Социально-экономическое развитие Рязанской губернии в дореформенную эпоху

Версия для печатиВерсия для печати

Население губернии.

В 1796 г. численность населения Рязанской губернии составляла 895 тыс. человек, 1812 г. - более 1 млн., 1833 г. - 1,2 млн., к 1858 г. - 1,4 млн. человек. Она занимала 18 место в Российской империи по этому показателю. Число жителей в каждом уезде колебалось от 90 до 120 тыс. Самым населенным был Рязанский уезд, а самым малолюдным были Пронский и Данковский уезды. Население губернии размещалось в 3367 населенных пунктах. Среди них было 12 городов, 43 слободы, 777 села, 2475 селец и деревень, 60 хуторов, поселков и прочих мелких населенных пунктов.

Рязанская губерния отличалась высокой плотностью населения. Поэтому показателю она занимала седьмое место в Российской империи. Средний показатель для губернии составлял в 1858 г. 37,7 человек на кв. версту. На каждые 10,5 квадратные версты приходился один населенный пункт с 417 жителями обоего пола. Это была достаточно высокая цифра и для зарубежной Европы. Она соответствовала плотности населения в Ольденбурге (Германия) и превышала показатели Испании и Португалии. Размещалось население по территории губернии неравномерно. Равномернее оно распределялось в безлесных западных районах. Самая высокая плотность была в Скопинском и Зарайском уездах. В степных уездах (Данковский, Раненбургский, Скопинский) большая часть населения была сосредоточена в небольшом числе крупных сел, в которых проживало, в среднем, больше 500 жителей. Восточные же уезды были заселены менее равномерно. Самая низкая средняя плотность населения была в уездах Мещерской стороны (Касимовском и Егорьевском). Там 7, населенных пунктов (761 из 1275) представляли собой маленькие деревушки, имеющие меньше 25 дворов и не больше 100 жителей. Но поскольку обширные леса и болота мешали освоению многих территорий, в этих уездах встречались густонаселенные места. Этим отличались окрестности Егорьевска и с. Починки (Егорьевский уезд), Касимова и с. Николаевского - Тумы (Касимовский уезд). Здесь плотность населения была такая же, как и в самом густонаселенном месте губернии - в пойме Оки, где размещались три крупнейших сельских населенных пункта губернии: Ижевское, Дединово и Белоомут, в каждом из которых было больше 1000 дворов и 8000 жителей.

Прирост населения Рязанской губернии до 1861 г. был весьма значительным. За 50 лет от начала правления Павла I до вступления на престол Александра II оно увеличилось на 500 тыс. человек. Это происходило, прежде всего, за счет высокого естественного прироста, так как приток из других регионов был незначительным. В среднем в губернии за год рождалось 60 тыс. человек, умирало 38 тыс. человек. Естественный прирост мог быть еще выше, но этому мешала высокая детская смертность. Среднегодовой прирост населения составлял 0,89%. Это было чуть меньше, чем средний показатель по всей империи, который составлял 1%. Объяснялось это более высокой миграцией мужского населения (рекрутские наборы и «отход» на заработки для податного населения, учеба и служба в столицах и других регионах для дворянства) за пределы региона, чем на окраинах Российской империи.

Национальный состав населения Рязанской губернии был однородным. Кроме русских, в восточных уездах проживало небольшое количество мордвы, а в Касимовском уезде - до 5 тыс. татар. Численность представителей других народностей к середине XIX в. не превышала 1 тыс. человек.

Но в социальном плане население не было однородным. В дореформенной России существовал сословный строй. Все население делилось на отдельные группы, с разными правами и обязанностями перед государством. Переход из одного сословия в другое был хотя возможным, но крайне затрудненным.

Рязанское дворянство.

Правящим сословием в Российской империи было дворянство. Юридический, социальный и политический статус этого сословия был сформулирован в «Жалованной грамоте дворянству» (1785). Основными привилегиями «благородного сословия» были: право владеть населенными имениями, свобода от обязательной службы, свобода от телесных наказаний и земских повинностей, право избирать и быть избранными на ряд административных должностей в местных государственных учреждениях, право поступления на государственную службу и на получение образования в привилегированных учебных заведениях, право создания корпоративных организаций (уездных и губернских дворянских собраний).

К 1858 г. численность дворянства в губернии составляла около 11 тыс. человек обоего пола. Самым многолюдным было дворянство Пронского уезда, самым малочисленным - Егорьевского уезда. Особенностью социального состава Рязанской губернии была многочисленность проживающего здесь дворянства. Если не считать столичных губерний, то она стояла на втором месте в империи после Смоленской губернии по числу проживающих в ней лиц «благородного сословия».

На протяжении всей истории Российской империи дворянство составляло подавляющую часть офицерского корпуса армии и чиновничества. Представители рязанского дворянства участвовали во всех войнах, которые вела Россия. Среди его представителей были такие крупные военные деятели, как генерал-аншеф князь В.М. Долгоруков-Крымский, под руководством которого русские войска в 1771 г. покорили Крым, вице-адмирал И.А. Повалишин, герой русско-шведской войны 1768-1774 гг., и многие другие. Занимали они видные посты и на гражданской службе.

Российское дворянство не было однородным. Прежде всего, оно делилось на личное и потомственное. Потомственное дворянство приобреталось по рождению, по особому пожалованию императора и в результате получения определенного чина и награждения орденом. В зависимости от способа получения дворянского достоинства оно делилось на шесть категорий, которые заносились в особые части губернской родословной книги. В родословную книгу Рязанской губернии было внесено к концу XIX в. 2283 родов. Старинные дворянские роды вносились в 6-ю часть родословной книги. В Рязанской губернии таких родов насчитывалось 879. По сравнению с другими великорусскими губерниями это было очень высокий показатель-5-е место после двух столичных, Смоленской и Курской губерний. В 5-ю часть родословной книги Рязанской губернии было внесено 50 родов титулованных дворян.

Личное дворянство давало все права потомственного, кроме права владения населенными имениями, принадлежности к губернскому и уездному дворянскому обществу и участия в дворянских выборах. Оно не передавалось по наследству, его получали все гражданские чиновники и военные не дворянского происхождения, получившие чин 14 класса. К 1858 г. личных дворян в Рязанской губернии было около 2 тыс., в четыре раза меньше, чем потомственных.

Представители дворянства играли до середины XIX в. определяющую роль в общественно-политической и культурно-литературной жизни. Бытовая культура дворянства быстрее других сословий впитывала элементы западного образа жизни и оказывала влияние на остальное общество. Важными центрами культуры губернии были губернское и уездные дворянские собрания, дворянские усадьбы. Некоторые дворянские роды на протяжении ряда поколений определяли атмосферу культурной жизни губернии.

Основой материального положения дворянства было поместное землевладение. Поместье - земля с живущими на ней крепостными крестьянами. Таких поместий в Рязанской губернии было около 8 тысяч. Число поместий и численность дворянства не совпадали, так как многие владели несколькими поместьями, часть даже в разных губерниях, а поместья могли иметь нескольких совладельцев. Им принадлежали к середине XIX в. 357 тыс. душ крепостных крестьян, 35 тыс. душ дворовых людей и 2,5 млн. десятин земли. В их власти находилось 60% населения и 70% пространства Рязанской губернии. Им принадлежало 439 сел, 1973 деревень и 26 хуторов. Основой всего производства было крестьянское хозяйство. Помещичьи крестьяне вели их на выделенной им в пользование земле помещика. Они же своими лошадями и орудиями обрабатывали остальные земли своего хозяина.

В среднем на одно поместье в Рязанской губернии приходилось 500 десятин и 70 душ крепостных крестьян. В имущественном плане дворянство делилось на мелкопоместное, среднепоместное и крупнопоместное. Богатство определялось в дореформенную эпоху не количеством земли в поместье, а числом крепостных душ. Мелкопоместными считались владельцы менее 100 душ, среднепоместными - 100-500 душ. К 1857 г. около 700 дворянских семейств (более 2 тыс. человек) имело меньше 10 душ крепостных и около 400 семейств вообще не имели крепостных и сами занимались земледельчеством. Большая часть поместий в Рязанской губернии не превышало 20-100 душ крепостных (90% в 1815 г., 81% в 1857 г.), имений свыше 500 душ было около 50. Поместий с числом более 1000 душ было около 10. В дореформенную эпоху самым крупным поместьем в губернии было с. Ижевское Спасского уезда, принадлежащее И.И. Демидову (более 5 тыс. душ). Были крупнейшие землевладельцы, которые имели десятки поместий по всей России, в том числе и в Рязанской губернии (Шереметьевы, Нарышкины, Воронцовы, Юсуповы, Гагарины, Долгорукие, Демидовы, Измайловы, Чернышевы, Шуваловы, Волконские, Воейковы и другие). Они, как правило, большую часть времени проводили в столицах, редко посещая свои поместья в разных частях страны, в некоторых из них не побывав ни разу за всю жизнь. Так, князь С.С. Гагарин передал своим двум сыновьям по наследству в 1798 г. более 14 тыс. крепостных в 14 имениях, расположенных в Рязанской, Тамбовской, Тульской, Московской, Тверской, Казанской и Владимирской губерниях. В 1813 г. они произвели раздел. Рязанские поместья достались Николаю Сергеевичу. Те из крупных дворян, кто находился в отставке, как и среднепоместное дворянство, по традиции зимнее время проводили в Москве, разъезжаясь по имениям на летнее время. Постоянно жили на территории губернии, в основном, мелкие, и отчасти, средние дворяне.

Рязанское крестьянство.

90% населения Рязанской губернии составляли крестьяне. К середине XIX в. в ней насчитывалось около 150 тыс. крестьянских дворов-хозяйств, в каждом из которых проживало по 8-9 человек.

Их труд был основой благосостояния дворянства и государства. На них ложилась вся тяжесть налогов и повинностей, за счет которых удовлетворяло свои нужды Российское государство. Попавшие под рекрутскую повинность крестьянские сыновья своей кровью оплачивали славные победы русского оружия.

Крестьянство делилось на две большие группы - помещичьи (крепостные) и государственные (казенные). Помещичьи крестьяне были самой многочисленной группой населения. Они составляли 2/3 населения Рязанской губернии - около 720 тыс. человек к началу правления Александра II.

Внутри бесправного крепостного крестьянства были две группы, положение которых было еще тяжелее. Во-первых, это дворовые люди - крепостные слуги дворян. Они не имели собственного хозяйства и целиком зависели от прихоти своего хозяина. Их насчитывалось в Рязанской губернии к середине XIX в. около 60 тыс. человек. В среднем на одного рязанского помещика приходилось по 6 дворовых. Второй группой были 15 тыс. приписных и посессионных работников, прикрепленных не к земле, а к промышленному предприятию. Они проживали в 8 селах и 36 деревнях Пронского, Спасского и Егорьевского уездах.

На государственных крестьян приходилась 1/3 населения Рязанской губернии. Они вели хозяйство на тех 2/7 земельных угодий губернии, которые принадлежали казне и обязаны были нести повинности не в пользу помещиков, а в пользу государства. Они проживали в 238 селах и 339 деревнях. Как правило, казенные селения были в два раза больше помещичьих (в среднем по 575 и 295 душ жителей). Размещалась эта группа населения по территории губернии неравномерно. «В Скопинском уезде они составляли 2/3 жителей». В остальных 11 уездах их было меньше, чем крепостных. Самой маленькой их доля была в составе населения Касимовского уезда. Государственные крестьяне обладали большей экономической самостоятельностью и жили более зажиточно, чем помещичьи. Например, «казенные крестьяне» за 20 лет (1839—1859) из 41 тыс. курных изб более 13 тыс. переделали в «белые».

Государственные крестьяне были собирательным названием для разных групп сельского населения. В Рязанском крае самой крупной из них были «экономические» крестьяне, численность которых доходила до 160 тыс. человек. Ранее они принадлежали монастырям. В 1764 г. Екатерина II объявила о секуляризации монастырских владений и они перешли в собственность государства.

В состав государственных крестьян входило и около 100 тыс. однодворцев, проживающих в губернии. Это были остатки бывшего военно-служилого населения Засечной черты. Они проживали на территории семи уездов (Раненбургском, Данковском, Ряжском, Сапожковском, Скопинском, Касимовском, Михайловском). Половина однодворцев губернии проживала в Раненбургском уезде. Потомками военно-служилого населения допетровской эпохи также были пашенные солдаты, засечные сторожа, казенные кузнецы, численность которых доходила до 44 тыс. человек.

Около 50 тыс. государственных крестьян подчинялось императорскому военно-конному заведению. До 1830 г. в Скопине существовал округ, подчиняющийся этому ведомству. В силу этого Скопинский уезд отличался от других уездов губернии. Он был единственным из 12 уездов губернии, где доля государственных крестьян в составе населения превышала в два раза долю помещичьих. В число казенных крестьян входили и ямщики. Около 4 тыс. их проживало в Рязанском, Ряжском и Касимовском уездах. В составе государственных крестьян числились и 5 тыс. татар Касимовского уезда.

Духовенство.

Важное место в жизни российского общества занимало православное духовенство. К середине XIX в. в губернии проживало около 19 тыс. его представителей. Оно делилось на «черное» (монашествующее) и «белое». «Монашествующих» в губернии было около полтысячи. Среди них преобладали монашки, которых было около 370 чел. Из числа «черного» духовенства мужского пола назначалось все церковное руководство. На долю «белого» приходилось 97% духовенства. Его подавляющую часть составляло приходское духовенство. Духовенство было освобождено от большей части существующих повинностей и считалось привилегированным сословием. По своему материальному положению и образу жизни оно занимало промежуточное положение между мелким дворянством и чиновничеством и основной массой крестьянства. Это была самая образованная группа населения дореформенной России. Еще в середине XVIII в. сложилась система духовного образования. Через столетие практически все приходские священники проходили курс обучения в духовной семинарии и имели среднее образование. Но имущественное положение большинства священнослужителей было тяжелым. Кроме платы за церковные требы, они могли рассчитывать только на результаты ведения собственного хозяйства. Принадлежность к «белому» духовенству была наследственной. Представители других сословий не пополняли его. Зато выходцы из его рядов часто отказывались от духовной карьеры. Используя полученное образование, они избирали путь врача, педагога или чиновника.

Города и горожане.

Подавляющее большинство населения Рязанской губернии жило в сельской местности. Городское население губернии составило к середине XIX в. 83 тыс. человек – 1/17 доля от общей численности. На каждую 1000 жителей приходилось только 59 горожан.

В Рязанской губернии было 12 городов. Свыше 10 тыс. жителей было только в двух из них - Рязани и Скопине. Население еще четырех городов (Касимов, Зарайск, Раненбург, Егорьевск) колебалось между 5-10 тыс. человек. В остальных городах проживало менее 5 тыс. жителей. Самым маленьким городом в губернии был Пронск, число жителей которого не превышала 2 тыс. человек. По внешнему виду и благоустройству выделились Рязань и Касимов. За ними следовали Зарайск, Скопин и Раненбург. Остальные города (Спасск, Пронск, Сапожок, Данков и Егорьевск) мало чем отличались по внешнему виду от сел. Они не имели даже мостовых. Даже в губернском центре преобладали деревянные дома. Во всех городах губернии только около 10% строений были каменными. Единственным промышленно развитым городом губернии был Егорьевск. Некоторое промышленное значение в масштабах региона играли Касимов, Раненбург и Скопин. Эти города сочетали в себе значение и административного, и экономического центра прилегающих территорий. По объемам производства губернский центр занимал только шестое место. Рязань выделялась, прежде всего, как административный и культурный центр. Экономическое значение других городов было ничтожно. На прилегающей территории находились села, имеющие более важное экономическое значение: Перевлес в Пронском, Ухолово в Ряжском, Борец в Сапожковском, Шилово в Спасском уездах.

Тогдашнее городское население было представлено тремя сословиями. Его верхушку составляло купечество. Как дворянство и духовенство, оно было освобождено от рекрутского набора и имело ряд других привилегий. Купечество делилось на три гильдии, в зависимости от величины объявленного капитала. Купечество Рязанской Губернии не отличалось значительной экономической мощью. Его Численность к середине XIX в. не превышала 16 тыс. человек обоего пола. 98% из них приходилось на купцов низшей, 3-й гильдии, число купцов этой гильдии росло. Это было связано не столько с ростом экономического значения купечества, сколько со стремлением избавиться от рекрутской повинности. На протяжении десятилетия 1847-1857 гг. по всей губернии только около 30 купеческих семейств объявляло свои капиталы по 2-й гильдии и около 9 - по 1-й. Купцы 1 -й гильдии были только в трех городах (Зарайск, Касимов, Егорьевск). При Николае I для верхушки купечества была введено наименование почетных граждан. Почетных граждан к середине века вместе с членами семейств было на всю губернию всего 160 человек. Они проживали в пяти городах (Зарайск, Скопин, Раненбург, Касимов, Спасск). В губернском городе не было ни почетных граждан, ни купцов 1-й гильдии. Больше всего представителей крупного купечества было в Зарайске и Касимове. Экономически большая часть зарайского купечества была связана с Москвой. Примером может быть знаменитая семья московских предпринимателей Бахрушиных, выходцев из Рязанской губернии, поэтому «купеческой столицей» губернии был Касимов. Купеческое население этого города отличалось устойчивостью традиций, уровнем культуры и благосостояния. На протяжении XVIII - первой половине XIX вв. представители верхушки купечества стремилась получить дворянство и постепенно теряли связь с торгово-промышленной деятельностью. Наиболее ярко эта тенденция проявилась в судьбе купеческого рода Рюминых. Его основатель Г.В. Рюмин в 1780-х годах занялся винными откупами, быстро сколотил большое состояние, стал городским головой губернского города и одним из богатейших людей не только губернии, но и России. В 1811 г. он получает потомственное дворянство. Его сыновья и по образу жизни, и по самосознанию ощущали себя дворянами и не продолжили дело отца.

Основная масса горожан принадлежала к сословию мещан и цеховых ремесленников. Их насчитывалось в городах губернии около 56 тыс. Они занимались торговлей, ремеслом, различными промыслами, иногда и земледелием. Самой бедной и бесправной группой городского населения были «рабочие». Это были не рабочие промышленных предприятий, а городское сословие, не включенное в состав ремесленных чинов и мещанских обществ. Фактически это был люмпен-пролетариат. Численность этой группы составляла около 3,5 тыс. человек, живущих большей частью в губернском центре и Егорьевске.

Достаточно многочисленным слоем населения было «военное сословие». Сюда включали как личный состав расквартированных в губернии воинских частей, так и отставных солдат, солдатских жен и детей. Численность и состав размещенных на территории Рязанской губернии воинских частей постоянно менялись. Других представителей «воинского сословия» к середине столетия здесь проживало около 25 тыс. человек.

В среднем на каждую 1000 жителей Рязанской губернии приходилось к середине XIX в. 7 дворян, 13 священнослужителей, 11 купцов, 40 мещан и цеховых, 50 лиц «военного сословия», 560 помещичьих и 309 государственных крестьян, 10 посессионных работников.

Сельское хозяйство.

Основой экономики Рязанской губернии было зерновое земледелие. Главным природным богатством была земля. Почвы представляли собой разнообразную картину, которая менялась от жирного степного чернозема на юге до сыпучих песков в Мещере. Приблизительно из каждых 1000 десятин земельных угодий губернии 5 принадлежали городам, 239 - казне, 761 - частным владельцам, которыми в ту эпоху являлись исключительно дворяне-помещики.

Развитие земледелия шло экстенсивным путем. Размеры пашни постоянно увеличивались за счет сокращения лесных площадей. За первую половину XIX в. последние уменьшились на треть. В конце XVIII в. они занимали 1400 тыс. десятин, к 1854 г. - 942 тыс. десятин. Размеры пашни выросли с 1708 тыс. десятин до 2080 тыс.

Рост посевов происходил не только за счет роста посевных площадей, но и за счет увеличения количества высеваемого зерна. С 1780 по 1859 гг. посевы в четвертях выросли на 190%, то есть за 80 лет объем высеваемого зерна вырос почти вдвое.

Агротехническая база земледелия за этот период существенно не изменилась. Как и в XVII в. существовала исключительно трехпольная система землепользования. Пахотная земля делилась на три поля: в озимом сеялась рожь и пшеница, в яровом - все хлеба, которые поспевали за один год (овес, ячмень, гречиха, лен, яровая пшеница), третье поле оставалась под паром. Соотношение культур в посевах оставалось неизменным. Ведущая роль принадлежала ржи, овсу и гречихе, которые составляли около 90% высеваемых культур (в четвертях). Приблизительно сочетание культур было следующим: 1/2 рожь, 1/3 овес, 1/6 гречиха. Рожь занимала почти весь озимый клин. В яровом клине главное место занимали овес и гречиха. В помещичьих имениях черноземных уездов культивировали озимую пшеницу. На юго-востоке губернии сеяли коноплю и лен. Посевы льна и гречихи постепенно уменьшались, зато росли посевы овса.

Первая половина XIX в. принесла такую новинку, как технические культуры. В Рязанском, Пронском и Ряжском уездах встречались посевы табака самых простых сортов. В Егорьевском уезде разводили хмель. В Данковском уезде начали разведение сахарной свеклы. В 1840 годы появился картофель, но он был чисто огородной культурой и составлял всего 5,9% высеваемых культур. Своеобразными были приемы землепользования в некоторых приокских селениях Рязанского и Спасского уездов. На пойменных пашнях сеялись только яровые культуры (пшеница и гречиха).

Главными земледельческими орудиями были соха и деревянная борона. Они были просты по устройству, легки в изготовлении. Делались они самими крестьянами. Железные части (сошник и полица) изготовлялись деревенскими кузнецами. Эти орудия воплощали тысячелетний опыт восточно-славянского земледельца. Ему в силу природных условий приходилось выполнять весь цикл сельскохозяйственных работ за срок втрое короче, чем это делал крестьянин Западной Европы.

Урожайность была низкая. Обычно около сам-3, в урожайные сам-4. Самый высокий урожай в губернии был зафиксирован в 1849 г. - сам-4,85. Качество семян, несовершенство способов возделывания пашни и уборки урожая делали земледелие крайне зависимым от колебаний погодных условий. Непостоянный климат обрекал сельское хозяйство на постоянные невзгоды. Сильные засухи, проливные дожди, ранние заморозки, сильные ветры, опустошительные грады постоянно порождали неурожаи и голодные годы. Неурожаи повторялись в среднем через каждые 3-4 года. Особенно сильными были неурожаи 1787 г. (сам-1,78) и 1850 г. (сам-1,76). Ряд северных уездов (прежде всего, Касимовский, Егорьевский, в неурожайные годы частично Спасский, Зарайский и Рязанский) не покрывали свою потребность во ржи и закупали её в южных уездах.

Система земледелия требовала усовершенствований и нововведений. В условиях крепостного права крестьянские хозяйства не имели для этого возможностей. В черноземных уездах (Данковском, Раненбургском, Скопинском) некоторые помещики в начале XIX в. делали первые попытки внедрения многопольного севооборота с использованием картофеля, свеклы. Эти усовершенствования требовали больших затрат, которые при дешевизне сельскохозяйственных продуктов были невыгодны. Большая часть помещиков вполне были удовлетворены существующей системой. Она была несовершенной, но зато не требовала от них никаких усилий и расходов для организации производства.

Тем не менее, благодаря упорному труду крестьян, Рязанская губерния, кроме удовлетворения собственных потребностей в зерне, располагала хлебными излишками. В урожайные годы оставалось до 2 млн. четвертей зерна на сумму до 3-4 млн. рублей серебром для вывоза за пределы губернии.

Животноводство имело подчиненный характер. Оно было необходимым дополнением земледелия, снабжая его тягловой силой и удобрением. Ведущую роль в хозяйстве играла лошадь и корова. На 100 человек в среднем было около 30-37 лошадей и 20-25 коров, 60-40 овец и коз. Из-за трудностей с кормами меньше всего было свиней - 18-19. Их содержали, как правило, мельники за счет отходов (мучная пыль). Нехватка кормов и лугов сдерживала развитие животноводства. На луга и пастбища приходилась 1/9 территории губернии. Обеспеченность ими была недостаточная. Исключение представляли прилегающие к долине Оки части Спасского и Рязанского уездов. Села Дединово и Белоомут были центрами заготовки и отправки сена в Москву.

Почвы губернии требовали удобрений. Единственным его видом был навоз. Но его в хозяйствах не хватало. По нормам рационального хозяйствования той эпохи 6 голов крупного рогатого скота позволяли удобрить одну десятину. В среднем же в Рязанской губернии приходилась одна голова на паровую десятину.

Ведущей отраслью животноводства было коневодство. Лошадь была основой всей хозяйственной деятельности. На трех жителей губернии приходилась одна лошадь. В губернии к середине XIX в. существовало около 60 дворянских конных заводов, которые разводили верховых, спортивных и экипажных лошадей. Но усовершенствованием главной тягловой силы сельского хозяйства той поры - крестьянской лошади они не занимались. Её тип оставался неизменным. Маленькая и низкорослая, она имела одно достоинство - поразительную неприхотливость и выносливость. Только в эпоху правления Николая I правительство пыталось усовершенствовать крестьянских лошадей. На основе казинского, новоалександровского и павелецкого конных заводов, упраздненного 1830 г. Скопинского конно-заводского округа, была устроена земская конюшня. Подобная же была создана и в Рязани. Ими могли бесплатно пользоваться государственные крестьяне для улучшение своих лошадей.

Еще хуже было положение с крупным рогатым скотом. Начиная с 1810-х годов некоторые помещики стали заводить фермы с тирольскими и английскими породами скота. Особые заслуги в этом отношении имел помещик Данковского уезда И.А. Бабин, удостоенный в 1850 г. золотой медали на губернской сельскохозяйственной выставке. Но эти попытки были делом отдельных энтузиастов и не меняли общего положения вещей. Обычный крестьянский рогатый скот был мелок, худ и неудойлив. Офицер Генерального штаба М.С. Баранович, создавший в 50-х годах XIX в. описание Рязанской губернии, писал «... нельзя не удивляться способностью скота переносить все возможные лишения. Главнейшие из них бесспорно недостаток питательных кормов, дурные помещения и небрежный уход. Зимой скот кормится одной соломой, и только изредка дается ему мякина и полова». Главная цель содержания крупного рогатого скота - получение навоза и молока в летнее время, «мясная пища почти неизвестна крестьянам, в городах же продовольствуются пригонным скотом из губерний Воронежской, Тамбовской и Земли войска Донского».

В неурожайный год крестьяне за бесценок продавали свой скот. Снижение цен на мясо сигнализировало, что положение крестьян резко ухудшается. Особенно тяжелыми были 1848, 1849 1853 гг., когда крестьянский скот из-за невозможности его прокормить продавался за ничтожную цену.

Огородничество и садоводство было частью домашнего обихода, а не средством извлечения доходов. По уровню их развития выделялись Ряжский, Скопинский и Сапожковский уезды. В Раненбургском, Сапожковском и на юге Касимовского уездов заметное развитие получило пчеловодство. В селениях на берегах Оки важную роль имело рыболовство.

Промыслы и «отход».

Земледелие и другие сельскохозяйственные занятия не позволяли уже прокормить значительную часть крестьянского населения. Различного рода промыслы и другие неземледельческие занятия стали делом для значительной его части. Число занятых в них росло с юга на север Рязанской губернии. Особенно распространены промыслы были в Мещерской стороне. Меньше всего занятыми ими было в черноземном Раненбургском уезде, больше всего в лесном Егорьевском. Особо был распространен извоз, которым в зимнее время занимались многие крестьяне. В селениях, прилегающих к Оке, многие занимались бурлачеством. Центром, где их нанимали на работу, был район Старой Рязани. Большое распространение получало «отходничество», когда крестьяне отправлялись на заработки в другие районы страны. Особо энергично этим занимались государственные крестьяне. К концу правления Николая I их насчитывалось около 24,5 тысяч в год, что соответствовало четвертой части мужского населения государственных крестьян Рязанской губернии. 80% из них приходилось на уезды Мещерской стороны.

К середине XIX в. многие селения стали специализироваться на отдельных промыслах. Так, жители деревень Круглое и Острый-камень Данковского уезда занимались ломкой камня и изготовлением жерновов; деревни Поповской Касимовского уезда - изготовлением надужных колокольчиков; деревни Уланова Гора того же уезда - вязанием носков; села Аграфенина Пустынь нанимались по всей губернии пастухами; села Сельцы - портными и целовальниками в Москве. Не только для Рязанской губернии, но и для всей страны имели значение бондарные промыслы Спасского уезда. Особенно славились бондари села Ижевского. Ежегодно они уходили в «отход» в южные районы виноградарства и виноделия (Кизляр, Дон, Южный берег Крыма, Одесса). Один из них в 1850 г. был удостоен серебряной медали за кадку, представленной в качестве экспоната на губернской выставке.

Крестьяне Поминовской волости Егорьевского уезда изготовляли берды - важную часть ткацкого станка. Для этого они закупали в Масальском уезде Калужской губернии кленовое дерево. Их продукция количеством до 500 тыс. штук расходилась по всей России.

Татары Касимовского уезда уходили в Петербург, где нанимались лакеями, дворниками, официантами. За честность и надежность их очень высоко ценили и высоко оплачивали их услуги. Меньше 15 рублей серебром в месяц они за работу не брали.

К середине XIX в. в Рязанской губернии сложился слой крестьян, владельцев небольших торговых, ремесленных и других заведений. Таких владельцев мелких предприятий среди государственных крестьян было около 1 тыс. Длительное время основу промышленности Рязанской губернии составляла переработка продукции земледелия, животноводства и лесных промыслов. Непременной частью пейзажа той эпохи были ветряные и водяные мельницы. Среди них численно преобладали первые. Их в 1858 г. было около 1260 . Водяных мельниц было около 390. Но они были больше по размеру, объему продукции и работали эффективнее, так как не зависели от ветра. Выделялась не только в губернии, но и во всей Центральной России своими огромными размерами водяная мельница купца Тупицина в деревне Бредихиной Зарайского уезда, расположенная при впадении р. Осётр в Оку. На мельницах, а часто и отдельно ставились крупорушки. Больше всего их было в Раненбургском уезде, который выделялся обширными посевами гречихи. В районе Скопина и Ухолова, вокруг которых концентрировались посевы конопляника, было много маслобоен.

Промышленность.

Важную роль в экономике Рязанской губернии играли винокуренные «заводы», т.е. переработка зерна в «хлебное вино», как тогда называли водку. Это было весьма доходным занятием. С каждой четверти ржи можно было получить 7-8 ведер вина. Каждая из них давала по рублю чистой прибыли. С середины XVIII в. это занятие было объявлено дворянской монополией. К середине XIX в. таких предприятий было в губернии 28. Сосредоточены они были в семи уездах, в четырех ближних к Москве (Зарайском, Рязанском, Егорьевском, Касимовском) их не было совсем. Наибольше число их - в Сапожковском уезде. Лучшим винокуренным предприятием считался «завод» Бородина в селе Баловневе Данковского уезда. Кроме Рязанской и Московской губерний, их продукция отправлялась в Петербург, Тульскую и Тамбовскую губернии.

В эпоху Николая I в губернии зародилось свеклосахарное производство. Оно было сосредоточено в Данковском уезде. Это было сезонное производство, которое работало около месяца в разгар уборки. Первый сахарный «завод» был открыт в 1829 г. Н.П. Шишковым в с. Спешневе этого уезда.
Еще большее значение, чем переработка продукции земледелия, имела переработка продуктов животноводства. До 30 годов XIX в. она была ведущей отраслью промышленности Рязанской губернии. В денежном исчислении предприятия этой отрасли давали чуть меньше половины общего объема производства -500 тыс. из 1265 тыс. рублей.

Одним из самых развитых было кожевенное производство. В 1836 г. в губернии насчитывалось 33 кожевенных «завода». Его центром был Касимов и в несколько меньшей степени Скопин. В 10 годах по всей России славилась продукция завода касимовского купца Хамзы-сеит-Шакулова. Общерусскую известность имели мерлушечные заводы касимовских купцов Кастровых и Ишенаева, которые перерабатывали бухарское и киргизское сырье. Центром мыловарного производства был Раненбург, который давал более половину всего прозводимого в губернии мыла. Салотопные и свечные заводики были сосредоточены, прежде всего, в Егорьевске.

Все эти перерабатывающие предприятия, хотя и назывались тогда «заводами», были мелкими мастерскими с примитивным оборудованием и несколькими работниками.

Еще в начале XVIII в. появились в Рязанской губернии очаги крупного промышленного производства. Первый и самый крупный из них размещался в Пронском уезде. Здесь в Истье, Коленцах и Столицах разместились металлургические и металлообрабатывающие мануфактуры. Они были основаны в 1716-1718 гг. купцами Томилиным, Рюминым и иностранцем Боленсом. Компаньоны получили большие привилегии от государства, в частности, к их предприятиям были приписаны несколько сотен крепостных крестьян. Затем произошел раздел угодий и предприятий между владельцами. В итоге к 1773 г. они перешли к П.К. Хлебникову и его сыну Н.П. Хлебникову, затем к их наследникам, Д.М. Полторацкому и С.Д. Полторацкому. Последний из них в 1849 г. провел значительные преобразования в производстве.

К этому времени на предприятии в Истье осуществлялась выплавка чугуна, производство кованного и прокатного железа, приборов, вытяжка проволоки. В Коленцах производили проволоку, и из нее - иголки и булавки. В Столицах существовало игольное производство, но уступающее по объему и качеству соседнему предприятию. Занято было на трех предприятиях более тысячи посессионных работников. Сырьем служила железная руда, добываемая около с. Залипяжье. Железо из местного чугуна отличалось большой мягкостью и пластичностью. Это и стало основой для местных металлообрабатывающих предприятий на вытяжки проволоки и изготовлении из нее иголок и булавок. На примыкающей к этому району территории Спасского уезда в Кирицах в 1737 г. был также открыт чугуноплавильный завод.

На протяжении XVIII в. на территории Рязанской губернии было построено еще несколько чугуноплавильных «заводов». Самым крупным и значительным был основанный в 1786 г. Сынтульский завод в Касимовском уезде. Он был частью владений крупнейших металлургических заводчиков европейской части России знаменитой династии Баташевых. Основателем этой династии был тульский кузнец Иван Баташев, который в эпоху Петра I стал одним из крупных заводчиков. В 1754 г. появился указ, запрещающий строить металлургические заводы в радиусе 200 верст вокруг Москвы. Тогда внуки основателя династии перенесли производство на среднее и нижнее течение р. Оки и его притоков. В смежных уездах Владимирской, Нижегородской, Тамбовской и Рязанской губерний возникла целая промышленная империя, основанная на крепостном труде, раскинувшаяся на территории в 300 тыс. десятин. Она включала 13 заводов металлургических, из них пять: Сынтульский, Унженский, Ермишинский, Мердушинский, Гусевский находились на территории нынешней Рязанской области. Ее расцвету содействовали заказы морского ведомства, связанные с русско-турецкой войной 1768-1774 гг. Заводы Баташевых давали к началу XIX в. 10% производства металла в стране и 50% производства в европейской части, занимая второе место после Урала и уступая только хозяйствам Демидовых и Яковлевых. Андрей и Иван Родионовичи Баташевы в 1783 г. получили дворянство. Резиденцией А.Р. Баташева с 1783 г. было с. Веркуцы и Гусевский завод с усадебным комплексом.

Образцовым производством в области металлообработки считалось предприятие в с. Гришино (Рязанского уезда). Оно было основано в 1803 г. графиней де Броглио, затем перешло к Яковлевой. На нем изготовлялись из стали ножницы, ножи, бритвы, хирургические инструменты и другие подобные изделия. Это делалось настолько успешно и качественно, что император Александр I предоставил владельцам субсидии. Они получили из казны кредит в размере 30 тыс. рублей ассигнациями с рассрочкой платежей в 15 лет. Продукция предприятия была удостоена в 1843 г. малой золотой медали на выставке в Москве ив 1851 г. медали II степени на Всемирной выставке в Лондоне.

К середине XIX в. металлургические и металлообрабатывающие заводы Полторацких и Баташевых оказались под контролем торгового дома Барковых, в руках которого был весь сбыт их продукции. Его основателем был получивший свободу крепостной Баташевых Д.С. Барков. В Касимове был открыт железно-лудильный завод торгового дома Баркова. Произведенная на нем из пронского и касимовского железа посуда и другая железная утварь считалась в 40-50 годах XIX в. одной из лучших в стране.

Помимо металлургической и металлообрабатывающей промышленности, была еще одна отрасль, где в XVIII в. на территории Рязанской губернии развивалось крупное производство в виде мануфактур. Это была шерстяная промышленность. Ее развитие было связано с военными заказами - снабжением регулярной армии обмундированием. Эта отрасль была сферой дворянского предпринимательства. Здесь широко использовался крепостной труд. Первые предприятия возникли в с. Федотьеве (Спасского уезда) в 1734 г., принадлежащем дворянскому роду Салтыковых. В губернии к середине XIX в. было около 15 таких мануфактур. Большая часть их размещалась в Спасском уезде. Только на пяти использовались паровые машины. По оборудованию и качеству продукции лучшими считались предприятия в Мурмино (принадлежащие Павловой), Казари (купца Малашкина, основано в 1834 г.), Горе (графа Толстого), Инякино (графа Олсуфьева, основано в 1833 г.).

В XVIII в. возникли мануфактурные предприятия в полотнянном производстве в селах Голдино Михайловского уезда, основанное в 1737 г., и Клишино Зарайского уезда, основанное в 1743 г. Но эта отрасль крупной промышленности не получила такого распространения в губернии, как шерстяная. Здесь преобладало мелкое кустарное производство.

В этом же столетии в Рязанской губернии зародилась стекольное производство. Первые опыты по производству стекла были сделаны в Кирицах Спасского уезда иностранцем Белау. Затем новый собственник Боленс организовал в 1 781 г. в Кирицах зеркальное производство. Им было открыто также зеркальное предприятие в д. Карловка Сапожковского уездов. Затем эти предприятия перешли к Генике, а от них к Смолянинову. На протяжении всей дореформенной эпохи Кирицкое предприятие считалось одним из лучших производителей зеркал в России.

В начале XIX в. стекольное производство стало одним из важнейших в Рязанской губернии. Это было связано с деятельностью стекольных магнатов Мальцевых, которым принадлежали крупнейшие предприятия этой отрасли в стране. Эта династия возникла в начале XVIII в. Одним из первых ее владений был Гусь-Хрустальный. В начале XIX в. за короткий срок были построены на территории Касимовского уезда семь стекольных заводов. Этому способствовало изобилие глины, песка и леса в этой части губернии. Первым был основан в 1804 г. Бобровский завод. Он производил хрусталь, богемское и цветное стекло. Он считался лучшим и самым крупным по объемам производимой продукции. Курловский завод производил стеклянную посуду. Остальные пять специализировались на дешевом зеленом стекле, которое использовалось для разлива «хлебного вина». Существовал в деревне Перовой завод купца Комиссарова. Он также производил «зеленую посуду» (полуштофы, четвертушки и осьмушки), которую отправляли в Москву и область войска Донского.

В середине 1840 г. в структуре промышленности Рязанской губернии произошли огромные изменения. До этого крупнейшими предприятиями края были металлургические, суконные и стекольные мануфактуры. Благодаря законодательно закрепленной дворянской монополии в винокурении, казенным заказам в суконной, даровому крепостному труду в металлургической промышленности, все они использовали крепостной труд. За последующие полтора десятилетия стремительно выросло и превратилось к 1861 г. в ведущую отрасль промышленности хлопчатобумажное производство, основанное на вольнонаемном труде. К середине века на его долю приходилась более половины всего объема промышленного производства в денежном исчислении. Центром новой отрасли стал Егорьевский уезд.

Еще в конце правления Александра 1 в этом районе стали развиваться кустарные ткацкие промыслы, обслуживающие хлопчатобумажные предприятия соседней Владимирской губернии. Его основателем считается местный крестьянин Карпов, служивший ранее приказчиком у разорившегося московского предпринимателя. В 1825 г. он завел в Алешне ткацкое производство. Очень быстро это занятие получило большое распространение среди местных крестьян, а также населения прилегающих Зарайского, Рязанского и Михайловского уездов.

Но подлинный переворот как в хлопчатобумажном, так и вообще в промышленном производстве был связан с деятельностью династии предпринимателей Хлудовых. Ее основателем был государственный крестьянин Иван Иванович Хлудов из с. Акатово Ггорьевского уезда. Он занялся кустарничеством, переселился после Отечественной войны 1812 г. в Москву, записался в купечество и передал капитал размером около 200 тыс. рублей своим детям. В 1824 г. они создали торговый дом «А.И. и Г.И. Ивана Хлудова сыновья». В Егорьевске братья арендовали у города на берегу реки Гусенки участок земли в 12 десятин за 30 рублей в год и начали на нем в 1845 г. строительство бумагопрядильной фабрики. Через два года был построен первый фабричный корпус. Уже в 1849 г. предприятие превратилось в одно из крупнейших бумагопрядильных предприятий России. В год на ней производилось 60 тыс. пудов пряжи на сумму около 900 тыс. руб. серебром. Две паровые машины (80 и 120 л.с), 58 тыс. веретен и 780 различных машин обслуживали 1900 наемных работников. Это было первое предприятие на территории Рязанской губернии, использующее труд машин. Так в регионе начался промышленный переворот. Сырьем служил импортный американский и персидский хлопок.

Вокруг фабрики Хлудовых в Егорьевске выросло ряд ткацких и красильных предприятий, технологически связанных с ней. Чуть позже в Егорьевске была построена бумаготкацкая фабрика купца Князева с 1120 наемными работниками, двумя паровыми машинами, производящая продукцию на сумму 180 тыс. рублей серебром.

В 1851 г. на территории Рязанской губернии были построены еще две крупные фабрики. В Егорьевске братья Хлудовы открыли льнопрядильное предприятие. В Касимове крупнейшую в России канатно-прядильную фабрику открыл купец Коняшин. Затем она перешла в собственность Троицкой акционерной компании.

На протяжении второй четверти XIX в. промышленное производство в Рязанской губернии неуклонно росло. Число предприятий выросло незначительно. По официальным (неполным данным) в 1836 г. в губернии их было 125 предприятий, через 20 лет - 179. Но сам характер производства изменился за счет появления крупной фабричной промышленности. В 1836 г. производилось продукции на 1,2 млн., в 1847 г. - на 2 млн., в 1857 г. - на 4,5 млн. рублей серебром. За 20 лет объемы промышленного производства выросли в 4 раза. В 1836 г. в регионе была всего одна паровая машина в 4 л. силы, в 1857 г. -17 паровых машин общей мощностью 508 л. Сил. По официальным данным (без учета винокуренной промышленности) к 1857 г. Рязанская губерния занимала 7-е место по объемам производства в Российской империи.

Размещалась промышленность по территории губернии неравномерно. На долю четырех уездов (Егорьевского, Касимовского, Спасского и Рязанского) приходилось произведенной продукции на 3,8 млн. рублей. Это было в 7 раз больше, чем давали все остальные уезды вместе взятые. Пронский и Раненбургский уезды давали продукции еще на 400 тыс. рублей. Остальные (Скопинский, Зарайский, Ряжский, Михайловский, Данковский, Сапожковский) - всего на 126 тыс.

Пути сообщения и торговля.

Рязанская губерния занимала важное место в системе путей сообщения Российской империи. Она играла важную транзитную роль, так как связывала хлебные южные и юго-восточные районы с сердцем страны - Москвой. Общее движение грузов в Рязанской губернии шло с юго-востока и юга на северо-запад и север. Крупнейшей транспортной артерией была р. Ока, которая протекала по губернии на протяжении 480 верст. Это был главный торговый путь для доставки в Москву хлеба. Из юго-восточных уездов Рязанской губернии и соседней Тамбовской губернии скупщики свозили хлеб в Раненбург, Борец и Ухолово. Особо большое значение как центр хлебной торговли имел последний населенный пункт. Затем зерно и мука отправлялись на четыре окские пристани: Перевлесскую, Шиловскую, Борковскую и Жерновицкую. Они занимались исключительно отгрузкой хлеба. Зимой здесь скапливались огромные запасы на сумму до 3,4 млн. рублей серебром, которые после начала навигации отправлялись в Москву.

Юго-западные уезды были далеки от водного пути по Оке, поэтому здесь важнейшее значение имел гужевой путь через Скопин, Зарайск, Михайлов - на Коломну и Москву. Зарайск был также известен как важнейший центр торговли крупным рогатым скотом. Местные торговцы скупали в южных районах и прогоняли в Москву огромные гурты. Поскольку в Москве власти ограничивали открытие предприятий по переработке продуктов животноводства, то они в большом количестве возникали на территории Рязанской губернии. Два села Рязанской губернии: Бокино (Ряжского уезда) и Якимец (Раненбургского уезда) были известны в соседних регионах как места, где осенью и весной проходили огромные ярмарки, на которых торговали лошадями, крупным рогатым скотом и овцами. Дединово и Белоомут были главными центрами отправки сена в Москву.

Через Рязанскую губернию проходили три важных сухопутных тракта. Одним из важнейших в стране был Астраханский. От него отделялся в Тамбовскую губернию Закавказский (Липецкий) тракт. От Орла и Тулы вел к Мурому и Нижнему Новгороду Нижегородский (Сибирский тракт).

Отправлялись в другие регионы и товары, произведенные в самой губернии. Среди них главную роль играла сельскохозяйственная продукция: хлеб (до 1,5 млн. кулей зерна и муки), хлебное вино (до 450 тыс. ведер), сено (до 2 млн. пудов), а также солод и конопляное масло. Вывозилась из губернии и промышленная продукция. Из Егорьевска и Касимова вывозилось на сумму 3-4 млн. серебром бумажной и льняной пряжи и изделий из него, из Спасского уезда - сукна солдатского на 500 тыс. рублей серебром, чугунных, железных и стальных изделий (около 150 тыс. пудов) - на 450 тыс. рублей серебром. Кроме этого, отправлялась в другие районы страны стекло и изделия из него, юфть, мерлушка, мыло, сало и сальные свечи. В степные губернии отправлялись продукты кустарных промыслов: горшки, глиняная посуда, изделия из дерева.

Рязанская губерния начинала включаться в международные экономические связи. Через Москву и Нижний Новгород поступали иностранные изделия. Среди них на первом месте к середине XIX в. стоял американский хлопок, которого поступало в Егорьевск до 120 000 пудов. Ввозились также из Великобритании паровые машины и станки, до 2000 пудов стальной проводки для Истьинской фабрики, сырье для Кирицкого стекольного производства.

Расположение Рязанской губернии между двумя важнейшими центрами внутренней торговли - Москвой и Нижним Новгородом, привело к падению значений местных ярмарок. Их число снизилось за десятилетие 1847-1857 гг. с 122 до 90. Самой крупной была Казанская ярмарка, которая проходила в Касимове с 7 по 14 июня. На нее приходилось 1/5 всех ярмарочных оборотов губернии. Постепенно большинство ярмарок превращались в базарные дни. Базары проводились в Рязани и Зарайске по три раза в неделю, в остальных городах один-два раза. Базарная торговля проводилась и в 50 сельских населенных пунктах. Особенно частыми они были в Ухолове и Ижевском - по два базарных дня в неделю. В городах постепенно росла стационарная торговля. К середине столетия в губернии насчитывалось 71 каменных и 448 деревянных сооружения для постоянной торговли. Большая часть сельской местности не имела постоянных торговых заведений. Ее обслуживали коробейники и офени, в роли которых выступали, как правило, крестьяне Егорьевского и Зарайского уездов.

Разложение крепостнических порядков.

Основой существующей социально-экономической и политической системы Российской империи было крепостное право. Это тяжелейшее бремя, лежащее на российском крестьянстве, не могло не вызывать его сопротивление. На территории Рязанской губернии оно проявлялось в самых различных формах. Среди них были отказ от выполнения феодальных повинностей, невыполнение приказов и самовольная смена представителей вотчинной администрации. Широкое распространение получили жалобы на помещиков местным и центральным властям. По подсчетам И.Д. Ковальченко в 1840-1850-х гг. только в местные учреждения губернии ежегодно поступало от 500 до 2000 жалоб. Они редко удовлетворялись чиновниками. Но тем не менее повторялись снова и снова, отражая наивную веру русского мужика в царскую милость. Систематическим явлением были побеги крестьян. Решались на них далеко не все. Но содействие побегам и укрывательство беглых было массовым явлением, и никакие меры правительства по искоренению этого не давали результатов. Накануне создания Рязанской губернии летом-осенью 1774 г. районы Щацка, Кадома, Елатьмы и Касимова стали самым западным рубежом, до которого дошли отряды сторонников «Петра III» - Е.И. Пугачева. Группами по несколько человек они появлялись в селах, бунтуя местных крестьян, разоряя поместья дворян, убивая владельцев и их приказчиков. Крестьянская война под руководством Е.И. Пугачева стала одним из непосредственных толчков к проведению губернской реформы 1775 г. Созданный в ее ходе мощный административный аппарат государства, особенно сильный в центральных областях, в зародыше подавлял всякую возможность повторения крестьянских восстаний и войн. Тем не менее волнения крестьян, то есть неповиновения, требующие вмешательства государственных властей в виде полицейских или военных мер возникали постоянно. Точно число их не могли учесть ни власти, ни современные исследователи. И.Д. Ковальченко насчитал около 40 волнений на территории Рязанской губернии за период 1804-1860гг., М.А.Рахматуллин - 70 только за период 1825-1857 гг. Одним из самых острых проявлений крестьянского гнева были убийства или избиения помещиков и их управляющих. По неполным данным в Рязанской губернии за 1801-1850 гг. произошло не менее 46 таких попыток.

Но тяжелее всего властям и дворянству было справиться с повседневными проявлениями крестьянского сопротивления. Любой помещик и чиновник, общаясь с крестьянами, ежедневно сталкивался с одним и тем же. Отказ от выхода на барщину, плохое выполнение барских работ, кражи из господского хозяйства, попустительства к кражам имущества помещиков, потрава помещичьих хлебов и порубка леса, ослушания и ссоры с вотчинными начальниками, неуплата государственных и помещичьих повинностей, умышленный невозврат долга помещику, плохое исполнение должностей старост и других выборных, самовольные отлучки из вотчин и другие подобные явления повторялись изо дня в день в поместьях Рязанской губернии. Все эти малозаметные с виду действия крестьян, как капля на камень, подтачивали существующую крепостническую систему.

Назревающие противоречия все больше осознавались современниками, в том числе и частью дворянства, среди которых стала распространяться мысль о необходимости ликвидации крепостного права и изменения государственного строя. Впервые отчетливо эти попытки проявились в ходе декабрьских событий 1825 г. Среди 600 участников движения декабристов более 30 были связаны с Рязанским краем.

В начале XIX в. в России появилась новая группа крестьянского населения. Это были «вольные хлебопашцы». Так назывались крестьяне, получившие на основании указа 1803 г. от своих помещиков свободу. Они также были подчинены управлению Министерства государственных имуществ. В масштабах страны их численность была незначительной - не больше 0,5% от численности крепостного крестьянства. Но в Рязанской губернии их было больше. Их насчитывалось около 35 тыс. человек - 5% от численности крепостного населения. «Вольными хлебопашцами», в частности, были заселены два крупнейших села губернии - Ижевское и Верхний Белоомут.

В 1830-1840 гг. в России не было открытых антиправительственных выступлений. Но шло распространение новых идей. В бурных спорах пытались определить путь развития страны. Среди сторонников идей славянофильства были рязанские дворяне А.С.Хомяков и А.И. Кошелев. Последний в 1842 обогатил традиционный набор антикрепостнических аргументов новым доводом - полезности для самих помещиков вольнонаемного труда. В среду образованного дворянства стали попадать социалистические идеи. Среди их первых сторонников в России были Н.И. Сазонов и Н.П. Огарев. Последний попытался претворить на практике в с. Белоомут свои теоретические представления о возможности решения крестьянского вопроса.
Все это новое распространялось в узкой среде образованного дворянства. Большая часть помещиков была готова довольствоваться существующими порядками. Но ход развития страны уже не позволял это сделать. Крепостнические порядки отживали свой век и на глазах современников превращались в помеху на пути развития страны. Начиная с 1830-х годов в сельском хозяйстве обозначились кризисные явления. Если уровень производства до этого медленно, но тем не менее рос, теперь его уровень стал понижаться. В 1850-х годах сбор зерна на душу населения в губернии был на 24% меньше, чем в 1802-1815 гг. Снижалась урожайность и товарная часть хлеба. В состоянии кризиса оказалась промышленность, основанная на крепостном труде. Быстро снижалась доходность помещичьих имений. В ее основе лежала продажа хлеба. Пытаясь приспособиться к росту товарно-денежных отношений дворянство пыталось брать займы под залог имений в кредитных учреждениях и у частных лиц. В последний год правления императора Николая I 69% помещичьих крестьян - 275 тыс. были заложены. Неизбежным спутником этого было разорение дворянства, прежде всего мелкого. Число имений и количество дворян, владеющих ими, сокращалось от десятилетия к десятилетию. В 1794 г. в губернии было 7,8 тыс. имений, через 60 лет - 6,3 тыс. В 1815 г. насчитывалось 6,4 тыс. помещиков, к 1857 г. - 5,2 тыс. Рязанская губерния, как и вся Россия, вступала в эпоху перемен.

История Рязанского края. 1778-2007.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Подробности акпп бу ниссан у нас на сайте.

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама