - поддержанный КПРФ представитель аграриев С.А. Еньков. По списку КПРФ был избран А.В. Ионов. Ни один из кандидатов, не поддержанный КПРФ, в Госдуму не прошел. По сравнению с 1993 г., количество поданных за КПРФ голосов увеличилось более чем в два раза. Было очевидно, что к собираемым этой партии «социально-протестным» голосам 1993 г. присоединилась и значительная часть «национально-протестных» голосов, ранее аккумулируемых ЛДПР. Не создав разветвленных структур и не найдя контакта с элитой, ЛДПР не смогла удержать за собой эту важную часть избирателей, которая отошла теперь к КПРФ.

Выборы также продемонстрировали слабые показатели всех связанных с властью партий и кандидатов (кандидат НДР С.В. Вобленко занял в округе лишь 6-е место). Даже Аграрная партия России, кандидат которой был избран в сельском округе при поддержке КПРФ, по спискам имела более слабые показатели, чем в 1993 г., что свидетельствовало о переходе от нее части голосов к КПРФ. Все эти структуры выступили на выборах заметно хуже, чем ожидалось.

Потерпев поражение на выборах в Государственную Думу, областные власти взяли курс на осторожные отношения с оппозицией, уделяя особое внимание аграриям, которые сохраняли важное влияние на избирателей в районах области. Руководители аграрного сектора получили возможность активно участвовать в формировании органов местного самоуправления весной 1996 г., не встречая активного сопротивления властей.

Активизировалась и деятельность областной Думы. Она стала проявлять большую независимость от областной администрации, что повлияло и на процесс формирования органов местного самоуправления в области.
В январе 1996 г. областной думой были приняты законы «О местном самоуправлении в Рязанской области», «О выборах представительных органов и должностных лиц местного самоуправления» и «О местном референдуме» и другие, которые составили нормативную базу для начала формирования в области органов местного самоуправления.

Выборы представительных органов местного самоуправления прошли 7 апреля 1996 г. во всех 29 административно-территориальных образованиях области (25 административных районов, 3 города областного значения и областной центр), которые после 7 апреля приобрели статус «муниципальных образований». Одновременно с выборами в 25 территориях проводились муниципальные референдумы по основным положениям Уставов муниципальных образований. В ряде районов проходили выборы глав муниципальных образований населения.

Принятые законы и проведенные выборы позволили сформировать в области систему органов местного самоуправления. Они усилили самостоятельность властям районного уровня. Одновременно укреплялась и вся система представительных органов в регионе. К 12 депутатам областной Думы (из которых к тому же только 4 не были должностными лицами исполнительной власти) добавлялось теперь почти 500 депутатов местного самоуправления. Повышался и самостоятельный статус избранных глав районов. Важными были и политические итоги выборов. В ряде муниципальных образований они привели к фактической победе оппозиции. Из 23% избранных депутатов, заявивших о своей партийной принадлежности, 16% составляли члены КПРФ и 5% -члены АПР.

Наиболее серьезные последствия для правящей группы имели результаты выборов в Рязани. Из 23 избранных депутатов городского представительного органа 19 являлись членами оппозиционных партий, прежде всего, КПРФ. Председателем Совета был избран представитель КПРФ Павел Дмитриевич Маматов. Избранные депутаты городского Совета сразу же приступили к разработке Устава города. Отметим, что попытка мэрии провести свой вариант Устава города на референдуме, который проходил также как и выборы 7 апреля, не увенчалась успехом. Референдум не состоялся из-за низкой явки.

Несмотря на противодействие мэрии и областной администрации, уже в начале июня 1996 г. на заседании городского Совета был принят Устав города, содержащий ряд крайне невыгодных для исполнительной власти статей. Статья 54 Устава, например, резко ограничивала полномочия мэра города, предусматривала его выборы из состава депутатов городского Совета, ставила деятельность мэрии под жесткий контроль депутатов.

Борьба вокруг Устава привела к тому, что в городе оказалось два мэра. В августе 1996 г. мэр города В.К. Марков ушел с занимаемой должности на другую работу. Он был назначен заместителем главы администрации области. Вместо него распоряжением Г.К. Меркулова и.о. мэра был назначен заместитель мэра Ю. Ромашкин. Но в это же время горсовет в соответствии с Уставом города избрал мэром П.Д. Маматова. Приступить к работе ему не дали, ссылаясь на то, что Устав города не зарегистрирован в управлении юстиции.

Конфликт еще более обострился, «оброс» судебными исками, решениями Совета, распоряжениями обладминистрации, мэрии, заявлениями и письмами прокуратуры, решениями областного управления юстиции и т.д. Помимо формально-правового, конфликт имел и яркий публично-политический аспект. Стороны проводили массовые акции, вели пропагандистскую кампанию в СМИ, инициировали активность общественно-политических организаций.

Конфликт разрешился в известном смысле компромиссом уже после смены по распоряжению из Москвы в октябре 1996 г. главы администрации области. Областная администрация санкционировала, ссылаясь на мнение Генеральной прокуратуры и Минюста, вступление в должность мэра П.Д. Маматова, избранного городским Советом. А он, в свою очередь, соглашался идти на выборы населением, что было одобрено депутатами с внесением затем соответствующей поправки в Устав города2. Этот документ был, таким образом, признан вступившим в силу.

8 декабря 1996 г. П.Д. Маматов одержал победу на первых в истории города выборах мэра Рязани3. Высшее должностное лицо областного центра впервые было избрано населением. После выборов изменился не только персональный состав руководства мэрии, но и ее формально-правовой статус. Была ликвидирована и сама мэрия. Вместо нее, согласно Уставу города, создавалась городская администрация, которая значительно больше зависела в важнейших вопросах (кадровых, финансовых, правовых и т.д.) от городского Совета, что напоминало взаимоотношения горсовет - горисполком периода перестройки.

Президентские выборы на территории области летом 1996 г., как и почти по всей стране, сопровождались острой борьбой оппозиции и действующей власти. Руководство области поддерживало на выборах Б.Н. Ельцина, а оппозиционные силы во главе с КПРФ – Г.А. Зюганова. Заметную активность проявляли и сторонники других кандидатов: А.И. Лебедя, ГА. Явлинского, В.В. Жириновского. Даже такие «малоперспективные» кандидаты как В.А. Брынцалов и М.Л. Шаккум пытались организовать в области агитационную кампанию.

Результаты первого тура выборов показали, что в области лидирует Г.А. Зюганов, получивший более 42%, а Б.Н. Ельцин получил лишь 24%, т.е. картина голосования была обратной общероссийской, где лидировал Ельцин. Очень высоки были также показатели голосования за А.И. Лебедя, получившего в области почти 20% голосов (по России - 14%). Второй тур выборов не принес принципиальных изменений. В Рязанской области вновь победил Г.А. Зюганов, получив 51% голосов (на 9% больше Б.Н. Ельцина).

Победа в области Г.А. Зюганова и проигрыш Б.Н. Ельцина показали возросшую силу оппозиции и одновременно серьезно осложнили положение назначенной Президентом исполнительной власти. В центре высказывали недовольство областной администрацией, которая не могла обеспечить победу, на местном же уровне ее нелегитимное положение стало еще более очевидным.

Областная Дума приняла 30 апреля 1996 г. Закон области «О выборах главы администрации Рязанской области». А 28 августа стартовала избирательная кампания этих выборов, которые были назначены Думой на 8 декабря 1996 г. Первые в истории области выборы высшего должностного лица означали принципиальную смену формы легитимации исполнительной власти. Из назначенной ей впервые предстояло стать избранной всем населением области.

Избирательная кампания этих первых губернаторских выборов была весьма сложной и напряженной. Реальную возможность победить имела оппозиция, и действующему руководству области приходилось предпринимать серьезные усилия, чтобы сохранить власть. Обстановка обострилась уже в самом начале кампании. В сентябре при содействии активистов КПРФ и профсоюзов прошли массовые акции протеста пенсионеров, возмущенных невыплатой пенсий. Особенно бурным было выступление против властей 9 сентября, сопровождавшееся перекрытием движения в центре города, стихийным митингом, привлечением милиции. Массовые акции проходили и в дальнейшем. Наиболее крупные митинги в поддержку кандидатов оппозиции состоялись в Рязани в ноябре. В них принимали участие тысячи людей.

В октябре 1996 г. в результате решений администрации Президента глава администрации области Г.К. Меркулов был отстранен от занимаемой должности, так как в Москве были не уверены в его шансах на избрание. На его место до выборов был назначен представитель аграриев, начальник областного управления сельского хозяйства Игорь Александрович Ивлев, ставший на выборах основным кандидатом «партии власти». Назначив И.А. Ивлева, центральные власти не только заменяли вызывавшего недовольство прежнего руководителя новым лицом, но и стремились таким образом расколоть союз КПРФ и аграриев, который сложился еще перед выборами в Государственную Думу в 1995 г. и сохранялся на выборах Президента. В какой-то мере эта цель была достигнута. Руководство Аграрной партии поддержало на выборах И.А. Ивлева и фактически расторгло союз с КПРФ.

От оппозиции, объединившейся в Союз народно-патриотических сил (НПСР) во главе с КПРФ, в губернаторы был выдвинут другой кандидат - Вячеслав Николаевич Любимов, рязанский депутат Верховного Совета в 1990-1993 гг. и член Совета Федерации 1993-1995 гг., работавший накануне выдвижения аудитором Счетной палаты РФ. Выдвинув хорошо известного избирателям сельских районов области и не раз побеждавшего в избирательных кампаниях В.Н. Любимова, оппозиция показала, что намерена всерьез бороться за победу на выборах, несмотря на раскол с руководством аграриев.
Среди выдвинутых кандидатов были также бывший председатель облисполкома (1990-1991 гг.) В.В. Калашников, предприниматель В.В. Милехин и работник облкомимущества С.И. Дорожко.

Власть постаралась создать для оппозиции сложности. Например, ее основной и наиболее опасный для И.А. Ивлева кандидат В.Н. Любимов сталкивался с формальными трудностями при регистрации (ввиду наличия в законе области нормы об обязательном проживании кандидата в области в течение года перед выборами). От КПРФ в этот момент даже выдвигался другой кандидат -депутат Государственной Думы от городского округа Л.М. Канаев.

Но, когда сложности с регистрацией В.Н. Любимова были преодолены, он снял свою кандидатуру.

В ходе избирательной кампании и.о. главы администрации области И.А. Ивлев стремился реализовать свою стратегию, направленную на раскол оппозиции и привлечение к себе части избирателей, ориентирующихся на КПРФ. С этой целью он, например, удалил из областной администрации некоторых людей, близких к бывшему главе области Г.К. Меркулову, а также санкционировал вступление в должность мэра города представителя КПРФ П.Д. Маматова, о чем говорилось выше.

Это вызвало недовольство у тех, кто был близок к администрации Г.К. Меркулова, они ослабили поддержку И.А. Ивлева и даже стали распространять «компромат» о его служебных злоупотреблениях, подрывая его позиции.

Одновременно против кандидатуры И.А. Ивлева развернули работу и представители КПРФ. Они подчеркивали его связь с высшими чиновниками в Москве (например, с Чубайсом), которые вызывали отрицательное отношение избирателей.

Первый тур губернаторских выборов, как и следовало ожидать, выявил двух главных кандидатов - оппозиции и власти - В.Н. Любимова и И.А. Ивлева, которые проходили в следующий тур. Первый получил 38,3% голосов, второй - 29,6%. Другие кандидаты получили существенно меньше голосов (В.В. Калашников - 14%, В.В. Милехин - 9%, С.И. Дорожко - 2,3%) и выбыли из борьбы.

В период между турами избирательная борьба не прекращалась. Почти все выбывшие кандидаты во втором туре поддержали И.А. Ивлева, призвав своих избирателей голосовать за него. В эти же дни в области побывал лидер КПРФ Г.А. Зюганов, выступивший в поддержку В.Н. Любимова.

Второй тур голосования 22 декабря 1996 г. закрепил победу В.Н. Любимова, который и был избран главой администрации области (В.Н. Любимов получил - 56% голосов, И.А. Ивлев - 38,5%).

Избрание В.Н. Любимова означало, что впервые смена главы области произошла не в результате решений в центре, а путем волеизъявления населения самой области. Статус главы области качественно изменился. Он получил большую независимость и самостоятельность от центра, приобрел больше возможностей действовать в интересах области и ее населения. Изменился и его статус в отношениях с представительной властью, с федеральными структурами на местах, с органами местного самоуправления, что в целом было важным шагом к правовому оформлению всей политической и управленческой системы области.

Кроме этого, важное значение имели и собственно политические обстоятельства. Избрание В.Н. Любимова означало победу оппозиции, влекущую за собой как смену политической линии руководства области, которая проводилась до сих пор, так и смену людей, связанных с этой политикой. Перед новым руководством вставали задачи по выработке новой политики, направленной на преодоление глубокого социально-экономического кризиса, в который область была ввергнута в предшествующий период.
Официальное вступление нового главы администрации области В.Н. Любимова в должность состоялось 6 января 1997 г.

Политический курс нового руководства Рязанской области (1997-1998 гг).

Избрание нового губернатора стало важной вехой на пути выхода региональной власти из состояния неопределенности. Победитель опирался на электоральное большинство избирателей, поддержавшее КПРФ, а также на директорат депрессивных отраслей промышленности и на большую часть «аграрной группы». В своих отношениях с Центром эта коалиция не хотела и не могла сохранять прежнюю модель ни экономически, ни политически. Она отказалась от лояльности Кремлю и ориентировалась на поддержку политической оппозиции в парламенте.

В сфере экономики победившая группа стремилась ограничить влияние в области групп влияния из Центра и одновременно добиться значительного расширения экономической поддержки региона. Все это и был призван обеспечить новый губернатор. В речи при вступлении в должность 6 января 1997 г. В.Н. Любимов пообещал, что свои отношения с Москвой он будет строить, прежде всего, на «правовой основе», опираясь на будущий договор области с федеральным Центром о разграничении полномочий, при этом задачу скорейшего заключения такого договора он назвал одной из главных. В то же время губернатор сделал особый акцент на необходимость опоры на региональные ресурсы. Это выступление фактически дезавуировало предшествующую модель отношений, которая базировалась на безграничной лояльности прежнего областного руководства режиму Б.Н. Ельцина. Область заявила о своих претензиях на усиление автономии. Но реализовать эту новую стратегию руководству области было не просто, учитывая как ограниченные ресурсы области, так и инерцию предшествующей модели отношений, основанной на полном подчинении политике центра.

Уже на этапе формирования новой администрации области ее глава был вынужден модифицировать первоначально заявленную модель поведения правящей коалиции и направления ее политики. Наиболее показательным решением в этом плане явилось включение в состав новой областной администрации прежнего заместителя губернатора В.К. Маркова, причем в том же качестве. Поскольку В.К. Марков был одним из влиятельных деятелей свергнутой группировки, его назначение вызвало негативную реакцию КПРФ. В.Н. Любимов был вынужден публично объяснять своим соратникам, что этим назначением он хотел привлечь к себе тех, кто поддерживал проигравшую сторону. Руководство КПРФ согласилось на назначение В.К. Маркова. Фактически он стал представлять в администрации интересы местного директората ТЭКа (нефтепереработка, газ, энергетика), связанного с профильными олигархами в Центре. Поэтому его назначение сигнализировало о расширении правящей коалиции, в которую, таким образом, вошла влиятельная группировка топливно-энергического комплекса с его экономическими ресурсами.

Другим показательным событием на этом этапе стало восстановление союза КПРФ и АПР на региональном уровне. В период выборов губернатора их альянс был нарушен, КПРФ и аграрии поддерживали разных кандидатов, что вылилось в острое соперничество между ними, о котором уже говорилось выше. Теперь союз восстанавливался в полном объеме. Этому предшествовало удаление из состава руководства аграриев их бывшего лидера И.А. Ивлева, который накануне выборов в областную Думу, проходивших в марте 1997 г., хотел использовать в них сценарий прежних губернаторских, т.е. соперничество АПР и КПРФ. Руководство аграриев, напротив, предпочло восстановить коалицию с коммунистами, договорившись о согласованной поддержке кандидатов в сельских округах. Эта тактика принесла им успех, и аграрии получили в областной Думе значительное представительство. Их статус в правящей коалиции повысился и позволил занять там приоритетное положение, потеснив группу промышленного директората. Последняя выступала на выборах в союзе с руководством КПРФ, но в очередной раз столкнулась с ограниченностью массовой поддержки. В 10 из 15 городских округов выборы не состоялись из-за низкой явки избирателей, и основные кандидаты «промышленников» мандатов не получили. В городских округах победили в основном лидеры КПРФ, и функции представительства «промышленников» перешли к ним. Но необходимость поддерживать в Думе коалицию с аграрным большинством мешала им эффективно выполнять эту функцию, поэтому в целом «промышленные» позиции оказались в правящем блоке слабее «аграрных».

Вскоре после создания своей администрации вновь избранный губернатор вступил в конфликт с Центром, попытавшись оспорить назначение полномочного представителя Президента в области. Администрация Президента назначила на этот пост бывшего руководителя области Г.К. Меркулова, несмотря на резкие протесты В.Н. Любимова. Назначение Г.К. Меркулова вызвало обострение в отношениях регионального руководства с Центром: в области прошли демонстрации протеста, была развернута кампания в прессе, а в июне 1997 г. губернатор и председатель областной Думы направили Президенту письмо с требованием отставки своего недавно назначенного представителя в регионе.

Этот конфликт закончился компромиссом, более выгодным губернатору. Г.К. Меркулов сохранил свой пост, но его активность заметно снизилась, и центром политического влияния он так и не стал. Несколько позднее также в пользу губернатора разрешился конфликт главы областной администрации с председателем областного суда А. Гостевым, уволенным после нескольких судебных разбирательств.

Постепенно областные власти стали восстанавливать контроль над частью экономических ресурсов региона. Они усиливали регулирование водочного, нефтяного, продовольственного рынков области, вмешивались в вопросы долговых обязательств, неплатежей, взаимозачетов в энергетическом секторе, противодействовали проникновению в регион олигархических структур из Центра. В то же время с рядом крупных компаний отношения развивались. Наиболее тесные контакты область установила с «Газпромом», с которым были заключены договоры о льготных поставках газа и программе газификации, и с Тюменской нефтяной компанией (ТНК), которая взяла под контроль Рязанский нефтезавод.

Вместе с тем по-прежнему давал о себе знать конфликт в отношениях с Центром. Губернатор не раз заявлял, что область испытывает трудности при получении федеральных трансфертов, что отвергаются выгодные с точки зрения региона варианты взаимозачетов по задолженностям в федеральный бюджет. Он также подвергался нажиму по взысканию сомнительных долговых обязательств предшествующей администрации. В связи с одним из долговых эпизодов (покупка завода удобрений в Тульской области) В.Н. Любимов даже обращался в суд с иском о признании незаконности перевода правительством РФ долга на администрацию области.

В целом отношения регионального руководства с Центром в этот период можно охарактеризовать как «неустойчивый компромисс». Конфликт с президентской Администрацией сопровождался более или менее компромиссными отношениями с правительственными структурами и некоторыми группами влияния в Центре. Это позволило запустить механизм перераспределения экономических ресурсов из прибыльных секторов региональной экономики в социальную сферу и кризисные отрасли. В течение первого года работы новой администрации падение производства в этих секторах приостановилось, сократились также долги и невыплаты в социальной сфере. Восстанавливалась ресурсная подпитка аграрного сектора и некоторых промышленных предприятий, позволившая несколько повысить производство.

В условиях «конфликтного» компромисса с Центром работа над договором о разграничении с ним полномочий, о котором В.Н. Любимов говорил при вступлении в должность, фактически прекратилась. Определенную роль в этом сыграли и сложности, возникшие внутри региона в связи с принятием Устава области. Глава исполнительной власти, стремившийся закрепить в нем за собой больше полномочий, встретился с противодействием других групп, которые предлагали менее благоприятные для него варианты, а В.Н. Любимов, со своей стороны, не хотел уступать. В результате принятие областного Устава застопорилось, погрязнув в обсуждении поправок и дополнений.

В начале 1998 г. в области возник конфликт власти с представителями малого бизнеса, за которым, вероятно, стояли противники КПРФ. В феврале на рынках Рязани началась забастовка мелких торговцев против повышения властями налоговых сборов и требований обязательного использования кассовых аппаратов. Был образован стачком, который выдвигал требования к властям и поддерживал режим забастовки, в которую были вовлечены тысячи людей. После неудачных переговоров и ареста одного из лидеров стачкома акции выплеснулись за пределы рынков. Забастовщики несколько раз перекрывали в городе движение, проводили митинги. Выступления встревожили власти, и они пошли на уступки. Введение кассовых аппаратов было отложено. Движение торговцев пошло на убыль.

К лету 1998 г. усилились конфликты областного руководства с Центром. Областная Дума приняла обращение к Президенту о его добровольной отставке, в области стала широко пропагандироваться альтернативная программа экономической политики, разработанная Советом Федерации3. Эта программа предусматривала установление квот на ввоз продукции из-за рубежа, формирование госзаказа и снижение цен на электроэнергию и услуги транспорта. В связи с ростом задержек по заработной плате возросла активность профсоюзов. Центру были адресованы требования погасить задолженность за заказы на оборонных предприятиях, принять закон «О государственной финансовой ответственности» и отправить Президента и Федеральное Собрание в отставку.

В августе 1998 г. в стране разразился финансовый кризис, вызвавший волну банковских крахов и резкое повышение цен. В области в период кризиса администрация принимала меры для пополнения продовольственных ресурсов и регулирования ценообразования, в Рязани была создана сеть муниципальных магазинов, которые торговали продукцией по низким ценам, возбуждались уголовные дела по фактам повышения цен. Постановлениями губернатора от 10 сентября 1998 г., например, вводилось обязательное декларирование предприятиями всех форм собственности цен на муку, хлебобулочные изделия, молоко, кефир, макароны, крупы и т.д. Административного запрета на вывоз продовольствия из области формально не вводилось, но фактически в период кризиса его вывоз был ограничен.

В период кризиса руководство области дважды выступило с заявлениями и письмами в адрес Центра. В одном из них, ссылаясь на требования населения области, губернатор пообещал выступить в Совете Федерации за смену экономического курса, отставку Президента и создание правительства «народного доверия». Он также сообщил, что в области отрицательно оценивают деятельность представителя Президента и выдвигают предложения упразднить этот институт вообще. В другом письме, одновременно адресованном Президенту, и. о. председателя правительства, председателю Совета Федерации и председателю Госдумы, констатировалось критическое финансовое и социальное положение в стране и области и содержались предложения о чрезвычайных мерах по выходу из кризиса. Среди них, в частности, были названы: созыв совместного заседания палат Федерального Собрания, законодательное ограничение цен на ряд товаров и продукцию естественных монополий, срочная индексация зарплат и пенсий, временное подчинение региональных налоговых органов областной администрации и др. На заседании Совета Федерации, проходившем в кризисные дни, рязанские сенаторы резко выступали против возвращения в правительство B.C. Черномырдина и активно поддержали кандидатуры Е.М. Примакова как премьера и представителей КПРФ и аграриев Ю.Д. Маслюкова и Г.В. Кулика в качестве будущих членов кабинета.

Одним из наиболее заметных последствий кризиса стал переход области к политике «самовыживания» и уменьшение ее зависимости от Центра. В условиях ослабления центральной власти областное руководство усилило влияние на федеральные структуры в регионе и стало проявлять большую самостоятельность в политике кризисного управления. Другой результат кризиса - усиление консолидации и радикализации региональных властей. Предшествующая компромиссная (с правительством) тактика губернатора ушла в прошлое, и он солидаризировался с Думой на базе общей оппозиционности Центру. Эта оппозиционность стала более активной и радикальной, приобретая характер давления на центральную власть. 7 октября 1998 г. в области была проведена мощная антипрезидентская акция. Она включала забастовки на многих предприятиях, пикеты у здания представителя Президента, активную антипрезидентскую кампанию в прессе, а также большой митинг в центре Рязани, собравший до 10 тысяч участников. Главным требованием стала немедленная отставка Президента; наиболее радикально настроенные участники требовали начать акции неповиновения, блокаду магистралей, создание «штабов сопротивления».

События в Совете Федерации, разыгравшиеся на заседании 14 октября 1998 г., воочию показали высокую степень активности руководителей Рязанской области в вопросах «большой» политики. В этот день верхняя палата парламента должна была рассмотреть итоги общероссийской акции протеста, проходившей 7 октября и принять обращение об отставке Б.Н. Ельцина. Одним из инициаторов обсуждения этого обращения, подписанного 22 членами Совета Федерации, стал председатель Рязанской областной Думы В.Н. Федоткин. Несмотря на попытку спикера Е. Строева отложить вопрос, обсуждение этого документа все-таки состоялось, но постановления с одобрением отставки Президента оппозиционерам провести не удалось (80 сенаторов высказались за, 18 были против, а 70 отказались голосовать). Выступивший затем губернатор В.Н. Любимов отметил стремление председателя «гасить» антипрезидентские настроения и в этой связи предложил обсудить вопрос о ротации руководства Совета Федерации, что, естественно, вызвало раздраженную реакцию Строева. И хотя новое предложение рязанцев сенаторами поддержано не было, результаты состоявшегося голосования по ключевому вопросу (об отставке Б.Н. Ельцина) продемонстрировали высокий оппозиционный потенциал Совета Федерации.

В.Н. Любимов и В.Н. Федоткин снова выступили в роли лидеров оппозиции регионов со всеми ее плюсами и минусами.

Борьба с Центром и сопутствовавшая ей консолидация региональных властей ускорили принятие Устава области. Длительные споры и согласования прекратились, стороны отказались от некоторых ранее заявленных претензий, и 28 октября 1998 г. областная Дума Устав приняла. В тот же день его подписал и губернатор. Компромисс В.Н. Любимова заключался в том, что он отказался от права роспуска Думы, включения в Устав положений о «правительстве области» (вместо «администрации области»), от наименования «губернатор» (а не «глава администрации»), от введения поста вице-губернатора и т. д. В свою очередь, Дума также сняла ряд своих прежних требований (права инициировать референдум об отзыве губернатора, обязательного согласования с ней назначений его заместителей и др.). Обе стороны отказались от блокирования предложений органов местного самоуправления, направленных на повышение роли глав муниципальных образований. Таким образом, основной закон области был принят в результате согласования интересов большинства региональных политиков.

В экономике в этот период областное руководство резко усилило курс на регулирование рынков, активизировало контроль над собственностью, хозяйственной деятельностью и внешними связями региона. В.Н. Любимов потребовал оградить областной рынок от ввоза алкоголя путем создания аккредитованных баз и резкого уменьшения числа оптовиков. Заметно активизировались и попытки администрации усилить опеку над энергетическим и топливным рынками. Глава региона также принимал активное участие в обсуждении вопросов о снижении энерготарифов на федеральном уровне и даже баллотировался в Совет директоров РАО ЕЭС по квоте Совета Федерации.

Одновременно усилился надзор администрации над собственностью, процедурами банкротств и хозяйственных споров. Был создан специальный координационный совет по вопросам банкротств и взаимных претензий, призванный разрешать конфликты в региональных рамках, не доводя дело до арбитражных судов. В областной Думе разрабатывался закон, призванный усилить влияние власти на процедуры банкротства. Жесткая критика в адрес президента Б.Н. Ельцина не помешала областным руководителям добиваться более стабильных и тесных отношений с правительством Е.М. Примакова. Область в основном получала запланированные трансферты, обеспечивалась финансовая поддержка федеральных целевых программ, дополнительные кредиты получил и аграрный сектор. Благодаря этому, экономика области начала стабильно развиваться. Послекризисное падение производства в последнем квартале 1998 г. составило 15%, но в целом прирост за этот год приблизился к 4%, причем как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. В первом квартале 1999 г. рост производства составил уже 11%.

Весной 1999 г. участие рязанских сенаторов в давлении на Президента вновь резко активизировалось. Во время рассмотрения в Совете Федерации отставки Генерального прокурора оба представителя области активно выступили против. Губернатор направил спикеру запрос о законности отстранения прокурора Президентом, а председатель областной Думы своими репликами фактически сорвал выступление на заседании палаты главы Администрации Президента А.С. Волошина, который излагал позицию Президента по этому вопросу. Этот эпизод нашел живой отклик в комментариях центральных СМИ. Оба сенатора также выступили с заявлениями о результатах работы комиссии Совета Федерации по расследованию причин событий 17 августа 1998 г. Совет Федерации принял постановление с рекомендацией «не задействовать» виновников этих событий в дальнейшем на руководящих государственных должностях. Руководство области также поддержало кампанию по осуждению агрессии НАТО против Югославии.

Не менее активно рязанские представители действовали и в период подготовки Государственной Думы к отстранению Президента Б.Н. Ельцина от власти. Они сделали заявления в поддержку импичмента, в области широко распространялись материалы по этому вопросу, проходили визиты оппозиционных политиков, а губернатор В.Н. Любимов обращался в Совет Федерации с предложением создать комиссию по расследованию информации о «правом» перевороте, якобы готовящемся в окружении Президента. Наибольшей остроты антипрезидентская кампания в области достигла в момент обсуждения процедуры импичмента в Госдуме и отставки правительства Примакова. В день отставки, 12 мая 1999 г., областная Дума и губернатор на экстренном заседании первыми среди других российских регионов приняли совместное заявление с осуждением отставки кабинета и потребовали немедленного созыва Совета Федерации. В Рязани у здания представителя Президента была организована антипрезидентская демонстрация. Среди демонстрантов распространились слухи о подготовке Б.Н. Ельциным введения чрезвычайного положения, звучали призывы к организации сопротивления, а от представителя Президента участники потребовали гарантий, что "чрезвычайщины" не будет. На следующий день в Рязани состоялся новый и еще более многочисленный митинг противников Президента, в котором на этот раз приняли участие и военнослужащие.

Политические процессы в Рязанской области в 1999-2000 гг.

Удар по правительству Примакова был, несомненно, одной из важнейших акций «позднеельцинского» режима, обозначившей начало переходного периода к «пост-ельцинскому» правлению. И.о. председателя правительства был назначен С.В. Степашин. Сразу после своего назначения он провел ряд встреч с губернаторами. Присутствие В.Н. Любимова в группе наиболее влиятельных региональных лидеров, с которыми встречался С.В. Степашин, говорило о росте его авторитета как политика федерального уровня. После переговоров с новым главой правительства В.Н. Любимов изменил свое отношение к отставке Примакова и назначению Степашина. Он сообщил, что новый и.о. премьера готов удовлетворить большинство пожеланий и просьб губернаторов. В то же время платой В.Н. Любимова за изменение позиции стали трения с КПРФ и председателем областной Думы, которые сохраняли негативное отношение к смене центрального правительства.

Летом 1999 г. в области в преддверии избирательной кампании в Госдуму активизируется политическое строительство. Образуется структура нового блока «Отечество - вся Россия» (ОВР), ориентированная на поддержку мэра Москвы Ю.М. Лужкова и экс-премьера Е.М. Примакова. В области ее возглавил ректор РИРО Н.И. Булаев. На основе КПРФ создается объединение «За победу!». Обе структуры демонстрируют оппозиционность действующему режиму Б.Н. Ельцина и разворачивают предвыборную деятельность.
В начале августа 1999 г. в Москве происходит новое событие. Президент неожиданно отправил в отставку правительство СВ. Степашина. В отличие от бурной реакции на уход Примакова, отставка СВ. Степашина в Рязанской области заметных событий не вызвала, хотя в целом отношение к ней было негативным. Новый премьер Владимир Владимирович Путин широкой общественности известен не был и рассматривался, прежде всего, как ставленник Б.Н. Ельцина. В день отставки правительства Степашина, 9 августа 1999 г., губернатор сделал заявление, в котором не скрывал своего разочарования. Областная Дума также официально осудила произошедшее.

В.Н. Любимов 12 августа принял участие в заседании Совета верхней палаты парламента и встрече группы губернаторов с новым премьером. По его словам, в центре беседы были проблемы, возникшие в стране в связи с началом военных действий в Дагестане. Из всего этого становилось очевидным, что прежние договоренности губернаторов с правительством дезавуированы и на повестку дня выдвинуты совершенно другие вопросы. Главный из них - военные действия на Кавказе и вытекающие из этого политические и силовые мероприятия. Рязанский губернатор в этой связи наверняка получил самые жесткие предписания Центра, учитывая наличие в регионе важных военных объектов.

После назначения В.В. Путина в регионах, включая Рязань, заметно активизировалась деятельность силовых структур. В связи с боевыми действиями на Кавказе не только войсковые части, но и подразделения МВД, ФСБ, МЧС, Министерства юстиции перешли на особый режим работы, вводился дополнительный контроль на транспорте и на некоторых предприятиях. После взрывов жилых домов в Москве обстановка накалилась еще больше, масштаб контрольно-силовых мер был существенно расширен. Согласно предписаниям Центра, в области была создана антитеррористическая комиссия с губернатором во главе. По ее решениям, проверки, дежурства, патрулирования охватывали уже практически все предприятия и учреждения области, а во многих жилых районах вводилось круглосуточное патрулирование жильцами прилегающих территорий. Ситуацию еще больше обострил эпизод с минированием жилого дома на улице Новоселов в Рязани. Взрывчатка была обнаружена, жильцы эвакуированы, но затем было объявлено, что все произошедшее - «учения ФСБ». Происшествие в Рязани 22 сентября 1999 г. получило широкий резонанс в местных и центральных средствах массовой информации, и было оценено ими далеко неоднозначно2.
В сложившейся обстановке, близкой к чрезвычайной, ресурсы политической автономии регионального руководства стремительно сокращались. Не имея какого-либо влияния на силовые структуры, оно было поставлено в положение агента силовой политики Центра. У губернатора резко сузилось пространство для политического маневра - он оказался ограничен и в выборе союзников, и в отношениях с начавшими предвыборную кампанию политическими структурами был вынужден действовать крайне осторожно, чтобы не навлечь на себя подозрений в нелояльности. В сложившихся чрезвычайных условиях Центр мог бы легко пойти на применение силовых мер против таких, нелояльных, руководителей.

Из политических объединений, развернувших в регионе предвыборную кампанию, новая политическая ситуация больнее всего ударила по ОВР. Первоначальные успехи блока, который позиционировал себя как «партия региональных элит», привлекли к нему значительную часть местных группировок. В первую очередь - директоров промышленных предприятий и аграриев, поставлявших свою продукцию в столицу. Симпатизировало блоку и областное руководство, ранее тесно сотрудничавшее с правительством Е.М. Примакова. Складывание вокруг ОВР некоего подобия коалиции вызвало озабоченность коммунистов, которые, почувствовав угрозу своему электоральному доминированию в регионе, предприняли ответные меры. Руководство КПРФ, в частности, способствовало расколу местной организации АПР, когда аграрии вслед за своим федеральным лидером Лапшиным в августе 1999 г. заявили о своем вступлении в ОВР. В областной организации АПР это решение было отвергнуто частью аграриев, которые заявили о поддержке на выборах КПРФ и фактически вышли из организации. В результате деятельность рязанской АПР была парализована, и она не смогла оказать на выборах существенной поддержки кандидатам своего нового союзника.

Но еще более серьезным вызовом для ОВР явилось создание Кремлем собственного избирательного объединения - «Единство». После его образования в сентябре 1999 г. давление на ОВР резко возросло. «Единство» стало использовать патриотическую риторику, а также опираться на поддержку федеральных и силовых структур. О военизированной избирательной стратегии этого объединения говорило не только присутствие в первой «тройке» «Единства» трех высших офицеров (генералов С.К. Шойгу и А.И. Гурова и полковника А. А. Карелина), но и сама избирательная кампания этого блока. В области она базировалась, прежде всего, на использовании военно-силовых структур и связанных с ними полугражданских формирований. По мере развертывания кампании «Единства», в которой активно работали органы МВД, МЧС, ФСБ, военные, многие офицерские, ветеранские, казачьи организации, «афганцы» и др., блок ОВР фактически оказывался между двух огней. С одной стороны, против него действовала КПРФ, подрывавшая его «оппозиционную» идентификацию, а с другой, - «Единство», резко ограничившее возможность использования «Отечеством» административных ресурсов и развернувшее против него кампанию с обвинениями в нелояльности и «предательстве» интересов государства. Если КПРФ рисовала ОВР как блок «высокопоставленных чиновников, далеких от народа», то в пропаганде «Единства» он представал «сборищем сепаратистов», наносящих «удар в спину сражающимся войскам». Для этого, в частности, использовались неосторожные высказывания лидеров ОВР, после окончания операций в Дагестане призывавших не предпринимать наступления на Чечню, а затем, когда наступление все-таки началось, советовавших остановить войска на Тереке.

В этих условиях и рязанский губернатор, связанный с КПРФ и находясь под давлением Центра, при всей симпатии к лидерам ОВР не решился оказать блоку поддержку. Он, например, так и не встретился с Примаковым, посетившим область в сентябре, а запланированный визит в Рязань Ю.М. Лужкова вообще не состоялся. В то же время к активности «Единства» в своем регионе В.Н. Любимов все время оставался лоялен.

Голосование в регионе принесло следующие результаты: КПРФ-29,9% голосов, «Единство» - 23,1%, ОВР - 11,6%. В округах победили представители КПРФ - Н.А. Корнеева и В.В. Оленьев, на вторых местах были представитель СПС М.Г. Малахов (город) и ОВР В.В. Калашников (область). Главным результатом состоявшихся в области выборов был конец многолетней (с 1995 г.) электоральной монополии КПРФ. Этот прорыв, прежде всего, произошел за счет консолидации некоммунистического электората «Единства», которое сумело добиться сопоставимого с КПРФ результата.

Итоги выборов отразились на областной политике. После выборов в связи с подрывом электоральной монополии КПРФ часть политической элиты вышла из политической коалиции с губернатором и попыталась позиционировать себя в качестве центра политической консолидации, альтернативного областной власти. Лидером этой группы стал первый зам губернатора В.К. Марков, который в декабре 1999 г. уволился из администрации «по собственному желанию».

События в Кремле, между тем, развивались стремительно. Уже через несколько дней после выборов в Госдуму Б.Н. Ельцин ушел в отставку, и.о. Президента был назначен В.В. Путин, а сразу затем был дан старт кампании досрочных президентских выборов. Страна из одной избирательной кампании быстро переходила в другую.

Весь январь 2000 г. в области продолжалась ожесточенная борьба за контроль над организацией местного «Единства», которое из избирательного объединения было преобразовано в общественно-политическое движение. Эта борьба велась региональной элитной группой, которая претендовала на представительство интересов Центра в регионе. Конфликты в структурах «Единства» в этот период имели место во многих регионах. В Рязанской области борьба в основном шла между активистами избирательной кампании блока и людьми из «группы директоров ТЭКа» во главе с В.К. Марковым. Она оказалась неожиданно упорной, стороны проводили автономные учредительные конференции, обменивались упреками в печати и даже сталкивались в областном управлении юстиции с комплектами учредительных документов на руках. В конце концов, «группе Маркова» при поддержке Центра удалось получить контроль над региональной структурой «Единства». Это открывало перед ней перспективу стать в области основной базой поддержки избирательной кампании нового президента.

Но этого, как показали дальнейшие события, не произошло. Центр для победы В.В. Путина в первом же туре нуждался в значительно большей электоральной поддержке в области, чем могла обеспечить через «Единство» «группа Маркова». К тому же в самом «Единстве» в области продолжалась борьба, из него вышли многие активисты думской избирательной кампании, недовольные действиями «группы Маркова». В этих условиях более привлекательным партнером для Центра в регионе был сам глава исполнительной власти региона. Вероятно, Кремль пытался установить соответствующие контакты с ним. Легко также предположить, что предметом торга в этом случае была благосклонность Центра к самому В.Н. Любимову на предстоявших в конце 2000 г. новых губернаторских выборах.

Итак, на президентских выборах в Рязанской области победил В.В. Путин с достаточно большим отрывом от Г.А. Зюганова (48,6% против 36,5% голосов, соответственно). Лидер КПРФ первенствовал лишь в четырех административно-территориальных образованиях области, а В.В. Путин победил в 24-х и в областном центре. Это было первое поражение КПРФ на выборах в области с 1995 г. Доминирование КПРФ в регионе продолжало ослабевать, а электоральное влияние Центра, напротив, усиливаться, причем во многом благодаря В.Н. Любимову. Не случайно, что, несмотря на убедительную победу В.В. Путина и появление в электорате области «путинского большинства», официальные «кураторы» кампании Президента из «группы Маркова» никакой заметной поддержки, повышавшей их статус в региональной политике, из Центра не получили.

История Рязанского края. 1778-2007.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама