Рязанская губерния в годы Гражданской войны

Версия для печатиВерсия для печати

Советская власть в годы Гражданской войны.

С мая 1918 г. в России началась полномасштабная Гражданская война, осложненная иностранной военной интервенцией. Окраины страны несколько лет находились под контролем антисоветских правительств. Опорой Советской власти были центральные районы страны, в том числе Рязанская губерния. Используя материальные и человеческие ресурсы исторического ядра Российского государства, большевики смогли одержать победу и восстановить политическое единство 1/6 земного шара уже в новой - советской - форме.

После Октябрьской революции 1917 г. сохранялось прежнее административно-территориальное деление Рязанской губернии на уезды и волости. Волости делились на сельские Советы, которые стали низшим звеном советской государственности. Декрет СНК РСФСР от 27 января 1918 г. дал местным Советам право вносить изменения в административно-территориальное деление регионов. 25 июля 1919 г. постановлением Рязанского губисполкома был создан Спас-Клепиковский район, в который вошло по пять волостей из состава Егорьевского, Касимовского и Рязанского уездов. 5 января 1921 г. он был преобразован в уезд. На протяжении 1917-1919 гг. создавались новые волости в Рязанском и Михайловском уездах.

Высшим органом власти на территории Рязанской губернии был губернский съезд Советов рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов, на территории уездов и волостей - соответствующий съезд Советов. С мая 1918 г. по декабрь 1920 г. прошло шесть губернских съездов Советов: III (май 1918 г.), IV (ноябрь 1918 г.), V (июль 1919 г.), VI (ноябрь 1919 г.), VII (июнь 1920 г.), VIII (декабрь 1920 г.).

Гражданская война и политическая пассивность значительной части крестьянского населения, занятого проблемой выживания, привели к тому, что в эти годы принятие решений от представительных советских органов - съездов - все больше переходило к исполнительным - исполкомам и их отделам.

В условиях Гражданской войны в губернии формировались чрезвычайные органы Советской власти. В апреле 1918 г. была создана губернская ЧК, летом - уездные ЧК. Несколько раз в губернии и уездах в обстановке приближавшихся военных действий или антисоветских выступлений организовывались Военно-революционные комитеты, которые временно брали на себя всю полноту власти.

Летом 1918 г. в губернии появились еще одни чрезвычайные органы Советской власти - комитеты бедноты. Они просуществовали около четырех месяцев, но оставили след в истории рязанской деревни. Их создание было вызвано тем, что многие сельские Советы под влиянием зажиточного крестьянства саботировали решения центральной власти по экономическим и политическим вопросам. Комбеды как параллельные органы власти в деревне должны были бороться с влиянием зажиточных крестьян и их сторонников в сельских Советах, помогать государству в изъятии излишков хлеба.

Комбеды создавались в селах и волостях. Одним из первых не только в губернии, но и вообще в стране был «Союз бедноты», возникший в Тырновской волости Пронского уезда еще в апреле 1918 г. В массовом порядке комбеды стали создаваться после Декрета ВЦИК от 11 июня 1918 г. «Об организации деревенской бедноты и снабжении ее хлебом, предметами первой необходимости и сельскохозяйственным инвентарем». Круг их деятельности определялся двумя задачами: 1) распределение хлеба, предметов первой необходимости и сельскохозяйственных орудий среди беднейших слоев деревни; 2) оказание содействия государственным органам в изъятии хлебных излишков у зажиточных крестьян. К осени комбеды работали практически во всех волостях губернии. Их деятельность началась с учета всех запасов продовольствия и принудительного изъятия хлебных излишков. Путем репрессий они боролись со спекуляцией продовольствием: те, кто занимался этим, подвергались штрафам и конфискациям. Губернский съезд комитетов бедноты состоялся 25 сентября 1918 г.

Но уже в ноябре 1918 г. центральные власти приняли решение о ликвидации комбедов. Последнее их действие - проведение перевыборов сельских Советов. Большая часть членов комбедов стала депутатами сельсоветов. Одновременно начался сбор чрезвычайного революционного налога с буржуазии, для чего были созданы специальные комиссии в волостях из представителей комбедов.

Политическая жизнь Рязанской губернии характеризовалась тенденциями, общими для всего Советского государства в этот период. В Советской России в годы Гражданской войны окончательно сложилась однопартийная политическая система. В конце мая 1918 г. в губисполкоме большевиков было только 13 из 25 членов, в горисполкоме - 5 из 11. Остальные места занимали левые эсеры, которые имели большое влияние во многих уездных и волостных Советах. Принятие и осуществление декретов ВЦИК и СНК шло в ожесточенной борьбе представителей двух партий в уездных и волостных исполкомах. Так, при обсуждении декрета об учреждении комбедов в Касимовском исполкоме представитель фракции левых эсеров заявил, что они не признают этот декрет и не будут проводить его в жизнь. Ситуация изменилась только после попытки левых эсеров поднять восстание в Москве 6-7 июля 1918 г. - они были исключены из состава Советов всех уровней по всей стране. В Рязанской губернии об этом объявил губисполком 7 июля. Затем это произошло и в уездах. Но бывшие левые эсеры, беспартийные или вступившие в РКП (б), занимали многие советские посты и имели определенное влияние. Так, в сентябре 1918 г. в Зарайском уезде разгорелся конфликт между Щуровской организацией РКП (б) и местным уисполкомом. Партийная организация требовала реорганизации исполкома и исключения из него левых эсеров.

К 1920 г. Советская власть и РКП(б) фактически стали в глазах населения синонимами. На V губернском съезде Советов в июле 1919 г. из 244 делегатов, членов партии и сочувствующих было 156, беспартийных - 87 и всего один меньшевик-интернационалист. Важным политическим событием стали партийные мероприятия РКП(б) - губернские партконференции. За годы Гражданской войны их состоялось семь: II (июль 1918 г.), III (октябрь 1918 г.), IV (март 1919 г.), V (ноябрь 1919 г.), VI (март 1920 г.), VII (август 1920 г.), VIII (декабрь 1920 г.). Руководитель местных партийных организаций стал ведущей политической фигурой в регионе. В ноябре 1918 г. на IV губернском съезде Советов было решено объединить пост председателя губисполкома и председателя губкома РКП (б). На эту должность избрали B.C. Корнева, с августа 1918 г. председателя Рязанского губисполкома. Он родился в крестьянской семье в Раненбургском уезде, поступил в учительскую семинарию в Рязани, работал сельским учителем. В Первую мировую войну дослужился до чина поручика, имел два боевых ордена. В апреле 1917 г. вступил в РСДРП(б) и активно участвовал в революционных событиях на Румынском фронте. Проявил себя как талантливый и энергичный организатор. Несколько раз ЦК РКП(б) хотел направить его на ответственную работу в другие регионы, но местная парторганизация просила оставить своего руководителя. В декабре 1919 г. B.C. Корнева все же отправляют с ответственным поручением на Украину, затем он получил еще более высокий пост - начальника войск ВОХР. Его преемником на посту секретаря губкома РКП(б) в 1919-1920 гг. стал егорьевский рабочий И.И. Горшков, член партии с 1904 г.

Создание партийных организаций в губернии шло постепенно. К концу мая 1918 г. они существовали в Рязани, Егорьевске, Касимове и Сапожке. Влиятельную силу имели заводские партийные организации в Великодворье и Курлове Касимовского уезда. Существовало несколько крупных и энергичных организаций в сельской местности (Ижевская и Инякинская в Спасском уезде, Александро-Невская Раненбургского уезда). В большинстве населенных пунктов и даже в уездах отсутствовали территориальные партийные организации.

В июне 1918 г. на губернской конференция РКП(б) было всего 14 представителей от Рязани и пяти уездов (Рязанского, Егорьевского, Спасского, Зарайского, Раненбургского). Все они отмечали слабость партийной работы в уездах: «Причиной этому является недостаток людей. Все активные работники, которым удалось все-таки сорганизовать партийные группы, заняты и перегружены работой в советских организациях». Для усиления партийной работы было решено провести уездные конференции, избрать уездные комитеты РКП(б) и выбрать от уездов по одному представителю в губком партии. Постепенно число ячеек и их связи с губернским центром росли.

Например, к лету 1918 г. в Пронском уезде было всего около 30 членов РКП(б). Из них 12 в самом городе, остальные в волостях. 5 июня 1918 г. было объявлено о создании ячейки РКП(б) в Пронске (13 человек). До этого в уезде существовала только фракция большевиков в Совете. В течение лета-осени были оформлены партийные ячейки большевиков в Березовской, Перевлесской, Долматовской, nЧернобаевской, Букринской, Полянской и Суйской волостях. В ноябре был создан уездный комитет РКП(б).

I губернский съезд РКП(б) состоялся 26 июля 1918 г. Он отмечал активизацию партийной жизни: «В каждом уезде имеется уездный или городской комитет партии, а также волостные и сельские группы. Время возникновения их самое разнообразное. Есть организации, возникшие раньше самого губернского комитета, потому и утверждены непосредственно областным комитетом. Но в большинстве случаев организации возникли после демобилизации армии, благодаря возвратившимся с фронта солдатам. Активное участие в создании партийных ячеек принимали члены местных Советов. В южных, более хлебородных уездах - организаций меньше, да и появились позднее. Наоборот, в северных - менее хлебородных уездах - организаций больше и возникли они раньше».

К февралю 1919 г. в Рязанской губернии действовала 181 партийная ячейка, в которых состояло 6 тыс. коммунистов и 1,8 тыс. сочувствующих. Постоянные мобилизации на фронт, направления на работу в другие районы страны, партийные «чистки» приводили к тому, что, несмотря на прием и создание новых ячеек, такая численность сохранялась в течение всей Гражданской войны. К марту 1920 г. в губернии на учете состояло 6 тыс. членов и 700 сочувствующих, в декабре - 4,2 тыс. членов и 1 тыс. сочувствующих.

В основном члены РКП(б) были молодыми как по партийному стажу, так и по возрасту. В наше расчетливое время трудно понять и представить тех людей, которые совершили революцию 1917 г. и создали Советское государство. Это были энтузиасты, которые мечтали о лучшей и справедливой жизни для своей страны и для всего мира. Ради этого они не жалели ни себя, ни других. Биографии деятелей первых лет Советской власти в уже упомянутом Пронском уезде типичны для тех сотен тысяч членов РКП(б), которые во главе с В.И. Лениным на месте России императорской создали Россию советскую. Видными деятелями Советской власти и РКП(б) здесь были Д.Ф. Голованов и А.С. Чебарин. Первый родился в 1881 г. в селе Малинищи Пронского уезда в крестьянской семье. В 1889 г. мальчик приехал в Петербург, где жил его отец. В 13 лет Дмитрий начал работать на фабрике. Позже молодой рабочий участвовал в забастовочном движении, в 1905 г. примкнул к большевикам. Был делегатом на партийной конференции в Терриоках летом 1905 г. В 1906 г. был осужден на семь лет. Потом Д. Ф. Голованов принимает активное участие в новой революции в качестве члена заводского комитета на столичном заводе Леснера. Весной 1918 г. ЦК РКП(б) посылает его в Рязанскую губернию, а губком - в родной Пронский уезд, где сильно влияние левых эсеров. Он стал первым председателем уездного комитета партии.

А.С. Чебарин родился в 1896 г. в селе Перевлес Пронского уезда в семье зажиточного крестьянина. Его отец вел торговлю, избирался уездным земским гласным. Александр закончил 1-ю Рязанскую мужскую гимназию. В 1916 г. стал студентом юридического факультета Московского университета. Во время Февральской революции был членом боевой дружины студентов-социалистов, участвовал в разоружении полиции. В мае 1917 г. вступил в РСДРП(б). Был агитатором и пропагандистом, секретарем комитета РСДРП(б) на заводе Густава Листа, участвовал в создании Красной гвардии и в вооруженном восстании в Москве. В конце 1917 г. направлен в Рязань, организовывал Пронский ВРК и создавал Советскую власть в уезде. На 1 -м уездном съезде Советов был избран членом уездного исполкома и народным комиссаром юстиции и финансов. Некоторое время работал в губернском центре. С осени 1918 г. вновь в Пронском уезде - секретарем уездного комитета РКП(б).

Для усиления партийной работы в деревне уезды делились на районы. Газета ЦК РКП(б) «Правда» так писала в сентябре 1919 г. о работе Тумской районной организации: «Необходимость инструктирования ячеек заставила предпринять ряд поездок по волостям, селам и заводам, где устраивались митинги, собрания и собеседования на темы политического и экономического характера. ...На съезды сельских Советов, когда необходимо было наладить работу, расследовать какие-либо злоупотребления, командировались ответственные партийные сотрудники. Волостными съездами, собраниями и комиссиями выносились и проводились резолюции в коммунистическом духе. По инициативе комитета в районном центре организовано районное агентство по распространению печати. Принимались меры к организации волостных агентств, к устройству изб-читален, библиотек, киосков... Учитывая положение на фронте, комитет принял постановление о мобилизации 50 % всего состава ячеек, что и было с успехом проведено в жизнь. Из всего состава волостных, заводских и сельских ячеек (201 человек) мобилизовано 78 членов и, кроме этого, до 17 членов выделено для работы в продовольственных отрядах».

Помимо руководства работой Советов, главным в работе партийных организаций была агитация и пропаганда. Распространялось огромное количество газет, листовок и брошюр. Проводились митинги, собрания, демонстрации. В качестве пропагандистов и агитаторов выступали крупные партийные деятели. Так, осенью 1919 г. на агитационном поезде в Рязанскую губернию прибыл председатель ВЦИК и кандидат в члены Политбюро ЦК РКП(б) М.И. Калинин.

В условиях Гражданской войны в партийных организациях существовала полувоенная дисциплина. Было введено обязательное военное обучение членов партии. В сентябре 1918 г. стала практиковаться выдача оружия коммунистам для самообороны, с мая 1919 г. создавались части особого назначения. В 1920 г. в губернии существовало 9 коммунистических рот из 2,4 тыс. членов партии и комсомола.

РКП(б) пользовалась большой поддержкой среди значительной части населения. Именно за счет молодежи партия планировала расширять влияние на население. В ноябре 1919 г. в губернии создается Коммунистический союз молодежи, насчитывавший к концу Гражданской войны около 1800 членов.
Важной частью советской политической системы были профсоюзы. В декабре 1918 г. 1-й губернский съезд профсоюзов и фабзавкомов объявил об объединении их в губернскую организацию во главе с губпрофсоветом. К лету 1919 г. в губернии было 35 тыс. членов профсоюзов.

Прочность политических позиций РКП(б) в Рязанской губернии как правящей партии убедительно продемонстрировала «партийная неделя» 13-20 октября 1919 г. Это был решающий момент Гражданской войны. Войска генерала А.И. Деникина взяли Орел и Воронеж, армия генерала Н.Н. Юденича находилась на подступах к Петрограду. Казалось, еще несколько дней и Советская власть будет свергнута. Для пополнения РКП(б) была объявлена неделя записи желающих вступить в партию в упрощенном порядке, без обязательных рекомендаций. В губернском центре в эти дни провели 75 митингов и 155 собеседований. В это время там было 385 членов партии и 215 сочувствующих. Желающих вступить в партию оказалось 1135 человек. Всего по губернии в эти дни в РКП(б) вступило около 3 тыс. человек.

Создание Красной Армии и участие рязанцев в военных событиях Гражданской войны.

Старая армия распадалась, утомленное войной население в 1917 г. мечтало только о мире. В этих условиях создание новых вооруженных сил было сложнейшей задачей.

Вначале военной опорой Советской власти стали поддержавшие революцию солдаты старой армии и созданные из добровольцев отряды Красной гвардии. В Рязанской губернии они были немногочисленны: в Рязани к декабрю 1917 г. насчитывалось около 400 человек, по несколько сотен - в уездах и населенных пунктах.

Но этих немногочисленных, плохо организованных и управляемых сил оказалось вполне достаточно для подавления сопротивления первых антисоветских выступлений. Самым крупным очагом военных действий осенью 1917 - зимой 1918 г. были бои на Дону и в Донбассе с войсками атамана донских казаков A.M. Каледина, который отказывался признать власть Советского правительства. В декабре 1917 г. в Воронеж на «калединский фронт» из числа солдат Рязанского гарнизона был отправлен отряд добровольцев в 1500 человек. Командовал им прапорщик, член партии левых эсеров Г.К. Петров. Эти добровольцы составили ядро Воронежской революционной армии, которая в течение зимы-лета 1918 г. сражалась с отрядами Каледина и Центральной Рады, затем с немецкими и австрийскими войсками и с восставшими против Советской власти донскими казаками. Г.К. Петров стал крупным военным деятелем Красной Армии на юге России. 20 сентября 1918 г. в числе 26 бакинских комиссаров он был расстрелян на территории нынешней Туркмении правыми эсерами и британскими интервентами.

В феврале 1918 г. началось немецкое наступление против Советской России. В Рязани был создан Военно-революционный комитет для организации военных сил губернии. По приказу штаба Московского военного округа ВРК сделал первую после Октября 1917 г. попытку мобилизации в губернии. Но она полностью провалилась: крестьянство, уставшее от Первой мировой войны, не хотело воевать. Так, в Пронском уезде съезд Советов объявил о создании Пронского социалистического полка. В него предполагалось призвать часть солдат, вернувшихся с германского фронта. Но это вызвало недовольство среди населения, приказ был отменен, мобилизованных распустили по домам. Весной, когда была объявлена запись в РККА, в течение месяца на весь уезд нашлось только пять добровольцев, к лету их записалось всего 180 человек.

После заключения Брестского мира весной 1918 г. остатки старой армии были расформированы. Солдаты и офицеры запасных частей и вернувшейся с фронта 35-й пехотной дивизии, расквартированной до 1914 г. в губернии, демобилизованы. Началось создание новой армии, которая получила официальное название «Рабоче-Крестьянская Красная Армия» (РККА). Первоначально местные Советы обладали большой автономией в этой области, действуя исходя из местных условий. В Рязани этим занимались существовавший до весны 1918 г. Совет солдатских депутатов, ВРК, губернская комиссия по организации Красной Армии, губернский военный комиссариат, между которыми не существовало четкого разграничения обязанностей. В самой Рязани организовали из бывших солдат запасных полков и красногвардейцев 1-й, 2-й и 3-й Рязанские революционные полки. В Скопине создавался полк имени III Интернационала. Формировались части и в других уездных центрах. Общая численность войск Красной Армии в губернии составляла к маю 1918 г. около 3 тыс. человек. Все они комплектовалась добровольцами и представляли собой партизанские отряды без четкой организационной структуры. Их личный состав не желал подчиняться приказам сверху. Часто такие отряды выступали не в роли опоры советских органов, а в качестве угрозы для них. Так, в Рязани в апреле революционные полки втянулись в политическое противостояние между ВРК, где преобладали левые эсеры, и губисполкомом, который контролировали большевики.

С середины мая 1918г. создание воинских частей в регионах было взято под контроль центральным Советским правительством. На территории губернии этим занимался военный комиссариат. Это был важный шаг в превращении Красной Армии в регулярную. Первоначально основное внимание уделили созданию сил, предназначенных для защиты от возможного нападения германских войск. В их число входил Рязанский отдел Московского района обороны. На его основе стало формироваться соединение, получившее наименование «1-я Рязанская пехотная дивизия». Ее создание шло медленно. К тому же к маю 1918г. изменилась военно-политическая ситуация. Главной опасностью к этому времени для Советской власти стали действия внутренней контрреволюции на Восточном и Южном фронтах, куда перебросили все наличные силы. Формирующиеся на территории Рязанской и соседних губерний воинские части были объединены во 2-ю стрелковую дивизию и отправлены на Восточный фронт. Рязанские части составили ее 13-й, 14-й и 15-й стрелковые полки. С апреля по июнь 1919 г. эта дивизия воевала в составе Восточного фронта против войск Колчака, осенью-зимой в составе 7-й армии защищала Петроград от Юденича, в 1920 г. в составе Северо-Западного фронта участвовала в советско-польской войне. С осени 1919 г. по август 1920 г. ее начальником был видный деятель РККА Р.В. Лонгва.

Другие формирующиеся в Рязанской губернии части были отправлены в июне 1918 г. на Северный фронт против англо-американских войск и белогвардейцев. Они вошли в состав 18-й стрелковой дивизии, ее начальником являлся И.П. Уборевич. Комиссаром дивизии стал скопинский шахтер И.Ф. Куприянов, бывший заведующий лесным отделом Рязанского губисполком а. Командирами бригад в ней стали: уроженец Рязани И.В. Окаемов, бывший прапорщик, и его земляк А.Т. Бордаковский.

Важным моментом в создании регулярной Красной Армии стало введение в РСФСР всеобщей воинской обязанности Декретом от 29 июля 1918 г. Все военнообязанное население в возрасте от 18 до 40 лет бралось на учет, также вводился учет и мобилизация конного состава. Первая мобилизация в Рязанской губернии в РККА была объявлена 10 сентября 1918 г., призыву подлежали юноши 1898 г. рождения. До декабря 1918 г. прошло 12 различных мобилизаций. Были призваны 5 возрастов 1897-1899 гг. рождения, унтер-офицеры, офицеры и военные чиновники старой армии, всего 53 тыс. человек. В 1919 г. в губернии прошло 49 мобилизаций военнообязанных, давших 55 тыс. новых бойцов. В 1920 г. мобилизовано еще 54 тыс. человек. Всего, не считая призванных по особому распоряжению (партийные мобилизации, призыв бывших офицеров) в Красную Армию были призваны мужчины 22 возрастов - 1879-1901 гг. рождения. Почти еженедельно запасные части, расквартированные в губернии, посылали пополнение на все фронты Гражданской войны.

Одна из сложнейших проблем при создании Красной Армии заключалась в том, что крестьяне неохотно откликались на мобилизацию. Массовое распространение получило дезертирство. Призываемые на службу не являлись в военные комиссариаты. Дезертиры прятались в лесах, создавая отряды так называемых «зеленых», которые не хотели воевать ни за красных, ни за белых. Особенно широкий размах дезертирство приобрело в конце 1919 г. и на протяжении 1920 г. На V губернском съезде Советов в июле 1919 г. признавалось, что на призывные пункты не явилось 38 тыс. человек, т.е. почти две дивизии. Еще 40 тыс. дезертировали в момент отправки на фронт, до 7 тыс. из них задержали заградительные отряды. Около 12 тыс. дезертиров явилось с повинной.

Для борьбы с дезертирством создавались специальные комитеты и в Рязанской губернии. Специальные воинские отряды устраивали облавы. С мая по октябрь 1920 г. на территории губернии было выловлено 41 тыс. дезертиров. Из них 20 тыс. «злостных», т.е. уклонявшихся от военной службы повторно. Выловленных дезертиров посылали на фронт. Наиболее злостных из них посылали в штрафные части, концентрационные лагеря, а в крайнем случае могли даже приговорить к расстрелу. Но эту меру чаще всего назначали «условно», то есть не приводили в исполнение. У дезертиров и их укрывателей конфисковывали домашний скот и хлеб, семьи лишали земельных наделов. За июль 1920 г. были проведены 162 облавы, обследована 31 воинская часть. В итоге было зарегистрировано 7,1 тыс. дезертиров, из них «злостных» - 4 тыс. Ревтрибунал вынес следующие приговоры: условный расстрел - 1, заключение в концентрационный лагерь - 53, направление в штрафные части - 608, условно осужденных - 2649 человек. За укрывательство и попустительство привлечено к ответственности 15 должностных лиц. У дезертиров и их укрывателей за это время было проведено 518 конфискаций, изъято 198 голов крупного рогатого скота, 150 лошадей, 6 свиней , 40 овец, 4 домашние птицы, 4 пуда хлеба. 6 семей дезертиров и укрывателей лишили земельных наделов. Для борьбы с дезертирством применялись не только меры принуждения, но и убеждения. Среди крестьян велась агитация о необходимости служить в РККА. В июне 1919 г. - мае и декабре 1920 г. были объявлены по всей стране недели добровольной явки дезертиров на службу. В ходе последней из них явилось 3,5 тыс. человек. Семьи красноармейцев получали денежное и материальное пособие, их в первую очередь обеспечивали инвентарем, деньгами и семенами.

Одним из действенных средств укрепления боеспособности войск был призыв на военную службу коммунистов. Один из руководителей РККА, уроженец Сапожка С.И. Гусев писал: «Мы знаем по опыту, что если в части меньше 6% коммунистов, то часть оказывалась совершенно небоеспособной. В пределах между 6 и 12% она оказывалась более или менее боеспособной, но не вполне устойчивой. И только тогда, когда процент превышал 12, мы видели, что части становятся вполне боеспособными и устойчивыми». Поэтому в самые критические моменты Гражданской войны объявлялись специальные партийные мобилизации. В сентябре 1918 г. проведена 25% мобилизация членов партии в Красную Армию. В апреле 1919 г. 50% партийной организации губернии - 1812 человек - было мобилизовано на Восточный фронт. В июле объявлена 30% мобилизация коммунистов на Южный фронт, туда отправилось 393 человека. Осенью, когда фронт подходил к территории губернии, 25% коммунистов мобилизовали для создания Рязанской дивизии. Всего на протяжении одного года 2893 члена РКП(б) ушли на фронт. Проводились и профсоюзные мобилизации, которые дали до 2 тыс. человек. В мае 1920 г. прошла 10-процентная партийная мобилизация на Польский фронт, которая дала около 300 человек, за ними - еще несколько партийных мобилизаций, всего они дали около 1 тыс. человек. Была проведена 5-процентная мобилизация комсомольцев, а также профсоюзная мобилизация. Такие партийные мобилизации одновременно являлись средством чистки партии от тех, кто вступил в нее не ради идей, а ради карьеры и личной выгоды.

Иногда из членов партии создавались отдельные боевые части. Так, из мобилизованных весной 1919 г. на Восточный фронт сформировали Рязанский коммунистический полк. Его ядро составил батальон из 400 рязанцев, к которым добавили ряд частей, сформированных в Поволжье. Судьба полка ярко показывает атмосферу Гражданской войны. Он сражался на том направлении, где противником Красной Армии были уральские казаки. 11 мая 1919 г. полк, состоявший из 900 бойцов, двинулся по степям на помощь окруженному казаками г. Уральску. В степной местности казачья конница имела преимущество в маневренности над пехотой красных. 1 июня Рязанский коммунистический полк был окружен противником. Часть его смогла вырваться из окружения, но большинство бойцов погибли или попали в плен. После боя казачьи офицеры приказали расстрелять каждого второго из 350 пленных, если не будут выданы все коммунисты. Комиссар полка Николай Чуваев добровольно вышел из строя и призвал товарищей последовать его примеру, чтобы сохранить жизни остальным бойцам. Он и 82 других коммуниста были расстреляны на берегу реки Сухой Иргиз.

Большие трудности возникали с комплектованием Красной Армии командными кадрами. Первоначальное ядро командиров Красной Армии образовали талантливые самородки, выдвинувшиеся в боях. Основную часть их составляли солдаты и младшие офицеры старой армии. Они обладали способностями, были преданы идеям революции, но им не хватало военных знаний и подготовки, поэтому на командные должности привлекались генералы и офицеры старой армии. Вначале это делалось в индивидуальном порядке. Первая мобилизация бывших офицеров в Рязани произошла 29 июля 1918 г. Тогда в городе проживало около 1700 бывших офицеров, в том числе 260 уже служили в Красной Армии, более 1 тысячи работало в государственных, общественных и частных учреждениях, 400 вообще не имели определенных занятий. Всего за 1918-1920 гг. на территории Рязанской губернии в РККА было мобилизовано более 3,2 тыс. бывших офицеров царской армии.

Военные специалисты сыграли важную роль в повышении боеспособности РККА. Так, капитан Генерального штаба, уроженец Рязани, С.А. Пугачев в качестве начальника оперативного отдела штаба армии и фронта сыграл крупную роль в решающих победах на Восточном и Южном фронтах. В конце войны он стал командующим армией. Командующим фронтом в 1918 г. был генерал-майор П.П. Сытин, уроженец Скопина.

Но партийное руководство, подчас небезосновательно, подозревало бывших офицеров царской армии в симпатиях к противнику - «белым армиям», поэтому в Красной Армии стали открывать военно-учебные заведения - командные курсы. Их выпускники должны были соединить преданность идеям революции с профессиональной военной подготовкой. На курсы зачисляли представителей рабочей и крестьянской молодежи, прежде всего членов партии и комсомола. В годы Гражданской войны на территории Рязанской губернии существовало три военно-учебных заведения РККА. В ноябре 1918 г. Были созданы Рязанские пехотные курсы (с июня 1920 г. назывались 30-е советские пехотные курсы). Всего за годы войны они подготовили более 500 красных командиров. Весной 1919 г. открылись Рязанские кавалерийские командные курсы. Они размещались в бывшем поместье П.П. фон Дервиза в селе Старожилово Пронского уезда. Среди курсантов был Г. К. Жуков, ставший в будущем выдающимся советским полководцем. В Егорьевске с весны 1918 г. размещалась авиашкола.

В наиболее опасные моменты войны красное командование посылало курсантов на фронт, считая их самым надежным в политическом и подготовленным в военном отношении резервом. Весной 1919 г. был отправлен на Южный фронт батальон Рязанских пехотных курсов, другой батальон послали на Южный фронт в августе 1920 г. В августе-октябре 1920 г. эскадроны курсантов Рязанских кавалерийских курсов направили в составе Московской бригады курсантов на Южный фронт.

Территория самой Рязанской губернии не стала районом массовых военных действий в годы Гражданской войны. На протяжении 1918-1920 гг. попытки противоборства приводили только к коротким военным столкновениям, перевес сил в которых был на стороне Советской власти. Основная часть стычек пришлась на 1918 г. В январе это было связано с созывом Учредительного собрания. В мае произошло восстание в Сапожковском уезде «на почве недостатка хлеба». Самое мощное проявление антисоветских настроений пришлось на осень 1918 г., когда основная часть уездов губернии была охвачена вооруженным восстанием. Первая вспышка недовольства произошла в Михайловском уезде 5 ноября. Затем восстание перекинулось на Пронский, Сапожковский, Ряжский, Касимовский, Зарайский, Рязанский, Михайловской, Спасский уезды. Главной причиной выступления стало проведение мобилизации в армию, нехватка продуктов и продовольственная политика власти. Рязанский губисполком докладывал в центр: «...поводы к восстанию - мобилизация людей, лошадей, реквизиции скота, хлебная монополия, отделение церкви от государства, неудовлетворительность работы волостных и сельских Советов и зачастую ответственных работников»1. С 5 по 7 ноября в руках восставших был Касимов. Стихийный протест крестьян пытались организовать и возглавить находившиеся в подполье правые и левые эсеры. Активную роль в выступлении играли духовенство и живущие в уезде бывшие офицеры старой армии. Наиболее активным руководителем выступления в Пронском уезде стал бывший штабс-капитан Слюз, выходец из местных мелкопоместных дворян. Лозунгами восставших были: «Долой комитеты бедноты», «Долой Советскую власть», «Да здравствует Учредительное собрание». Они стремились перерезать железнодорожные пути, идущие по территории губернии.

Крупные вооруженные столкновения произошли в районе станции Хрущево, которая была на короткий срок захвачена восставшими, а также в Старожилово и Чемодановке. В Касимовском уезде в ходе восстания погибло 16 советских и партийных активистов. Выступление было плохо организовано, отряды повстанцев вооружены чем попало, в основном охотничьими ружьями и винтовками, отнятыми у железнодорожной охраны. Основная масса участников выступления, выплеснув свой гнев, разошлась по домам.

Восстание застало врасплох местные советские и партийные власти, которые только что отметили первую годовщину Октябрьской революции и не ожидали активных антисоветских выступлений. Многие советские служащие были ненадежны и сочувствовали восставшим. Так, начальник Пронской уездной милиции Зеленов, бывший левый эсер, при известиях о мятеже дезертировал. Для борьбы с восставшими в губернии и уездах возникли чрезвычайные органы - Военно-революционные комитеты (ВРК), 6 ноября было объявлено военное положение. Все коммунисты встали под ружье и переводились на казарменное положение. К 9 ноября основные очаги восстания были ликвидированы. К 18 ноября спокойствие в губернии окончательно восстановлено, снято военное положение и упразднены ВРК. В ходе подавления восстания только по Касимовскому уезду расстреляно до 150 человек «буржуазии и кулаков». Эти суровые меры вызвали ужас у одной части населения, одобрение и поддержку у другой. Так, на общем собрании жителей Каринской волости Зарайского уезда, 11 ноября 1918 г. принята резолюция: «Приветствуем внутренний способ борьбы с буржуазией, красный массовый террор, зная, что этим мы у господ помещиков и фабрикантов выбьем из головы мысль опять господствовать над нами».

В январе 1919 г. Ч К провела массовые аресты эсеров и бывших офицеров, которые готовили вооруженное выступление. Это была последняя крупная попытка организованного сопротивления против Советской власти на территории губернии. Хотя социальная база для недовольства оставалась и нашла свое проявление в действии «зеленых», основу которых составляли дезертиры. Самым известным их предводителем был Афанасьев-Огольцов. С 1919 г. он прятался от призыва в Красную Армию, весной 1920 г. создал крупный отряд, доходивший до 150 человек, который действовал на территории Ряжского и Сапожковского уездов. Огольцов нападал даже на такие крупные населенные пункты, как Ухолово и Кораблино. Против него были брошены значительные военные силы, но каждый раз атаман ускользал и быстро вновь собирал сторонников. Только в июле, когда Огольцов погиб в перестрелке, власти смогли взять ситуацию под контроль.

Сами же военные действия между Красной Армией и белыми приблизились к территории губернии только один раз - в августе-октябре 1919 г. В это время на юге страны шли сражения, которые решали исход Гражданской войны. Борьбу с Красной Армией вели «Вооруженные силы Юга России» под командованием генерала А.И. Деникина. Кавалерийский корпус донских казаков под командованием генерала К.К. Мамонтова, лучшего кавалерийского командира «белых», двинулся на север, совершая рейд по тылам Южного фронта Красной Армии. Часть его численностью до полутора тысяч сабель двигалась по маршруту Раненбург - Данков - Лебедянь. 27 августа на несколько часов был захвачен Раненбург. Передовые отряды казаков подошли к Ряжску, имеющему железнодорожный узел стратегического значения. Дальнейшее продвижение войск К.К. Мамонтова на север могло превратить Рязанскую губернию в район ожесточенных боевых действий.

В отличие от соседних областей, советские и партийные органы Рязанщины смогли быстро организовать отпор врагу. 23 августа губерния объявлена на военном положении, созданы губернский и уездные ВРК. Из тыловых частей сформирована, доходившая до 8 тыс. бойцов, группа войск под командованием начальника Рязанских пехотных курсов И.Ф. Ораевского. В южных уездах создавались отряды из членов партии и комсомольцев. Бои велись на территории двух уездов - Раненбургского и Данковского. Отдельные стычки с казачьими разъездами происходили в Ряжском, Скопинском и Михайловском уездах. Встретив организованное сопротивление, корпус К.К. Мамонтова повернул на юг, чтобы прорваться на соединение с основными силами своих войск.

В октябре 1919 г. на север быстро продвигались уже основные войска Деникина, целью наступления была Москва. Рязанская губерния стала ближайшим тылом Южного фронта. На ее территории строились три линии окопов с колючей проволокой. Поскольку у командования РККА не было в этот момент организованных резервов, губернские власти, используя местные ресурсы, начали 2 октября срочно формировать Рязанскую дивизию. Первую бригаду - из частей 9-го стрелкового запасного полка. Вторую предполагалось создать из разного рода тыловых и вспомогательных частей, вплоть до караульных батальонов, продотрядов, батальона по борьбе с дезертирством и штрафной роты. Численность ее войск составила около 9 тыс. бойцов при восьми орудиях. Начальником дивизии стал председатель Рязанского губисполкома и губкома РКП(б) B.C. Корнев. Из коммунистов и комсомольцев создали партизанские отряды численностью до 1 тыс.человек. В это время осложнилась ситуация на подступах к Петрограду. Туда 3 ноября началась переброска 1-й бригады Рязанской дивизии, численностью до 6 тыс. бойцов. 7 ноября 2-ю бригаду и отдельный Рязанский батальон отправили на Южный фронт. В сражении произошел перелом, войска Деникина начали отступление. 24 ноября военное положение на территории губернии было отменено.

Третий раз военное положение на территории Рязанской губернии объявлено 8 мая 1920 г. в связи с началом войны с Польшей. Действовало оно вплоть до 12 ноября.

В рядах Красной Армии жители Рязанской губернии сражались на всех фронтах Гражданской войны. Многие из них стали крупными военными деятелями. Так, уроженец Сапожковского уезда, бывший земский учитель и подпоручик царской армии М.Д. Великанов за год прошел в Красной Армии путь от командира батальона до начальника стрелковой дивизии. В 27 лет руководил группировкой, действия которой решили политическую судьбу Закавказья. Его военные заслуги оценены тремя орденами Красного Знамени. Другой уроженец этого же уезда, бывший подпоручик старой армии М.В. Волосатов в 26 лет стал командиром кавалерийской бригады и кавалером двух орденов Красного Знамени. Плотник из Касимовского уезда П.Е. Щетинкин в царской армии стал полным Георгиевским кавалером, начав службу солдатом, в 1917 г. был уже штабс-капитаном. В годы Гражданской войны оказался в Сибири и стал одним из самых знаменитых партизанских командиров.

Уроженцы и жители Рязанской губернии сражались и в составе белых армий. Для одних из них, прежде всего представителей имущих классов, это был сознательный выбор. Другие попали в их ряды, подхваченные вихрем бурных политических событий. Примером трагической судьбы тех, кто сражался на стороне противников Советской власти, может быть жизнь уроженца Касимовского уезда, полковника К.И. Рябцева. В качестве командующего Московским военным округом он руководил силами контрреволюции в ходе Октябрьского вооруженного восстания 1917 г. в Москве. После этого провел несколько недель в советской тюрьме, но был выпущен и перебрался на юг - в Харьков. Здесь участник русско-японской и Первой мировой войн, выпускник Академии Генерального штаба, увлекся идеями Л.Н. Толстого о непротивлении злу насилием и не вступил в ряды белой армии. Его арестовали вступившие в город в июне 1919 г. части Добровольческой армии. Рябцева обвинили в пассивности во время борьбы с большевиками в октябре 1917 г. По официальной версии он был «убит при попытке к бегству», хотя, скорее всего, расстрелян без суда. Умер в эмиграции при загадочных обстоятельствах уроженец Зарайского уезда В.Г. Орлов, один из самых известных белых контрразведчиков.

Политика «военного коммунизма» в Рязанской губернии.

Гражданская война потребовала огромного напряжения всех сил уже разоренной Первой мировой войной страны. Политика чрезвычайных мер экономического и политического характера, провидимая Советской властью в годы Гражданской войны, получила название «военный коммунизм».

Вплоть до осени 1918 г. основная часть промышленных предприятий в регионе оставалась в руках частных владельцев, но на них вводился рабочий контроль. В условиях разрухи и войны началась национализация всей крупной, средней и даже мелкой промышленности. В Рязанской губернии, прежде всего, полностью национализировали угольную и текстильную промышленность. Затем этот процесс стал распространяться на остальные предприятия. В октябре 1918 г. национализированы все ватные фабрики и заводы Спас-Клепиковского района, в декабре - стекольные заводы, в 1919 г. - текстильные предприятия и заводы сельскохозяйственных машин и орудий. В декабре 1920 г. прошла национализация кожевенных заводов, спичечных фабрик, мельниц и крахмально-паточной промышленности. Все эти предприятия теперь работали по предписаниям центральных и местных советских властей. К их управлению привлекали представителей профсоюзов и бывших владельцев. Так, в объединенное Спас-Клепиковское заводоуправление входило семь человек, по одному от губсовнархоза и райсовета, два - от профсоюза, два - от служащих и один - от фабрикантов. В губернии были национализированы все крупные здания. Буржуазия обложена денежной контрибуцией. В условиях войны и недостатка сырья значительная часть промышленных предприятий к 1920 г. прекратила работу. С марта 1919г., когда закончились запасы хлопка, было законсервировано крупнейшее и старейшее текстильное предприятие губернии - Егорьевская бумагопрядильная фабрика, ранее принадлежавшая Хлудовым. Действовали лишь те фабрики и заводы, которые работали на военные нужды. Их насчитывалось около 150 с 14 тыс. рабочих.

Самыми тяжелыми экономическими и политическими проблемами, которые решали губернские власти в 1918-1920 гг., были транспортный, топливный и продовольственный вопросы. Нужно было обеспечить элементарное выживание населения. К тому же в Рязанской губернии, как и по всей стране, свирепствовали болезни. Самыми страшными были эпидемии - испанки (разновидность гриппа) и брюшного тифа, которые унесли больше жизней, чем военные действия, белый и красный террор вместе взятые.

За годы Первой мировой и Гражданской войн основной вид транспорта - железнодорожный - пришел в полный упадок. Но на протяжении Гражданской войны стратегические дороги, проходящие по территории Рязанской губернии, Москва - Рязань - Воронеж, Москва - Рязань - Камышин, Москва - Рязань - Царицын, Калуга - Ряжск - Пенза, Орел - Ряжск обеспечивали перевозку войск и грузов. Осенью 1918 г. вышел декрет о мобилизации населения на расчистку снежных заносов на железнодорожных путях, который распространялся на мужчин в возрасте от 18 до 45 лет, обязанных явиться по приказу властей с подводами и лопатами.

Огромной проблемой, поставившей вопрос о физическом выживании людей, стал топливный кризис. Топлива не хватало по всей стране. Страдала от этого и Рязанская губерния. На протяжении всей войны под контролем Советской власти был только один район угледобычи - Подмосковный. Стратегическое значение имели Побединские рудники Скопинского уезда, снабжавшие углем военную промышленность. Они были объявлены на военном положении и добыли в 1919 г. 140 тыс. тонн, в 1920 г. - 175 тыс. тонн угля. Рязанская губерния покрывала свои нужды, а также снабжала столицу дровами и торфом. Для заготовки этого топлива проводились трудовые мобилизации населения. За один 1919 г. из региона вывезли в столицу 27 тыс. куб. саженей дров, добыли 1372 тыс. пудов сухого торфа. Огромные усилия позволили минимально удовлетворить потребность в тепле. Как и по всей стране, жилые дома, школы, больницы, предприятия, казармы, учреждения в зимнее время постоянно страдали от холода.

Но самым сложным вопросом был продовольственный. Война и разруха сделали практически все пищевые и промышленные товары предметом дефицита. Это сопровождалось стремительным ростом денежной эмиссии и обесценением рубля. К 1921 г. по сравнению с 1913 г. рубль обесценился в муке в 300 тыс. раз, в сливочном масле - в 220 тыс., в мясе - в 150 тыс., в картофеле - в 80-90 тыс.

Для поддержания существования населения во время Первой мировой войны во всех воюющих странах товары разделили на «нормированные», которые распределялись по карточкам, и ненормированные. Первоначально в советской России частная торговля сохранялась, но подвергалась более жестким формам государственного контроля и регулирования, чем в дореволюционный период. Первоначально ведущей формой заготовки хлеба Советским государством был товарообмен: закупки зерна у крестьян в обмен на промышленные товары через потребительскую кооперацию. С урожая 1918 г. в Рязанской губернии было заготовлено более 3 тыс. нудов продовольственного и фуражного зерна.

К середине 1918 г. основные производящие хлебные районы страны оказались под контролем антисоветских правительств. В центральных губерниях России, которые до революции ввозили зерно, возникла угроза голода. К августу положение с хлебом в Рязани стало катастрофическим. Его в городе не было совсем, запасов овса не хватало для выдачи по карточкам и по 50 грамм на человека. Поэтому советское государство для борьбы с голодом в мае 1918 г. провозгласило продовольственную диктатуру. Это означало централизацию заготовки и распределение хлеба в руках Наркомпрода, неуклонное проведение в жизнь хлебной монополии государства, введенной еще в марте 1917 года, беспощадную борьбу со спекуляцией.

Закономерным шагом по осуществлению продовольственной диктатуры стали жесткие меры по ограничению частной торговли. В октябре 1918 г. губернский СНХ объявил о национализации всех торговых предприятий, кроме потребительских кооперативов, «в целях равномерного распределения между населением Рязанской губернии товаров и решительной борьбы со спекулятивным повышением цен на территории губернии». Государство и потребительская кооперация, которая стала в это время распределительным органом Наркомпрода, должны были снабдить неземледельческое население всем необходимым из имеющихся в их распоряжении скудных запасов по твердым ценам.

Но строжайшие запреты не привели к исчезновению «черного рынка», то есть нелегальной торговли. Процветало «мешочничество» - провоз продовольствия частными лицами. Тысячи людей ехали в южные и восточные районы, где продовольственное положение было лучше, и везли оттуда продукты. Первоначально «мешочничество» было вообще запрещено властями. Затем принято решение, что один человек мог везти с собой не больше 20 фунтов продовольствия, в том числе не свыше 10 фунтов печеного хлеба, 2 фунтов масла, 5 фунтов мяса. Все продукты сверх этой нормы подвергались конфискации. Несмотря на заградительные отряды, «мешочники» обеспечивали половину потребностей населения в продовольствии. В среднем по стране городские жители по карточкам и по твердой цене получали около 1/3 необходимого продовольствия (в том числе до 50% хлеба, около 20% муки и 3-8% картофеля). Остальное продовольствие горожанами приобреталось на «вольном рынке». Несмотря на все старания властей, продразверстка не могла полностью изъять у крестьян все излишки продуктов. Это обеспечивало крестьянину, впервые за всю историю России, возможность лучшего питания по сравнению с горожанином, и часть продуктов поставлять на «черный» рынок.

Ту часть продовольствия, которую распределяло государство, оно должно было получить у деревни. Это становится не только сложной экономической, но и взрывоопасной социальной и политической проблемой. Аграрные преобразования сделали мелкое крестьянское хозяйство главным производителем сельскохозяйственной продукции в Рязанской губернии. Помещичьи имения были ликвидированы. «Кулацкие» хозяйства за время «военного коммунизма» стали сильно ограничены, особенно в период существования комбедов летом-осенью 1918 г. Экономическим идеалом для большевиков являлось крупное высокопроизводительное аграрное производство, основанное на применении новейших технологий, поэтому государственные и партийные органы поддерживали объединения крестьян в коллективные хозяйства-артели и коммуны. Их на территории Рязанской губернии было к 1919 г. около 90 с 10,5 тыс. членов и с 6,5 тыс. десятин земли. Больше половины их участников приходилось на Касимовский, Егорьевский, Зарайский уезды, в Скопинском и Данковском уездах их не было вообще. Существовали в губернии и государственные сельскохозяйственные предприятия - совхозы. Их было в 1919 г. 154 с 28 тыс. десятин земли. Они рассматривались как центры снабжения города продовольствием и передовых методов ведения производства (опытные поля, садовые питомники, прокатные пункты, племенной скот). По количеству и размерам совхозов выделялись Скопинский, Михайловский, Зарайский, Касимовский уезды. Но в совокупности коллективные хозяйства и совхозы имели всего 34 тыс. десятин - 1,2% от всех земельных угодий губернии. Остальные 2,867 тыс. дес. находились в пользовании крестьян-единоличников. Самым многочисленным слоем среди них был середняк. По данным выборочной сельскохозяйственной переписи 1919 г. 75% крестьянских хозяйств в губернии имели посевы размером в 1-4 десятины.

Вставала сложнейшая экономическая и политическая проблема - как получить хлеб у мелкого крестьянского хозяйства в условиях отсутствия промышленных товаров и распада финансовой системы. Чтобы сохранить существующий до 1917 г. продовольственный баланс страны, надо было увеличить объемы производства и товарность вдвое, что являлось в те годы неразрешимой задачей.

Аграрный переворот 1917-1918 гг. и уравнительное перераспределение угодий увеличили масштабы общинного землепользования. Традиционная крестьянская община, столетиями находившаяся под гнетом государства и крупных частных землевладельцев, после 1917 г. стала свободно распоряжаться землей. Она обеспечивала распределение и перераспределение земли, решала вопрос о проведении землеустройства, о системе севооборота, распоряжалась угодьями общего пользования, принимала новых членов, давала разрешение на выход из общества. После октября 1917 г. в русской деревне наступило царство патриархального крестьянского демократизма.

Но те проблемы, которые существовали при общинном землевладении до 1917 г., не исчезли. Развитие крестьянского хозяйства сдерживалось сохранением пороков общинного землепользования (дальноземелье, чересполосица, узкополосица, принудительный севооборот, частые переделы земли). Лоскутность крестьянских наделов даже увеличилась. Запутанность и неустойчивость землепользования, унаследованное от дореволюционного времени, приобрела еще большую неопределенность в результате распределения конфискованной земли. К уже существующим кускам добавились новые, из распределительного фонда. Необходимо было проводить землеустройство. Местные советские власти проводили с конца 1918 г. землеустроительные работы, которые охватили около 10% сельскохозяйственных угодий губернии. Оно осуществлялось, как правило, между волостями и очень редко между селениями и внутри них. Стихийно пытались проводить землеустройство и сами крестьяне. В 1918-1920 гг. проявилась тенденция к организации выселок и небольших поселков - «пятидворок» на отдаленных общинных землях. Но в условиях войны и разрухи землеустроительные работы не могли решить всех проблем.

За годы войны понизился и без того низкий технический уровень сельского хозяйства. Изнашивался и ломался инвентарь, не хватало семян. Не хватало даже элементарных орудий. По официальным данным в Рязанской губернии потребность на сезон 1919 г. в пахотных орудиях (плуги, бороны, пропашники) исчислялась в 30 тыс. штук, в уборочных (сенокосилки, жатки, конные грабли) - 1,6тыс., в мелком инвентаре (косы, серпы) 230тыс. Организация государственных прокатных пунктов, где крестьяне за небольшую плату, беднейшее население и семьи красноармейцев бесплатно получали во временное пользование сельхозорудия, не могла изменить ситуацию.

Сокращались размеры посевных площадей. Посевные площади на одно хозяйство в Рязанской губернии сократились с 3,1 дес. в 1917 г. до 2,2 дес. в 1920 г. С поправкой на то, что население скрывало от учета подлинные размеры посевов. Власти предпринимали чрезвычайные усилия. В марте 1919 г. был создан губернский комитет посевной площади, имеющий чрезвычайные полномочия. Его усилия позволили весной засеять на 280 тыс. десятин больше, чем В 1918 г. Но никакие административные меры не могли изменить общую экономическую тенденцию. К 1920 г. посевные площади в губернии сократились по сравнению с 1916 г. почти на одну треть - с 1460 до 1050 тыс. десятин. Средний урожай упал с 57 до 27 пудов.
Постоянные трудовые мобилизации - на заготовку дров, ремонт дорог и мостов, рытье окопов, поставка подвод - отвлекали крестьян от земли.

В целом в крестьянском хозяйстве преобладало стремление к натурализации, наметившейся еще в годы Первой мировой войны. Эта тенденция была заметна на примере структуры посевных площадей. Прежде всего, сокращались посевы технических культур при увеличении чисто продовольственных. Крестьяне меняли и структуру посевов зерновых культур. Площадь под озимыми, которые давали большую урожайность при меньших площадях, увеличивали, под яровыми - сокращали. Уменьшали посевы тех культур, которые требовалось сдавать государству, и увеличивали засевы тех, которые шли для внутрихозяйственного пользования, прежде всего проса и гречихи.

Росли посевы картофеля, который выращивали, прежде всего, на приусадебном участке, так как огород не облагался продразверсткой.

Стремительно падал уровень животноводства. В два раза сократилось - с 400 тыс. в 1916 г. до 200 тыс. в 1920 г. поголовье лошадей, без которых было невозможно нормальное ведение крестьянского хозяйства. Помимо нехватки кормов, этому способствовала мобилизация лошадей и подвод, которая проводилась с 1914 г. на протяжении 6 лет ежегодно. Крестьянские лошади и подводы постоянно подвергались мобилизации на заготовку топлива. Только в декабре 1919 г. в губернии было собрано 18 тыс. подвод, которые вывезли 28 тыс. куб. саженей дров и 10 тыс. пудов торфа. Практически исчезло свиноводство, требующее много кормов и подлежащее сдаче для нужд армии. В два раза по сравнению с 1917 г. сократилось поголовье овец. Стабильным оставалось только поголовье коров - главной кормилицы крестьянской семьи. В 1918-1920 гг. 13-14 коров приходилось на 100 человек. Выросло только поголовье коз, неприхотливых в содержании и не попадающих под введенные в марте 1920 г. обязательные поставки скота.

Выход государство нашло в чрезвычайной системе заготовки продовольствия, о необходимости которой говорил последний министр сельского хозяйства Российской империи А.А. Риттих накануне Февральской революции. 11 января 1919 г. в Советской России вводилась продовольственная разверстка (продразверстка), которая стала одной из важнейших мер «военного коммунизма. Кроме зерна, необходимого для личного потребления и посева, все остальные запасы крестьяне должны были сдать государству по твердым ценам. Объемы сдачи определялись в столице на основе данных об урожайности и размеров посевов в каждой губернии. При этом исходили не из возможности крестьянского хозяйства, а из потребностей государства.

В губернии производилась разверстка необходимого для сдачи хлеба между уездами, в уездах - между волостями, в волостях - между селениями, в них - между отдельными крестьянами. Рязанская губерния до 1917 г. относились к числу «потребляющих», т. е. ввозящих зерно. В годы Гражданской войны, поскольку основные районы производства товарного хлеба оказались под контролем антисоветских правительств, губерния была признана не только «самокормящейся», но и производящей. Крестьянским хозяйствам региона приходилось удовлетворять и свои потребности, и потребности местного городского населения, и потребности всей армии и промышленности в продовольствии. Рязанская губерния стала главным источником снабжения одновременно и Москвы, и войск Южного фронта.

Продразверстка означала принудительное отчуждение части продукции. При этом государство не имело возможности дать крестьянам промышленные товары в обмен на поставки продовольствия. Фактически крестьяне сдавали продукты без вознаграждения, так как бумажные деньги были полностью обесценены. Осуществлялась продразверстка по классовому признаку: «с богатых крестьян - много, средних - умеренно, с бедняка - минимально или ничего». Советские и партийные органы считали, что такого принципа должны были придерживаться сельсоветы, проводя в жизнь правительственную политику. Но чаще всего сельсовет ограничивался доведением требования властей до общинного схода, который был реальной властью в каждом сельском населенном пункте. На нем крестьяне всячески пытались уклониться от выполнения разверстки, сократить объемы, а если собирать, то по принципу, существующему веками - подушной раскладкой. Отсюда возникали постоянные столкновения между властью и крестьянством, доходящие и до вооруженных конфликтов. Уполномоченные по продовольствию отправлялись в сельскую местность в сопровождении военизированных продовольственных отрядов (продотрядов). Они уговаривали, призывали, агитировали крестьян, иногда доставляли промышленные товары, часто применяли и насилие. С июля 1919 г. в Рязанской губернии созданием продотрядов ведало военно-продовольственное бюро губпрофсовета. Было сформировано из рабочих Рязани и других городов 20 продовольственных и 3 фуражных отряда общей численностью 800 человек. Они действовали в уездах, имеющих излишки продовольствия, Раненбургском, Данковском, Сапожковском, Пронском, Зарайском и Михайловским. К марту 1920 г. ими было заготовлено 1557 тыс. пудов хлебных продуктов, 790 тыс. пудов картофеля, 35 тыс. голов скота.

Продразверстка осуществлялась на протяжении трех сезонов. Вначале ее распространили только на хлеб и зернофураж. В кампанию 1919-1920 гг. - на мясо и картофель. К концу 1920 г. она охватила все сельскохозяйственные продукты. Общие размеры продразверстки приблизительно соответствовали товарной части сельскохозяйственной продукции. Так, в 1916-1917 гг. закупки по стране составляли 14,5% общего производства, разверстка 1920-1921 гг. - 17 %. Но в условиях кризиса и натурализации хозяйства это оказалось неразрешимой задачей. Несмотря на все усилия властей, нормы продразверстки никогда не выполнялись полностью ни в одной губернии. В первый сезон ее проведения Рязанская губерния оказалась на первом месте в стране по выполнению заданий - на 61,5% (в целом по стране 41,5 %) - 3,1 млн. пудов поступило в распоряжение государства. За 1919-1920 гг. в губернии заготовили 3723 тыс. пудов хлеба. Кроме этого, в 1919 г. для нужд армии было поставлено 25% скота губернии. В декабре 1919 г. пришел срочный приказ отправить 800 вагонов картофеля (800 тыс. пудов) в Москву для спасения от голода рабочих. Всего из урожая 1919 г. было заготовлено 2 млн. пудов картофеля. В 1920-1921 гг. - 2568 тыс. пудов хлеба.

Помимо продразверстки и мобилизаций в армию, крестьянство Рязанской губернии выполняло натуральные повинности: трудовую, гужевую, военно-конскую, постойную. В 1920-1921 гг. в среднем по стране на одно крестьянское хозяйство приходилось 31 день работы с лошадью и 43 без лошади по выполнению государственных и местных повинностей. Все это вызвало огромное напряжение сил и поставило губернию на грань голода. В декабре 1919г. по инициативе местных властей было введено бесплатное детское питание в Рязани, Егорьевске, Зарайске, Побединских рудниках и на торфяных разработках. В 1920 г. Рязанская губерния уже не могла снабдить себя продовольствием. На весенний сев не хватало семян. Еще более осложнили ситуацию природные условия: весна и лето 1920 г. были очень жаркими и засушливыми. Рязанская губерния входила в число наиболее пострадавших от засухи регионов. Для удовлетворения местных нужд продовольственные органы имели только 30% необходимых ресурсов, центральные власти поставили в губернию еще 20 %. Для того чтобы накормить население, нормы выдачи сократили на 25%. Цены на ржаную муку на рязанских рынках стали выше, чем в Москве. В 1914 г. они составляли 81% от московских, летом 1917 г. - 85 %, осенью 1919 г. - 58 %, в апреле 1920 г. - 89%, в январе 1921 г. - 120%6. Бремя политики «военного коммунизма» становилось непосильной ношей для региона.

История Рязанского края. 1778-2007.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама