«Перестройка» и Рязанская область

Версия для печатиВерсия для печати

Преобразования в сфере управления.

Приход к власти нового Генерального секретаря КПСС М.С. Горбачева в марте 1985 г. и начало политики перемен были встречены в области, как и по всей стране, с надеждой и энтузиазмом. Новый лидер говорил о перспективах развития страны, встречался с народом, что вызывало всеобщую симпатию и поддержку. В области начало преобразований «перестройки» ознаменовалось изменениями персонального состава партийного и советского руководства, структурными изменениями в сфере управления, новыми политическими и социально-экономическими программами.

В конце 1985 г. пост первого секретаря обкома КПСС покинул Николай Семенович Приезжев, руководивший областью с 1967 г. - почти на протяжении 20 лет. В обстановке начавшихся перемен он считался, как тогда говорили, «руководителем застойного типа». В его работе отмечались многочисленные недостатки - безынициативность, неприятие новых подходов, кадровый застой, оторванность от масс и номенклатурные привилегии. Сложной была и социально-экономическая ситуация в регионе - хронический характер приняла проблема продовольственного снабжения населения, особенно, мясными продуктами, низкими были темпы развития сельского хозяйства, требовавшего постоянной «помощи» от промышленных предприятий, наметилось отставание в развитии социальной сферы.

К руководству областью пришел новый первый секретарь обкома КПСС - Павел Александрович Смольский, направленный на работу в Рязань из ЦК КПСС. Он был представлен как динамичный руководитель «перестроечного типа», близкий к новым тенденциям в руководстве страны. Новый курс был связан с изменениями в управлении экономикой, направленными на «ускорение» экономического развития, и с активизацией общественных процессов. Речь также шла «об усилении партийно-политических функций КПСС», то есть фактически об определенном ограничении управленческих и хозяйственных функций партийных органов и об их переориентации на преимущественно идеологические и политические вопросы.

С приходом нового первого секретаря начались преобразования в структуре территориальных и отраслевых органов управления. Вначале изменилась структура управления сельскохозяйственной отраслью. Весной 1986 г. в обкоме КПСС были сокращены штаты сельскохозяйственного отдела, а целая группа руководящих работников, занимавшихся аграрными вопросами, перемещена из обкома в новую структуру - областной агропромышленный комитет (облагропром), создававшийся в системе облисполкома. В функции облагропрома входило руководство, объединение и координация деятельности всех отраслей, структур, подразделений, связанных с сельским хозяйством: от колхозов и совхозов до снабженческих, сбытовых, вспомогательных, перерабатывающих, научных и прочих организаций. Он занимался также распределением ресурсов, распространением передового опыта, переподготовкой кадров и т.д. На районных уровнях создавались райагропромы с теми же функциями. Появление Агропрома привело к усилению и без того значительного влияния в областном управлении руководителей сельскохозяйственной отрасли. Роль обкома КПСС в территориальном хозяйственном управлении несколько снизилась, а роль аграрной номенклатуры - возросла. При этом в аграрном секторе продолжали сохраняться и даже усиливаться командно-распорядительные принципы управления.

Период «перестройки» ознаменовался и началом процесса изменений в управлении промышленностью. В соответствии с новыми установками центрального руководства в области, как и в стране в целом, проводилась политика усиления хозяйственной самостоятельности промышленных предприятий. Во многих отраслях вводились принципы так называемого «хозрасчета», означавшие ограничение ведомственной вертикальной зависимости предприятий и расширение свободы их собственной хозяйственной деятельности. Параллельно с «хозрасчетом» в промышленности, в торговле и сфере услуг предполагалось и активное внедрение принципов кооперации, ранее применявшихся почти исключительно в организации сельскохозяйственного производства. Расширение сферы развития кооперации также усиливало независимость хозяйственных субъектов. Они получали возможность производства и реализации сверхплановой и другой, пользующейся спросом продукции, возрастала их прибыль, развивались так называемые «хозрасчетные» отношения между предприятиями. Все это способствовало усилению роли промышленного директората в хозяйственном управлении на территории области. Несмотря на проблемный характер введенных «хозрасчетных» принципов, новая промышленная политика давала определенные результаты. Рост промышленного производства в области в 1986-1989 гг. составлял в среднем примерно 4-5% в год.

Еще одним направлением экономической политики в этот период был перенос акцента на социальную ориентацию экономического развития. Целью производственного роста провозглашалось улучшение положения в социальной сфере: расширение жилищного строительства, продовольственного снабжения, медицинского и социального обслуживания населения и т.д. Социальная сфера рассматривалась в качестве приоритетной, власти на местах принимали специальные программы развития социальной сферы, устанавливались отчетные показатели ее роста, вводились специальные структуры управления социальным развитием. В свете провозглашенного в стране лозунга «Каждой семье отдельную квартиру или дом к 2000 году» особенно большое значение придавалось развитию жилищного строительства, объемы которого в конце 1980-х годов существенно возросли.
Вскоре после прихода к руководству П.А. Смольского последовали изменения и в составе городского руководства Рязани. В 1986 г. покинула свой пост председатель горисполкома Надежда Николаевна Чумакова, проработавшая в этой должности 23 года. В отличие от областного руководства, претензий к работе городских властей Рязани было меньше. Все эти годы город динамично развивался, возникли новые густонаселенные микрорайоны, улучшалась городская инфраструктура, строились объекты социальной и культурной сферы. В то же время в городском развитии было немало проблем. Наиболее болезненной являлась продовольственная проблема. В городе ощущался заметный дефицит мясных продуктов, не хватало фруктов и овощей. Приобретение продовольствия вызывало серьезные трудности. Многие жители Рязани были вынуждены отправляться за покупками в столицу. В городе также остро стояла транспортная проблема, особенно затрагивавшая население разросшихся отдаленных микрорайонов, недостаточны были темпы жилищного строительства, сложной была экологическая обстановка в ряде районов.

Место Н.Н. Чумаковой занял Геннадий Константинович Меркулов - директор Рязанского филиала завода ЗИЛ. Пост председателя горисполкома был для Рязани традиционно очень важен, так как именно через него осуществлялась помощь городу со стороны промышленных предприятий, что позволяло активнее развивать инфраструктуру и социальное строительство в городе. Теперь в лице Г.К. Меркулова контроль над городским управлением получали представители промышленности, что открывало перспективу более тесного сотрудничества городских властей и предприятий в развитии города и одновременно усиливало роль промышленного директората в управлении на территории. Примечательно, что вскоре после прихода к руководству Г.К. Меркулова Рязань получила поддержку на центральном (республиканском) уровне. В 1986 г. принимается решение правительства РСФСР о выделении средств на программу «Комплексное развития города Рязани», рассчитанную на период до 900-летнего юбилея города (1995 г.). Ресурсные возможности развития социальной сферы, инфраструктуры, строительства благодаря федеральной поддержке в городе возрастали. В частности, согласно программе, в городе планировалось возведение большого количества жилья, предприятий бытового обслуживания, а также нового кинотеатра, бассейна, дворца спорта, ипподрома, планетария, музея космонавтики, ряда памятников и др.

Что касается продовольственного снабжения, то в этот период оно существенно не улучшилось, многих продуктов по-прежнему не хватало. Противоречивые результаты дала и кампания по борьбе с пьянством, развернутая на начальном этапе «перестройки». Она привела к острейшему дефициту алкогольной продукции, нанесла удар по важной для экономики области спиртовой промышленности, способствовала развитию теневой торговли алкоголем, росту потребления алкогольных суррогатов. Первоначально позитивное отношение населения к этой перестроечной инициативе власти в результате плохо продуманной реализации и негативных последствий быстро сменилось разочарованием и недовольством.
В своей совокупности изменения начального периода «перестройки» формировали в области достаточно многообразный контекст дальнейшего развития сферы управления, которая становилась более дифференцированной и сложной, включая разные тенденции и интересы. Усиление централизации областного управления сельскохозяйственной отраслью сочеталось с одновременной децентрализацией управления промышленностью, в системе управления более четко оформлялись интересы аграрного руководства региона, промышленного директората, формирующегося кооперативного сектора, обновляющихся партийных органов, самодеятельных общественных групп, возрастало самостоятельное значение управления социальной сферой, усложнялись и взаимоотношения структур городского и областного управления.

В целом эти тенденции и интересы в управлении порождали достаточно широкий спектр возможностей дальнейшего развития, открывая перспективы движения в различных направлениях. Но исторически случилось так, что на практическую реализацию начавшихся преобразований в регионе оказало влияние и такое непредвиденное обстоятельство как смерть от сердечного приступа в мае 1987 г. первого секретаря обкома КПСС П.А. Смольского.

Летом 1987 г. область возглавил новый первый секретарь обкома КПСС - Леонид Иванович Хитрун, также прибывший на работу из Москвы. До прихода в область он был министром сельскохозяйственного машиностроения СССР и имел репутацию видного представителя интересов агропромышленного комплекса во всесоюзном масштабе. Очевидны были его большие возможности в вопросах получения дополнительных экономических и финансовых ресурсов для аграрного комплекса области. Вместе с тем существовало мнение об его трениях с центральным партийным руководством страны по вопросам политики «перестройки», а также о его близости к оппонентам М.С. Горбачева в ЦК КПСС (Е.К. Лигачев, И.К. Полозков и др.). Эти оценки, как показали дальнейшие события, были не лишены оснований.

С приходом Л.И. Хитруна тенденция к централизации областного управления усилилась. Она опиралась на укрепление административно-командных рычагов в руководстве аграрным сектором, который получал централизованное финансирование. В этот период, по инициативе Л.И. Хитруна, была выдвинута программа интенсификации сельского хозяйства области, известная под названием «500-100-30». Она была поддержана в центре и получила солидное ресурсное обеспечение. Постепенно эта программа становится определяющим направлением экономического развития области. На ее реализацию нацеливаются партийные и советские органы, вновь расширяется практика «помощи селу» со стороны промышленных предприятий, растет роль руководителей аграрного сектора в областном управлении. В этих условиях внимание к комплексной программе развития города Рязани, о которой говорилось выше, ослабевает. Часть выделенных ресурсов переключается на «подъем села». В итоге городская программа так и осталась недовыполненной, о чем вспоминали впоследствии ее сторонники.

Явное усиление аграрной направленности экономического развития области в этот период вызывало определенные сложности в отношениях между аграрным и промышленным секторами. Промышленные предприятия в условиях реформ «перестройки» расширяли экономическую самостоятельность и проявляли большую экономическую активность. Их директорский корпус нуждался в более активном представительстве интересов на уровне областного руководства. При его поддержке в 1988 г. пост председателя облисполкома, который обычно занимали представители аграриев, получил Лев Полуэктович Башмаков, до этого работавший директором крупного оборонного завода «Красное знамя». В отличие от первого секретаря обкома, Л.П. Башмаков имел репутацию «перестроечного» руководителя, он поддерживал экономические реформы, развитие «хозрасчета» и самостоятельности предприятий, а также был относительно лоялен к проявлениям неформальной общественной активности. В сфере управления он ориентировался на интересы промышленности и стремился сочетать их с интересами опережающего развития аграрного сектора.

Основные показатели экономического развития области в этот период сохраняли тенденцию роста. Продолжался подъем производства в промышленности, где наиболее высокие темпы показывало машиностроение. Устойчивый рост демонстрировали показатели развития социальной сферы. В эти годы в области вводилось в строй, например, в среднем по 600 тыс. кв. м жилья в год. Максимальных показателей достигало строительство дошкольных учреждений и больниц. Но особенно высокие темпы демонстрировало сельское хозяйство. В этот период производство сельскохозяйственной продукции было самым высоким за все годы развития области. В 1989-1990 гг. были получены наивысшие надои молока и достигнута наивысшая урожайность зерновых. По производству молока на душу населения область заняла третье место в России. Вместе с тем, рост экономических показателей области в целом отставал от намеченных плановых заданий. Не были реализованы планы опережающего развития промышленности и социальной сферы, заложенные в заданиях двенадцатой пятилетки, ставшей последней в советской истории. Намеченные показатели к контрольному 1990 г. так и не были достигнуты.

Начало политических реформ.

К середине 1988 г. ход «перестройки» постепенно меняется. Центральное руководство страны переносит акцент на необходимость осуществления политических реформ, которые должны были дополнить преобразования в сфере управления и экономики. В партийных документах появляется указание на так называемый «механизм торможения», мешающий ходу преобразований. Причина торможения видится в недостатке демократизации советской системы, в засилье бюрократов и чиновников, препятствующих обновлению и развитию. Обсуждение политических реформ, ведущих к демократизации, развернулось на XIX конференции КПСС, проходившей летом 1988 г. В центре дискуссий была реформа системы Советов всех уровней, призванная усилить их роль в управлении. В результате принятых на конференции решений, существенно расширялись функции и полномочия представительных органов Советов - сессий, депутатских комитетов и комиссий, президиумов Советов и т.д. Они должны были осуществлять реальное и постоянное руководство исполнительными органами Советов - исполкомами различных уровней. Это позволяло придать системе Советов «парламентский» характер, в которой представители народа направляют и контролируют деятельность чиновников исполнительной власти. Одновременно реформой предусматривались и более свободные и конкурентные выборы в Советы всех уровней. Кандидаты в депутаты могли выдвигаться не только от «нерушимого блока коммунистов и беспартийных», но и от групп граждан, трудовых коллективов, различных общественных, научных, профессиональных организаций. Правда, на первых порах на выборах предусматривались так называемые «окружные избирательные собрания», которые до выборов должны были рассматривать выдвинутые кандидатуры и решать, кого из них внести в избирательные бюллетени, а кого - исключить. Но в конце 1989 г. эти собрания были отменены.

Партийные органы в этих условиях должны были руководить процессом демократизации Советов, и добиваться партийного влияния в депутатском корпусе и в руководящих органах Советов, участвовать в выборах и проводить своих кандидатов. Важной частью политической реформы было изменение статуса первого секретаря обкома КПСС в системе региональной власти. Суть этого изменения заключалась в совмещении поста первого секретаря обкома с наполнявшимся важным политическим значением постом председателя областного Совета. Предполагалось, что высшее должностное лицо области, кем в действительности и был первый секретарь обкома КПСС, должно получить поддержку не только партийных органов (пленум обкома), но и представительного советского органа региона - областного Совета. Считалось, что это сделает партийного руководителя области ближе к насущным проблемам территории и заставит его активнее заниматься их решением. Изменение статуса первого секретаря обкома действительно вызвало трансформацию всей системы партийно-советских органов в регионе. Оно привело к постепенному усилению роли институтов представительной власти и к более определенному разграничению в Советах законодательных и исполнительных функций.

В Рязанской области совмещение постов первого секретаря обкома КПСС и председателя областного Совета депутатов трудящихся прошло без дискуссий и столкновений. В декабре 1988 г. Л.И. Хитрун на сессии облсовета был избран его председателем, а облисполком возглавил упоминавшийся выше Л.П. Башмаков. Соответствующая реорганизация была проведена и в аппарате обкома партии. После избрания первого секретаря обкома Л.И. Хит-руна председателем областного Совета он оказался во главе двух неравнозначных структур: сильного и влиятельного обкома и слабого и неразвитого областного Совета. Для выполнения своих функций председателя Совета он был вынужден развивать и усиливать структуры Совета. Это происходило за счет передачи им ряда функций обкома и облисполкома. В Совете стала формироваться влиятельная структура президиума, в которой под руководством председателя (он же первый секретарь обкома) стали приниматься основные решения директивного, планово-распределительного, кадрового характера. В состав президиума входили депутаты-председатели постоянных комиссий Совета и ряд депутатов - членов бюро обкома, осуществляющих так называемое «партийное влияние». Значение облисполкома в этих условиях стало снижаться. Он утрачивал ряд функций и рычагов, посредством которых воздействовал ранее на Совет и которые теперь переходили к президиуму самого Совета и его председателю. То же происходило и с другой влиятельной властной структурой того периода - бюро обкома партии. Ряд его функций также переходили к президиуму облсовета, что было возможным ввиду того, что оба органа возглавлялись одним и тем же лицом.

Особенно заметными все эти процессы «перетекания» полномочий стали в 1990 г. После выборов, проходивших весной этого года, был сформирован новый состав областного Совета, избран и новый президиум. Председателем Совета вновь стал Л.И. Хитрун, который основное внимание сосредоточил на руководстве Советом. А партийные органы все активнее вовлекались в процесс реформирования, связанный с образованием на центральном уровне новой партийной структуры - компартии РСФСР (ее создание в области активно поддержали), подготовкой изменений в Уставе КПСС и т.д. Внутрипартийная тематика в их деятельности начинает преобладать, а решения других вопросов уходят из-под их контроля к президиуму облсовета.

Период начавшихся политических реформ был отмечен и появлением в области так называемой «неформальной общественности», которая не контролировалась властью и занимала в отношении местного руководства критические позиции. В составе «неформалов» можно было выделить группы различной тематической направленности. Туда входили активисты молодежного экологического движения («Зеленая дружина» Рязанского радиотехнического института во главе с А.А. Гавриловым), члены литературных и историко-краеведческих клубов, а также участники движения «общественной поддержки перестройки». Власти относились к ним достаточно лояльно, не подвергая особому давлению, так как, согласно политике «перестройки», она должна была получать растущую общественную поддержку.

На первых порах «неформальная общественность» наиболее заметно проявляла себя в Рязани в связи с экологической проблематикой. Были организованы несколько акций (сбор подписей, импровизированные собрания, информационные стенды, листовки) против планов строительства в городе канализационных сооружений, угрожавших природной среде и сохранности архитектурных памятников. Активистам «неформалов» удалось привлечь к себе внимание прессы, получить определенную поддержку населения (было собрано более 15 тыс. подписей против строительства канализационного коллектора в пойме Оки). Летом 1988 г. прошел первый альтернативный митинг под эколого-политическими лозунгами «перестройки». Власти были вынуждены реагировать на эти инициативы. Происходили, в частности, встречи «неформалов» с председателем горисполкома Г.К. Меркуловым по экологическим вопросам.

Постепенно характер деятельности «неформального» общественного движения менялся. В обстановке начавшейся демократизации и избирательных кампаний различного уровня оно стремительно политизировалось, превращаясь в политическое образование, оппозиционное действующим властям. В начале 1989 г. на базе «неформального» общественного движения в Рязани возникает объединенная организационная структура - Городской клуб избирателей. Клуб стал открыто высказывать несогласие с властями по идеологическим вопросам, а также предпринимать практические действия по выдвижению своих кандидатов на выборах. В частности, клуб в качестве инициативной группы организовывал собрания избирателей по месту жительства, на которых были выдвинуты альтернативные властям кандидаты на выборах. Он также пытался осуществлять контроль над деятельностью окружных и участковых избирательных комиссий. Позиция партийного руководства в отношении действий «неформальной» общественности становится жестче. Их мероприятия начинают встречать противодействие, на предприятиях и в учреждениях организуется кампания по их осуждению.

Наиболее существенными событиями в развитии политических реформ «перестройки» стали выборы в органы власти различных уровней, проходившие в 1989-1990 гг. Весной 1989 г. состоялись выборы народных депутатов СССР а через год, весной 1990 г., проходили выборы народных депутатов РСФСР, а также депутатов советов различных уровней (областного, городского, районных).

Выборы народных депутатов СССР в 1989 г. протекали в регионе достаточно напряженно, они имели ярко выраженные территориальные различия. В четырех округах, охватывающих сельские районы, выборы были безальтернативными и без труда привели к избранию выдвинутых областным партийным руководством кандидатов. Первый секретарь обкома КПСС Л.И. Хитрун также выдвигался и был избран в безальтернативном Ряжском округе. В двух округах, расположенных на территории города Рязани и пригородов, выборы были альтернативными, там при помощи инициативных групп Клуба избирателей были выдвинуты представители «неформальной общественности»: руководитель «Зеленой дружины», работник радиоинститута Александр Гаврилов, профессор медицинского института Владимир Ерохин, член Рязанской писательской организации Валентин Сафонов. Избирательная борьба в этих округах могла принять реально конкурентный характер. Но накануне выборов оппозиционные кандидаты были отстранены от голосования через механизм окружных избирательных собраний, предусмотренных тогда в законе о выборах. Отстранение от выборов «неформалов» вызвало тогда широкий общественный резонанс и недовольство избирателей, а имена заблокированных на окружных собраниях кандидатов получили широкую известность.

Таким образом, участие оппозиционных оперов в выборах властям удалось избежать. К голосованию были допущены только контролируемые обкомом кандидаты. Но тем не менее прошедшие в марте выборы принесли «неожиданность» в округе № 279, в состав которого входила большая часть города Рязани. Ни один из двух выдвинутых там кандидатов не набрал более 50% голосов. По тогдашнему закону о выборах это означало, что ни один из них не считается избранным. В округе предстояли повторные выборы, которые были назначены на май. Повторные выборы проходили уже в более сложной для властей обстановке. В Москве открылся съезд народных депутатов СССР, прямые трансляции которого шли почти круглосуточно. За дебатами и выступлениями депутатов следила вся страна. Атмосфера общественного подъема и ожидания перемен была выражена еще более рельефно. На съезде, в частности, звучали требования отмены окружных собраний, приводились примеры давления на выборы партийных властей.

Все это затрудняло действия областного партийного руководства по удержанию контроля над выборами народных депутатов в Рязани. Тем не менее и на повторных выборах известные представители «неформалов» опять были заблокированы окружными собраниями. Но в новых изменившихся условиях «фильтр» этих собраний смогла миновать кандидатура беспартийного рабочего Н.В. Молоткова. Его поддержало «неформальное» общественное движение, которое изменило предвыборную тактику. На окружных собраниях, кандидатам «неформалов», представлявшим интеллигенцию, как правило, противопоставлялись кандидаты «из рабочих», которых выдвигал обком КПСС. Кандидатура рабочего Н.В. Молоткова позволяла снять это противопоставление. И, несмотря на недовольство обкома, окружное собрание все же допустило беспартийного Н.В. Молоткова к выборам. После двух туров голосования, в мае 1989 г. Н.В. Молотков одержал победу над кандидатом, поддержанным обкомами КПСС - Н.В. Ручкиным, и был избран народным депутатом СССР. Затем он вошел в состав Межрегиональной депутатской группы, образованной из народных депутатов СССР, выступавших с критикой КПСС. В этой парламентской структуре, куда входили тогда видные деятели оппозиции - А. Д. Сахаров, Б. Н. Ельцин, Г. X. Попов, А.А. Собчак и др., Н.В. Молотков представлял рязанских избирателей.

Победа Н.В. Молоткова свидетельствовала об ослаблении политических позиций областного партийного руководства в городе. В новой для себя атмосфере конкурентной избирательной борьбы и роста неопределенности в центре оно не смогло устойчиво контролировать ситуацию политическими средствами. Попытки же действовать силовыми методами встречали всеобщее осуждение и ухудшали положение еще больше. На избрание Молоткова, например, повлиял эпизод, который произошел в Рязани 5 апреля 1989 г. В этот день милиция по указанию властей разогнала митинг, который пытались провести «неформалы» с требованием отмены окружных избирательных собраний. Их лидер А.А. Гаврилов и несколько его сторонников были подвергнуты кратковременному аресту и штрафам. Случай имел широкий резонанс, в том числе в центральной прессе и на телевидении, и вызвал массовое осуждение действий властей.

После избирательной кампании весны 1989г. На фоне ослабления позиций областного партийного руководства положение оппозиционных сил укрепилось. Статус народного депутата СССР Н.В. Молоткова был их важным политическим ресурсом. Он позволял иметь постоянные контакты с руководством оппозиционных сил в центре и добиваться определенных послаблений от местных властей. Клуб избирателей получил возможность проводить регулярные собрания в помещении Дворца профсоюзов в Рязани. Была подана заявка на юридическую регистрацию этой организации. Из характеристики этого движения уходит термин «неформалы», его все чаще называют движением «демократов». Стали широко распространяться различные печатные материалы Клуба (информационные бюллетени «Апрельский ветер», «Улица свободы»), проходить общественные акции под его эгидой. 7 ноября 1989 г. представители Клуба избирателей участвовали в демонстрации трудящихся отдельной колонной, которую возглавлял народный депутат Н.В. Молотков. Они несли плакаты «Вся власть Советам!», «Нет выборам без выбора!» и др. На центральную площадь их колонну, правда, не пропустили, но информация об этом имела широкий общественный резонанс.

В конце 1989 г. стартовала избирательная кампания по выборам народных депутатов РСФСР и советов других уровней, назначенных на март следующего года. Она была еще более масштабной, сложной и напряженной, чем предшествующие выборы. Избирательное законодательство было изменено и окружные избирательные собрания, против которых боролась демократическая оппозиция, были, наконец, отменены. Участие выдвинутых кандидатов в выборах стало свободным. Почти во всех городских округах обеспечивалась альтернативность. Городской клуб избирателей активно включился в выдвижение кандидатов. Особенно много кандидатов при его поддержке было выдвинуто в городской Совет Рязани и на съезд народных депутатов РСФСР, меньше - в областной и районные Советы. Фактически Городской клуб избирателей взял на себя функции оппозиционной политической структуры. Он координировал выдвижение и действия оппозиционно настроенных кандидатов, организовывал агитацию в их поддержку, проводил публичные пропагандистские акции. Собрания клуба в период избирательной кампании были чрезвычайно многолюдны, в них участвовали сотни людей.

В руководстве клуба избирателей были уже известные по предшествующим выборам А.А. Гаврилов и В.Г. Ерохин, а также впервые получивший в этот период широкую известность в городе преподаватель Рязанского воздушно-десантного училища, подполковник Валерий Рюмин. Деятельности клуба активно помогал народный депутат СССР Н.В. Молотков. В.В. Рюмин и А.А. Гаврилов были выдвинуты кандидатами в народные депутаты РСФСР по городским округам, а также кандидатами в депутаты в городской Совет Рязани. Ерохин был выдвинут кандидатом в народные депутаты РСФСР по общеобластному «национально-территориальному» округу. От действующих властей кандидатами выдвигались в основном руководители предприятий и организаций, некоторые руководящие партийные и советские работники. В одном избирательном округе с лидером «демократов» А.А. Гавриловым был, например, выдвинут председатель облисполкома Л.П. Башмаков. В округах, расположенных за пределами Рязани, представителей «демократов» среди кандидатов, как правило, не было. Там кандидатами были представители областного и районного партийного руководства и тесно связанные с ними руководители колхозов и совхозов. Заметное место среди выдвинутых кандидатов в городе и на селе занимали представители интеллигенции - врачи, учителя, преподаватели вузов, журналисты.

Примечательно, что на этих выборах наметились расхождения внутри правящего лагеря. Некоторые близкие к власти кандидаты, занимавшие реформаторские позиции, пытались договариваться с «демократами» и получить их поддержку. В ряде случаев такие договоренности были достигнуты, что нарушало общую картину противостояния по линии «демократы» - «коммунисты». В действительности конфигурация политических сил в этот период была более сложной. Внутри КПСС возникло реформаторское крыло, выдвинувшее так называемую «Демократическую платформу в КПСС», ориентированную на преобразование партии. В Рязани помимо воли обкома был создан Партийный клуб, объединявший реформаторски настроенных членов КПСС. В его собраниях в период выборов принимали участие оппозиционные кандидаты, представители некоторых парткомов, отдельные коммунисты. Руководил клубом один из лидеров «демократов» профессор мединститута В.Г. Ерохин, а неофициальную поддержку оказывал ректор мединститута Е.А. Строев, выдвинутый в народные депутаты РСФСР. В ходе выборов, столкнувшись с угрозой поражения от соперника, поддержанного обкомом, Строев обратился за помощью к Клубу избирателей и получил ее. Во втором туре голосования он смог победить и стал депутатом. С аналогичными просьбами о поддержке к Клубу избирателей обращались также такие кандидаты как уроженец области, космонавт В.В. Аксенов, секретарь Кораблинского райкома КПСС В.Н. Любимов, выдвинутые в «национально-территориальном» (вся область) округе. Первый из них не получил поддержки и не смог стать депутатом, а второго «демократы» в городе поддержали и во втором туре он выиграл выборы.

В целом избирательная борьба в январе-феврале 1990 г. имела весьма острый и напряженный характер. В городе к тому же она приобрела форму открытого политического столкновения действующей власти и оппозиционных сил. С участием выдвинутых кандидатов проходили уличные митинги, шумные и многолюдные собрания и встречи с кандидатами на предприятиях, в учреждениях, по месту жительства. Основным содержанием кампании были проблемы общественной активности населения, которая стимулировалась политикой «перестройки», и тех препятствий, которые создавала ей партийно-советская бюрократия, особенно ее привилегированная часть. В центре предвыборных дискуссий были привилегии номенклатуры, «трудная жизнь народа» и необходимость перемен. Общественное мнение в городе в ходе кампании явно склонялось к поддержке оппозиционных «демократических» сил. Власти использовали различные способы политического и административного давления на оппозицию, препятствуя ее агитационной активности в средствах массовой информации, на предприятиях, в районах области. Вместе с тем силовые методы воздействия, связанные с разгонами, арестами, использованием милиции нигде не применялись.

Состоявшиеся 4 и 18 марта (второй тур) 1990 г. выборы дали противоречивые результаты, оказавшие важное влияние на дальнейший ход политического процесса в регионе. В городе связанные с действующей властью кандидаты в основном потерпели поражение. В трех городских округах по выборам народных депутатов РСФСР после двух туров голосования были избраны два оппозиционных кандидата (А.А. Гаврилов и В.В. Рюмин) и представитель реформаторской номенклатуры (ректор мединститута Е.А. Строев). В значительной части округов по выборам в городской Совет первенствовали также оппозиционно настроенные кандидаты. Многие видные представители власти, в том числе председатель облисполкома Л.П. Башмаков, не были избраны.

В районах области картина была обратной. Во всех шести областных округах по выборам народных депутатов РСФСР прошли кандидаты, поддержанные властью. В округах по выборам областного Совета, многие из которых являлись безальтернативными, также почти повсеместно первенствовали представители власти. По общеобластному «национально-территориальному» округу на альтернативной основе был избран первый секретарь Кораблинского райкома КПСС Вячеслав Николаевич Любимов, занимавший тогда умеренно-реформаторские позиции.

Состав рязанской группы на съезде народных депутатов РСФСР оказался в политическом отношении весьма неоднородным. «Демократы» А.А. Гаврилов и В.В. Рюмин были активными деятелями оппозиции и вошли во фракцию «Демократическая Россия», шесть депутатов, избранных в сельских округах, присоединились к фракции «Коммунисты России», а секретарь обкома В.В. Калашников даже стал одним из ее руководителей.

«Умеренные реформаторы» В.Н. Любимов и Е.А. Строев занимали «независимые» позиции и не вошли во фракции.

Достаточно сложная конфигурация сложилась в результате выборов и в органах власти в регионе. В областном Совете абсолютное большинство депутатов (до 90%) поддерживало областное партийное руководство, и председателем Совета был без труда вновь избран первый секретарь обкома КПСС Л.И. Хитрун. Полностью лояльным ему был и состав президиума областного Совета. Председателем облисполкома вместо проигравшего выборы Л.П. Башмакова был избран секретарь обкома и народный депутат РСФСР В.В. Калашников. Ввиду полного преобладания в областном Совете сторонников обкома специальной депутатской фракции коммунистов там не создавалось.

Совершенно другой была после выборов ситуация в городском Совете Рязани. Сторонники «демократов» получили там относительное большинство, а депутаты, связанные с обкомом, оказались в меньшинстве. Это меньшинство объединилось во фракцию (депутатскую группу) коммунистов, которая оппонировала в горсовете решениям «демократического большинства». На первой же сессии развернулась борьба за пост председателя и другие руководящие должности в горсовете. Большинством голосов на альтернативной основе председателем Совета был избран лидер «демократов», народный депутат РСФСР В.В. Рюмин, его заместителем стал близкий к «демократам» С.В. Вобленко. В состав президиума Совета в своем большинстве были избраны представители «демократов». Председателем исполкома городского Совета становится Валерий Лобанов, занимавший эту должность до выборов.

Такая конфигурация власти означала перевод политической борьбы в регионе в сферу институционального противостояния. Политические противники концентрировались в различных институтах и на различных уровнях власти: «демократы» - в городском Совете Рязани, а их противники «коммунисты» - в областном Совете. В значительной мере это предопределило в дальнейшем обострение политической ситуации в регионе и постоянную борьбу областного и городского руководства по ключевым вопросам общественно-политического развития на завершающем этапе «перестройки».

Социально-политическая ситуация на завершающем этапе «перестройки».

После выборов политическая обстановка в области не разрядилась, а стала еще более напряженной.

Представители «демократической общественности», получившие поддержку избирателей в городе и контроль над горсоветом, испытывали подъем и усиливали свою активность. На демонстрацию 1 мая 1990 г. они вышли внушительной колонной под лозунгами дальнейшей демократизации и углубления реформ. На городском уровне были выдвинуты требования реализации целого ряда проектов «демократов». В частности, пользовались популярностью проект строительства безопасного в экологическом плане канализационного коллектора, проект «передачи народу» строящегося здания обкома КПСС, проект реформы городского управления и другие. В Москве работал съезд народных депутатов РСФСР, вновь шли прямые трансляции заседаний, где депутаты от «демократической оппозиции» подвергали ожесточенной критике действующую власть. При огромном стечении народа в мае 1990 г. проходил визит в Рязань группы «демократических» депутатов РСФСР во главе с Н.И. Травкиным. Они выступили с проектом создания в стране новой политической партии - Демократической партии России. Прямо на митинге, проходившем в Зеленом театре, была образована первая ячейка ДПР в регионе. В «демократическом» горсовете Рязани был налажен выпуск информационного бюллетеня, а затем стала выходить газета «Вечерняя Рязань», представлявшая позиции городского руководства.

Вместе с тем и областное партийное руководство укрепляло свои позиции. Получив абсолютное большинство в областном Совете, обком КПСС во главе с председателем Совета и первым секретарем обкома Л.И. Хитруном старался консолидировать областную власть и партийные структуры. Замена Л.П. Башмакова В.В. Калашниковым на посту председателя облисполкома привела к дальнейшему усилению в областном управлении позиций руководителей аграрного сектора, сплотившихся вокруг Л.И. Хитруна. Была изменена структура партийных органов в Рязани. Решением пленума обкома горком партии был упразднен как структура, «создающая излишний параллелизм в работе партийных органов», райкомы партии переподчинили напрямую обкому. Это исключило возможность появления в городе автономной от обкома реформаторской партийной структуры, которая могла бы пойти на сотрудничество с «демократическим» горсоветом. Под плотным контролем обкома прошла в области и кампания выдвижений и выборов делегатов на XXVIII съезд КПСС. Она впервые была организована по новой процедуре. Делегаты съезда выбирались не на областной конференции, как было всегда, а путем выборов, в которых участвовали все коммунисты области. Для этого на предприятиях и в учреждениях создавались избирательные участки для членов партии. Это создавало момент неопределенности для обкома, так как на выборах могли заявить о себе сторонники реформаторского крыла в КПСС. Но этого не произошло, все избранные от области делегаты поддерживали политический курс обкома. На партийном съезде, проходившем летом 1990 г., выступление реформаторских сил в партии также не состоялось. После этого многие лидеры «демократов», являвшиеся членами КПСС, стали выходить из партии. Вместе с тем на съезде было принято решение о создании Компартии РСФСР во главе с И.К. Полозковым, в которой стали консолидироваться «антиперестроечные» силы. В области создание этой структуры активно поддержали, обком предпринимал действия по ее организационному оформлению в регионе и переподчинению областной партийной организации КП РСФСР «в обход» руководства КПСС. В партийных кругах все чаще стали высказывать недовольство «перестройкой» и «курсом Горбачева».

Консолидация политических сил и обстановка усиливающейся политической борьбы привела к активизации во второй половине 1990 г. процесса организационного оформления политического спектра в регионе. Стала активно действовать первая легальная организация оппозиционной политической партии - Демократической партии России, в которую вошли некоторые депутаты «демократического» горсовета Рязани. Несколько позднее образовалось отделение Либерально-демократической партии (тогда - Либерально-демократической партии Советского Союза), возникла структура движения «Демократическая Россия», отделение партии «Зеленые», отделение общества «Мемориал» и др. Правда, следует отметить, что за исключением ДПР, которая пыталась создавать отделения и в районах области, деятельность всех этих политических структур ограничивалась почти исключительно Рязанью и не распространялась на область.

В отношениях городских и областных властей со второй половины 1990 г. важное место стали занимать вопросы реформы органов городской власти, которую выдвинули представители «демократов». Новое руководство горсовета во главе с В.В. Рюминым стремилось быстрее взять под свой контроль административные рычаги городского управления, изменив структуру и кадровый состав горисполкома. А областные власти этому противодействовали. Согласно реформе, предлагалось ликвидировать в Рязани районное деление, упразднив райсоветы и райисполкомы. Вместо них предполагалось расширить горсовет (за счет части депутатов райсоветов), вместо горисполкома создать новый орган - мэрию, а город разделить на административные округа, управляемые префектами. Полномочия мэрии, возглавляемой мэром, по этой схеме значительно расширялись, а горсовета - сокращались, ограничиваясь вопросами городского законодательства и бюджета (со временем предполагалось значительно сократить и число депутатов Совета). Эта реформа во многом вдохновлялась разработками, которые проводились новой, созданной в Москве организацией - Союзом российских городов. Союз объединил руководителей ряда крупных городов РСФСР, где к власти пришли представители «демократов». В 1990 г. его председателем был избран В.В. Рюмин, а Рязань стала экспериментальной площадкой по внедрению в жизнь новых проектов городского управления.

Рязанские «демократы» в горсовете активно добивались проведения реформы. Осенью 1990 г. были приняты решения по ликвидации горисполкома. Вместо него создавался новый городской исполнительный орган. При поддержке из Москвы В.В. Рюмин добился совмещения постов председателя горсовета и этого исполнительного органа, который долго не имел определенного названия. Лишь, спустя год он все-таки получил официальное название - мэрия, а В.В. Рюмин, как его руководитель, стал мэром. Попытки реализации этой реформы городского управления встречали неизменное сопротивление областных властей и были в полной мере реализованы лишь после смены руководства области в 1991 г. Борьба с областным руководством отодвинула на второй план многие другие проекты рязанских «демократов», связанные с развитием общественной активности. Кроме того, сама суть этой реформы, направленной на ограничение полномочий советов, во многом противоречила предвыборным лозунгам «демократов», требовавшим расширения власти советов. Это свидетельствовало о том, что в их политике произошли перемены.

Между тем, хозяйственная ситуация в области к концу 1990 г. стала заметно осложняться. Экономические показатели работы промышленных и сельскохозяйственных предприятий ухудшались. Замедлялось строительство, ухудшились показатели состояния социальной сферы. Начались перебои в снабжении населения продовольственными товарами. Из продажи периодически исчезали самые необходимые продукты - хлеб, молоко, сахар, мясные и рыбные товары, табачные изделия и т.д. Чтобы как-то нормализовать обстановку, было введено распределение продовольственных товаров по карточкам. По результатам хозяйственной деятельности 1990 г. стал переломным. Экономический рост предшествующего периода прекратился, все яснее обнаруживались признаки начавшегося спада. Ухудшение обстановки, естественно, сказывалось на политической ситуации в регионе. Недовольство населения усиливалось, политическое противостояние нарастало.

На фоне ухудшения социально-экономического положения областное руководство во главе с Л.И. Хитруном предприняло активизацию «антиперестроечной» политической линии. В партийных кругах области открыто связывали ухудшение ситуации с политикой «перестройки», критиковали «курс Горбачева», требовали «наведения порядка». Активизации этой линии способствовали тесные связи руководителя области Л.И. Хитруна с «антиперестроечными» силами в центре. Работая в Рязани, он оставался деятелем московской политической сцены и был активно вовлечен в борьбу в высшем руководстве государства на стороне противников «перестройки», которые на рубеже 1990-1991 гг. усилили нажим на «перестроечную» группировку М.С. Горбачева. Видимо, ощущая угрозу в деятельности Л.И. Хитруна, эта группа попыталась отстранить его от власти. В феврале 1991 г. из центрального партийного руководства потребовали ухода Л.И. Хитруна с поста первого секретаря обкома «на пенсию». В области был срочно созван пленум обкома КПСС, на котором просьба Л.И. Хитруна об «уходе на пенсию» была решительно отклонена. Никто не выступил с критикой его действий, и пленум единодушно потребовал продолжения «плодотворной работы» руководителя1. В этой ситуации Л.И. Хит-руну также оказало поддержку руководство новой партийной структуры - КП РСФСР, деятельность которой в области все это время активно развивали. Ее первый секретарь И.К. Полозков побывал в Рязани у Л.И. Хитруна, который еще больше укрепил связи с «антиперестроечными» силами в центре, сохранил свой пост.

Эти события в регионе разворачивались на фоне нового раунда обострения политической борьбы в стране. В феврале 1991 г. Верховный Совет СССР принял решение о проведении референдума о сохранении «обновленного» Союза, а Верховный Совет РСФСР - о проведении референдума о введении поста Президента РСФСР. Оба референдума (союзный и российский) были назначены на 17 марта, подготовка к ним проходила одновременно. В области она сопровождалась острой политической борьбой. В марте 1991 г. областной Совет по инициативе Л.И. Хитруна принял решение об отказе от проведения российского референдума на территории области. Видимо, предполагалось, что за этим последует целая серия подобных решений в других регионах РСФСР, которая приведет к срыву референдума. Но этого не произошло. Акция осталась изолированной, ее поддержали лишь четыре региона. Стала очевидна ошибочность действий областного Совета, его отношения с центральным российским руководством резко обострились. Тем не менее деятельность по срыву российского референдума была развернута в области достаточно активно. Проходили митинги, собрания с осуждением референдума, организованные областными властями. Городские же власти Рязани, напротив, референдум активно поддерживали, организуя соответствующие акции, что придало борьбе особую остроту. В один из предвыборных дней в Рязани, например, проходило сразу два многолюдных митинга с противоположными лозунгами по отношению к российскому референдуму. Накануне референдума митинг его сторонников был вообще запрещен. Распространялись слухи, что власть готовит войска для его разгона, и митинг отменили. В ходе этой борьбы обнаружился серьезный раскол внутри административных структур власти и директорского корпуса в регионе. Заметная их часть уклонилась от поддержки действий областного руководства и не поддержала саботаж российского референдума. По распоряжению из Москвы были созданы избирательные участки и счетные комиссии российского референдума, и он в области все же состоялся, хотя участие в нем было на 8% ниже среднероссийского, а число голосов поданных «за» составило 48% (на 5% меньше, чем по России). Наиболее низкие показатели участия в референдуме и положительных ответов на него были в районах области, а наиболее высокие - в Рязани и ряде крупных райцентров. Но в целом по России референдум, как известно, получил более 53% голосов, его решение приобрело юридическую силу. После чего началась подготовка к первым выборам президента РСФСР. Союзный референдум не сталкивался с противодействием властей, и его результаты были существенно выше. «За» сохранение «обновленного» Союза в области проголосовали 77% участников.

Первые президентские выборы в области в июне 1991 г. в целом повторяли конфронтационный сценарий российского референдума. Областное руководство не скрывало негативного отношения к кандидатуре Б.Н. Ельцина и активно поддерживало Н.И. Рыжкова. Их противники в городской власти не менее активно выступали за Б.Н. Ельцина. Особое рвение как его сторонник проявлял в это время В.В. Рюмин. Все же политическая напряженность на этих выборах была существенно ниже, чем на предшествовавшем им референдуме. На этот раз областное руководство действовало гораздо осторожнее, оно не решилось на какие-либо силовые или юридические акции, направленные на срыв выборов. Обстановка общего ожидания победы Б.Н. Ельцина была повсеместной. Единственное, на что могли рассчитывать его противники - не допустить победы Б.Н. Ельцина в первом же туре. Но и этого они не смогли добиться.

Б.Н. Ельцин на выборах набрал в области 52,6 % голосов, заметно опередив Н.И. Рыжкова, получившего около 21%. Эти результаты также отличались от среднероссийских (Б.Н. Ельцин - 57,3%, Н.И. Рыжков - 16,8%). Голосование за Б.Н. Ельцина также имело четкую территориальную конфигурацию. Наибольших показателей оно достигало в Рязани, далее шли крупные райцентры и крупные районы. В то же время в ряде небольших районов юга и юго-востока области показатели голосования за Н.И. Рыжкова были выше, чем за Б.Н. Ельцина. Третье место на этих выборах занял В.В. Жириновский - 9%, что было выше среднего по России (7,8%). Другие кандидаты получили следующие результаты: А. Тулеев 5,6% (по России - 6,8%), А. Макашов - 5,6% (по России -3,7%), В. Бакатин - 2,7% (по Россия - 3,4%).

После избрания Б.Н. Ельцина президентом РСФСР политическая ситуация несколько разрядилась. «Демократы» праздновали победу, но спада напряжения не произошло, неопределенность в дальнейшем политическом развитии страны сохранялась. В центре усиливалось противостояние между Б.Н Ельциным и союзным руководством, и это транслировалось на места. В июле 1991 г. Б.Н. Ельцин подписал указ о ликвидации органов КПСС на предприятиях и в учреждениях, что требовало от властей на местах конкретных действий по ликвидации соответствующих парткомов. Прошедший в июле 1991 г. пленум обкома резко осудил этот указ, по сути, выразив позицию неподчинения. Возможно, что события августа 1991 г., связанные с отстранением от власти М.С. Горбачева и объявлением в стране чрезвычайного положения, не были для первого секретаря обкома Л.И. Хитруна полной неожиданностью. Еще до этих событий в июле 1991 г. в области предлагалось ввести чрезвычайное положение «в связи с напряженным положением на уборке урожая». На уборку в то лето были широко мобилизованы войска, которые к августу сконцентрировались вокруг города.

В момент событий 19-21 августа 1991 г. областное партийное руководство во главе с Л.И. Хитруном действовало достаточно энергично. В области создается структура ГКЧП, установившая связь с Москвой и готовящаяся выполнять соответствующие указания. На территории области формально было введено чрезвычайное положение. Оно включало «запрещение деятельности всех политических партий, общественных организаций и движений; контроль над средствами массовой информации; запрещение уличных митингов, шествий, демонстраций, забастовок и т.д.; лишение депутатов всех уровней депутатской неприкосновенности». Однако скоротечность событий не позволила приступить к активным действиям и решения о чрезвычайном положении не были реализованы. Впоследствии Л.И. Хитрун вообще отрицал эти намерения, но местные демократы уверяли, что располагали документальными свидетельствами о том, что структура ГКЧП предпринимала в области определенные действия3. После провала «путча» Л.И. Хитрун, как сообщалось, «покинул область» и появился лишь спустя некоторое время на сессии областного Совета, где был решен вопрос о его отстранении.

Сами события 19-21 августа 1991 г. происходили в Рязани в основном на площади перед горсоветом, где в течение этих дней шел митинг сторонников Б.Н. Ельцина, а также распространялась информация из Москвы. Через громкоговорители была организована прямая трансляция передач радио «Свобода» о ситуации вокруг «Белого дома» в Москве, зачитывались указы Б.Н. Ельцина о незаконности ГКЧП. Несколько раз выступал В.В. Рюмин, возглавлявший в Рязани «сопротивление путчу». Никаких внешних проявлений «путча» в городе не было. Каких-либо действий в отношении собравшихся у горсовета никем не предпринималось. Хотя слухов о готовящихся нападениях и штурмах распространялось более чем достаточно. Говорили, например, что в десантном училище якобы готовится штурмовая группа для «взятия здания горсовета». В самом здании находились сотрудники и курсанты Высшей школы МВД, выполнявшие функции охраны. Своего пика напряжение у горсовета достигло вечером 20 августа, когда на фоне прямой радиотрансляции из Москвы о готовящемся там штурме «Белого дома» стало известно, что и по рязанскому телевидению выступил и.о. начальника Рязанского гарнизона и потребовал прекратить митинг у здания горсовета, угрожая сделать это силой. Но никаких действий не последовало. Группа курсантов и офицеров Высшей школы МВД 21 августа выехала из Рязани в Москву для «охраны российского руководства от путчистов». В тот же день некоторые офицеры этой группы были направлены в Форос, где принимали участие в разблокировании дачи М.С. Горбачева и аресте ряда членов ГКЧП.

Официальное празднование «победы над путчистами» в Рязани состоялось через несколько дней на площади Победы. Оно сопровождалось выступлением В.В. Рюмина «о победе демократии» и вручением ценных подарков офицерам Высшей школы МВД, которые участвовали в «подавлении путча» и аресте
членов ГКЧП.

История Рязанского края. 1778-2007.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама