Культурное развитие Рязанского края в 1920-30-е гг.

Версия для печатиВерсия для печати

«Культурная революция» на Рязанской земле.

Первые 25 лет существования Советской власти представляют собой целую эпоху огромных количественных и качественных изменений во всех сферах как материальной, так и духовной культуры. Они были настолько огромными и стремительными, что в советской историографии вполне обоснованно их называли «культурной революцией».

Эту четверть века можно разделить на три периода, которые в ряде отношений значительно отличались друг от друга. Первый приходится на три с половиной года от октября 1917 г. до начала 1921 г. В это время в области культуры так же, как в экономике и политике Советская власть пыталась быстрыми, «ударными» методами решить сложнейшие проблемы. Эти попытки были нередко наивными и не подкрепленными материальными ресурсами, но за ними стояла горячая вера и стремление дать народу возможность овладеть всем богатством российской и общечеловеческой культуры.

Второй этап приходится на 1920-е годы - период НЭПа. В это время, в отличие от эпохи «военного коммунизма», замыслы были гораздо скромнее. Каждую копейку из скудных ресурсов страны тщательно взвешивали прежде чем вложить в дело. Но эта бережливость сочеталась с огромным разнообразием подходов в каждом городе, уезде, волости и деревне. Местная инициатива компенсировала недостаток средств и сил.

1929-1930 гг. стали новым рубежом и в социально-экономическом, и в культурном развитии региона. Материальные ресурсы стали обильнее, но их распределение становилось все более централизованным, что увеличивало и контроль за их использованием. Советское государство во главе с ВКП(б) уделяло огромное внимание вопросам культуры и образования, но оно же и контролировало результаты и диктовало то, что надо делать.

Народное образование.

Тяжелейший период Гражданской войны и «военного коммунизма» стал, одновременно, временем бурного развития образования и культуры в Рязанской губернии.

Основной задачей в области народного образования Советская власть провозгласила создать школу, доступную для всех. Быстро росло число школ и учащихся. Сложилась сеть начальных школ. Возросло число средних учебных заведений. В 1913-1914 учебном году в Рязанской губернии было 2160 начальных училищ и 27 средних школ, в 1918-1919 учебном году-2546 начальных и 84 средних.

К концу учебного года 1919-1920 в губернии было 2431 школа 1-й ступени, в которых было 6700 учителей и 236 тыс. учеников и 78 школ 2-й ступени с 581 учителем и 9,3 тыс. учеников.

Вставал вопрос, чему и как учить. Первым шагом в создании советской школьной системы стала попытка порвать с традициями образования прошлого. Их главными недостатками считалось большое влияние церкви и религии, а также существование различных типов школ для разных групп населения.

Прежде всего от школьного дела была отстранена церковь. Выполняя решения правительства, местные власти приняли постановление о прекращении преподавания закона божьего в учебных заведениях губернии с 1 апреля 1918 г. в школах перестали читаться молитвы, снимались иконы, изымались книги религиозного характера и «противоречащие существующему строю». Служители культа отстранялись от работы в учебных заведениях. Духовные учебные заведения преобразовывались в светские, в гимназию была преобразована и духовная семинария. Ее старшие классы, где изучались только религиозные предметы, были закрыты. Эти меры встретили сопротивление части педагогов и родителей, но они неукоснительно проводились в жизнь.

16 октября 1918 г. появился декрет ВЦИК «Положение о единой трудовой школе РСФСР». Вместо разных типов начальных и средних школ, существовавших ранее, вводилась система единого 9-летнего школьного обучения. Все учебные заведения назывались советской школой 1-й или 2-й ступени. Срок обучения в школах 1-й ступени составлял 5 лет, в школе 2-й ступени - 4 года. Устанавливалось бесплатное, обязательное и совместное обучение мальчиков и девочек. Большое внимание уделялось трудовому воспитанию и образованию. При всех школах создавались мастерские и опытные участки. Весь 1918-1919 учебный год ушел на перестройку школьной жизни на новых началах.

Главным препятствием на пути роста числа школ и учащихся была экономическая разруха. Она приводила к отсутствию элементарных пособий - карандашей, бумаги, учебников, материалов для ремонта и постройки школ. Не хватало ни денег, ни подготовленных кадров, ни помещений. Около 30% школ занимались в две смены. Свирепствовал тиф и другие заболевания. Одним из способов для обеспечения школьников и учителей продовольствием стали «школьные десятины», участки, которые засевались при школах.
Переход к НЭПу изменил ситуацию в школьном деле. В начале 1920-х годов материальные и финансовые затруднения были даже больше, чем в эпоху «военного коммунизма». Резко уменьшились государственные ассигнования. Изменился и порядок финансирования школ, оно было передано в ведение местных бюджетов, которые не имели достаточно средств не только для развития, но и для поддержания существования уже имеющихся учебных заведений. В городских школах вводилось платное обучение, оставалось не более 20-25% бесплатных мест для детей малоимущих. В сельской местности школы содержались прежде всего за счет обложения и самообложения крестьянского населения. Число образовательных учреждений на территории Рязанской губернии резко сократилось. Так, в 1922 г. осталось 1141 школа 1-й ступени вместо 2344 существовавших в 1921 г., 51 школа 2-й ступени вместо 71, детдомов 126 вместо 219.

Только с 1923-1924 гг. сокращение прекратилось, и начался процесс улучшения материального положения школ. Расходы на начальное образование в 1925-1926 гг., по сравнению с предыдущим годом, выросли на 79 %. Сеть школ, сократившаяся к 1924-1925 учебному году до уровня 1900 г., в 1927 г. увеличилась до 2100.

Программа РКП(б) постановила дать обязательное общее и политехническое образование детям в возрасте до 17 лет. Но недостаток средств у государства заставил в 1921 г. утвердить в качестве основного типа учебного заведения вместо 9-летней 7-летнюю школу. В этот период существовала следующая система школьного образования: 4-летняя начальная школа (1-й ступени), 7-летняя в городах, школа крестьянской молодежи, школа фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) на базе начальной, школа 2-й ступени (5-9 классы). На 1925 г. в Рязанской губернии было 1956 школ 1-й ступени, в которых было 186 тыс. учеников (из них 64 тыс. девочек) и 3363 «шкраба», как тогда официально называли школьных работников, и 19 школ 2-й ступени с 4, 8 тыс. учеников и 248 «шкрабами». Кроме того, действовали 33 школы-семилетки (11 тыс. учеников и 442 «шкраба») и 6 школ-девятилеток (2400 учеников и 127 «шкрабов»). Существовало 7 школ крестьянской молодежи (577 учеников и 34 «шкраба»).

Новый этап развития школьного образования в Рязанском крае приходится на 1930-е годы. В 1929-1930 учебном году охват детей школами в Рязанском округе составлял 87%. Возросшие финансовые и материальные возможности государства позволили решить задачи, казавшиеся до 1917 г. далекой целью, которые пытались и не смогли решить в эпоху «военного коммунизма» и НЭПа. Важнейшая из них - введение обязательного школьного образования. С 1930-1931 учебного года в СССР вводилось обязательное начальное образование для детей от 8 до 15 лет в сельской местности, в городах и рабочих поселках обязательным становилось семилетнее образование. В Рязани переход к обязательному семилетнему образованию начался еще осенью 1929 г. Этот огромный скачок в развитии школьного образования был связан с решением сложнейших задач по созданию материальной базы. Строительство новых школ, пристройка новых помещений к уже существующим школам, ремонт старых зданий, приобретение необходимого школьного инвентаря и учебных принадлежностей, подготовка кадров учительских и выпуск новых учебников, создание фондов для обеспечения детей обувью и одеждой и многое другое брало на себя государство. В 1927-1928 учебном году в губернии было 1810 школ, 1932-1933 учебном году на территории бывшего Рязанского округа - 2159 школ, к концу 2-й пятилетки - в 1937-1938 учебном году - в Рязанской области было 2128 школ. Число учащихся в 1927-1928 учебном году составляло 170 тыс., в 1932-1933 - 267 тыс., в 1937-1938 - 329 тыс. Если в 1920-е гг. в регионе преобладали начальные школы, то в 1930-е годы быстро растет число семилетних школ. За десять лет их стало в 15 раз больше. В 1927-1928 учебном году действовали 22 семилетние школы, в 1932-1933 учебном году - 291, в 1937-1938 уже 369. Почти в 16 раз вырос и контингент учащихся в них – с 3,8 тыс. в 1927-1928 учебном году до 36,7 в 1932-1933, и до 45 тыс. в 1937-1938 учебном году. Во второй половине 1930-х годов в Рязанской области стало быстро увеличиваться количество средних школ. Их число выросло за 4 года почти в 3 раза. В 1937-1938 учебном году их было 42, в 1940-1941 почти 1201. Одной из лучших считалась образцово-показательная школа № 2, созданная в здании бывшего уездного духовного училища. В 1924 г. ей было присвоено имя Н.К. Крупской. На протяжении 18 лет она имела статус образцово-показательной.

Менялись и формы организации учебного процесса. 1920-е годы были периодом разнообразных педагогических экспериментов. В школах губернии тогда можно было встретить самые разнообразные методики обучения и формы организации учебного процесса. Их применение часто зависело от личных взглядов и опыта педагогов. Далеко не все нововведения оказались полезными и эффективными.

На рубеже 1930-1932 годов советская школа во многом вновь вернулась к опыту организации учебы в школе дореволюционной эпохи. Из учебных планов исчезли закон божий и латинский язык, расширились по объему естественно-математические дисциплины, изменилось содержание гуманитарных и общественных предметов. Но классно-урочная система, единые программы и стабильные учебники, правила распорядка были дальнейшим развитием педагогических традиций прошлого, сохраняя свое значение и по сей день.
Благодаря огромным усилиям педагогов и всего общества рязанцы, родившиеся в 1921-1922 гг. стали первым поколением, получившим обязательное школьное образование.

Ликвидация неграмотности.

Введение обязательного школьного образования не решало все проблемы. Возникала задача ликвидации неграмотности среди старшего поколения. Первые попытки решить ее были сделаны сразу же после 1917г. При органах народного образования создавались внешкольные подотделы. Они должны были руководить процессом ликвидации неграмотности среди тех, кто уже вышел из школьного возраста. Декрет СНК от 26 декабря 1918 г. «О ликвидации неграмотности среди населения РСФСР» предусматривал обучить грамоте все население в возрасте от 8 до 50 лет. В духе языковой практики той эпохи, это обозначали словом — «ликбез». При Наркомпроссе был создан специальный орган с грозным названием - ВЧК. Но в отличие от Чрезвычайной комиссии во главе с Ф.Э. Дзержинским, это была Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности. Программа «ликбеза» предусматривала 60 часов занятий на протяжении двух месяцев. Создавались школы грамотности, кружки, группы и пункты ликбеза. Третий губернский съезд деятелей народного образования в марте 1920 г. объявил мобилизацию грамотных на просветительский фронт такой же обязательной, как мобилизация военнообязанных на военный фронт. Их называли культуроармейцами. Для них и их семей предусматривалось снабжение по норме красноармейских тыловых пайков. Посещение школ для неграмотных было обязательным. Обучающиеся в школах по ликвидации безграмотности считались привлеченными к трудовой повинности и освобождались на время обучения от других ее форм, а в случае неявки - лишались пайков. В сельской местности уклоняющиеся от «ликбеза» приравнивались к дезертирам. Укрывающие их по месту жительства или службы советские и общественные организации, а также частные лица считались укрывателями дезертиров. К 1920 г. на территории Рязанской губернии действовало около 400 школ «ликбеза», в которых 541 человек обучали 11 тыс. взрослых учеников. В первой половине 1921 г. в 2,3 тыс. пунктах «ликбеза» 2,5 тыс. «ликвидаторов» обучало около 50 тыс. учеников.

Неграмотность оказалась для Советской власти не менее серьезным противником, чем белая армия. По Рязанской губернии в 1920 г. на 100 жителей приходилось 34 грамотных. Среди каждых 100 мужчин их было 46 человек, среди женщин - 25. К 1920 г. грамотность населения была самой высокой в Зарайском (48,5%) и Рязанском (43,5%) уездах. Самая низкая - в Михайловском (28,8%), Раненбургском (28%) и Скопинском (28%) уездах.

На протяжении 1920-х годов около 50% трудоспособного населения губернии (более 400 тыс.) являлось неграмотным. Существующие 200 ликпунктов было способно обучить только 1% от общего числа неграмотных. К тому же после перехода к НЭПу число пунктов «ликбеза» сократилось. Государство передавало их финансирование местным бюджетам, которые не имели для них достаточных средств. Для активизации работы в декабре 1923 г. было создано добровольное общество «Долой неграмотность». К 1925 г. его рязанское отделение насчитывало около 14 тыс. человек и содержало на свои средства 320 ликпунктов и школ для малограмотных. Планировалось на протяжении 1923-1924 гг. ликвидировать неграмотность среди призывников, к 1925 г. - среди членов профсоюзов, в 1927 г. - к 10-й годовщине Октябрьской революции - искоренить неграмотность среди основной массы сельского населения. Добиться этого окончательно удалось только в конце 1930-х годов. По официальным данным к 1939 г. грамотность среди населения Рязанской области в возрасте от 9 до 49 лет составила 93,5%.

Специальное профессиональное образование.

Развитие материальной культуры в XX в. было связано все с большим усложнением техники и увеличением ее роли в жизни общества. Опыт специалистов-самоучек был уже недостаточен. Для быстрого и эффективного овладения машинами и приборами требовалась профессиональная подготовка.
В 1917-1920 гг. в массовом порядке создавались профессиональные учебные заведения. Отсутствие материальных средств и подготовленных кадров привело к закрытию значительной их части в начале НЭПа. Оставшиеся стали основой системы специального и профессионального образования Рязанской области.

Самой распространенной формой подготовки кадров рабочих в 1920-е годы являлись школы ФЗУ. Они были основным источником пополнения промышленности квалифицированными кадрами. Ученики ФЗУ имели начальное образование, поэтому значительное внимание в них обращалось на общеобразовательные предметы. К 1925 г. на территории Рязанской губернии было 5 школ ФЗУ: Касимовская, Зарайская текстильная, Мурминская суконно-прядильная, Еринская - при цементном заводе и Побединская - при каменноугольных копях.

Среднее профессионально-техническое образование давали краткосрочные курсы, специальные профессиональные школы и техникумы с 3-4-летним сроком обучения. К 1924-1925 учебному году в губернии существовало 11 индустриально-технических средних учебных заведения: Рязанский строительный и Касимовский механический техникумы, Рязанская и Шацкая профтехнические школы, Рязанская игольно-швейная школа, Рязанская инструкторская по кружевному и ткацкому делу школа, Ряжская, Сапожковская и Скопинская механические школы, Зарайская и Кадомская учебно-показательные мастерские. На территории региона действовали 7 сельскохозяйственных техникумов: Рязанский и Кирицкий сельскохозяйственные техникумы, Рязанский землеустроительный техникум, Сергеевское (с. Зимино Рязанского уезда), Орешковское (Зарайского уезда), Песочинское (Спасского уезда), Больше-Алешинское (Ряжского уезда) сельскохозяйственные училища. Учителя для сельских школ подготавливались в 7 педагогических техникумах: Рязанском, Ранебургском, Касимовском, Зарайском, Шацком, Скопинском и Михайловском. Медицинских работников готовил Рязанский медицинский техникум. Действовали 5 средних учебных заведений художественного направления: Рязанский художественный техникум, Сапожковская художественная студия, Рязанская, Скопинская и Михайловская музыкальные школы.

На протяжении последующих десятилетий они неоднократно меняли наименования, срок обучения, но основная часть уже под другими названиями существуют и по сей день. В 1930-е годы к ним добавились новые средние специальные учебные заведения. В частности, Спасское педагогическое (1932 г.) и Касимовское медицинское (1932 г.) училища.

Здравоохранение.

Огромные изменения в 1917-1941 гг. произошли в области медицины и здравоохранения региона. В 1913 г. на всю губернию приходилось 1350 больничных коек, то есть 1 на 10 тыс. населения, и 109 врачей. Основные расходы на медицинские нужды лежали непосильной ношей на земском и городском самоуправлении. После 1917 г. Советское государство организацию здравоохранения взяло на себя. Его основным принципом была государственная, общедоступная и бесплатная медицинская помощь. Выросла сеть медицинских учреждений и число медицинских работников. К 1922 г. в Рязанской губернии было 6,6 тыс. коек. В 1927 в регионе работало 423 врача и 643 фельдшера. Если в 1913 г. лечебная сеть губернии состояла из 81 врачебного участка с 1350 койками, то к 1927 г. она возросла до 122 участков, а число коек увеличилось на них до 1466. На территории губернии располагались 10 диспансеров и 20 консультаций.

Главным центром медицины была созданная в 1923 г. Рязанская губернская больница имени Н.А. Семашко, которая затем переименовалась в связи с административным делением в окружную, городскую и областную. Много внимания уделялось профилактике заболеваний. На протяжении 1920-1930-х годов значительно сократилось число заболеваний тифом, дифтерией, дизентерией, оспой, туберкулезом. Было введено обязательное оспопрививание. Из числа профилактических учреждений к 1922 г. в губернии были два туберкулезных диспансера - в Рязани и в Раненбурге. Затем был открыт Солотчинский туберкулезный санаторий, организован санитарный надзор по жилищной и пищевой санитарии, в Рязани функционировал школьно-санитарный надзор, имевший специальных врачей. К 1924 г. во всех уездных городах были уездные санитарные врачи.

Важной стороной развития здравоохранения стала охрана детства и материнства. В 1920-1921 гг. действовало 9 домов ребенка, 7 яслей, 7 консультаций и молочных кухонь. На 1927 г. в губернии насчитывалось 15 детских садов. В летний период в сельской местности развертывались десятки временных детских яслей. В уездных городах были открыты консультации для беременных женщин и женщин, имевших грудных детей. В городах для промышленных рабочих и служащих была создана система социального страхования по болезни и инвалидности. Все эти меры привели к тому, что на протяжении 1920-1930-х годов шел постепенный, но неуклонный рост средней продолжительности жизни.

Культурно-просветительные учреждения.

Еще в начале XX в. в Рязанской губернии стали возникать культурно-просветительные учреждения, предназначенные не для верхушки общества, а для основной массы населения. Их число стало быстро расти после февраля 1917 г. С осени этот процесс еще больше ускорился и перекинулся в деревню. В 1918-1919 гг. на учете в советских органах состояло 1900 внешкольных культурно-просветительных учреждений, из них 90% - в сельской местности. Среди них было 540 библиотек и читален, 16 музеев и 137 народных домов и клубов. Самой распространенной формой стали культурно-просветительные кружки. Один из первых кружков открылся 10 декабря 1917 г. в с. Льгово Рязанского уезда. Небывалый размах в 1917-1920 гг. приобрело самодеятельное театральное движение. Драматические кружки возникали во многих селах и деревнях. В 1919 г. в одном Пронском уезде их насчитывалось свыше 100. Для их участников в уездном центре были организованы театрально-инструкторские курсы. В январе 1919 г. начал работу театральный кружок в Пронске. Его руководителем стала Е.Л. Петрашкевич, профессиональная актриса. Ее муж, Н.А. Петрашкевич, также профессиональный актер, был председателем отдела народного образования. По его инициативе осенью был открыт Пронский советский театр, ставший одним из главных центров общественной жизни уезда. Режиссером был назначен Н.Н. Лернер, получивший должность «уездного театрального инструктора». Декоратором и художником был И.П. Дьяконов, имевший опыт профессиональной работы в дореволюционных столичных театрах. Первую постановку театр показал накануне очередного уездного съезда Советов. Это был спектакль по пьесе Карпова «Рабочая слободка». Затем были поставлены пьесы М. Горького «На дне» и А.Н. Островского «Доходное место».

Переход к НЭПу привел к сокращению числа культурно-просветительных учреждений и в городе, и в деревне. Число библиотек и изб-читален сократилось с 1920 г. до 1923 г. почти в 4 раза - с 1303 до 348, театральных коллективов в 10 раз - с 203 до 19. Число клубов и народных домов уменьшилось со 118 до 98, музеев и постоянных выставок - с 15 до 12, студий - с 7 до 2.» Только с 1923 г. начался рост числа культурно-просветительных учреждений.

К концу 1930-х годов в городах и рабочих поселках основными очагами культуры стали рабочие клубы. В них действовали библиотеки и кружки художественной самодеятельности, устраивались собрания, концерты, вечера отдыха, выставки и тематические вечера. Обязательным было выделение на предприятиях и в учреждениях помещения для «красных уголков». В них размещались портреты вождей партии и государства, подшивки центральных и местных газет, плакаты и агитационные брошюры. В сельской местности с 1923 г. в каждой волости стали создаваться волостные культурные центры. В них входили: библиотека, снабжающая литературой избы-читальни в отдельных населенных пунктах, пункт по ликвидации неграмотности и другие культурные учреждения.

После коллективизации главными «очагами культуры» становились колхозные клубы.

Новым видом искусства в XX в. стал кинематограф, центрами культуры и досуга - кинотеатры. В 1930-е годы посещение кино стало одним из самых распространенных видов «культурного отдыха». Кинотеатры стали одними из важных и оживленных центров городской жизни. Самым популярным в Рязани был кинотеатр «КИМ» (Коммунистический интернационал молодежи). Новые фильмы собирали огромные очереди, а киноактеры превращались в кумиров публики. До сельского населения новый вид искусства доносили «кинопередвижки», приезжавшие из районного центра.

Роль ведущих центров культуры региона выполняли рязанские библиотека, музеи и театр. В 1918 г. после 30-летнего перерыва стала действовать городская общедоступная библиотека. В 1928 г. ей в связи с 60-летием со дня рождения великого писателя было присвоено имя М. Горького, в 1938 г. она стала областной центральной библиотекой. В 1918 г. был образован краеведческий музей, с 1929 г. получивший название Средне-Окский музей, а в 1937 г. переименованный в областной краеведческий музей. С 1919 г. в губернском центре действовал Советский показательный театр на основе бывшей частной труппы антрепренера И.И. Рыкова. В период НЭПа городской театр, переведенный на хозрасчет, оказался в состоянии финансового кризиса. В 1928 г. встал вопрос о его закрытии. К 1933 г. он прекратил существование. Его сцену использовали другие театры, гастролировавшие в городе. Только в 1935 г. в Рязани вновь стал действовать стационарный театр, который с 1937 г., после создания области, стал именоваться Рязанский областной театр. В 1937 г. был создан второй профессиональный коллектив-театр юного зрителя, расформированный в 1941 г., после начала войны.

Возникали многочисленные общественные организации, содействующие развитию культуры и науки. Важный вклад в изучение прошлого региона внесло существовавшее в 1920-1929 гг. общество исследователей Рязанского края. В 1920-е годы было организовано Рязанское отделение Всероссийского союза поэтов. В конце 1920-х годов существовали Рязанское отделение Всероссийского общества крестьянских писателей и Рязанский филиал Ассоциации художников революционной России. Первоначально такие организации возникали по инициативе отдельных энтузиастов и были проявлением местной инициативы. Постепенно ситуация изменилась. С середины 1920-х годов новые общественные организации возникали только по «рекомендации» центральных государственных и партийных органов. Местные отделения различных общественных организаций играли важную роль в общественно-политической жизни советского общества. Среди них массовостью и активностью выделялись МОПР (Международное общество помощи борцам революции), «Друг детей» и «Долой неграмотность», Автодор (Общество содействия развитию автомобилизма и улучшению дорог), общество Красного Креста и Красного Полумесяца, Освод (Общество содействия развитию водного транспорта и охраны жизни людей на водных путях). Через них партия и государство пытались направить общественную энергию на решение выбранных задач. Создавались и небольшие творческие организации. Так, в 1940 г. было создано Рязанское областное отделение Союза советских художников.

Власть, идеология и культура.

Для советского периода характерно усиление влияния государства в деле развития народного образования и культуры. Эти сферы жизни регулировались одновременно и местными советами, и центральными правительственными учреждениями. Первым возник губернский комиссариат просвещения, переименованный в августе 1918 г. в губернский отдел народного образования. Возглавил его выпускник Александровской учительской семинарии прапорщик М.И. Воронков, ставший с июня 1917 г. членом РСДРП(б). Многочисленные подразделения комиссариата руководили всеми сторонами образования и культуры. Отделы народного образования создавались при уездных и волостных исполкомах. С 1918 г. существовали и отделы здравоохранения на губернском и уездном уровнях. В связи с изменением административно-территориального деления названия этих учреждений менялись. В начале НЭПа были созданы губернские и уездные отделы культуры. В 1937 г. были созданы областной комитет по радиофикации и радиовещанию и областное управление кинофикации.

Активную роль в управлении развитием образования и культуры играли партийные органы. Губернский, затем окружной и областной комитеты партии контролировали выдвижение кадров на руководящие советские посты и руководителей учебных заведений. Они же направляли политико-воспитательную работу, которая считалась важнейшей частью всех культурных преобразований. Наряду с распространением грамотности и культуры, огромное внимание уделялось вопросам коммунистического воспитания. И методами убеждения, и методами принуждения утверждалась марксистская идеология как единственно допустимая.

Важнейшим идеологическим инструментом в руках партии и государства была периодическая печать. В ее положении произошли большие изменения. Промежуток между Февралем и Октябрем 1917 г. стал коротким периодом существования ничем не ограниченной свободы слова и печати. Цензура исчезла. Появилось множество печатных изданий разного уровня и направленности. Бурные политические события усиливали интерес населения к газетам. Они же превращали периодические издания в орудие политической борьбы. Неизбежным следствием этого стали меры против враждебно настроенных изданий, которые стала предпринимать в первые же месяцы своего существования Советская власть. Многие из оппозиционных изданий были закрыты. Потом последовали введение государственной монополии на газетные объявления, национализация типографий и запасов бумаги.

В итоге уже в период Гражданской войны утвердилась монополия партии и Советского государства на печатное слово. Ведущую роль играли две газеты - «Правда» и «Известия». Они формулировали официальную точку зрения на внутренние и внешние события. Их чтение и даже тщательное изучение было обязательной частью жизни партийных и советских работников. Материалы, напечатанные в этих газетах, считались незыблемой истиной и руководством к практическим действиям. В 1920-е годы к ним добавились рассчитанные на массового читателя «Рабочая газета» и «Крестьянская газета», а с 1925 г. - «Комсомольская правда». Корреспонденты центральных газет в регионах были заметными и влиятельными фигурами. Одним из способов повышения эффективности влияния периодической печати был институт «рабселькоров». Рабочие и сельские корреспонденты были местными активистами, которые на общественных началах публиковали материалы в газетах. Благодаря рабселькорам в редакции газет, а через них в центральные партийные и советские органы, попадала информация, которую часто не могли или не хотели сообщать местные власти. Заметки рабселькоров часто становились поводом для ревизий, проверок и даже «оргвыводов», т.е. снятия и наказания руководителей. Это повышало эффективность управления и доверие к советской печати и существующей политической системе.

В советский период истории в каждом регионе существовала одна ведущая газета, которая была печатным органом местного Совета и партийной организации. В Рязанской губернии она издавалась с осени 1917 г. под названием «Искра», на протяжении 1918-1922 гг. она именовалась «Известия Рязанского губернского Совета рабочих и крестьянских депутатов». В период НЭПа она выходила под названием «Рабочий клич». С 1930 г. по 1937 г. в Рязанском районе Московской области издавалась газета «Ленинский путь», переименованная в 1937 г. в связи с созданием Рязанской области в областную газету «Сталинское знамя».

С 1917 г. делали попытки издавать свои периодические издания уездные советские и партийные органы. Отсутствие достаточных материальных средств и журналистских кадров сказывалось как на содержании, так и на самом существовании таких газет. К 1925 г. в Рязанской губернии издавалось 16 газет и 6 журналов, из них в самой Рязани 12 газет и 4 журнала. В Касимовском и Скопинском уездах издавалось по одной газете и по одному журналу, в Ряжском и Сасовском уездах выходило по одному изданию. В Зарайском, Раненбургском и Спасском уездах собственных печатных изданий в это время не было.

Только с периода коллективизации утвердился принцип, чтобы в каждом районе обязательно издавалась своя газета. На крупных предприятиях выпускались газеты-многотиражки. Они печатались небольшим тиражом и предназначались для членов трудового коллектива. «Многотиражки», предназначенные для сельского населения, выпускались при МТС.

Февральская революция 1917 г. дала толчок развитию рукописных газет, отражающих разноголосицу существующих тогда политических мнений. Дефицит бумаги и письменных принадлежностей прервал эту тенденцию в эпоху «военного коммунизма». В 1921-1922 гг. партийные органы вновь стали активизировать выпуск «стенных» газет. Они стали обязательной частью повседневной жизни советских предприятий и учреждений.

Все эти печатные органы, центральные, местные, «многотиражные» и стенные, были в 1920-1941 гг. эффективным орудием в руках партии и государства. В укреплении Советской власти они играли не менее важную роль, чем карательные органы. В 1930-е годы к ним добавились еще два инструмента - кино и радио.

Новый быт.

Четверть века между 1917 и 1941 гг. стали периодом огромных изменений в повседневной жизни. Появлялись новые традиции и обычаи. Даже в системе личных имен, одной из самых устойчивых частей культуры, появились тенденции, отражавшие реалии новой эпохи.

Менялись и формы труда и отдыха. Быстрее этот процесс шел в городе, медленнее - в деревне. В 1920-е годы деревенская жизнь сохраняла еще многие черты патриархальной жизни. К концу 1930-х годов они стали быстро исчезающим прошлым. На смену традиционным религиозным праздникам пришли новые - советские. Главными из них были 1 Мая - «День международной солидарности пролетариев» и годовщина Октябрьской революции. Эти праздники сопровождались торжественными собраниями и демонстрациями. Один из советских деятелей так описывал празднование первой годовщины Октябрьской революции в Пронске в 1918 г.: «Праздник начался с революционной демонстрации, в которой приняли участие коммунисты, красноармейцы караульной роты, служащие отделов исполкома и граждане города. Под красными знаменами колонна демонстрантов 7 ноября утром прошла с революционными песнями от исполкома до заставы и обратно, останавливаясь для проведения кратких митингов. Заключительный митинг состоялся у здания исполкома. Здесь была зачитана телеграмма о начавшейся революции в Германии. После митинга революционный актив был приглашен на чай в зал исполкома».

Одной из новых традиций стали субботники и воскресники - безвозмездный труд для решения общих задач. Составной частью быта молодежи стали массовые занятия физкультурой и спортом. Это считалось важной государственной задачей - подготовка граждан к труду и обороне на благо Советского государства. В 1939 г, был учрежден Всесоюзный физкультурный комплекс «Готов к труду и обороне СССР» (ГТО). Изменилась система питания и одежда, внешний вид населенных пунктов и людей и их бытовые привычки. Наиболее заметны эти изменения были в жизни городов и прежде всего молодежи. Мужской костюм эпохи «военного коммунизма» представлял собой комбинацию элементов военного обмундирования (шинель, ватник, гимнастерка, фуражка, папаха). Эта традиция носить френчи полувоенного покроя сохранялась у партийных и советских работников вплоть до начала 1950-х годов. В эпоху НЭПа в широкий обиход вошли брюки навыпуск, свободная блуза («толстовка») и спортивная майка (футболка). Женщины надели короткие платья, юбки и блузы. Пионерский галстук, комсомольский значок и значки добровольных и спортивных обществ стали частью внешнего вида школьников и молодежи. В 1920-е годы многие виды одежды (галстуки, шляпы, костюмы-тройки) в глазах советских активистов казались атрибутами буржуазного мира. Их можно было увидеть только на представителях старой интеллигенции и на «нэпманах». В 1930-е годы отношение к этим предметам изменилось, и они стали рассматриваться как необходимые части одежды.
Менялась и сама городская среда. Внешне архитектурный вид Рязани и других городов области в 1920-е годы изменился мало. Но социально-бытовое содержание городской жизни стало совсем другим. Крупные жилые дома дореволюционной постройки были муниципализированы в первые годы Советской власти. В них были созданы «коммунальные» квартиры, где селились по «ордерам» разные семьи. Постепенно закрывались церкви и монастыри. Их помещения использовались для хозяйственных нужд, а часто оставались заброшенными, как безжизненный призрак ушедшей эпохи.

В период НЭПа, как правило, новые жилые постройки осуществлялись обычно частными лицами. Это были традиционные одноэтажные дома. С начала 1930-х годов начинает развиваться жилое строительство за счет предприятий и городских властей. Первоначально это были двухэтажные деревянные дома, рассчитанные на несколько семей. Некоторые из них уцелели до сегодняшнего дня. Новая архитектурная тенденция - «конструктивизм» была представлена постройками 1930-х годов. В 1929 г. в Рязани построен первый «высотный» (пятиэтажный) дом. В 1935 г. рядом с ним появилось здание клуба «Красное знамя». (В настоящее время Дом офицеров). В 1938 г. возникли производственные постройки электролампового завода.
На смену дореволюционным пришли новые названия улиц и площадей. Практически в каждом уездном центре главная площадь стала называться именем В.И. Ленина. Другие городские артерии получали названия в честь видных деятелей революции. На рубеже 1920-1930-х годов исчезли с улиц разномастные вывески частных торговых заведений. Их сменили более строгие и однообразные вывески государственных и кооперативных магазинов. В быт горожан к концу 1930-х годов прочно вошел общепит. С 1931 г. Рязань была подключена к электросети «МОГЭС» и электричество прочно вошло в жизнь горожан. В июле 1926 г. на улицах Рязани были впервые установлены громкоговорители. В квартирах появились «радиоточки». На протяжении 1926-1932 гг. радио также стало частью быта населения. Сложился тот набор информации, который сопровождал советского человека каждый день на протяжении десятилетий, вплоть до начала 1960-х годов, когда стремительно распространилось телевидение. В радио информацию входили: передача боя часов Спасской башни Кремля, проверка времени, физкультурная зарядка, последние известия, концерты по заявкам слушателей, запись лучших спектаклей, чтение классических и советских литературных произведений. Шла трансляция парадов с Красной площади и футбольных матчей со стадиона «Динамо».

Гораздо медленнее менялся быт и облик сельских поселений. Здесь после бурных, но коротких потрясений последовали относительно длительные стабильные периоды. На протяжении 1917-1918 гг. исчезли помещичьи усадьбы и связанные с ними остатки дореформенной «усадебной» культуры. Их сооружения использовались под школы, клубы, конторы. Прошло время и в 1929-1932 гг. также стремительно стали исчезать церковные храмы и хозяйства зажиточных крестьян. В итоге к концу 1930-х годов сложился облик крупного сельского поселения Рязанской области, существующий и по сей день. К традиционной, существующей столетиями планировке, добавлялись в центре сельсовет, правление колхоза, школа, клуб, медпункт. Вокруг находились жилые дома и приусадебные участки. Чуть поодаль - МТС с гаражами и ремонтными мастерскими, животноводческие фермы.

Жизненный уровень большинства населения был невысок. Сохранялся значительный разрыв в образе жизни города и деревни. Символом зажиточности и бытового благополучия был набор предметов, состоящий из ручных часов, велосипеда, патефона, радиоприемника, швейной машины. Но система социального страхования, бесплатное медицинское обслуживание, рост государственных расходов на народное просвещение, низкая квартирная плата, не менявшаяся с конца 1920-х годов, порождали уверенность у большинства населения в будущем дне. Развитие народного хозяйства, распространение образования и культуры, несмотря на все социальные проблемы и личные трагедии, давало каждому возможность изменить свою жизнь к лучшему.

Социальная мобильность и советская интеллигенция.

Советское общество 1917-1941 гг. отличалось очень высокой социальной мобильностью. Быстрое развитие образования и общественного разделения труда привело к росту в Рязанском крае численности таких социальных групп как интеллигенция и управленцы. Менялись эти два слоя и по составу. На протяжении четверти века практически полностью сменилась руководящая прослойка во всех сферах жизни. Процесс формирования новой управленческой элиты и новой интеллигенции был сложным и болезненным. До 1917 г. между верхами и основной массой населения существовала огромная социальная, имущественная, культурная и психологическая пропасть. События революции 1917 г. и Гражданской войны 1918-1920 гг. стали для бывшей правящей верхушки социальной трагедией. Те, кто пережил ее, или эмигрировали или превратились в преследуемое и гонимое новой властью меньшинство. Для Коммунистической партии и Советского государства они были опасными в социальном и политическом плане, поэтому им приходилось прилагать большие усилия по выживанию в советском обществе. Для одних это произошло относительно успешно. Например, академика и лауреата Нобелевской премии И.П. Павлова советское правительство окружило заботой и почетом. Был издан специальный декрет о создании условий для научной работы Павлова. Хотя он и идейно, и политически не принимал новый общественный строй. В 1934 г. И.П. Павлов стал почетным жителем Рязани. В 1935 г., за год до смерти, он последний раз посетил родной город, где власти ему устроили торжественную встречу. Судьба многих других интеллигентов оказалась трагической. Создатель и руководитель краеведческого музея, много сделавший для исследования края, - С.Д. Яхонтов был арестован в 1929 г. Ему повезло, через 4 месяца его освободили, но запретили работать в архивах и музеях. Он доживал остаток дней как ненужный новому обществу «обломок» прошлого.

Новая правящая и интеллектуальная элита состояла из выходцев из числа простого народа, прежде всего из рабоче-крестьянской среды. Лишь немногие из этой социальной среды имели шанс получить образование до 1917 г. Создание «новой» интеллигенции партия и государство считало важной культурной и политической задачей. Одной из основных форм стало создание рабочих факультетов (рабфаки). Их учащиеся командировались рабочими коллективами по решению партийных, комсомольских и профсоюзных организаций. 15 марта 1923 г. состоялось торжественное открытие Рязанского рабочего факультета. Всего поступающих зарегистрировано было 97 человек, из них 6 женщин. Подавляющее большинство составляли рабочие, остальные - крестьяне или служащие. После строгого отбора приняли 61 студента. Для поступления на рабфак требовался трехлетний стаж физического труда и командировка профсоюзов или парторганизаций. Испытательная комиссия требовала от поступающих умения бегло читать и писать, знания четырех арифметических действий.

В 1930-е годы большое распространение получило высшее и среднее образование без отрыва от производства (заочное и вечернее). Для подготовки партийных и советских кадров разного уровня начиная с 1918 г. действовала целая система партийных курсов и совпартшкол.

Представителям нового слоя управленцев и интеллигенции также приходилось нелегко. Они начинали свой жизненный путь с тяжелого физического труда. Им приходилось уже в зрелом возрасте овладевать знаниями, какими представители привилегированных социальных слоев дореволюционной России владели с детства. Выходцы из низов не блистали манерами, не знали иностранных языков, не обладали широкой эрудицией. Но это компенсировалось железной волей, трудолюбием и энергией. К этим качествам добавлялась глубокая уверенность в правильности и святости того пути, по которому они шли.

Типичным примером может быть биография Ивана Трофимовича Сергеева. Он родился под Спас-Клепиками в 1908 г. в крестьянской семье. Работал с 16 лет на стекольном заводе, в 18 лет отправился на заработки в Донбасс, трудился забойщиком на шахте. В 1929-1932 гг. служил в РККА. Затем вернулся на родину и работал в Туме в леспромхозе. Был избран председателем профкома, затем председателем сельсовета. Потом работал трактористом на «отстающем» участке Воронцовского леспромхоза Тумского района. В декабре 1935 г. награжден орденом Трудового Красного Знамени и выдвинут на должность директора леспромхоза. На первых выборах в 1938 г. избран депутатом Верховного Совета РСФСР.

Такие выходцы из рабочей и крестьянской среды составляли основу управленческого аппарата Советского государства. Для многих из них роковыми стали политические события, символом которых стал 1937 г. Другие из таких «выдвиженцев» достигли высших руководящих постов. В 1915 г. родился в крестьянской семье на территории нынешнего Сасовского района Иван Васильевич Капитонов. В 1938 г. он окончил Московский институт инженеров коммунального строительства, работал инженером в Рязанском областном жилищном управлении. Затем служил в РККА и с 1941 г. перешел на советскую и партийную работу. С 1965 г. по 1986 г. он был секретарем ЦК КПСС. Высокие посты в советских и партийных органах в 1957-1964 гг. занимал уроженец Касимовского района Фрол Романович Козлов. Начав трудовой путь в 15 лет рабочим на текстильной фабрике в Касимове, он в 28 лет окончил политехнический институт, а в 31 год стал секретарем парткома металлургического завода.

Самой многочисленной группой интеллигенции в регионе были учителя. В 1925 г. в Рязанской губернии насчитывалось 5443 школьных работника. Но учителей не хватало. В том же 1925 г. обеспеченность школ из расчета один учитель на 40 учеников составляла 70 %. Только в 3 волостях губернии из 117 этот показатель доходил до 100 %: в Ижевской (Спасского уезда), в Кадомской (Сасовского уезда) и в Татарской (Касимовского уезда).

Огромным значением для формирования рязанской интеллигенции явилось открытие в августе 1918 г. первого высшего учебного заведения в регионе. Среднее учебное заведение — Рязанский учительский институт - было преобразовано в педагогический институт. Его название несколько раз менялось (в 1919 г. был переименован в Рязанский институт народного образования, в 1921 г. - в практический институт народного образования). Финансовые трудности эпохи НЭПа привели к тому, что он в 1923 г. был реорганизован в педагогический техникум. В 1930 г. это специальное среднее учебное заведение было преобразовано в педагогический институт. С 1918 г. в Рязани существовало военно-учебное заведение, которое готовило командиров для Красной Армии. Вначале оно именовалось 30-ми пехотными Рязанскими командными курсами, с 1920 г. - 15-й пехотной Рязанской школой, с 1937 г. - Рязанским пехотным училищем. Оно было одним из лучших военно-учебных заведений страны.

К первым представителям поколению советской интеллигенции, жизненный путь которых начался еще в дореволюционный период, принадлежали следующие уроженцы рязанской земли: А.Н. Афиногенов, Н.В. Богданов, И.И. Макаров, Ф.Г. Кротков.

Первые два происходили из среды провинциальной интеллигенции и с начала революции 1917 г. без колебания встали на ее сторону. А.Н. Афиногенов родился в 1904 г. в семье участника революционного движения. Детство и юность провел в Скопине и Рязани. В 16 лет становится председателем Союза учащихся-коммунистов в Скопине. Школьник-коммунист одновременно редактирует местную газету, состоит членом коллегии уездного отдела народного образования, выступает с политическими докладами. В 1921 г. уездный комитет партии направляет его учиться в столицу в институт журналистики. В 1930-1940 годы он стал одним из самых популярных советских драматургов. Лучшей его пьесой считается появившаяся в 1940 г. «Машенька».

Видным советским писателем стал Н.В. Богданов. Сын земского врача, ученик Сасовской школы 2-й ступени, он в 1920 г. в возрасте 14 лет вступил в комсомол. Организатор советской и комсомольской работы в деревне, участник ликвидации неграмотности в 1923 г. Богданов направляется губкомом комсомола учиться в столицу в Высший литературно-художественный институт. Его книга «Вечера на укомовских столах» (1927 г.) и другие произведения донесли до читателя романтику «героического периода» русской революции.

В 1900 г. в семье сельского сапожника родился в Ряжском уезде И.И. Макаров. В 1919 г. он окончил Ряжскую советскую школу 2-й ступени и стал одним из организаторов комсомола в губернии. Был активным участником общественно-политической жизни региона в 1920-е годы. Здесь началась его писательская деятельность, насильственно прерванная в 1937 г. Ф.Г. Кротков родился в 1896 г. в Мосолове в крестьянской семье. В 13 лет стал учеником аптекаря в Спасске, в 1915 г. был призван в армию. После установления Советской власти был руководителем Спасского уездного отдела здравоохранения. В 1921 г. поступил в Харьковский медицинский институт. Через 11 лет он становится профессором Военно-медицинской академии и одним из ведущих специалистов в области военной и авиационной гигиены. В 1941-1945 гг. он руководил гигиенической службой РККА.

К следующему поколению, сформировавшемуся как личности уже при Советской власти, принадлежали К.М. Симонов, Н.Ф. Макаров, братья А.Ф., В.Ф. и Н.Ф. Уткины.

С 1918 г. по 1927 г. жил в Рязани приемный сын преподавателя командных курсов К.М. Симонов, ставший затем знаменитым журналистом, писателем и поэтом.

Н.Ф. Макаров родился в 1914 г. в Сасово в семье железнодорожника. В 1930 годы учился в Рязанском ФЗУ, работал слесарем ремонтного депо на станции Сасово, в 1941 г. окончил Тульский механический институт. В войну работал мастером и конструктором на оружейном заводе. Он вошел в историю техники как создатель пистолета и авиационной пушки, которые по праву считаются шедеврами оружейной мысли.

В 1919 г. в Касимовском уезде родился Н.Ф. Уткин, окончивший Ленинградский военно-механический институт и ставший специалистом в области технологии производства артиллерийских орудий. По его стопам пошли младшие братья Владимир и Алексей, родившиеся соответственно в 1923 и 1928 годах. Как конструкторы ракетной и военно-космической техники они внесли огромный вклад как в развитие мировой науки и техники, так и в укрепление обороноспособности страны. Под их руководством были сконструированы ракетные комплексы СС-18, СС-24, СС-300, которые поныне являются основой оборонного потенциала нашей страны.

Каждый из перечисленных людей внес значительный вклад в развитие отечественной науки и культуры. При всей своей исключительности и неординарности они по происхождению и судьбам были типичными представителями своей эпохи и своего социального слоя. Дела и мысли этих поколений были связаны с советским строем, частью и опорой которого они являлись. Им пришлось принять на себя и вынести тяжелейшую ношу - смертельную борьбу с внешним врагом, небывалым в отечественной истории по своей силе и опасности.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Интересуют дома под ключ в поселках Рублевки? На нашем сайте много предложений. ; Подробнее узнать, где приобрести мембранные разделители в Москве по низкой цене.

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама