Создание Рязанской губернии и органы управления на ее территории

Версия для печатиВерсия для печати

Образование Рязанской губернии

После образования Российского единого государства в конце XV - начале XVI вв. основной административно-территориальной единицей был уезд, который делился на станы и волости. На протяжении XVI в. сохранялось деление бывшего Рязанского княжества на трети, как пережиток феодальной раздробленности. Границы и наименования уездов неоднократно менялись. К концу XVII в. их было больше сотни. На территории современной Рязанской области в XVI в. существовали Переяславль Рязанский, Пронский, Зарайский, Мещерский, Щацкий уезды, к концу XVII в. Касимовский, Рязанский, Ряжский, Щацкий, Кадомский уезды. Особые административные образования представляли собой Касимовское ханство, существовавшее с середины XV в. по 1681г., и Скопинская дворцовая волость.

В XVIII - начале XX вв. высшей административно-территориальной единицей Российской империи были губернии, состоящие из уездов. Первые восемь губерний были созданы по указу Петра I в декабре 1708 г. Города Рязанского края с уездами были приписаны к разным губерниям. К Московской отошли Зарайск, Переяславль Рязанской-Михайлов, Гремячий, Пронск, Печерники; к Казанской - Касимов, Кадом, Елатьма; к Азовской - Щацк, Ряжск, Скопин, Сапожок, Данков, Лебедянь. Созданные в 1709 г. губернии оказались очень обширными, что затрудняло управление, поэтому в 1719 г. они стали подразделяться на отдельные провинции. Была создана Перяславль Рязанская провинция Московской губернии, в которую вошли города Переяславль Рязанский, Зарайск, Михайлов, Гремячий, Пронск, Печерники и Сапожок с уездами. Данков, Лебедянь и Скопин вошли в состав Елецкой провинции, Касимов, Кадом, Елатьма и Шацк - в Шацкую провинцию, Ряжск вошел в состав Тамбовской провинции Воронежской губернии (до I 725 г. она называлась Азовской). В I 721 г. к делению на губернии и провинции добавилось деление на полковые дистрикты, которые представляли собой район постоянного расквартирования полка регулярной армии и особую административную единицу.

В 1775 г. Екатерина II провела реформу местного управления, которая получила название «губернской». Существовавшие губернии 17 были разукрупнены. Теперь вся территория страны была разделена на 40 губерний. Эта система административно-территориального деления России просуществовала вплоть до 1917 г.

Указом от 28 февраля 1778 г. была учреждена Переяславль Рязанская губерния, которая должна была быть разделена на 11 уездов. 24 августа 1778 г. появился указ «Об учреждении Рязанского наместничества», в котором перечислялись уже 12 уездных центров. Губернским центром стал Переяславль Рязанский, переименованный в 1780 г. в Рязань. Особенностью Рязанской губернии по сравнению с большинством других административно-территориальных единиц было «эксцентрическое» расположение главного города по отношению к основной территории региона. Расположенный ближе к северной границе губернии, он в экономическом плане выступал не столько как центр всего региона, сколько как транзитный пункт на пути из южных районов к Москве.

Центрами пяти из уездов губернии стали уездные города упраздненной Рязанской провинции: Переяславль Рязанский, Зарайск, Михайлов, Пронск, Сапожок. Два уездных города, возникшие в XVII в. как крепости на Засечной черте, были до этого уездными центрами в составе других провинций - Ряжск (Тамбовской) и Данков (Елецкой). Два старинных города - Гремячий и Печерники, лишенные административных функций, окончательно превратились в малозначительные сельские поселения.

Уездными центрами Рязанской губернии стали также два города Щацкой провинции, ранее тяготевшие к другому историческому региону. Это были Касимов и Елатьма, расположенные на левом берегу реки Оки. На протяжении всей предшествующей истории они этнографически и политически были связаны с Владимирским, затем с Московским княжествами, в XV-XV1I вв. входили в состав Касимовского ханства.

Для создания административных центров еще трех уездов статус городов получили три села: населенные казенными крестьянами - Егорьевское и Спасское, населенное дворцовыми крестьянами - село Скопин.

Через год, в сентябре 1779 г., восточная часть губернии - Елатьма с уездом были переданы в Тамбовскую губернию. В состав Рязанской губернии была включена территория на юге, прилегающая к казенному селу Раненбург (бывшее село Слободское), ранее входившее в состав Тамбовской губернии. В 1702-1728 гг. оно было владением А.Д. Меньшикова. Этот населенный пункт также получил статус уездного города.

После этого административные границы Рязанской губернии оставалась неизменными до 20-х годов XX в.

Территория Рязанской губернии.

Уезды были достаточно компактны по территории. Наиболее обширными были Рязанский, Егорьевский, Касимовский уезды. За исключением расположенных па границе Касимова и Егорьевска, уездные города находились в центре уездной территории. Определенную трудность для управления представляло то, что территория трех уездов, Касимовского, Рязанского и Спасского, была разделена Окой. Особенно это было заметно для части территории Рязанского уезда вокруг Спас-Клепиков, которая была отдалена от уездного города на 60 верст болотами и лесами. Наряду с частью Касимовского уезда вокруг Тумы, это был самый глухой угол губернии. К середине XIX в. помнилась идея, так и нереализованная до 1917 г., об их объединении в отдельный уезд с центром в Спас-Клепиках.

Длительное время Рязанский край был пограничной территорией, которая первой принимала на себя удары врагов. Затем границы государства стали раздвигаться и Рязанская губерния оказалась уже н его центре. С севера она граничила с Московской и Владимирской, с запада - с Тульской, с юга и востока - с Тамбовской губерниями. Площадь ее составляла 35480 десятины, что составляло часть территории Российской империи. Рязанская губерния занимала 55-е место по величине среди других губерний.
Территория губернии представляла собой прямоугольник - длиной 286 верст и шириной 146 верст со скошенными на северо-востоке и юго-востоке углами, расположенный между 52 и 55 градусами северной широты и 56 и 59 градусами восточной долготы. Самая северная точка губернии была около д. Дорофеево в Егорьевском уезде, самая южная - в Раненбургском уезде по реке Воронеж, самая западная - в Зарайском уезде по р. Смедовке, самая восточная - на р. Унже в Касимовском уезде.

Рязанский край расположен на стыке нескольких природных зон и ландшафтов. В наше время интенсивное хозяйственное использование привело к тому, что былое различие этих зон стало не заметно глазу простого наблюдателя. В прошлом оно было обозначено достаточно четко и сыграло важную роль в развитии общества.

Правый берег Оки представляет собой район широколиственных лесов того типа, который в период раннего средневековья покрывал большую часть территории Центральной и Восточной Европы. Левый берег Оки - Мещёра - был более низкий. Это были таежные леса с большим количеством озер и болот. С юго-запада, со стороны истоков Дона, к Оке достаточно близко подходит лесостепь. Своеобразной территорией были пойменные луга Оки и ее притоков - Прони, Пры, Пары, Мокши и Цны.

Наряду с природными, на территории Рязанского края можно выделить ряд исторических зон. Они отличаются и временем заселения русскими людьми, и характером хозяйственного использования, и культурно-этнографическими особенностями. Первая зона - правый берег Оки от р. Осетр до р. Пары. Это ядро территории Рязанского княжества, заселенное русскими людьми уже к XI в. Вторая зона — это Мещёра. Она была заселена несколько позже правого берега, со стороны Владимира. В плане хозяйственном здесь преобладали лесные промыслы. В политическом отношении она входила не в состав Рязанского, а сначала в состав Муромского, а затем Владимирского и Московских княжеств. Третья зона - правый берег Оки, между Парой, Цной и Мокшей. Этот район был заселен русскими людьми позже, уже в период существования Русского единого государства. Четвертая зона - лесостепные территории на юге области, которые освоены русскими людьми позже других, когда граница Русского государства стала с XVI в. продвигаться на юг в Дикую степь. Объединенное во второй половине XVIII в. в рамках одного административно-территориального образования, население этих исторических зон постепенно стало осознавать свое единство как жителей Рязанского края. Но на протяжении всей последующей истории на его территории четко выделялись три природно-экономических района: Рязанский, Мещерский и Степной.

Создание губернских и уездных учреждений.

На эпоху правления Екатерины II приходится период формирования губернских и уездных учреждений Рязанской губернии.

Первоначально намечалось, что губернией будут руководить наместники или губернаторы. Сами губернии вначале часто назывались наместничествами. Но поскольку создание местных учреждений требовало значительного времени и постоянного контроля, в эту эпоху появилась еще одна должность. Это были генерал-губернаторы, которому подчинялось несколько соседних губерний. За ними и закрепилось в эпоху Екатерины II название «наместники». Это была промежуточная инстанция между губернскими и центральными учреждениями.

На протяжении второй половины XVIII в. пост наместника Рязанской и Тамбовской губерний занимали три видных государственных деятеля. В августе 1778 г. императрица поручила создание губернии генерал-поручику Михаилу Никитичу Кречетникову. Это была яркая и, одновременно, типичная фигура сановника эпохи Екатерины II, который одинаково успешно занимался и военной, и гражданской деятельностью. Он был участником Семилетней и русско-турецкой 1768-1774 гг. войн. К моменту назначения в Рязань 49-летний наместник уже успел выступить в роли создателя сначала Пензенской, затем Тверской и Калужской губерний. Он энергично взялся за дело и на новом месте. Его усилиями и была организована Рязанская губерния. Ее официальное провозглашение произошло в губернском центре 16 декабря 1778 г.

Его преемниками на посту наместника рязанского и тамбовского были два знаменитых русских военачальника. С 1778 по 1785 гг. - генерал-поручик Михаил Федорович Каменский. Это был 47-летний герой русско-турецкой войны 1768-1774 гг., получивший в ее ходе ордена Св. Георгия IV, III и II степеней. С 1785 г. на протяжении 11 лет эту должность занимал генерал-поручик Иван Васильевич Гудович. К моменту получения этого назначения 44-летний уроженец Малороссии также имел славу героя войны с Турцией, за подвиги в которой стал кавалером ордена Св. Георгия III степени.

Для всех трех рязанских наместников пребывание в регионе было одной из промежуточных ступенек в их дальнейшей карьере. Все они затем получили титул графа, два последних - чин генерал-фельдмаршала. М.Ф. Каменский отличился в войне с Турцией в 1789-1791 гг. и был главнокомандующим русской армии в 1806 г. И.В. Гудович командовал в 1806-1809 гг. войсками в Грузии и Дагестане, затем в 1809-1812 гг. был главнокомандующим в Москве.

Власть наместников (генерал-губернаторов) была велика, а полномочия и круг обязанностей не были четко обозначены. Фактически за свою деятельность они отвечали только перед императрицей. Будучи крупными деятелями, перегруженными множеством военных и гражданских дел на огромной территории, наместники были представителями верховной власти. Все текущие управления они оставляли в руках местных губернаторов, которым принадлежала непосредственная власть на территории губернии. Они обладали не только административными функциями, но и обладали судебной властью на вверенной территории. С момента создания Рязанской губернии в 1778 году и вплоть до свержения монархии в феврале 1917 года на этой должности побывало 35 чиновников.

На протяжении правления Екатерины II сменилось шесть рязанских губернаторов. Первым рязанским губернатором с 1778 по 1780 гг. был И.И. Поливанов. Затем на протяжении восьми лет губернию возглавлял А.А. Волков, которого в 1788 году сменил A.M. Кологривов. С осени 1793 года исполняющим должность губернатора являлся Л.В. Тредьяковский. В 1795 году губернатором стал И.О. Селифонтов, а его преемником весной в 1796 году - М.И. Коваленский - последний губернатор, назначенный Екатериной II.

Юридической основой их деятельности, кроме «Учреждения для управления губерний Всероссийской Империи» 1775 года, были Устав благочиния 1782 г. и Жалованные грамоты дворянству и городам 1785 г. Губернская реформа 1775 г. не только разукрупняла губернии, но и расширяла права и полномочия местных чиновников и учреждений. Система губернских учреждений, созданная в эпоху Екатерины II, просуществовала без значительных изменений вплоть до середины XIX в.

Губернатор управлял губернией с помощью коллегиального учреждения - губернского правления. Оно считалось основным административным учреждением в губернии, доводило до сведения всех остальных местных учреждений и чиновников законы и распоряжения, контролировало это исполнение и отвечало перед императором и Сенатом за положение дел на вверенной территории. Кроме губернатора и вице-губернатора, в него входили советники и асессоры. При губернском правлении, кроме ведущей делопроизводство канцелярии, создавались: губернский архив, губернская типография (образована в 1801 г.) и губернская чертежная.

Вторым лицом в губернской администрации был вице-губернатор. Его обязанности состояли в том, чтобы «1) быть непосредственным помощником и сотрудником начальника губернии по всем частям управления оною; 2) иметь ближайший и ответственный надзор по всем частям губернского правления, наблюдать вообще за делопроизводством, благоустройством и порядком в целом правлении, и в особенности в канцелярии присутствия и частях ее; 3) заступать временно место начальника губернии каждый раз, когда губернатор почему-либо не управляет губернией».

Важную роль среди местных административных учреждений имела казенная палата. В ведении казенной палаты находились все финансово-хозяйственные функции местной власти. Ее председатель считался третьим лицом среди чиновников губернии. Как и губернское правление, это был коллегиальный орган. Общее присутствие казенной палаты включало также двух советников, губернского казначея, губернского контролера и асессора. Через казенную палату осуществлялось руководство всеми финансовыми и хозяйственными делами. Она заведовала раскладкой и сбором налогов и податей, государственным имуществом (земли, леса, воды, казенные предприятия), заведовало государственными крестьянами, винными откупами и подрядами, продажей соли, заведовала казенными зданиями, надзирала за частной промышленностью и торговлей. Казенная палата проводила и всю работу по проведению ревизий - учету податного населения. Она же ведала приемом, хранением и выдачей казенных денежных сумм.

Особое место в администрации губернии занимал приказ общественного призрения. Его название происходило от забытого в наше время слова «призрение», означающего заботу и попечительство. Приказ управлял местными образовательными, медицинскими и благотворительными учреждениями.

Судебными учреждениями губернии были верхний земский суд, губернский магистрат и верхняя расправа, которые были апелляционными инстанциями, соответственно, для горожан и государственных крестьян. Кроме того, были созданы палаты уголовного и гражданского суда. Каждая из них имела председателя, его товарища, заседателей (по два от дворянства и городов), штат обслуживающих чиновников. Особое учреждение представлял совестный суд, целью которого было примирение сторон. Он разбирал споры между родственниками, преступления несовершеннолетних и «безумных», споры об ущербе от несчастных случаев, обвинения в колдовстве.

Надзор за порядком делопроизводства осуществлял губернский прокурор с двумя помощниками - «губернскими стряпчими» (один для казенных, второй для уголовных дел). Роль прокурорских чиновников была в тот период незначительной. О замеченных злоупотреблениях они должны были доносить в первую очередь губернатору, а не в столицу. Губернский прокурор по чину был ниже вице-губернатора, председателей палат гражданского и уголовного суда и приравнивался к советникам губернских правлений и палат которых он должен был контролировать.

В уезде высшей властью был нижний земский суд. Это было не судебное учреждение, а полицейский орган во главе с земским исправником или как часто называли его в XVIII в. капитан-исправником которому помогало несколько «заседателей». Нижний земский суд исполнял распоряжения вышестоящих властей, контролировал сбор податей и выполнение повинностей, следил за поддержанием порядка во всех сферах жизни. Прием и хранение всех государственных средств было обязанностью уездного казначейства. Его возглавлял уездный казначей, которому подчинялись несколько чиновников и канцелярских служителей.

Судебную власть в уезде осуществляли сословные суды первой инстанции: уездный суд под председательством уездного судьи, при участии двух заседателей для дворян; городской магистрат для горожан; нижняя расправа - для государственных крестьян. При уездных судах и городовых магистратах создавались сословные органы по опеке: Дворянская опека и сиротский суд. Они должны охранять собственность дворян или горожан, в случае если их владельцы были вдовы, малолетние или могли «промотать» состояние. Над такими владельцами назначались опекуны. Они управляли опекаемым имуществом получая за это 5% от дохода с нее. Надзор за порядком делопроизводства осуществлял уездный стряпчий.

Уездные города не подчинялись полицейской власти земского исправника, его функции в городах выполнял городничий. В 1782 г. был принят «Устав благочиния», который определил устройство полицейского управления в городах. Главным полицейским учреждением города была управа благочиния. Она охраняла порядок в городе, контролировала исполнение жителями законов и постановлений, исполняла распоряжение начальства и суда, занималась благоустройством и осуществляла все остальные властные полномочия.

В губернском городе полицию возглавлял полицмейстер или обер-комендант. Рязань подразделялась на две части во главе с частным приставом. Центром части было полицейское учреждение, которое называлось «частный» или «съезжий» дом. При части находился Словесный суд по мелким гражданским делам с упрощенным устным судопроизводством. Полицейский надзор в каждом квартале осуществлял квартальный надзиратель и его помощник - квартальный поручик.

По замыслу Екатерины II власть в губерниях и уездах должна была осуществляться государственными чиновниками при активном участии органов сословного самоуправления. Органы дворянского самоуправления создавались на основе «Грамоты на права, вольности и преимущества благородного дворянства» 1785 г. Дворяне каждой губернии создавали особую корпорацию. Она собиралась раз в три года на губернское дворянское собрание. На его заседании имели право присутствовать все дворяне. Но право голоса имели только те из них, кто был старше 25 лет и владел поместьями. Не имели права голоса те из дворян, кто вышел в отставку, не дослужив до обер-офицерского чина.

Дворянское собрание избирало два кандидата на пост губернского предводителя дворянства. Один из них по представлению губернатора назначался императором на это место. Губернский предводитель дворянства считался главой местного «благородного сословия». По своей общественной значимости эта выборная должность считалась второй по значению после самого губернатора. Первым губернским предводителем дворянства был полковник Ф.И. Бабарыкин. Всего на этом посту до 1861 г. побывало семнадцать наиболее влиятельных представителей местных землевладельцев. Дворянство также выбирало еще ряд должностных лиц. Среди них были председатели губернских палат уголовного и гражданского суда, уездные исправники и судьи, заседатели палат уголовного, гражданского, земского и уездного судов. В общей сложности 1/3 губернских чиновников выбиралась местными дворянами. Приблизительно столько же губернатор и губернское правление представляло Сенату для определения на различные должности по рекомендации местного дворянства.

Дворянство каждого уезда собиралось на местные дворянские собрания. На них выбирались уездные предводители и ряд уездных должностных лиц.

Существовало и городское сословное самоуправление. Еще в начале правления Петра I в городах были учреждены посты выборных бурмистров. В 1723-1724 гг. к ним были добавлены органы городского самоуправления - магистраты и ратуши. Одновременно с Жалованной грамотой дворянству в 1785 г. была издана «Грамота на права и выгоды городам Российской империи». Все население каждого города делилось на шесть разрядов, различавшихся между собой привилегиями и обязанностями. В совокупности они составляли городское собрание или корпорацию жителей населенного пункта. Городские общества имели право юридического лица, владели собственностью на строения и земельные угодья, могли получать с него доходы. Горожане, которые достигали 25 лет и имели определенный имущественный ценз, получали право голоса. Они избирали городского голову, бургомистров в магистрат, заседателей в общие и сословные учреждения, представителей в распорядительный орган - общую городскую думу в составе городского головы и гласных от всех шести групп населения. Общая дума избирала исполнительный орган - шестигласную думу, в которой было по одному гласному от каждого из шести разрядов жителей города. В ее ведении находилось городское благоустройство и защита сословных интересов горожан. Городовые магистраты превратились в сословные судебные учреждения для горожан. Допускалось создание сословных учреждений для отдельных групп городского населения. В Рязани существовали ремесленная и купеческая управы во главе со старшинами.

Два последних десятилетия правления Екатерины II ушли на создание новых губернских и уездных государственных и сословных учреждений. Следующее царствование началось новыми изменениями в системе местного управления. Все недолгое правление сына Павла I (1796-1801) было попыткой уничтожить и переделать все то, что было сделано в предшествующее царствование. Император считал, что так управлять государством, как это делала его мать, нельзя. Должность генерал-губернатора была уничтожена. Губернии стали напрямую подчиняться столице. Занимавшие в эту эпоху губернаторские посты в Рязани Михаил Иванович Коваленский и действительный статский советник Дмитрий Степанович Санин едва успевали приспосабливаться к лавине новых указаний, обрушивающихся из столицы. Прежде всего, новый император в целях экономии приказал сократить число административно-территориальных единиц. В 1796 г. три уезда Рязанской губернии были ликвидированы. Их центры - Данков, Егорьевск, Спасск стали «заштатными» городами, т. с. городскими поселениями, не имеющими административных функций.

Для наведения порядка всю территорию империи разделили на семь округов, в каждый из которых было назначено по два сенатора для ревизий. В Рязанскую и пять соседних губерний (Московскую, Владимирскую, Калужскую, Тамбовскую и Тульскую) были направлены сенаторы Д.П. Трощинский и П.П. Щербатов. Их ревизия вскрыла картину произвола и злоупотребления местных властей. Затем началась ломка сложившейся судебной системы. В конце 1796 г. были упразднены губернские сословные суды (верхние земские суды, губернские магистраты, верхние расправы). Палаты гражданского и уголовного суда были объединены в палату суда и расправы. Были уничтожены и нижние расправы в уездах. Уездный суд из дворянского сословного органа был превращен в единую инстанцию для всех жителей уезда, кроме горожан. Заодно были ликвидированы приказы общественного призрения. Для руководства медицинской частью была создана в 1797 г. губернская врачебная управа.

Как самодержавные правители, и Екатерина II, и Павел I считали себя «родителями» всех своих подданных. Но первая предпочитала играть роль снисходительной матери, готовой выслушать их мысли о своих нуждах. Ее же сын действовал как строгий отец, который лучше «детей» знает, что им нужно, поэтому в годы его правления сословные органы пытались заменить бюрократическо-полицейскими. Дворянские выборы были запрещены. Городское сословное управление было слито с органами полиции. Вместо управы благочиния и городских дум в 1798 г. были созданы ратгаузы. Они объединили под своей властью все административно-полицейские, финансово-хозяйственные и судебные функции в городах. Через год стали создаваться в городах военно-полицейские органы - ордонанасгаузы во главе с комендантами. Это были военно-полицейские органы, в которые представители городского населения не допускались даже в роли исполнителей предписаний начальства. Городское самоуправление тем самым полностью ликвидировалось.

В 1797 г. была введена новая система управления государственными крестьянами, подведомственными казенным палатам. Раньше вмешательство государственных властей в их жизнь ограничивалось только контролем за сбором налогов и выполнением других повинностей. Теперь для управления ими создавались сословные крестьянские учреждения - сельские общества и волости. Таких волостей, насчитывающих в среднем около 6000 душ жителей, в Рязанской губернии было 28. Кроме того, существовали три волости, входящие в Скопинский государственный коннозаводской округ. Государственные крестьяне одного селения собирались в сельский сход, на котором выбирали сельского старшину и его помощников (старост, сборщиков податей, сотских и десятских). Представители от сельских сходов собирались на волостной сход. На нем выбирали волостное управление, состоящее из волостного головы и двух заседателей. Все эти выборные лица были дополнительным, и не требующим казенных затрат, подспорьем для местной полиции.

Губернские власти в эпоху Александра I и Николая I.

Дворцовый переворот 11 марта 1801 г., последний в истории Российской империи, положил конец кипучей, но бессистемной административной деятельности Павла I. Его сын Александр I (1801-1825 гг.), вступив на престол, сразу же восстановил дворянские выборы, а через месяц - действие Жалованных грамот дворянству и городам. Затем были вновь созданы губернские приказы общественного призрения. В Рязанской губернии в 1803 г. вновь были восстановлены Данковский, Егорьевский и Спасский уезды, и их центры вновь обрели статус уездных городов.

Не были восстановлены только наместничества и сословные губернские суды. Из всех многочисленных мер эпохи правления Павла I уцелели только врачебные управы и система сословного управления государственными крестьянами.

Новое царствование принесло изменения не столько в структуру губернских учреждений, сколько в систему их взаимоотношений со столичными учреждениями. Роль Сената, которому подчинялись губернаторы в ушедшем столетии, в государственном управлении упала. Вместо ликвидированных коллегий в 1802 г. были учреждены министерства. После этого сложилась «ведомственная» или линейная система управления Российской империей. Все местные должностные лица и учреждения подчинялись соответствующим министерствам, ведомствам в столице.

Ведущую роль в управлении страной вплоть до 1917 г. играло Министерство внутренних дел. Ему подчинялись губернаторы, которые считались чиновниками этого ведомства. За четверть века правления Александра 1 на посту губернатора Рязанской губернии сменилось семь чиновников. Через два месяца после вступления на престол нового императора им был назначен Дмитрий Семенович Шишков. Затем его последовательно сменяли: действительный статский советник Александр Ильич Муханов (1806-1811), действительный статский советник Иван Яковлевич Бухарин (1811-1815), статский советник Иван Иванович Князев (1815-1819), действительный статский советник Николай Александрович Наумов (1819-1821), князь Алексей Александрович Лобанов-Ростовский (1821-1824). Последним губернатором александровской поры был Николай Иванович Шредер, которой управлял губернией с февраля 1824 г. по февраль 1828 г.

Министерству внутренних дел также подчинялась полицейская служба и медицинская часть. Губернские и уездные судебные учреждения, а также прокурор подчинялись ведомству Министерства юстиции. Казенная палата и уездные казначейства - Министерству финансов. Учреждения народного образования -Министерству народного просвещения. Существовали на территории губернии учреждения ведомств почтового и путей сообщения.

Создание министерской системы привело к росту единоначалия и бюрократизации и в губернских учреждениях. Роль губернского правления и других коллегиальных учреждений стала номинальной. Реальные рычаги управления регионом сходились в канцелярии губернатора, через которую он получал указания из столицы и руководил губернией.

Проблема повышения эффективности местного управления занимала правительственные круги на протяжении всего правления Александра 1. Император пытался опыт эпохи Екатерины II дополнить новыми политическими идеями. В конце 1819 г. был учрежден пост генерал-губернатора Воронежской, Орловской, Рязанской, Тамбовской и Тульской губерний, который существовал на протяжении семи лет. Местом пребывания генерал-губернатора и центром вверенной ему территории была Рязань. Эту должность занял Александр Дмитриевич Балашов (1770-1837). Это был один из крупных деятелей первой четверти XIX в., практически забытый в нашу эпоху. Первый взлет его служебной карьеры пришелся на эпоху Павла I. В 1800 г. 30-летний генерал-майор был назначен военным губернатором Ревеля. При Александре I он быстро поднимался вверх по лестнице административных должностей. Четыре года был московским обер-полицмейстером, затем назначен обер-полицмейстером Петербурга, а в 1809 г. становится военным генерал-губернатором столицы. В 1810 г., сохраняя предыдущий пост, он возглавляет только что созданное Министерство полиции и назначается членом Государственного совета. С 1809 по 1817 гг. А.Д. Балашов выполнял самые тайные и доверительные поручения Александра I, сопровождая его во всех поездках по стране и за рубежом.

В 1819 г. Министерство полиции было ликвидировано, пост столичного генерал-губернатора занимал другой сановник. Новое служебное назначение А.Д. Балашова в Рязань с точки зрения бюрократической логики означало закат карьеры. Но за ним скрывалось особое доверие императора к своему приближенному, которому поручалось выполнение ответственной миссии - подготовить к будущим конституционным преобразованиям центральные губернии страны. Появление генерал-губернаторского округа с центром в Рязани было шагом к введению подготовленной в 1818-1820 гг. конституции под названием «Государственная уставная грамота Российской империи». Генерал-губернатор много сделал для наведения порядка и развития благоустройства во всех порученных ему губерниях и, прежде всего, в Рязанской.

Вступление на престол Николая I положило конец и правительственному конституционализму, и административной деятельности А. Д. Балашова. В марте 1828 г. пост генерал-губернатора Воронежской, Орловской, Рязанской, Тамбовской и Тульской губерний был упразднен.

На царствование Николая I приходится деятельность семи «хозяев губернии», как их официально называли в ту эпоху. Н.И. Шредера сменил статский советник Павел Степанович Карцев. В 1830 г. несколько месяцев этот пост занимал действительный статский советник граф Николай Михайлович Грохальский. В этом году в Польше вспыхнуло восстание, и национальное происхождение губернатора вызвало у властей сомнения в его лояльности. Его сменил Степан Васильевич Перфильев. В 1836-1841 гг. губернию возглавлял Владимир Михайлович Прокопович-Антонский. Затем - тайный советник Дмитрий Сергеевич Крылов (1841-1843) и действительный статский советник Павел Сергеевич Кожин (1843-1851). Последним губернатором этого времени стал действительный статский советник Петр Петрович Новосильцев. Он занимал этот пост до 1858 г. При нем Рязанская губерния вступила в «эпоху великих реформ».

Первым мероприятием эпохи Николая I стало создание надежного канала собственной информации обо всем происходящем и стране. Это было главной функцией жандармерии. В 1827 г. вся страна была разделена на жандармские округа. Внутри каждого округа для каждой губернии был назначен жандармский штаб-офицер. Он не подчинялся губернатору и должен был непосредственно информировать императора обо всех значительных происшествиях на вверенной территории.

Затем император попытался чисто административными мерами увеличить эффективность местного управления. Основные усилия властей в этом направлении приходятся на 1837-1838 гг.

В 1837 г. был издан «Наказ губернаторам», которой стал главной правовой основой их деятельности. Этот документ окончательно определил роль губернатора в системе управления Российской империи. Провозглашалось, что на подчиненной территории «гражданские губернаторы, как непосредственные начальники вверенных им высочайшею волею губерний, суть первые в оных блюстители неприкосновенности верховных прав самодержавия, польз государства и повсеместного точного исполнения законов, уставов, высочайших повелений, указов Правительствующего Сената и предписаний начальства». В этом же году для усиления полицейского контроля вводилось деление уездов на станы. Их было создано на территории Рязанской губернии 25. Рязанский уезд делился на три стана, остальные - на два. Центрами станов стали: д. Матчино, с. Городищи и с. Спас-Клепики в Рязанском уезде; г. Зарайск и д. Луховицы в Зарайском уезде; с. Большое Гридино и с. Починки в Егорьевском уезде; Киструс и с. Заполье в Спасском уезде; с. Токарево и с. Николаевская Тума в Касимовском уезде; с, Щетинская Слобода и с. Лялино в Михайловском уезде; с. Абакумове и д. Кожухово в Пронском уезде; с. Борец и с. Путятино в Сапожковском уезде; д. Аксен и с. Пехлец в Ряжском уезде; г. Скопин в Скопинском уезде; г. Раненбург и с. Повислое в Раненбургском уезде; с. Покровское и с. Дмитриевское (Избище) в Данковском уезде.

Важные изменения произошли в эту эпоху в управлении государственными крестьянами. Они стали подчиняться созданному в 1837 г. Министерству государственных имуществ. В 1838 г. было составлено «Учреждение об управлении государственными имуществами в губернии». В губернии была создана палата государственных имуществ во главе с управляющим, которая должна была контролировать государственные земли и уже существующие 31 волости и 124 сельских общества государственных крестьян губернии. Для этого создавались семь округов: Рязанский (Ямская и Солотчинская волости Рязанского уезда, Никитинская и Архангельская волости Пронского уезда); Раненбургский (Ломовская, Дубовская и Путятинская волости Раненбургского уезда, Багильдинская и Новоникольская волости Данковского уезда); Зарайский (Безпятовская и Луховичская волости Зарайского уезда, Поминовская и Полбинская волости Егорьевского уезда); Спасский (Гавриловская, Санская и Ижевская волости Спасского уезда, Татарская, Нармушадские волости и Спиринское общество Касимовского уезда); Сапожковский (Подгородная, Путятинская, Сараевская волости Сапожковского уезда, Подвисловская и Дегтянская волости Ряжского уезда); Скопинский (Дмитриевская и Корнеевская волости Скопинского уезда, Новоалександровская, Павелецкая и Казинская конно-заводские волости); Михайловский (Попадьинская, Новорождественская и Новопанская волости Михайловского уезда). Кроме того, для государственных крестьян создавались особые сословные суды - волостные. Одно из отделений палаты государственных имуществ во главе с губернским лесничим управляло казенными лесами.

Эта мера увеличила число чиновников в губернии и усилила полицейский контроль. В палате и округах служило 93 чиновника Министерства государственного имущества. В волостях и обществах государственных крестьян существовали 894 различные выборные должности (т. е. по одному на 500 крестьян), задача которых была помогать полицейским чиновникам.

Принадлежность учреждений губернии к разным ведомствам не могла не породить медлительности и волокиты в делах. Для того чтобы сделать управление более оперативным, на протяжении первой половины XIX в. властям постоянно приходилось создавать различные коллегиальные учреждения (комитеты, комиссии, присутствия) под управлением губернатора. Одними из важнейших были созданные в 1808 г. губернские и уездные квартирные комиссии. Вплоть до середины XIX в. воинские части не имели постоянных казарм, а размещались постоем по домам местного населения. Выделением таких квартир, что было одной из тяжелейших повинностей для населения и важнейшей задачей для военного ведомства, и занимались эти комиссии. В 1831 г., когда по всей стране свирепствовала страшная эпидемия холеры, был создан губернский «предохранительный от холеры комитет». Для выдачи ссуд населению в голодные годы в 1834 г. была создана губернская комиссия народного продовольствия. Под ее руководством проводилась обязательная ссыпка определенного количества хлеба в запасные магазины. Также создавался специальный продовольственный капитал путем взносов с души до сбора 48 копеек на душу. Эти меры были реакцией властей на неурожай и голод 1831 и 1832 гг. В уездах были созданы особые присутствия в составе уездного предводителя дворянства, исправника, городничего, городского головы и гласных. Введены были должности попечителей и смотрителей хлебных магазинов.

Главными задачами местного управления в губернии были сбор налогов, контроль за выполнением натуральных повинностей, поддержание полицейского порядка. Все остальные направления деятельности администрации, помимо фискальной и полицейской, играли второстепенную роль. Кроме обычной, полиции, на территории губернии размещались специальные воинские части для поддержания внутреннего порядка. В XVIII в. они назывались губернская и уездные штатные команды. В 1784 г. им была присвоена особая форма. Нижние чины Рязанских команд носили красные кафтаны с бледно-зелеными воротниками и обшлагами и желтыми пуговицами. Офицеры - такой же кафтан и палевый камзол. В 1811 г. все местные воинские команды были преобразованы во внутреннюю стражу. Из Рязанской штатной губернской команды и роты Нарвского гарнизонного батальона был сформирован Рязанский внутренний губернский полубатальон. Затем он был преобразован в Рязанский внутренний гарнизонный батальон. Ему подчинялись существующие в губернском и уездных центрах инвалидные команды. Они создавались из инвалидов, получивших ранения во время боевых действий и непригодных к строевой службе.

При всех недостатках эта система местного управления удовлетворяла во второй половине XVIII - первой четверти XIX вв. потребностям государства и общества.

Это ярко проявилось в ходе событий Отечественной войны 1812 г. По времени эта была самая короткая война, которую вела Российская империя. Она длилась всего полгода, но потребовала огромного напряжения всех сил страны. Были увеличены повинности и налоги. В феврале 1812 г. к подушной подати был прибавлен один рубль, к оброчной, собираемой с государственных крестьян, - два рубля, к подати с купеческих капиталов - 3% сверх обычного, с поместий помещиков - 2%. В двухмесячный срок было предписано погасить недоимки по всем прошлым рекрутским повинностям. На протяжении года было проведено 3 рекрутских набора: чрезвычайный 82-й (по 8 рекрутов с 500 душ) в апреле; 83-й набор (по 8 с 500 душ) в августе и 84-й (по 8 с 500 душ) в ноябре. В марте был объявлен новый рекрутский набор. Предельный возраст рекрутов был увеличен с 35 до 40 лет. Было разрешено принимать в рекруты с 18 лет. Кроме того, на два вершка уменьшался предельный рост призываемых, и разрешалось принимать с телесными недостатками. Всего в ряды армии было взято более 8 тыс. жителей Рязанской губернии. В июле в губернии начало формироваться ополчение. Оно формировалось по сословному признаку: офицерский состав - из дворян, рядовой - из крестьян и мещан в возрасте от 20 до 45 лет. Во главе его стоял губернский предводитель дворянства Л.Д. Измайлов. Штатная численность ополчения составляла 15600 человек, распределенных по одному конному казачьему и шести пехотным (четыре казачьи пешие и два егерских) полка. Всего на военную службу в 1812 г. было призвано 23 тыс. жителей Рязанской губернии, что составило около 7% его населения. Такой степени напряжения человеческих ресурсов не было со времен создания регулярной армии в эпоху Петра I. По результатам VII ревизии (1815 г.) в 10 уездах губернии из 12 было зафиксировано снижение численности населения по сравнению с VI переписью (1811-1812 гг.). Это было единственным случаем за все время проведения ревизий в стране на протяжении полутора столетий.

Рязанская губерния не была ареной непосредственных военных действий. В течение сентября-октября она являлась ближайшим тылом действующей армии. На ее территории проводились заготовки провианта, снаряжения, конского состава. Крестьянское население широко привлекалось к подводной повинности. С сентября 1812 г. по август 1814 г. в Касимове и окрестных населенных пунктах размещался главный военный госпиталь действующей армии, рассчитанный на 20 тыс. человек. Временные госпитали открывались и в других уездах. В сентябре-декабре Рязань стала центральным распределительным пунктом для военнопленных, которых прошло через нее около 8 тыс. солдат, офицеров и генералов. На территории губернии размещались беженцы из Москвы и других городов.

Но прошло несколько десятилетий и к середине XIX в. недостатки существующей системы местного управления стали все больше ощущаться и властями, и обществом. Главными из них были страшная волокита и бюрократизм, сопровождаемые казнокрадством и взяточничеством. Принятие всякого решения сопровождалось огромным количеством согласований и бумажного делопроизводства. Чем дальше, тем больше канцелярское делопроизводство из средства управления превращалось в его главную цель. Как писал один из крупнейших знатоков русского права А.Д. Градовский «...нужно принять в расчет то обстоятельство, что по условиям тогдашнего делопроизводства, присутствия разных учреждений далеко не имели такого значения, как канцелярии, на которых возлагалось изготовление докладов и самый доклад дел присутствию. Вследствие чего исход дел предрешался в канцелярии при полном отсутствии гласности».

Примером такой волокиты может быть оказание помощи страдающим от неурожая крестьянам. Ввиду сложности отчета дела по продовольственным магазинам должны были проходить шесть инстанций. Это занимало столь долгое время, что крестьяне искали любые способы спасения от голода, кроме обращения к запасам продовольственных магазинов. Даже Николай I с горечью признавал, что империей правит не он, а «столоначальники», то есть канцелярские чиновники.

Сократить эту бумажную волокиту было невозможно, так как власти вполне справедливо опасались еще большего расцвета коррупции и злоупотреблений. Во вторую четверть XIX в. повсеместными стали жалобы на низкие деловые и моральные качества чиновников губернских учреждений. Основная масса дворян предпочитала службу в армии и столичных учреждениях. Эта тенденция, заметная еще в эпоху Екатерины II, особенно усилилась в первой половине XIX в. Как отмечал А.Д. Градовский «...учреждение министерств дало новый толчок к удалению дворян от местных должностей. Служба в министерских департаментах, сопряженная С жизнью в столицах представлялась гораздо заманчивее службы ПО выборам от дворянства в местных должностях. Независимо от приятностей столичной жизни, служба в министерствах открывала перспективу получить выгодные места в провинциях, назначение на которые зависело ...от министерств. Молодой человек начавший свою службу в министерских департаментах, мог явиться на место вице-губернатора, управляющего казенной палатой, председателем палаты государственных имуществ и т. д., тогда как служба по дворянским выборам не открывала никакой заманчивой перспективы. Этим объясняется то опустение местности, на которое постоянно жалуются как современные писатели, так и официальные документы...».

В эпоху правления Николая I пытались бороться с уклонением дворян от участия как в службе по выборам, так и вообще от службы в местных учреждениях. Каждый поступающий на службу чиновник должен был провести, по крайней мере, три года в губернских учреждениях. Начиная с дворянских выборов 1831г. к непосредственному участию допускались только те, кто владел не меньше чем 100 душ, от мелкопоместных дворян - только уполномоченные. «Великопоместные дворяне съезжались на баллотировку, но выборы сохранили характер раздачи должностей беднейшим дворянам для доставления им средств содержания».

Все эти проблемы и недостатки существовали и раньше. Но во второй четверти XIX в. отношение к ним изменилась. То, что раньше казалось неизбежным и терпимым, стало теперь казаться вопиющим злом.

История Рязанского края. 1778-2007.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама