Рязанский край в составе Российской империи (XVIII век)

Версия для печатиВерсия для печати

Агарев А.Ф., Курышкин В.П.

В работе рассматривается история Рязанского края в составе Российской империи XVIII века. Реформы Петра I и Екатерины II и связанные с ними преобразования в Рязанском крае, образование Рязанской губернии, крестьянская война под руководством Е.И. Пугачёва, социально-экономическое и культурное развитие Рязанского края - эти и другие вопросы так или иначе отражены в настоящих историко-краеведческих очерках.

Содержание

Российские реформы XVIII века и Рязанский край. Образование Рязанской губернии

Войдя в состав Московского царства, Рязанский край постепенно утратил роль боевого форпоста и превратился во внутреннюю область России. В России же в конце XVII - начале XVIII столетия начались серьёзные преобразования, охватившие самые разнообразные сферы жизни страны: экономику и быт, науку и внешнюю политику, государственный строй и церковные дела. Начало осуществления этих преобразований связано с деятельностью Петра I.

К концу XVII века Россия была обширным государством, занимавшим большую часть Восточно-Европейской равнины, а также Сибирь и часть Дальнего Востока до верховьев течения Амура и берегов Охотского моря. Во второй половине XVII века граница России значительно продвинулась на юг, где выросла укреплённая украинская линия. Тем не менее, геополитическое положение России было не очень хорошим, так как она была отрезана от моря. Хотя на востоке берега России омывались Тихим океаном, но выгод из этого извлечь было нельзя, так как Дальний Восток только начинал осваиваться.

На юге Астрахань открывала путь в Каспийское море, но море это не имело выхода к океану. Выход к двум южным морям, - Азовскому и Чёрному, запирали две турецкие крепости - Азов и Очаков. От Балтийского моря Россия к этому времени была отрезана. Единственным морским портом был Архангельск, но он был слишком удалён от центра, и Белое море к тому же замерзало зимой.

В этих условиях борьба за выход к морю приобретала первостепенное значение для судеб Русского государства. Это была борьба с экономической изоляцией, и от её успеха зависело преодоление экономической отсталости от передовых стран Западной Европы, где шло становление буржуазного общества. Поэтому российская внешняя политика в первой четверти XVIII века отличалась большой активностью: завязывались международные связи, устанавливались торговые отношения со странами Запада и Востока. Особенностью внешней политики была целеустремлённая борьба за выход к морю.

С победой над Швецией в Северной войне задача выхода к морю была решена. Это означало не только возврат исконно российских земель, но и торжество геополитической целесообразности, обеспечившее, между прочим, и населению Прибалтики в течение последующих двухсот лет режим максимально возможного покоя и мира. Если бы не приход русских, которые не искореняли местные языки, латыши и эстонцы были бы к настоящему времени полностью онемечены, а литовцы ополячены. Эстонский, латышский и литовский языки уже угасали, на них говорили только в деревнях. В городах в ходу были немецкий и польский языки. Языки народов Прибалтики и их культуры расцвели только после вхождения в состав России.

30 октября 1721 года Пётр принял титул Отца Отечества и Императора Всероссийского. Россия стала империей, а её столицей с 1712 - 1713 гг. являлся Петербург, который был заложен ещё в мае 1703 г. на одном из островов в устье Невы.

Внешне Россия была империей, как и Британия. Но Российская империя - это совсем не то, что Британская. Британская империя и все империи западных стран - это соединение высокоразвитого, мощного государства и насильственно присоединённых к нему стран, несравненно менее развитых. Из колоний высасывается всё возможное, их развитие и сама нормальная жизнь приносится в жертву развитию метрополии.

Российская же империя - скорее многонациональное государство, в котором отсутствуют колонии и метрополия. В ней есть центр и есть периферия - многонациональная окраина. Уровень развития народов, включённых в Российскую империю, различался не так сильно, как в той же Британской или Португальской империи. Иногда периферия оказывалась даже более высокоразвитой, чем центр. Это хорошо видно на примере Польши, Прибалтики и особенно Финляндии.

Российская империя, удерживая периферию в едином государстве, проводила в целом качественно иную политику, чем Британская в Индии или правительство Франции в Экваториальной Африке. Отношение высших представителей власти к периферии - совсем не такое, как у Министерства колоний к Индии. Оно скорее партнёрское. Этим, кстати, обусловливается удивительный многонациональный характер России, которая в течение столетий принимала как братьев все воссоединившиеся с ней народы. Такие многонациональные государства возникают потому, что соответствуют геополитическим условиям и так удобнее и лучше всем. А не потому, что имел место акт захвата и узурпации в пользу одного народа «метрополии».

В силу этого среди русских людей всегда бытовала терпимость (толерантность, как сейчас принято говорить. - А.А. и В.К.) к представителям других национальностей. Русский народ в своей массе не пользовался, как народы других метрополий, привилегиями формального господства - плоды имперских завоеваний становились достоянием многонациональной бюрократической верхушки Российской империи.
Само слово «империя» применялось к России из соображений чисто престижных. Приняв в 1721 г. титул императора, Пётр I этим желал подчеркнуть масштаб своего государства и его международное значение.

В середине и во второй половине XVIII века важнейшей внешнеполитической задачей стало присоединение земель Правобережной Украины и Белоруссии, находившихся в составе Речи Посполитой. Эта задача была частью крупной внешнеполитической проблемы объединения всех земель, входивших в Древнерусское государство. Не менее важной была и задача выхода к тёплым морям, которую не удалось решить Петру I. Обе задачи были решены в правление Екатерины II.

Несмотря на протесты Турции, Россия, введя в 1783 году свои войска в Крым, присоединила его. Крымское ханство, существовавшее за счёт набегов на территорию России и продажи захваченных пленников в рабство, прекратило своё существование. В том же 1783 году грузинский царь Ираклий II подписал с Россией трактат в Георгиевске, по которому Россия принимала Грузию под своё покровительство, гарантировавшее ей территориальную целостность и безопасность границ.

Турция не желала мириться с утратой Крыма и безраздельного господства на Чёрном море, в водах которого начали действовать военные суда русского флота, базой которых стал Севастополь. В июне 1787 года в ультимативной форме она потребовала от России вернуть Крым и признать Грузию вассальным владением Турции. Получив отказ, она начала войну, в ходе которой потерпела поражение. В 1791 году в Яссах между Турцией и Россией был подписан мир, по которому граница между ними была установлена по Днестру. В результате к России были присоединены огромные территории азовско-черноморского побережья (Новороссия и Крым. - А.А. и В.К.).

Большую роль в присоединении Крыма и Новороссии сыграл государственный и военный деятель Г.А. Потёмкин. В 1776 году он был назначен генерал-губернатором Новороссийской, Азовской и Астраханской губерний. По его инициативе и непосредственном участии строились Черноморский флот, города Херсон, Николаев, Севастополь, Екатеринослав (ныне Днепропетровск).

Продвинулась Россия и на западном направлении: в результате трёх разделов Польши она получила Белоруссию, Правобережную Украину, Волынь, Литву и герцогство Курляндское. Речь Посполитая после этого перестала существовать как государство.

В результате активной внешней политики России в XVIII веке возросло её геополитическое влияние как великой державы. Она оказывала определяющее влияние на систему международных отношений. И канцлер А.А. Безбородко имел все основания сделать следующее обращение к потомкам: «Не знаю, как будет при вас, а при нас с Матушкой (Екатериной II. - А.А. и В.К.) ни одна пушка в Европе без нашего позволения выпалить не смела».

У истоков этого могущества стоял Пётр I. У него, кстати сказать, рязанские корни. Мать Петра I, Наталья Кирилловна Нарышкина, по одним сведениям, родилась в деревне Алёшня ныне Рыбновского района, по другим - в селении Киркино ныне Михайловского района. Усадьба отца царицы, Кирилла Полуэктовича Нарышкина, находилась на Нижнем посаде Рязани в районе современных улиц Грибоедова и Подгорной.

Пётр I, в отличие от других царей, много ездил по стране, бывал за границей. Дважды он по Оке проплывал мимо Переяславля-Рязанского. Впервые - в 1695 г. во время первого Азовского похода караван судов, на одном из которых находился молодой царь, остановился на ночлег напротив Переяславля, на левом берегу Оки.

Второй раз это случилось в мае 1722 года, когда император отправлялся в Персидский поход. На этот раз он остановился у Елатьмы и пробыл там около суток. За это время успел принять несколько челобитчиков, в том числе крестьянина Антона Иванова из села Богданова, который жаловался, что с его двора в рекруты взяли сразу и сына, и племянника, отчего хозяйство пришло «во всеконечное разорение», и обвинял в произволе старосту Родиона Никитина, который «собирает лишние подати и чинит всякие обиды». Пётр сразу же повелел шацкому воеводе Андрияну Раевскому проверить жалобу - «разыскать накрепко приведённые в ней факты злоупотреблений властью, установить ответчиков, и кто из них в том явятца виноваты, тем учинить жестокое наказание, чего они по указу будут достойны, и кто из них будет более виноват, того пошли в каторжную работу в Петербург вечно. Пётр»[1].

Правление Петра I (1682 - 1725) вошло в отечественную историю как время реформ*. В 1708 - 1719 гг. он провёл административную реформу, начав её с опубликования 18 декабря 1708 г. указа «Об учреждении губерний и о расписании к ним городов». Вся страна была разделена на восемь губерний. В соответствии с указом к Московской губернии приписывались Зарайск, Переяславль-Рязанский, Михайлов, Гремячий, Пронск и Печерники. К Казанской губернии приписывались Касимов, Кадом, Елатьма, к Азовской - Шацк, а также «к корабельным делам» - Ряжск, Скопин, Сапожок, Данков и Лебедянь.

Созданные губернии оказались очень большими, что затрудняло управление ими. И 29 мая 1719 г. Пётр I издал указ «Об устройстве губерний и об определении в оных правителей», согласно которому губернии были расписаны на провинции. В ходе реформы сложилась трёхзвенная система местного управления и администрации: уезд - провинция - губерния. Во главе губернии стоял губернатор, подчиненный Сенату, а во главе провинции - гражданский воевода. Гражданский воевода непосредственно подчинялся коллегиям и Сенату, а по военным и судебным делам - губернатору. Он являлся высшим представителем центральной власти на местах, ему же вверялась полицейская власть. Провинции делились на дистрикты (уезды), управляемые земскими комиссарами, которые назначались воеводами.

* Реформа (от лат. reformo - преобразование), изменение, переустройство какой-либо стороны общественной жизни, улучшающее жизнь основной массы населения в рамках существующего общественно-политического строя.

В Московской губернии выделили Переяславль-Рязанскую провинцию, административным центром которой стал Переяславль-Рязанский. В Переяславль-Рязанскую провинцию вошли 4 уезда: Переяславль-Рязанский, Зарайский, Михайловский, Пронский и 3 заштатных города: Сапожок, Печерники и Гремячий. В административном центре была образована Рязанская воеводская канцелярия, осуществлявшая общее управление и суд на территории провинции. В системе общего управления она составляла низшее звено и выступала основным проводником петровских реформ на местах. При канцелярии по штату полагались прокурор и палач. Для осуществления полицейских полномочий воевода имел специальную воинскую команду[2].

В 1720-е годы Рязанскую воеводскую канцелярию возглавлял воевода Новиков, затем Неронов. Значительную часть бумаг воеводской канцелярии составляли дела о рассмотрении челобитных землевладельцев о насильственном завладении их землёй соседями, например такие, как «Дело по челобитию поручика Скворцова о насильственном завладении у него Дядьковом в Ряжском уезде, в деревнях Тревком и Гулынках дворовыми, усадьбами и сенными покосами». В таких тяжбах воевода выступал в качестве судьи[3].

В 1720 г. на правах коллегии был создан Главный магистрат. В ноябре 1722 г. рязанский воевода Новиков получил «Указ Главного магистрата о выборе из граждан членов Переяславль-Рязанского магистрата». Выборы состоялись, и в начале 1723 г. магистрат, возглавляемый бургомистром, приступил к работе. В его ведении были судебные функции, сбор налогов и городское благоустройство. Но создание магистратов как органов городского самоуправления не сделало город самоуправляющейся единицей. Реальной власти выборные органы самоуправления не получили, а стали частью государственного аппарата власти.

Важнейшей частью политики Петра была военная реформа. Основной задачей военной реформы было создание регулярной армии* и флота. Плохо оснащённое и слабообученное дворянское ополчение не могло решить те задачи, которые стояли перед страной. 8 ноября 1699 г. Пётр I подписал указ о наборе «из даточных всего государства Российского охочих людей и боярских слуг» в количестве 30 тысяч человек. В результате реализации указа в 1700 г. было сформировано 27 пехотных и 2 драгунских* полка так называемого солдатского строя, именовавшихся по именам командиров. Этим было положено начало русской регулярной армии.

Для дворян вводилась всеобщая воинская повинность: все они были обязаны служить с 15 лет. Для прочих сословий* 20 февраля 1705 г. Пётр I своим указом ввёл рекрутскую повинность. В этом указе впервые употребляется слово «рекрут», обозначающее человека, взятого на пожизненную военную службу. С каждых 20 дворов государственных или крепостных крестьян выставлялся один рекрут от 20 до 30 лет от роду, неопороченный преступлениями и не имеющий физических и умственных недостатков[4]. От рекрутской повинности освобождались только дети духовенства.

* Регулярная армия - постоянная армия, профессионально обученная, единообразно вооружённая и экипированная.
* Драгуны (от франц. dragon), вид кавалерии, предназначавшийся для действий в конном и пешем строю.
* Сословие - сложившаяся на основе феодальных отношений общественная группа со своими наследственными правами и обязанностями, закреплёнными обычаями или законами.

Армия и флот стали содержаться за счёт государства. Служебная карьера теперь зависела не от родовитости, а от личных способностей и заслуг перед царём. Во главу угла была поставлена идея службы подданных царю и Отечеству. Служба в армии не только для солдат, но и для офицеров стала пожизненной. Был положен конец полунезависимости казачеств. Военная служба при русской армии стала обязательной для всех казаков.
Регулярная армия Российской империи, в отличие от войска XVI -XVII веков, имела строгую армейскую структуру. Она состояла из постоянных частей определённых численности и названия. Рекруты из рязанских станов и уездов поступали не только на укомплектование расквартированных в наместничестве и губернии войск, но и за их пределами. Но в какие именно части они попадали, ответить сложно, так как такая отчётность не велась. До нашего времени дошли только отрывочные сведения.
Достоверно известно, что к середине 1701 г. в Москве из рейтар*, копейщиков* прежних полков и недорослей* Рязанского, Шацкого, Ряжского, Михайловского, Пронского, Переяславского и других уездов «по разбору» боярина князя Бориса Алексеевича Голицына были сформированы ротные драгунские полки: Александра Малины, Ивана Ивановича Львова, Фёдора Аристовича Новикова. Много выходцев из Переяславль-Рязанского, Ряжского и Шацкого уездов служили в 1720-х годах в Московском, Новгородском, Ярославском и Вологодском драгунских полках[5].

* Рейтары (от нем. Reiter - всадник), вид тяжёлой кавалерии в европейских армиях XVI-XVII вв. (в России в XVII в.) преимущественно из наёмников-немцев.
* Копейщик - ратник с копьём.
* Недоросль - в России в ХVIII в.: молодой дворянин, не достигший совершеннолетия и не поступивший ещё на государственную службу.

В 1727 г. Московский драгунский полк, Казанский и Азовский пехотные полки согласно месту постоянного дислоцирования были переименованы соответственно в Рязанский драгунский, и 1 -й и 2-й Рязанские пехотные полки. 15 января 1731 г. в Ряжске из детей дворян-однодворцев южных уездов был сформирован Ряжский конный полк для Украинской ландмилиции*.

В 60-х годах ХУ VIII в. в Переяславле-Рязанском дислоцировался 2-й гренадерский полк, входивший в состав 6-й Московской дивизии. 15 декабря 1763 г. в Переяславле-Рязанском была сформирована Рязанская штатная губернская рота. В 1775 г. на основании «Учреждения для управления губерниями» от 7 ноября 1775 г. во всех 12 уездных городах были сформированы штатные уездные команды.

В 1776 г. рекруты из Рязанского наместничества поступали на комплектование Кубанского егерского корпуса, переформированного в 1797 г. в 18-й Егерский полк, а затем в 13-й лейб-гренадерский* Эриванский полк.

* Ландмилиция - род поселенных войск, предназначенных для охраны границ Российского государства.
* Гренадеры - вид пехоты и кавалерии. В русской армии - с конца XVII в. В бою гренадеры сочетали ружейную стрельбу с метанием гранат. Конные гренадеры в конном строю действовали как драгуны, в пешем строю - как гранатомётчики.

Отслужившие своё и потерявшие вследствие длительного срока службы дома и семьи не бросались на произвол судьбы: они направлялись в монастыри «на пропитание». А 26 февраля 1760 г. для солдат и офицеров «за старостью, ранами, увечьем и другими причинами сделавшихся неспособными к службе» были определены места постоянного жительства в особо определённых постановлением городах. Таких городов по Российской империи было первоначально только 30. В том числе и рязанские уездные города: Кадом, Касимов, Пронск, Ряжск, Зарайск и Шацк. «Водворённые в сих местах без отправления службы офицеры и нижние чины назывались инвалидами и составляли собою по числу городов Инвалидные команды»: Касимовскую, Шацкую и т.д[6].

С петровских времён в армии укоренилась традиция называть пехотные и артиллерийские полки в честь городов России. В первой четверти XVIII в. название определялось тем, за счёт налогов с какой провинции содержалась воинская часть. Из полков, созданных Петром I, два полка носили название Рязанских: Рязанский 69-й пехотный генерал-фельдмаршала кн. А.М. Голицына полк и Рязанский драгунский полк.

Первый был сформирован в начале 1703 г. А.Д. Меньшиковым из отборных рот полков, основанных Петром в 1700 г. До середины 1705 г. он назывался «выборный Купера полк» по имени своего первого командира - полковника Д.И. Купера, а с 1708 года стал называться Рязанским пехотным полком. В 1712 г. Рязанский полк получил новые знамёна. На белом (полковом) знамени находился золотой вензель Петра под короною, а на цветных (батальонных), жёлтого цвета, в верхнем углу у древка имелось золотое изображение «русского князя, с обнажённым мечом в правой руке», то есть рязанский герб[7].

Второй полк был сформирован 17 июля 1705 г. в Смоленске из детей смоленской шляхты* и личного состава иррегулярных конных полков: рейтарского Григория Рыдванского и драгунского Самойлы Станкевича. Отбором людей в полк руководил полковник «солдатского строю» Николай Геренк (Геринг). Он и стал первым командиром полка, названным по его имени «драгунским Николая Геренка полком». С октября 1706 г. полк получил наименование «Рязанский драгунский полк» и назывался так в течение 50 лет. В 1756 г. полк был переименован в Рязанский конно-гренадерский. В 1763 г. полк был переформирован в карабинерный* и вошёл в состав 3-й Смоленской дивизии. С 1796 г. полк стал именоваться Рязанским кирасирским*. В 1800 г. полк был расформирован для доукомплектование других полков[8].

* Шляхта (польск. szlachta), в ряде стран Центральной Европы (Польша, Литва и др.) наименование светских феодалов (соответствовало дворянству).
* Карабинеры - вид легкой кавалерии (вооружение - палаш и карабин).
* Кирасиры - вид тяжёлой кавалерии, имевшей кирасы (латы). Использовались в сражениях главным образом для удара в сомкнутом строю.

Следом за военной реформой последовала полицейская реформа. Из военнослужащих регулярных полков были сформированы первые регулярные полицейские подразделения. Это произошло в 1715 г., когда Пётр I в Санкт-Петербурге создал Полицмейстерскую канцелярию, укомплектованную военнослужащими расквартированных в городе армейских частей. Однако днём рождения штатной полиции принято считать 27 мая 1718 г., когда был назначен первый генерал-полицмейстер столицы - генерал-адъютант императора А.Э. Девиер.

Пётр I наделил полицию широкими полномочиями. Она должна была выполнять очень широкие задачи, в которые входили: управление, суд, благоустройство, нравственность, соблюдение сословных ограничений. Ответственность за полицейскую деятельность была возложена на губернаторов и гражданских воевод. Но при жизни Петра полицейская реформа осталась незавершённой, поскольку регулярная полиция была сформирована только в столичных городах.

Пётр начал преобразовывать общество и систему управления под влиянием идеи «регулярного государства». Её разрабатывали немецкие учёные, среди которых главным был Готфрид Лейбниц. По словам последнего, «как в часах одно колесо приводит в движение другое, так и в великой государственной машине одна коллегия должна приводить в движение другую, и если всё устроено с точною соразмерностью и гармонией, то стрелка жизни будет показывать стране счастливые часы»[9].

Научная школа «регулярного государственного строя» считала общество и государство простейшими механизмами. Причём государство должно было подавить общество и управлять абсолютно всем. Регулярное государство на поверку было очень похоже на государство тоталитарное*. Строя такое государство, Пётр I действовал не только решительно, но и жестоко. А его указы, как отмечал великий русский поэт А.С. Пушкин, кажется, «писаны кнутом». И, действительно, обращаясь, например к шацкому комиссару Апушкину Пётр I наставлял его: «По указам было не только слабое отправление дел, но на оные Указы и ответствования присылаемо не было. А если ответствовать не будешь, яко преступник и ослушник, разорению и наказанию, и высылке, и лишению живота. А прочих подчинённых, которые до сего касаются, сковать за ноги и на шею положить цепь и держать в приказе пока вышеписанное не исполнится»[10].

* Тоталитарный (фр. totalitaire - всеподчиняющий и всеподавляющий), тоталитарное государство - то же, что тоталитаризм. Тоталитаризм - форма государства, отличающаяся полным контролем над всеми областями жизни общества, фактической ликвидацией конституционных прав и свобод, репрессиями в отношении оппозиции и инакомыслящих.

Он действовал и жестоко, и поспешно. В связи с этим великий русский писатель Л.Н. Толстой писал так: «Пётр... научил нас шагать семимильными шагами, шагать из первого месяца беременности в девятый»[11]. Писатель намекает, что при таких «шагах» здорового ребёнка (реформ) не будет. Человеческую природу, мол, не обманешь - для чего положено 9 месяцев, девять месяцев надо и отдать. Для чего положено не одно поколение, столько и надо ждать. И с таким подходом трудно не согласиться.

Почувствовали на себе властную руку Петра и жители рязанских земель. В 1700 году по Шацкой провинции собрали на государеву службу много детей солдат и обывателей и определили драгунами, матросами, копейщиками и рейтарами. На уклоняющихся от службы устраивали облавы[12]. Когда под Нарвой русская армия потеряла всю артиллерию, в Переяславль-Рязанский весной 1701 года пришёл приказ снять с церквей колокола. В Москву, на Пушечный двор, для отливки новых орудий было отправлено 355 пудов и 35 фунтов колокольной меди (около 6 тонн)[13].

Особенно заботился Пётр о поставке рабочей силы и служилых людей на строительство Петербурга и южных крепостей Азова и Таганрога. Высланные туда вместе с семьями крестьяне массами умирали или, не вынеся изнурительного труда, бежали. Поэтому требовались всё новые пополнения, в силу чего время от времени объявлялись спецнаборы. В Кадомском крае в 1708 году был объявлен особый набор: с десяти дворов брали по человеку. Причём на «государеву службу», как в то время именовались принудительные работы, определяли не только мужчин, но и женщин. Так, указ Петра I в 1708 году предписывал в качестве наказания за проступки выслать из Шацкой провинции «виноватых баб и девок» на работу в полотняные и прядильные заводы[14]. Кроме того, по указу Петра I на жительство в Петербург была переведена наиболее богатая прослойка рязанского купечества. Эти меры привели к некоторому обезлюдению края[15].

С населения собирали разного рода налоги и сборы. В начале XVIII в. появились так называемые прибыльщики - люди, придумывавшие, с чего бы взять дополнительный налог. Эти натуральные и денежные повинности до того разорили население, что оно уже не могло исправно платить налоги. В начале XVIII в. при Петре в течение 6 лет только у темниковских посадских людей накопилось казённого долга более 10 тысяч рублей. «Сыщики» арестовывали всех «неисправных» посадских и заполнили ими местную тюрьму. Вместе с мужьями были посажены жёны и дети. Когда тюрьма переполнилась, арестованных стали держать в сырых и смрадных подклетях городской ратуши. Вместе с неплательщиками были посажены бургомистр* и ратманы*, обвинённые в том, что недоимки скопились якобы по их недосмотру[16].

* Бургомистр (нем. Burgermeister), глава городского управления.
* Ратман (нем. Ratmann), в Российской империи в ХУШ-ХК вв. выборный член городских магистратов и ратуш.

Со смерти Петра I (1725) и до воцарения Екатерины II (1762) страна оказалась под властью правителей, нередко подпадавших под влияние сомнительных личностей, едва не погубивших дело Петра I. До воцарения Екатерины II на протяжении 37 лет страна пережила шесть царствований. Частая смена первых лиц государства не способствовала его политической стабильности. Каждый из них по-новому подходил ко многим важнейшим проблемам внутренней и внешней политики. Объединяло их то, что в годы их правления абсолютная власть монарха была использована не во благо нации и государства, как во времена Петра I, а для удовлетворения личных прихотей.

Общим у них было и умение выжать максимум из народа. Так, в царствование Анны Ивановны податью были обложены даже бани, с которых полагался сбор 1 рубль в год. При ней же стали собирать недоимки, накопившиеся с 1718 года. И делалось это «с крайним радением и безо всякого послабления». У одного крестьянина за недоимки, к примеру, продали гуся с 3 гусятами, у другого - петуха с 3 курами, у третьего - шапку, у четвёртого - избу с чуланом, огороженную тыном* с воротами. И всё это пошло с публичных торгов[17].

* Тын - забор, частокол.

В 1739 году из Шацкой провинциальной канцелярии в уездные было послано предписание о мерах и наказаниях к тем, кто не платит недоимки: «А ежели те сроки доимки все сполна не заплатит, на таких оставшуюся на них доимку доправить в двое, а приказчиков и старост, которые доимки запустили, учиняя жестокое наказание, вырезав ноздри, посылать на каторжную работу»[18].

Помимо податей тяжелым бременем лежала на жителях нашего края так называемая «ямская гоньба». Ещё в XVI веке на Большой посольской дороге или «табунном» тракте были устроены «ямы», где проезжавшие с юга иностранные посольства и купцы, а также едущие в южные страны из Москвы, могли остановиться, передохнуть и сменить лошадей. При Петре I в связи с усилением экономических связей центра с окраинами на Рязанский край увеличилась нагрузка и он с трудом обеспечивал потребности всё увеличивающегося числа проезжавших по Рязанскому тракту чиновников, гонцов и посольств.

В 1765 году по указу Екатерины между городами была введена регулярная, «почтовая гоньба». Для неё прокладывались большие, типовые, дороги. Они имели ширину не менее 30 сажень*, сточные канавы и обсаживались деревьями. Генерал-губернатор Рязанского и Тамбовского наместничества Каменский особое внимание уделял прокладке дорог в Кадомском уезде. При нём, в конце 1783 года, сооружение дорог в основном было закончено[19].

* Сажень - старая русская мера длины, равная трём аршинам (2, 13 м.).

В изучаемый период в Западной Европе утверждался просвещённый абсолютизм, связанный с ограничением абсолютизма и преодолением сословных перегородок, утверждением такого порядка в государстве, который гарантировал бы каждому человеку его естественные права. Осуществление этих требований открывало возможности для более быстрого развития капиталистических отношений.

Воцарившаяся в 1762 г. Екатерина II увлеклась этими идеями и попыталась претворить их в жизнь. С этой целью в 1767 г. она созвала Уложенную комиссию. Манифест императрицы от 14 декабря 1766 г. предписывал избрать депутатов в Уложенную комиссию от всех российских городов и провинций. Депутаты должны были иметь наказ от своих избирателей, отражавший их нужды, просьбы и предложения.

Комиссия была очень представительной: 30-миллионное население России представляло 572 депутата. В основном это были представители дворянства, купечества и нарождавшейся буржуазии. В полной мере это относится и к рязанским депутатам: от Переяславля-Рязанского был избран Протопопов И.Б., чиновник канцелярии; от дворянства - Реткин М.Е., подполковник; от Касимова - Попов-Молчанов П., купец; от дворянства - Поливанов П., ротмистр лейб-гвардии конного полка; от татар - Абалдуев П.; от Елатьмы - Щукин П., купец; от дворянства - Хлебников П. и т.д и т.п[20].

Составленный уездным дворянством наказ содержал 11 статей, отражавших их главное требование - сохранить существующий порядок, т.е. крепостное право и помещичье землевладение. Такую позицию занимало всё российское дворянство.

Городской (купеческий) наказ состоял из 16 статей. Они содержали просьбу разрешить предпринимателям и промышленникам, приказным людям, не принадлежащим к дворянскому сословию, пользоваться дворянскими правами - иметь поместья и владеть крепостными крестьянами[21]. С такой же просьбой на заседаниях Уложенной комиссии выступили и другие представители российского купечества. Потребовали себе права иметь крепостных и казаки, и даже духовенство[22]! В выступлениях почти всех делегатов в Уложенной комиссии С.М. Соловьёв услышал дружный крик: дайте нам рабов[23]!

Екатерина II быстро капитулировала перед оппозицией дворянства, поддержанного купечеством и духовенством, и вернулась на прежний путь - путь всемерного упрочения дворянской диктатуры, что привело к ещё большему укреплению крепостничества и дальнейшему закабалению народа. Крепостничество во второй половине XVIII в. сформировалось в законченную, охватившую все стороны жизни народа систему государственной власти. Барщина, оброк, подати, многочисленные натуральные и трудовые повинности, дорожные и церковные сборы тяжёлым бременем ложились на крестьянство.

Это привело к крестьянской войне под руководством Е.И. Пугачёва (1773-1775), которая охватила в т.ч. восточные районы Рязанского края. Особенно активные действия развернулись в Шацкой провинции. В меньшей степени движение охватило Кадомский, Касимовский, Елатомский и другие уезды. Гусарский полковник И.К. Древиц в конце августа 1774 г. доносил генералу П.И. Панину, что немалое число дворян, спасая жизнь, бегут из деревень в Шацк, их имения разграблены, а члены семей перевешены «собственными мужиками»[24]. Занятое усмирением главных пугачёвских отрядов, правительство Екатерины II оставило Шацкую провинцию без надлежащей поддержки, а местные власти своими силами не могли справиться с восставшими. В архивных документах не отмечено ни одного случая, когда бы атаки повстанцев были отбиты местными гарнизонами[25]. Да и неудивительно, так как некоторые отряды пугачёвцев насчитывали до 500 человек. Одним из таких отрядов руководили пономарь села Высокое Савватий Марков и сасовский мордвин Родион Филиппов. Много мелких отрядов появилось на Оке в окрестностях Елатьмы[26]. Елатомский купец А.Ф. Балотин писал князю М.И. Голицыну, что крестьяне встречали гонцов Пугачёва под колокольный звон, приподнося им «хлеб с солью». Касимовский воевода князь Д. Маматов в начале августа 1774 г. доносил генералу Н.И. Чорбе о продвижении Пугачёва к Кадому и бегстве из города воеводы. Князь просил прислать для защиты Касимова «тысячную команду с пушками»[27].

На подавление восстания в Рязанской земле правительство направило 2 гусарских* и 2 пикинёрных* полка. Правительственные войска перешли в наступление, жестоко карая восставших. Уничтожались целые деревни, «лютейше казнили по жребию третьего», секли под виселицами «наижесточайшим образом», для устрашения ставили виселицы, колёса и «глаголи для вешания за ребро». Восставшие в ответ расправлялись с помещиками и колеблющимися в своей среде, угрожая «ослушников перерубить и переколоть, сажать на кольи или вешать»[28].

* Гусары (венг. ед. ч. huszar), вид лёгкой кавалерии в европейских, в том числе в русской армиях в XVII-XX вв.
* Пикинёры - вид пехоты в европейских армиях XVI - начала ХУШ в.„ вооружённой пиками.

Но силы были неравны. Крестьянская война закончилась поражением. Иного исхода стихийного протеста против произвола властей и помещиков ожидать было нельзя: вооружённые чем попало толпы восставших не могли противостоять регулярной армии. Но порядок был восстановлен не сразу. За пределами крупных городов, в стороне от больших дорог долгое время царила полная анархия, хозяйничали шайки разбойников, и были уезды, по которым вообще нельзя было проехать. Местных крестьян эти разбойники чаще всего не трогали, но всех проезжих грабили неукоснительно, а дворян, как правило, предавали смерти.

Иные разбойничьи шайки контролировали приличные куски территории Российской империи - целые волости. Известны случаи, когда такие шайки брали уездные города и освобождали своих товарищей (при этом часть солдат уходила с ними). В таких случаях утрачивается вообще представление, где тут разбойничьи шайки, а где - повстанческая армия.

В 1785 году разбойники появились и в Рязанском крае. Сведений о том, что они кого-то убивали, нет, однако грабили почти всех, кто попадал под руку. В ноябре 1785 года по распоряжению генерал-губернатора заседатель Рязанского нижнего земского суда Ралгин с пронским земским исправником и командой драгун отправились «для сыску и поимки оказавшихся в Пронской округе разбойников».

Их обнаружили в Ряжском уезде под селом Ухоловом. В результате сражения двое разбойников были убиты, а четыре человека, в том числе атаман Лебедев, дьякон села Федотьева да «баба» Федосья Андреева были арестованы. Следствие выяснило, что разбойничья партия образовалась в основном из беглых заключённых рязанского острога. Один из солдат, охранявших тюрьму, выпустил их. Поэтому одним из обвиняемых по делу Ермилы Лебедева оказался и тот солдат-охранник.

Расследование продолжалось почти год. Рязанская палата уголовного суда приговорила всех обвиняемых к страшному публичному наказанию. Сначала они получили по 50 ударов кнутом, потом им вырвали ноздри и калёным железом поставили клейма на лица. С закованными в кандалы руками и ногами их отправили пешком на юг России - на «днепровскую линию» на пожизненные каторжные работы. Эта линия предназначалась для обороны южных рубежей страны от турок, а работа заключалась в строительстве фортификационных сооружений. Всего за 1786 г. подобному наказанию подверглись более пятидесяти человек. Ермила Лебедев не дождался отправки на каторгу: он умер в рязанском остроге[29].

Крестьянская война под руководством Е. Пугачёва показала, что существующая структура органов власти и управления на местах не смогла предотвратить ни обострения социальных противоречий, ни перерастания крестьянских волнений в общероссийское восстание против крепостников. Поэтому было принято решение укрепить существующие структуры органов власти и управления на местах.

Первым шагом в этом направлении было издание 7 ноября 1775 г. «Учреждения для управления губерний Всероссийской империй», основные положения которого действовали до буржуазных реформ ХIХ в., а многие из них сохраняли силу до Октябрьской социалистической революции. В административном отношении страна разделялась на 50 губерний с примерно равным количеством населения от 300 до 400 тыс. душ в каждой. Провинции упразднялись, а каждая губерния делилась на 10-12 уездов. Во главе губернии стоял губернатор, назначаемый императором и ему непосредственно подчинявшимся. В Переяславль-Рязанский, являвшийся центром провинции Московской губернии, был назначен городничий, исполнявший не только административные функции, но и полицейские.

Важным событием в истории Рязанского края, повлиявшим на его дальнейшее экономическое и культурное развитие, было образование Рязанской губернии. 28 февраля 1778 г. Екатерина II подписала указ «Об учреждении Рязанской губернии», в котором говорилось: «Мы, почитая за благо учредить вновь Переяславль-Рязанскую губернию, Всемилостивейше повелели правящему Калужского и Тульского наместника должность генерал-поручику М.Н. Кречетникову не упуская времени, объехать и по данному от нас примерному расписанию оной на 11 уездов на месте удобность их освидетельствовать»[30].

Летом 1778 Кречетников обследовал территорию новой губернии и в августе доложил о результатах Екатерине II. Императрица результатами, видимо, была довольна так как 24 августа 1778 года появился указ «Об учреждении Рязанского наместничества», которое должно было объединить Рязанскую, Калужскую и Тульскую губернии. Тем же указом учреждалось Рязанское наместническое правление, выполнявшее роль совещательного органа при наместнике. Оно должно было заниматься обнародованием законов и указов центральной власти и наблюдением за их исполнением. Первым наместником стал Михаил Никитич Кречетников.

В губернском центре при въезде из Москвы через Московскую заставу построили громадный деревянный дом Присутственных мест (здание для размещения местной администрации), а напротив построили тоже деревянный, на каменном фундаменте, дом наместника. Открытие Рязанского наместничества было назначено на 16 декабря 1778 года. Подготовка торжественной церемонии заняла не меньше месяца. К знаменательной дате писались стихи, картины, украшались улицы, готовилась иллюминация.
Торжества начались 14 декабря. В этот день к присяге на верность престолу были приведены чиновники губернского правления. 16 декабря после торжественного богослужения был зачитан указ императрицы об учреждении губернии. После этого начали налить пушки и звонить колокола. Семинарский хор распевал стихи, прославлявшие Екатерину Великую, наместника и рязанских князей. По завершении этих мероприятий наместник устроил маскарад с фейерверком, на который приехал и преосвященный Симон. Войдя в зал, он произнёс речь, затем преподнёс наместнику хлеб с солью, образ архистратига Михаила и оду от Рязанской семинарии[31].

Торжества продолжались несколько дней. Весь город был празднично украшен. В кремле, на крыльце Успенского собора, на берегу Трубежа были установлены картины, украшенные гирляндами. На одной из них была изображена Екатерина в окружении двух ангелов, держащих в руках свитки с хвалебными текстами.

Завершив открытие Рязанского наместничества, М.Н. Кречетников отправился в Калужскую и Тульскую губернии, поручив в дальнейшем заниматься делами Рязанского наместничества генерал-майору И.И. Поливанову, который и стал первым рязанским гражданским губернатором.

В годы правления Екатерины II пост рязанского губернатора занимали: генерал-майор И.И. Поливанов (1778-1780), генерал-майор А.А. Волков (1780-1788), действительный статский советник AM. Кологривов (1788-1793). С осени 1793 года исполняющим должность губернатора являлся Л.В. Тредиаковский. В 1795 году губернатором стал генерал-поручик И.О. Селифонтов, а его преемником в 1796 году стал М.И. Коваленский - последний губернатор, назначенный Екатериной II.

А вторым наместником стал генерал-поручик Михаил Фёдорович Каменский. В 1785 году на основании закона «Учреждения для управления губерний» Екатерина II учредила генерал-губернаторство, в которое вошли Рязанская и Тамбовская губернии. Его возглавил генерал-поручик Иван Васильевич Гудович.

В 1780-х годах продолжилась реформа полицейских органов. 8 апреля 1782 г. Екатерина II подписала «Устав Благочиния, или полицейский», регламентировавший новую структуру полиции и её правовой статус. Органом полицейского управления в городе стала Управа благочиния. В губернских городах Управы благочиния возглавлялись полицмейстерами, а в остальных городах - городничими. Губернские и другие крупные города делились на части (200-700 дворов). Во главе каждой части стоял частный пристав, который имел свою канцелярию, именовавшуюся «частным домом» или просто «частью». Части делились на кварталы по 50-100 дворов, каждый из которых возглавлялся квартальным надзирателем. Квартальным надзирателям подчинялись сторожа квартала и выборные квартальные поручики.

Подчиняясь Губернскому правлению, Управа благочиния следила, чтобы городские жители исполняли законы, постановления местной власти и решения судов, занималась вопросами санитарии и благоустройства, ведала торговлей, проводила предварительное следствие и выполняла административно-хозяйственные функции. В её ведении находилось также пожарное дело. «Уставом благочиния» практически неограниченная судебная власть полиции была поставлена в рамки закона и передана судам, а на рассмотрение полиции были оставлены мелкие гражданские и уголовные дела. В целом законодательные акты 1775 и 1782 годов создавали в губернии систему полицейского надзора, призванную обеспечить незыблемость власти.

В 1785 г. принимаются две грамоты: «Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства» и «Жалованная грамота городам».

Жалованная грамота дворянству повторяла привилегии, которыми издавна пользовалось это сословие и добавляла новые. Отныне оно стало называться не просто «дворянством», а «благородным дворянством». Новой привилегией явилось запрещение производить конфискацию имения дворян за уголовные преступления. В этом случае имения переходили к законным наследникам. Дворяне каждой губернии составляли «дворянское общество», созываемое раз в три года. Помимо выбора предводителя и других должностных лиц, собранию разрешалось докладывать наместнику или губернатору о своих нуждах, а в случае необходимости сенату и императрице.

Жалованная грамота городам вводила сложную систему городского самоуправления. Всё население, входившее в городские сословия, делилось на шесть разрядов. Горожане, достигшие 25 лет и имевшие определённый имущественный ценз, имели право голоса на городских собраниях, которые проводились раз в три года. Там избирали городского голову и представителей в распорядительный орган - общую городскую думу. Она включала городского голову и гласных от всех шести групп населения.

Общая городская дума выбирала исполнительный орган - шестигласную думу, в которой было по одному гласному от каждого из шести разрядов жителей города. Шестигласная дума, как и магистрат, занималась вопросами управления городским хозяйством, сбором средств на его содержание. Представление об этой работе можно получить, изучив следующий документ:

«Протокол заседания Рязанской городской Думы о сборе средств на нужды города.
11 мая 1795 г.

Слушали. Указы рязанского Наместнического правления, коими сей Думе за известие даём знать, что от рязанского городничего приложена ведомость не платившим положенного сей Думой на мощение каменной мостовой, на содержание будок и при них десятских, сотских, также и на содержание пожарного инструмента посаженных многими жителями здешнего города Рязани, а паче благородными особами, находящимися при должностях присутственных мест приказно служителям и причём доносят, что духовные чины от платежа сих денег отказываются, но впрочем, приказали: оный указ, записав, приобщить и прочим о получении оного рапортовать.

В должности городского головы (подпись)
Гласные Алексей Бровкин
Семён Гладков
Иван Рубцов»[32].

Столица губернии - Переяславль-Рязанский уже с лета 1778 года стала именоваться Рязанью в память древней княжеской столицы. В 1779 г. был утверждён герб Рязани, на котором в золотом поле был изображён стоящий князь, в правой руке которого меч, а в левой ножны, на голове его была зелёная шапка, отделанная соболями. В том же году были составлены гербы всех уездных городов Рязанской губернии. В гербах уездных городов была принята общая для России XVIII в. геральдическая концепция, согласно которой в первой верхней части уездного герба достаточно было обозначить символы княжеской власти: «В золотом поле серебряный меч и ножны, положенные крест-накрест, над ними зелёная княжеская шапка». Они заменяли само изображение князя в полный рост на фоне мостового ряжа (Ряжск), креста (Спасск) или строящегося корабля (Касимов), расположенных в нижней части герба[33].

Изменилось не только название столицы губернии, изменился и её облик. После пожара в Твери Екатерина II приказала застроить города каменными зданиями. Архитектурная комиссия Бецкого в Петербурге разработала типовые проекты, которые послужили основой для застройки городов России. Указом от 31 августа 1780 года были утверждены планы «регулярной» застройки городов Рязанской губернии: Рязани, Касимова, Ряжска, Михайлова, Пронска, Данкова, Сапожка, Скопина, Раненбурга, Спасска и Егорьевска[34]. Планы в корне изменяли характер застройки городов. Вместо беспорядочной и хаотичной застройки предлагалась идея планирования прямолинейных улиц, завершающихся площадями.

Высочайшим повелением был учреждён институт архитекторов наместничеств и губернских архитекторов. Губернским архитектором в Рязанском крае в 1779 г. был назначен Илья Семёнович Волков. Тогдашние архитекторы под руководством И.С. Волкова проявили немало изобретательности, чтобы сохранить лучшее из того, что им досталось в наследство. Познакомиться с результатами их чрезвычайно сложного труда можно на примере губернского центра.

Здесь сложности были особенно большими и связаны они были с тем, что приходилось учитывать особенности топографии старого Переяславля-Рязанского. Речка Лыбедь, вклиниваясь в городскую черту на юго-западе и пересекая город в северо-восточном направлении до её устья северо-восточнее кремля, делила город почти пополам. Её крутые берега не были предназначены под кварталы: они считались неудобными и действительно мало подходили для плотной застройки из-за сложности рельефа. Но рельеф не помешал разбивке как садов и усадеб, так и городских бань. Они-то и окажутся причиной загрязнения речки Лыбедь в XIX веке. Кроме использованной воды из бань в Лыбедь станут сливать все нечистоты с городских улиц и усадеб, задние дворы которых выходили к речке. Если воду из Лыбеди в XVIII веке можно было пить, то в XIX веке врачи рекомендовали использовать её только в хозяйственных целях.

Постройки самого И.С. Волкова не сохранились, за исключением так называемой богадельни купца Дашкова. Первоначальное назначение этого здания, построенного в 1780 г. на ул. Затинной, неизвестно. Оно много раз перестраивалось и только в середине ХГХ в. известный рязанский купец Дашков, торговавший строительными материалами, в частности песком (отсюда и происхождение названия района Дашково-Песочня - там располагались склады песка, доставлявшегося по Оке баржами, а с берега - крестьянами ближней деревни на телегах извозом), приобрёл это здание, пристроил к нему домовую церковь и передал под богадельню.

Богадельня купца Дашкова на ул. Затинной
Богадельня купца Дашкова на ул. Затинной

Угловое решение и хорошие пропорции здания в целом позволяют видеть в нём одно из ранних каменных общественных зданий города. Оно и поныне находится под охраной государства как памятник архитектуры. А пребывание Волкова в Рязани было недолгим: он был назначен архитектором Тульского наместничества и в 1782 г. покинул Рязань. На посту губернского архитектора его сменяет отпрыск грузинских князей, прибывших в Россию ещё при Петре I, Иван Григорьевич Сулакадзев. Но структура центральной части города, намеченная Волковым, была сохранена его преемником.

План предусматривал устройство торжественного въезда в город со стороны Москвы. С незапамятных времён въезд в Рязань со стороны Москвы проходил высоким берегом Окской поймы по московскому гужевому тракту. Обогнув Троицкий мужской монастырь, расположенный при впадении речки Павловки в Трубеж, и пройдя Троицкую слободу , тракт подходил к московской заставе города. Перед ней стояли закрывающийся на ночь шлагбаум и караульная будка, а также украшенные орлами столбы.

* В Троицкой слободе жили экономические крестьяне. Их насчитывалось более тысячи. Эта категория крестьян появилась в 1764 году в связи с секуляризацией монастырских земель. Крепостные крестьяне, которые ранее принадлежали монастырям, перешли в распоряжение государства. Они подчинялись Коллегии экономии, откуда и произошло их новое название.

Троицкий мужской монастырь. Современный вид
Троицкий мужской монастырь. Современный вид

Совсем рядом с заставой, в лугах, протекала река Трубеж. В противоположной стороне от лугов к склону оврага примыкал большой пустырь, на котором располагался Артиллерийский плац, использовавшийся для строевой подготовки военнослужащих. Здесь же располагались Артиллерийские конюшни, здания которых из красного кирпича - в начале улицы - сохранились до наших дней. До недавнего времени на бывшем артиллерийском плацу размещалось училище связи.

Троицкая слобода отделялась от города оврагом, через который был построен широкий мост. В Троицкой слободе, на берегу Трубежа, находилась суконная фабрика. А когда в 1864 г. это место заняла железнодорожная станция, то вместо фабрики поставили водокачку.

Город начинался Большой Мещанской улицей, переходившей затем в Семинарскую, которые были в то время главными улицами Рязани. Первыми постройками, расположенными в черте Рязани после Троицкой заставы, были обнесённые каменной оградой с башнями, арестантские дома. Их было два, один назывался «смирительный», а другой - «рабочий». В первом содержались люди «непотребного и невоздержанного жития». Во втором - осуждённые за недоимки в платеже податей. Далее стояли Николовысоковская, Борисо-Глебская и Владимирская церкви.

Таков был старый въезд в Рязань со стороны Москвы. По генеральному плану новая Московская улица должна была пройти параллельно Большой Мещанской и несколько южнее её, через тогдашние рощи и пустыри. Реализуя генеральный план, рязанские купцы вымостили Хлебную площадь (ныне пл. Ленина) гранитным булыжником. Затем по периметру площади построили шесть двухэтажных каменных торговых рядов. До наших дней сохранились только два ряда. В то время здесь продавали только зерно и муку, поэтому-то площадь и называлась Хлебной.

Каменный ряд на площади Хлебной (ныне площадь Ленина)
Каменный ряд на площади Хлебной (ныне площадь Ленина)

Потом от Хлебной площади рязанские купцы одно и двухэтажными домами стали застраивать Московскую улицу (ныне часть Первомайского проспекта), доведя её к 1830-м годам до пограничного оврага возле Артиллерийского плаца. В районе современных военного госпиталя и дома художников создали новую Московскую ямскую заставу, ставшую главным въездом в губернский центр. Кто въезжал через новую Московскую заставу, видел по правую руку тюремный замок, построенный в 1824 г. по проекту губернского архитектора А.Е. Биндемана. Благодаря четырём зубчатым башням, которые были расположены по углам, он напоминал старинный дворец. Сохранился до настоящего времени. Постановлением главы администрации Рязанской области от 5 августа 1997 г. № 368 «Ансамбль тюремного замка» признан объектом историко-культурного наследия регионального значения, т.к. представляет собой значительную ценность как редкий образец административной комплексной застройки XIX в.

Ансамбль Тюремного замка - объект историко-культурного наследия регионального значения
Ансамбль Тюремного замка - объект историко-культурного наследия регионального значения

В соответствии с регулярным планом старый въезд на Большую Мещанскую и новый, на Московскую улицу, соединили короткой Конюшенной улицей. В районе Троицкого монастыря новый въезд в город также соединили со старым гужевым Московским трактом.

Уделяя главное внимание новой Московской улице, не забывали и Большую Мещанскую с Семинарской. Следом за арестантскими домам в 1785 году, как считают некоторые, по проекту И.Г. Сулакадзева выстроили Редутный дом. Двухэтажное здание было выдержано в стиле классицизма*, прекрасно выглядело, и оно украсило въезд в город. Построили его на средства Рязанского приказа общественного призрения и предназначался он для получения дохода. На втором этаже развлекалось и проводило свои собрания губернское дворянство, а на первом был платный пансион, где содержались и обучались дворянские дети.

* Классицизм (от лат. classicus - образцовый), стиль и направление в литературе и искусстве XVII - начала XIX в., обратившееся к античному наследию как к идеальному образцу.

Недалеко от Редутного дома в 1816 году построили губернскую земскую больницу. Здание, расположенное на пересечении Большой Мещанской с Конюшенной (ныне ул. Каширина), которая мимо Бутырок спускалась в заливные луга, было занято Домом трудолюбия (1822) (сейчас в нём находится Рязанский железнодорожного колледж). В 1816 году в конце улицы построили огромное каменное здание духовной семинарии.

Дом трудолюбия (ныне Рязанский железнодорожный колледж) на ул. Каширина
Дом трудолюбия (ныне Рязанский железнодорожный колледж) на ул. Каширина

В числе первых казённых каменных строений, возведённых по регулярному плану, был Рязанский почтовый двор. Появление в Рязани почтовой конторы было результатом усилий первого рязанского наместника М.Н. Кречетникова. Благодаря его стараниям почтовый тракт Москва - Астрахань прошёл именно через Рязань, а не через Зарайск и Скопин, как предполагалось изначально. Тракт стал прямее и короче на 31 версту, казна сэкономила деньги, а Рязань стала городом с собственной почтовой конторой. Участок для почтового двора выбрали недалеко от пересечения Московского тракта (современного Первомайского проспекта и его продолжения - улицы Почтовой) с Астраханским (современная улица Ленина). Участок находился на важном, с градостроительной точки зрения, месте, открытом для обзора и видимом со стороны обеих главных городских магистралей.

Проект почтового двора был составлен в декабре 1782 года губернским архитектором И.Г. Сулакадзевым. Комплекс, возведённый в 1783-1784 годах, включал двухэтажное здание почтовой конторы с двумя одноэтажными флигелями. Левый флигель был поставлен по границе участка, проходившего по кромке существовавшего здесь большого оврага. По этому оврагу, засыпанному в XIX веке, в настоящее время проходит улица Мюнстерская. Теперь большая часть этого здания скрыта во дворе дома, где некогда размещались гостиница «Звезда» и ресторан «Заря», а сегодня расположены различные конторы и развлекательные заведения. Правый флигель был разобран во время расширения главного здания почтовой конторы в XIX веке[35].

Со временем участок улицы Московской, примыкавший к почтовому двору, получил название улицы Почтовой. Постепенно узкая и короткая улица Почтовая превратилась в главную торговую улицу города. Уже в 30-х годах XIX века здесь появились первые в городе магазины и начала сосредоточиваться модная торговля, а сама улица, застроенная в линию двухэтажными купеческими домами с витринами в первых этажах, приобрела весьма респектабельный вид.

Улица Почтовая
Улица Почтовая

Все улицы Рязани были сориентированы на северную часть города, примыкавшую к Трубежу, в том числе и Соборная, которая в начале 1800-х годов была застроена двухэтажными дворянско-купеческими особняками. После пересечения с Болдыревской улицей (теперь ул. Некрасова) Соборная улица подходила к Ильинской площади (теперь Соборная), переходя в аллею из молодых деревьев, которая тянулась до каменного моста через древний ров возле соборной колокольни.

Соборная площадь была задумана в качестве административного центра города. На ней, по указанию рязанского наместника Г. Гудовича, в 1785 году по типовому проекту построили двухэтажное здание присутственных мест. В нём разместились канцелярия губернатора, Губернское правление, Губернское присутствие. В нем же была устроена губернская типография. Здание сохранилось и поныне (оно занято обувной фабрикой «Рязаньвест»).

Здание присутственных мест (ныне занято обувной фабрикой «Рязаньвест») на Соборной площади
Здание присутственных мест (ныне занято обувной фабрикой «Рязаньвест») на Соборной площади

Недалеко от здания присутственных мест стоял домик с двумя колоннами - сторожевой гауптвахты, выстроенной в 1836 г. по проекту губернского архитектора того времени Н.И. Воронихина. За ним стояло небольшое здание женской тюрьмы.

Соборная площадь и кремль мостом соединялись с Нижним посадом, где находился основной торг, называемый Старым базаром. Через Нижний посад проходила гужевая дорога из Владимира на Москву. А начинался Нижний посад Рыбацкой слободой, в которой жили рязанцы, связанные с рекой Окой. По правую сторону от дороги, ближе к Трубежу располагались полотняная фабрика, салотопенный и кожевенный заводы и две пивоварни. По другую сторону от дороги в конце XVIII в. был построен Казанский Явленский женский монастырь, занимавший целый квартал. Две стены с входными воротами тянулись вдоль улиц Затинной и Монастырской (сейчас ул. Фурманова). Справа и слева к монастырю примыкали небольшие участки земли - на одном рос сад, а на другом была выстроена гостиница.

Недалеко от Казанского монастыря на улице Вознесенской в 1794 г. на месте обветшавшей деревянной церкви была построена каменная. В советское время в здании церкви размещалась автошкола ДОСААФ. В Нижнем посаде, в районе прилегающему к ул. Затинной, стояли две церкви: Входоиерусалимская и шатровая Благовещенская. Обе сохранилось до наших дней.

Казанский собор женского Явленского монастыря
Казанский собор женского Явленского монастыря

Часть Владимирского тракта, от Нижнего посада до Гостиного двора в соответствии с Генеральным архитектурным планом должна была превратиться в улицу. Начиналась она от пересечения с Затинной и Иерусалимской улицами, являвшимися официальной границей этой северной окраины города и пересекала два оврага и восемь улиц. Овраги выровняли, а улицу вымостили булыжником. Сначала назвали её Гостиной, потом переименовали во Владимирскую.

Входоиерусалимская церковь на пересечении улиц Затинной и Скоморошенской
Входоиерусалимская церковь на пересечении улиц Затинной и Скоморошенской

По обеим сторонам Владимирской улицы стояли деревянные дома, в которых жили семьи дворян, купцов, офицеров и лиц духовного звания. С одной стороны был пешеходный тротуар. На перекрёстке Владимирской улицы с Монастырской (Фурманова) сохранилась до наших дней усадьба дворян Херасковых, родственников известного русского поэта XVIII в. Михаила Хераскова. Дом так хорошо сохранился, потому что был сделан в основном из дуба.

Благовещенская церковь на пересечении улиц Затинной и Свободы
Благовещенская церковь на пересечении улиц Затинной и Свободы

На месте нынешней площади Свободы стояла церковь Вознесения. От Владимирской улицы в сторону речки Лыбедь (в районе РГУ) спускался глубокий овраг. На его склоне в 1767 г. построили Никольскую церковь, позднее эта церковь получила название Николо-Дворянской, в честь улицы Дворянской, расположенной недалеко от неё (ныне ул. Полонского).

Владимирская улица пересекалась Астраханской улицей, которая от Соборной под прямым углом шла на юг. По другую сторону Астраханской улицы, в конце улицы Введенской, на месте нынешней площади Мичурина в 1794-1798 гг. была построена Введенская церковь. Вначале она была деревянной, потом её заменили каменной.

В 1697-1699 годах на Липецкой улице (ныне ул. Маяковского, территория центрального рынка) на берегу Екатерининского пруда, созданного из вод реки Лыбедь, была построена церковь в честь великомученицы Екатерины. Церковь была третьей по богатству и популярности среди прихожан после кафедрального Успенского и Борисоглебского соборов.

Официальной границей южной части Рязани была Ряжская улица, названная в честь одного из уездных городов Рязанского края. Это была абсолютно прямая улица, по обеим сторонам которой теснились деревянные одноэтажные домики. Непролазная грязь после дождей или весенней распутицы делали её одной из наиболее труднодоступных во всём городе. Этому способствовало и то, что когда-то прежде здесь протекала небольшая речушка Парфёновка. Со временем вода ушла под землю, оставив на поверхности живописное болото.

Пересечение Астраханской и Ряжской улиц имело вид площади, которая называлась Новоямская застава, позднее - просто Ямская застава (ныне Театральная площадь). На Ямской заставе 3 дня в неделю проходили базары. Два высоких каменных столба перед Астраханской улицей обозначали въезд в город. Начиналась Астраханская улица пожарной каланчой, с которой вся Рязань была видна как на ладони.

Через Ямскую заставу проходил Большой Астраханский тракт. В пределах Рязанского края (239 вёрст) имелось 9 ямских станций по 28 лошадей каждая. Вдоль тракта в южном направлении возникла Ямская слобода, насчитывавшая более 200 дворов[36]. В ней в 1788 г. была построена Никольская Новоямская церковь.

В восточном направлении город продолжался Касимовской (теперь Фирсова) улицей, которая, минуя городскую бойню (теперь – мясокомбинат), продолжалась дорогой по правому берегу Оки до Касимова.

По генеральному плану выделили место для нового кладбища, получившего название Скорбященского. На его территории построили деревянную церковь во имя иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость». Городские власти позволили себе отступление от узаконенного правила - строить только каменные церкви. Это было связано с тем, что место для нового кладбища было тогда дальней городской окраиной и в случае пожара не было опасности другим городским постройкам.

Православное кладбище с таким же названием возникло гораздо раньше. В документах первой половины XVIII в. оно указано там, где сейчас располагается Дворец творчества детей и юношества и примыкающий к нему парк. Когда для погребения православных выделили новую землю, на старом Скорбященском кладбище решили хоронить только иноверцев. Указанная территория служила этому вплоть до гражданской войны[37].

В 1774 г. было открыто ещё одно кладбище - Лазаревское, названное так в честь праведного Лазаря. Оно стало местом захоронений участников Отечественной войны 1812 г. (из архивных данных известны имена примерно 250 солдат и офицеров). Потом на кладбище стали хоронить рязанцев, внёсших определённый вклад в ту или иную область человеческой деятельности.

В Генеральном плане развития Рязани Астраханская улица (ныне улица Ленина) была обозначена как центральная. Поэтому ей уделили особое внимание: овраги и прилегавшую к ним местность выровняли, а саму улицу вымостили булыжником. Тротуары также сделали мощёными. Административно Рязань делилась на Московскую и Астраханскую части. Границей служила речка Лыбедь, над которой был построен каменный мост.

Параллельно Астраханской слева и справа шло по пять улиц. Пересекали её шесть улиц, делившие её на шесть кварталов. Наиболее крупной из них была Владимирская улица (ныне улица Свободы), которая вела в пойму Оки. Согласно плану городской застройки, утверждённому Екатериной II, в каждом губернском городе должен был появиться новый торговый центр - гостиный двор. Местом для него избрали пересечение улиц Астраханской (теперь ул. Ленина) и Владимирской улиц. Гостиный двор, предназначенный для продажи хлеба, в Рязани был построен в начале 1790-х годов.

Гостиный двор на пересечении улиц Астраханской (Ленина) и Владимирской (Свободы)
Гостиный двор на пересечении улиц Астраханской (Ленина) и Владимирской (Свободы)

Он состоял из 4 корпусов. Во всех корпусах были открыты мучные лавки. Три дня в неделю (в среду, пятницу, воскресенье) в Гостиный двор на пересечении улиц Астраханской (Ленина) и Владимирской (Свободы) Рязани проходили базары. Со временем Хлебная площадь стала основным торговым центром Рязани. Это место с конца XVIII в. стали называть Новый базар в отличие от прежнего Старого базара, а затем - Каменные ряды, Гостиный двор. И хотя торговля в Старом Базаре продолжалась, он утратил значение главного торгового места города.

Во второй половине XVIII века Рязань превратилась в важный административный центр, число его жителей приблизилось к 10 тысячам. Материалы третьей ревизии (1763) дают представление о составе горожан. Дворяне, чиновники и духовенство составляли около 20% (1.745 душ мужского пола) жителей губернского города. На купечество, мещан и ремесленников приходилось около 60% жителей Рязани (1.288 купцов и 2.686 мещан и ремесленников мужского пола). Отдельное сословие представляли ямщики. Их численность в городе приближалась к 1500. Около 20% населения Рязани приходилось на представителей крестьянского сословия. Жили в городе и полторы сотни представителей военного сословия[38].

Главными занятиями большинства жителей Рязани являлись ремесло и мелкая торговля. Их дополняли огородничество, садоводство и разведение скота. Почти каждый горожанин имел в хозяйстве корову, лошадь, овец и домашнюю птицу.

После смерти Екатерины II (1796) на престоле её сменил Павел I. В силу антипатии к матери он начал отменять или менять почти все законоположения, принятые во времена её правления. Он ограничил права дворян, отменив «Жалованную грамоту дворянству». Теперь дворян можно было подвергать телесным наказаниям, что больно ударило по их самолюбию. Были изменены многие другие нормативные акты екатерининской эпохи.

Стремясь не допустить новую «пугачёвщину», Павел с первых дней своего правления стал предпринимать шаги, учитывающие интересы крестьян. Он облегчил рекрутскую повинность, сократив армию с 500 тыс. до 350 тыс. человек. 12 ноября 1796 г. на Совете Его Императорского Величества был принят указ о замене хлебного сбора 1796 г. умеренной денежной податью. Вслед за этим была снижена цена на соль, прощены недоимки подушной подати на сумму 7 млн. руб. (десятая часть годового бюджета). Указ от 5 апреля 1797 г. запрещал принуждать крестьян работать в воскресные дни, а оставшиеся 6 дней рекомендовал разделить на две равные части: 3 дня крестьянин должен был работать на себя и 3 дня - на барина. Указом от 2 марта 1798 г. было разрешено выдавать промежуточные паспорта удельным крестьянам, что облегчало их уход на заработки и выход в купечество. Высказывается мнение, что процесс свёртывания крепостного права начался с Павла[39]. Была проведена административная реформа, усиливающая вертикаль власти. На большей части территории России Павел I упразднил должность генерал-губернатора. Губернии стали напрямую подчиняться императору и высшим и центральным учреждениям. Должность генерал-губернаторов сохранялась только на окраинах империи и в столицах, а в системе иерархии местной власти на территории центральных губерний России первым лицом стали губернаторы.

Указом Сената от 12 декабря 1796 г. «О новом разделении государства на губернии» вместо 54 учреждалось 34 губернии. Тем же указом ликвидировалось Рязанское наместничество. Рязань стала центром губернии. Было образовано Рязанское губернское правление, являвшееся исполнительным органом губернатора, которое просуществовало до 1917 г.

Павел предпринял ряд мер по реформированию полицейского управления. В 1797 г. были расформированы управы благочиния на местах. Взамен управ благочиния были введены военно-полицейские органы - ордонсгаузы*. В Рязань был назначен полицмейстер с соответствующим штатом полицейских служителей. Должность квартальных поручиков упразднялась. Вместо них в каждый квартал в помощь квартальному надзирателю стал назначаться городовой в чине унтер-офицера. Учреждение института городовых положило начало регулярной патрульно-постовой службе в полиции[40].

* Ордонсгаус (от нем. Ordnung - порядок и Haus - дом).

Павел I стремился подчинить подданных суровой дисциплине. Упрочение самодержавной власти императора воспринималось столичным дворянством как проявление деспотизма. Его реформы дворянство восприняло как ограничение своих прав. Всё это привело к заговору против Павла I и его убийству 12 марта 1801 г.

Социально-экономическое развитие Рязанского края

В XVIII в. основной отраслью экономики Рязанского края, как и прежде, являлось сельское хозяйство. Господствующей системой земледелия оставалось трёхполье, когда земля делилась на три поля, одно из которых засевалось озимыми хлебами, второе яровыми, а третье находилось под паром, «отдыхало». В зависимости от природных условий в разных частях Рязанской земли земледелие имело различных характер. Так, в Мещёрской стороне господствовала подсечная* система. Основными орудиями труда здесь были топор и мотыга. В южных районах Рязанского края ведущая роль принадлежала пашенному земледелию.

* Подсека - место среди леса, расчищенное под пашню. Отсюда - подсечное земледелие.

Главными сельскохозяйственными культурами были рожь и овёс, которые, будучи неприхотливыми, в то же время давали устойчивый урожай. Пшеница, требующая более плодородной земли и большего вложения труда, сеялась значительно реже. Кроме названных культур заметное место занимали посевы гречихи, гороха, чечевицы, ячменя и проса. Посевы гречихи способствовали улучшению крестьянского поля, поскольку она подавляла собой сорняки. Для опыления гречихи держали пчёл. Выращивались также лён и конопля. Лён и конопля были необходимы в условиях натурального хозяйства, когда произведённая продукция потребляется внутри хозяйства. В XVIII веке в связи с развитием парусно-полотняных мануфактур разведение конопли приобрело особое значение.

Техническое оснащение сельскохозяйственного производства было крайне низким. Основными орудиями земледелия были соха, борона, серп и коса.

Неблагоприятные почвенно-климатические условия, низкая техника обработки почвы, отсутствие должного количества удобрений, подневольный характер труда (в Рязанской губернии в 1784 г. помещичьи крестьяне составляли около 71%, а государственные лишь 21,5% всего крестьянского населении губернии) предопределяли низкую урожайность полей. Так, средняя урожайность зерновых культур во второй половине XVIII века составляла в «самах» (т.е. во сколько раз собрано больше того, что было посеяно) ржи - 4; пшеницы - 2; овса - от 2,5 до 5; ячменя - от 2,7 до 4,8[41]. Время от времени случались неурожаи и, как их следствие, голод.

Следующее место за земледелием занимало животноводство. Животноводство, поставляя навоз, повышало урожайность полей. Крестьянская семья имела, как правило, 2 лошади, одну корову, 5-6 овец и столько же свиней. Коз держали редко. Интересна информация о стоимости скота в 1760-е годы: хороший бык стоил 3 руб. 30 коп., другие быки - 2 руб. и 1 руб. 50 коп., овцы - 50 - 70 коп., бараны - 20 - 25 коп., хорошие свиньи - 1 руб. 20 коп., посредственные свиньи - 80-90 коп., поросята - 6 - 8 коп[42].

Приокские поймы обеспечивали кормами скот даже в случае засухи, но они занимали только часть территории Рязанского края. Поэтому постоянно ощущался недостаток кормов, тем более что скот до 200 дней находился на стойловом содержании. Если учесть, что для этого было необходимо примерно 200 пудов сена на голову крупного рогатого скота, а сенокос давал в среднем 60 пудов с десятины, то на единицу крупного рогатого скота требовалось 3,2 десятины сенокоса. В Рязанской губернии в конце ХVIII в. обеспеченность сенокосом составляла около 17 десятин на 100 десятин пашни, т.е. в 8 раз меньше, чем следовало по умеренному балансу того времени. В силу этого крестьяне вынуждены были кормить скотину соломой, мякиной и отрубями и т.п[43].

Зимой скот содержался в хлеву. В особо холодное время крестьянам приходилось держать телят, а иногда и коров в жилых помещениях. В помещичьих хозяйствах скот содержался в тёплых скотных дворах с отдельными помещениями для коров, овец и свиней. Лошадей держали в конюшнях. В XVIII веке в помещичьих хозяйствах возникают конные заводы. Только в Рязанской провинции (уезды Рязанский, Михайловский, Пронский и г. Сапожок) их было 13[44].

Овощеводство в Рязанском крае было развито слабее, чем зерновое хозяйство и животноводство. Основное место на крестьянских огородах занимала капуста, репа, морковь, огурцы, свёкла, тыква и редька. Во второй половине XVIII века в Рязанской губернии начали выращивать картофель.

В XVIII в. в Рязанском крае увеличивалось дворянское землевладение. Самодержавие щедро раздавало государственные и дворцовые земли вместе с крестьянами, а также незаселённые земли представителям дворянской верхушки. В числе новых землевладельцев в Рязанском крае стали Голицыны, Меньшиковы, Трубецкие, Шереметевы. Расширение помещичьего землевладения происходило и за счёт захватов под видом «подкидных» и «брошенных земель». Под разными предлогами присваивали крестьянскую землю и монастыри.

Рязанские помещики расширяли запашку за счёт уменьшения крестьянских наделов, увеличивая при этом барщинную повинность. Барщина - наиболее тяжёлая форма эксплуатации, до предела стеснявшая хозяйственную инициативу крестьян; её размер на протяжении века увеличился с 3 до 4-5 дней в неделю. Росло в крае число барщинных крестьян[45].

Товарность сельского хозяйства края была низкой, так как крестьянское хозяйство носило патриархальный характер. Ограниченное по своим возможностям, оно было способно только к простому воспроизводству. Тем не менее, во второй половине XVIII в. начинается процесс разложения феодально-крепостнической системы хозяйства. К концу столетия в крае складывается капиталистический уклад, который, правда, не стал господствующим. Разложение феодально-крепостнической системы выразилось в подрыве двух признаков феодальной системы: господства натурального хозяйства и прикрепления крестьянина к земле.

Втягивание помещичьего хозяйства в товарное производство, связанное со стремление дворян получить от своих поместий больше денег для того, чтобы «жить на широкую ногу», подрывало его натуральный характер. Потребителями излишков хлеба были местные торжки и города края. К числу главных потребителей относилась и Москва. Ржаная мука продавалась подрядчикам, которые по Оке через Коломну перевозили её в Москву. Некоторые помещики создавали предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья, например крахмальные и паточные мануфактуры.

Главная роль принадлежала транзитной торговле по реке Оке. Конечными пунктами были Москва и Макарьевская ярмарка в Нижегородском крае. В конце XVIII века развивается посредническая торговля рогатым скотом, овцами и лошадьми. Крупными центрами такой торговли были Рязань и Зарайск.

Стремясь получить побольше дохода от своих поместий, рязанские помещики усилили эксплуатацию крестьян. Наряду с увеличением барщины владельцы неплодородных земель стали вводить денежный оброк, размер которого они устанавливали сами. Оброк составлял 5 рублей с тягла, а в отдельных местах был выше[46].

Барщина, оброк отрывали крепостного от работы на собственной наделе, крестьянин фактически лишался его. Это означало подрыв второго признака феодальной системы - связи крестьянина с собственным наделом. По господству натурального хозяйства наносился серьёзный удар. В этом же направлении действовало и развитие промыслов. В рязанских деревнях изготавливали бочки, корзины, колёса, вырезали ложки, посуду, гнали дёготь, жгли уголь, выжигали поташ*.

* Поташ - щелочная соль, вывариваемая из древесной и травяной золы.

Развитию промыслов способствовало обилие лесов и рек в Рязанском крае. Рязанцы занимались сплавом леса и судостроением. До XVIII в. судостроение было топорное, так как единственным орудием при постройке барок и лодок был топор. Суда сооружались, как правило, зимой, а весной их нагружали и отправляли в города, стоявшие по берегам рек. Судостроение имело такой массовый характер, что для сохранения лесных массивов и экономии материалов в середине XVIII в. был введён запрет на использование для любого строительства досок топорной работы. Населению вменялось в обязанность приобретать ручные пилы или строить лесопильные заводы, на которых производили бы распиловку брёвен на доски и тёс. В 1764 г. за постройку «топорных судов» был введён денежный штраф и такие суда уничтожались. Выполняя предписание губернской канцелярии, купец Сапельников построил лесопильный завод на Быстринской пристани на Ваде. Завод обеспечивал не только нужды местных застройщиков, но и отправлял по реке сосновые доски, тёс и бруски в Тамбов[47].

К концу XVIII века усилилось отходничество. Рязанские плотники, печники, косцы, бондари и другие были известны далеко за пределами края как искусные мастера своего дела. Кроме промыслов в крае развивалось бурлачество и извоз.

Усиление эксплуатации крепостных крестьян лишало их заинтересованности в труде и вело к росту их сопротивления: бегству, восстаниям, убийствам помещиков и т.д. В ответ государство принимало меры, укреплявшие власть помещиков над крестьянами. Так, в 1760 г. императрица Елизавета Петровна разрешила помещикам ссылать своих крестьян в Сибирь, в районы, пригодные для хлебопашества, с зачётом их в рекруты. А в 1763 г. Екатерина II издала указ, по которому крестьяне должны были оплачивать содержание воинских команд, присылаемых для подавления крестьянских восстаний. По указу 1765 г. помещики могли сдавать своих крепостных на каторжные работы. В 1767 г. Екатерина II запретила крестьянам подавать жалобы на своих помещиков. После этих указов крепостные крестьяне превратились фактически в крещёную собственность господ.

Во второй половине XVIII в. стал подрываться ещё один признак феодальной системы - рутинность агрокультуры. Стремясь поднять доходность своих поместий, наиболее дальновидные дворяне начали применять передовую технику и достижения агрономии. Определённую роль в распространении прогрессивных методов ведения хозяйства сыграло созданное в 1765 г. в Петербурге Вольное экономическое общество, поставившее перед собой цель помочь помещикам рационально организовать хозяйство, приспособить его к развивающимся товарно-денежным отношениям. В издаваемых обществом «Трудах» печатались статьи с советами по содержанию скота, давались рекомендации по переработке сельскохозяйственной продукции и т.п. Помещики, добившиеся успехов в организации труда, делились опытом. Но, применяя новые методы ведения хозяйства, дворяне продолжали сохранять и укреплять крепостное право, которое сдерживало их внедрение.

Очагом, где формировались капиталистические отношения со складывающейся системой купли-продажи рабочей силы, была промышленность. В Рязанском крае этому способствовали хорошие природные условия: разветвлённая речная сеть, большие лесные массивы и богатые залежи руды. Кроме того, эксплуатация завода в Рязанском крае требовала от промышленника примерно в два раза меньше оборотных средств, чем эксплуатация такого же завода на Урале. Немаловажное значение имела и близость центров сбыта готовой продукции, в то время как караваны подвод с готовой продукцией с Урала следовали до Петербурга более года[48].

В XVIII в. в Рязанском крае господствовало мелкое производство, но быстрыми темпами росло число мануфактур*. Располагались они, как правило, за пределами Переяславля-Рязанского. В Переяславле-Рязанском развивалось мелкое производство. В частности, во второй половине XVIII в. в нём было всего несколько небольших предприятий, а именно: 2 полотняные фабрики, 2 салотопенных, два кожевенных, 6 солодовенных заводов, 1 пивоваренный и 2 кирпичных завода[49].

* Мануфактура - форма производства, характеризующаяся применением ручных орудий и разделением труда между рабочими.

В развитии мануфактурного производства на начальном этапе большую роль сыграло государство. Оно само создавало заводы, оказывало предпринимателям помощь деньгами и материалами, заботилось об обеспечении мануфактур рабочей силой. На мануфактурах использовался как труд крепостных крестьян, так и вольнонаёмный труд. Приоритетным направлением стала металлургическая промышленность. В силу этого русская металлургия заняла в это время ведущие позиции в Европе. Рязанский край в это достижение внёс заметный вклад.

Одними из первых металлургией занялись рязанские купцы Рюмины и Томилины. Яков Рюмин основал домны* и молотовые* кузницы в Рязанском уезде в селе Залипяжье на речке Истье, вблизи богатых залежей железной руды. Завод начал выплавку чугуна в 1717 г. Руду в то время добывали открытым способом при помощи лопаты и кайла*. Как только запасы руды поблизости от заводов истощались, её начинали разрабатывать в другом месте. Вспомогательные материалы для изготовления руды и чугуна были привозными.

* Домна - то же, что и доменная печь. Доменная печь - шахтная печь для выплавки чугуна из железной руды.
* Молот - большой тяжёлый молоток для ручной ковки, дробления камней.
* Кайло - то же, что и кирка.

В том же 1717 г. братья Рюмины - Панкрат, Яков и Илья и компаньон Сидор Томилин - построили первые в России игольные фабрики в Столицах и Коленцах. Государство поддерживало отечественных производителей. Так, в 1719 г. Пётр I подписал указ «О пошлинах с иностранных игол», ограждавший российские фабрики от иностранной конкуренции. Указ предписывал: «А продавать иглы во всём Российском государстве те, которые делаются на заводах Российских купецких людей Сидора Томилина и Панкрата Рюмина»[50].

В 1721 г. владельцы заводов получили право покупать крепостных крестьян. В 1720 - 1730-х годах Рюмины и С. Томилин купили для работы на заводах крестьян сёл Залипяжье, Коленцы, Столпцы, Тугушево, Бренное и др. На это потребовались огромные средства. Только П. Рюмин с 1716 по 1724 г. купил 2.828 четвертей земли и 264 крестьянских двора, израсходовав на это 15.604 руб.[51]

Крестьяне, называвшиеся посессионными, отрабатывали все государственные подати и помещичий оброк, который за них вносили в казну владельцы предприятий. Домой они отпускались с заводов только для проведения некоторых сельскохозяйственных работ. На заводах же они выполняли самые различные работы: рубили лес, копали руду, жгли уголь, строили плотины на речках, так как металлургическим заводам требовалось много воды и они не могли обходиться без водохранилищ. Использовались и вольнонаёмные квалифицированные мастеровые, которые составляли 5% рабочей силы[52].

В 1773 г. Истьинский завод и игольные фабрики купили заводчики Хлебниковы. Они перестроили отдельные корпуса завода, построили новые здания Коленцовской и Столпнянской игольных фабрик, возвели две плотины на реках Истье и Проне.

Другую ветвь заводчиков Рюминых возглавил Г.Ф. Рюмин. В 1729 г. вместе с сыном он построил 6 ручных горнов*, а в 1729 г. они купили Истьинский-Гулынский завод, построенный в 1719 г. Л.С. Логиновым. В 1737 г. они были вынуждены продать половину завода купцу Богдану Белову.

* Горн - печь для переплавки металлов или обжига керамических изделий, а также кузнечный очаг с мехами и поддувалом для накаливания металла.

В 1739 г. началось строительство Кирицкого металлургического завода, предпринятое братьями Беловыми и английским купцом И.Я. Маафом. Это был небольшой завод, выплавлявший 15 тыс. пудов чугуна в год.

В 1740 г. в с. Мосолово вступил в строй Непложский чугуноплавильный и железоделательный завод. Руду завозили из Пронского уезда. На нём работало около 200 крепостных крестьян[53].

С середины века в металлургическое производство постепенно втягивались и дворяне. Так, в 1757 г. в Шацкой провинции на речке Еремше князь И.И. Репнин с братом пустил завод с одной домной и одним молотом. Руда с высоким содержанием железа добывалась недалеко от завода. Еремшинский завод в отличие от других был автономным предприятием с завершённым металлургическим циклом. К заводу князь приписал крепостных крестьян, купленных в окрестных сёлах. Так, в селе Аносове он купил 539 душ, а в селе Вознесенском - 417 [54].

То тут, то там возникают чугунно-литейные и железоделательные заводы. Наибольший вклад в развитие металлургического производства в Рязанском крае внесли Андрей и Иван Баташёвы, владельцы одного из оружейных заводов в Туле. По ходатайству князя Потёмкина Екатерина II наградила их землями и дворянством за бесплатное пожертвование ружей своего завода на «защиту отечества». «И жалуем мы им, - было написано в грамоте, - братьям Баташёвым, где они пожелают, казённой земли, с деревнями и угодиями, мерою - 100 вёрст* вдоль и 100 - поперёк»[55]. А пожелали они местность в районе нижней и средней Оки. Муромские и касимовские леса, богатые железорудные запасы, разветвлённая система рек и речек обеспечивали важнейшие условия для создания крупного металлургического производства в этом районе.

* Верста - старая русская мера длины, равная 1,06 км.

Надо сказать, что такое пожалование Баташёвым не было чем-то исключительным. Правительство с петровских времён всемерно поощряло предпринимательскую деятельность в области металлургии. Так, построенный казной на Урале Невьяновский завод был передан в частные руки - земляку Баташёвых - Никите Демидову. Новому владельцу отвели обширные земельные угодья, леса, рудники, приписали к заводу несколько тысяч крестьян, и он оправдал доверие, наладил железоделательное производство. А его наследники создали на Урале ещё десятки предприятий.
Такую же роль сыграли братья Баташёвы в Приокском регионе. Первый доменный завод они построили в 1755 году на притоке Оки реке Унже у села Ермолове. Через три года, в 1758 г.братья купили у дворянской вдовы А.В. Суворовой деревню Веркуц. Получив разрешение на строительство доменного завода на реке Гусь, они в месте сужения речной долины у села возвели плотину из белого тёсаного камня длиной около 500 м. Среди соснового бора образовалось огромное водохранилище. Напор воды, создаваемый плотиной со шлюзами, являлся источником двигательной силы для заводских молотов и других механизмов. Завод строился в 1758 — 1760 гг., его пуск происходил постепенно. Первую выплавку чугуна завод дал в 1759 г.[56] Он стал называться Гусь-Завод, позднее Гусь-Железный.

В 1766 году братья построили Выксунский доменный и молотовый (для производства из чугуна железа) заводы, а в 1770 году Велетминский молотовый завод в Арзамасском уезде.

Производство железа на заводах было сравнительно дешёвым и приносило хозяевам хорошую прибыль. Не довольствуясь императорским пожалованием, Баташёвы делают всё, чтобы расширить и приумножить свои владения, скупая как земли, богатые рудой, так и уже действующие заводы. Так, в 1776 г. они купили у коллежского советника Е.В. Рознатовского доменный и молотовый заводы, на реке Илее в Кадомском уезде, а у братьев-князей П.И. и СИ. Репниных Еремшинский доменный и молотовый заводы на реке Еремше в Шацком уезде. В 1779 г. братья построили завод на реке Железнице в Ардатовском уезде.

Заводы и гидротехнические сооружения Баташёвых отличались совершенными для своего времени конструкциями, технологиями, продуманной системой расположения производственных корпусов. На заводах Баташёвых производили различные сорта железа, чугунные и железные изделия для массового потребителя - косы, серпы, посуду. По заказам Адмиралтейства отливали пушки, ядра, якоря. Производство было рентабельным и приносило хозяевам хорошие прибыли. Инженерным гением Баташёвых восхищаются и современные специалисты. По объёму производства хозяйство Баташёвых было третьим в России, уступая лишь Демидовым и Яковлевым. Каждый девятый пуд металла в стране давали заводы Баташёвых. Братья, став монополистами в производстве железа и чугуна в Рязанском крае, получили право торговать продукцией своих заводов по всей России. Реализовывалась она на местных ярмарках и торжках в Москве, Петербурге и Нижнем Новгороде. В столичные и другие крупные города продукция отправлялась по Оке. Баташёвы первыми в России стали выпускать паровые машины. В результате в конце XVIII в. братьям принадлежало 13 заводов в шести губерниях, 5 из которых (Унженский, Гусевский, Еремшинский, Сынтульский и Мердушевский) находились на территории современной Рязанской области. Несколько мелких промышленных предприятий возникли и в самом Касимове.

Вклад Баташёвых в развитии металлургии России был оценён высшими государственными инстанциями: в 1783 г. оба брата были восстановлены в дворянском звании, якобы утраченном их предками. После этого братья решили поделить своё обширное хозяйство - до этого он вели хозяйство совместно и семьями жили при Выксунском заводе (теперь город Выкса Нижегородской области). Младшему, Ивану, достались Выксунский, Велетминский, Унженский, Железницкий заводы. А Андрею Родионовичу достались Гусевский, Еремшинский, Илевский заводы. Теперь братья не имели проблем с рабочей силой, так как по праву дворянства могли покупать крепостных.

После раздела имущества Ивану Родионовичу удалось до конца XVIII в. пустить только одно предприятие - Верхне-Железницкий завод, а более энергичному Андрею Родионовичу - два предприятия: Сынтульский и Мердушевский заводы.

В 1786 к А.Р. Баташёв обратился в казённую палату Рязанского наместнического правления с просьбой о разрешении ему на р. Сынтулке (левый приток Оки) в Касимовском уезде Рязанской губернии строительство завода «об одной плавильной печи с пристойным числом к ней молотовых фабрик». В 1787 г. Сынтульский завод, оборудованный домной, был пущен в строй[57]. Руда добывалась на сынтульских железных рудниках, ближайший из которых находился в полуверсте от завода.

Специалисты отмечают, что ранее построенный в 1759 г. в Гусевской волости Владимирского уезда на р. Гусь Гусевский доменный и передельный* завод обладал настолько мощной энергетической базой, что вместо обычных домны и двух молотов А.Д. Баташёв построил 11 молотов. Это позволило использовать Сынтульский завод, расположенный всего в 5 км. от Гусевского, в качестве дополнительного доменного завода и в дальнейшем не иметь на нём молотового производства. В 1774 г. на Гусевском, а позднее и на Сынтульском заводе, талантливым мастером Копьевым были построены особые чугунно-литейные мастерские с двумя переворачивающимися печами, которые по существу представляли собой прототипы будущих вагранок*. Эти печи получили известность как в России, так и за границей[58].

* Передел - в металлургии стадия получения или переработки металла.
* Вагранка - шахтная печь для плавки чугуна, а также для обжига руд цветных металлов.

После раздела хозяйства Андрей Родионович переехал на Гусевский завод, расположенный в селе Веркуц, который и стал центром его гигантских владений. У восточного края плотины за два с половиной года он построил 2-этажную каменную усадьбу с флигелями и многими службами, заводскую контору, оранжереи, обнёс их каменной стеной высотой 5-7 м с башенками и бойницами. Усадьба напоминала гораздо больше средневековой замок, чем жилище русского помещика.

Рядом с усадьбой, в парке, стояло каменное здание театра с целым гаремом балерин. В парке же находились беседки, одна из которых носила название «павильона любви», служившая местом оргий вельможи с его гостями, на которых дворовые девушки, одетые нимфами, баядерками и богинями Олимпа, услаждали пьяных развратников.

В многочисленных жилых постройках усадьбы размещался собственный «егерский полк» числом 800, да дворовые людишки численностью 175 человек, набранные из самых отчаянных головорезов. Андрей Родионович мирволил им во всём, что не касалось исполнения его собственной воли, которую все должны были чтить, как «слово Божие». Народное предание говорит, что 15 февраля барскую службу «егеря» несли не постоянно, а в основном по ночам, занимаясь грабежом в пользу своего барина. Остальное время вся эта шайка, достойная своего владыки, только пила, ела и охотилась в окрестных лесах да преследовала своей «любовью» не только дворовых, но и крестьянских девушек ближайших деревень. Никаких жалоб на свою «дружину» барин ни от кого не принимал, а наоборот, всегда был готов встать на защиту своих «молодцев», которые чувствовали себя под его «властной рукой» в полной безопасности, какие бы безобразия они ни творили[59].

Столетия среди населения жили предания о жестоких, кровавых делах, творимых А.Д. Баташёвым, и о тайной чеканке монет в подземелье. Жители Гусь-Железного рассказывали о том, что, прознав о готовящейся проверке из столицы, Баташёв приказал засыпать тоннель в подземную кузню как раз в тот момент, когда там собрались все рабочие, знающие его секрет. Якобы несколько дней после этого из-под земли доносились стоны умирающих людей.

Легенды есть легенды, однако в случае с историей рода Баташёвых рязанские краеведы считают, что большинство чудовищных фактов, упомянутых в преданиях, действительно имели место. Журналистка Л.П. Чекина, несколько лет изучавшая жизнь и деятельность Андрея Родионовича, пришла к следующему выводу: «Если бы «сатана» был не поэтическим вымыслом, а существовал в действительности и вздумал бы воплотиться в человеческий образ», то, конечно, для своего воплощения он взял бы именно Андрея Родионовича Баташёва. Выдающийся ум, колоссальная энергия, соединялись в нём с не меньшей жестокостью и дерзостью, переходившей в издевательство не только над соседями-помещиками, но и над тогдашними властями. Только перед своим покровителем - Потёмкиным - он до конца сохранял льстивое низкопоклонство и ежегодно посылал «благодетелю» к Рождеству и Пасхе свежие землянику, персики и ананасы из собственных оранжерей»[60].

Надо сказать, что А.Р. Баташёв не был каким-то исключением из правил. В период становления капиталистической системы, когда складывались основные силы буржуазного общества и происходил процесс первоначального накопления капитала, такое поведение было нормой. Например, колонисты из Старого Света физически истребили коренных жителей Америки - индейцев и забрали все их богатства, а оставшихся загнали в резервации. Но индейцы оказались слишком свободолюбивыми, и их оказалось невозможно заставить работать на поселенцев и помогать им накапливать первоначальный капитал. Нуждаясь в рабочей силе, поселенцы занялись завозом в качестве рабов населения Африканского континента, в силу чего в настоящее время афроамериканцы составляют 14 - 15% населения США. Примерно так же поступили поселенцы и с аборигенами Австралии. Ну а в Рязанском крае не было ни индейцев, ни австралийских аборигенов, работорговлей русские люди не занимались. Поэтому пришлось Андрею Родионовичу эксплуатировать своих земляков.

Умер он в 1799 г., не оставив завещания. Похоронили его в ограде церкви, а на могиле поставили высокую чугунную колонну[61]. В качестве наследства он оставил семь горных заводов, два стекольных завода и 2359 мастеровых, 2380 заводских крестьян и 9055 крепостных крестьян. На Гусевском кладбище есть семейный некрополь Баташёвых, а промышленно-усадебный комплекс Баташёвых в Гусь-Железном в настоящее время является историко-архитектурным памятником республиканского значения[62].

С середины XVIII века промышленный капитал активизируется в Касимове и в Касимовском уезде. В самом Касимове начинает развиваться канатопрядильное производство. Первая канатопрядильная фабрика появилась в Касимове в конце 1760-х - начале 1770-х годов. Она располагалась в загородной сосновой роще. Сначала предприятие находилось в совместном владении купцов Шишкиных, Мельниковых и Рюминых, а впоследствии единоличным владельцем фабричного заведения становится семья Шишкиных. С этого времени купцы Шишкины надолго станут главными организаторами канатопрядильного производства в городе. В середине 1780-х на фабрике изготавливалась бечева, простые пеньковые и смолёные канаты. Годовая прибыль составляла от 100 до 150 рублей[63].

Пеньковое сырьё касимовские прядильщики закупали в селе Сасово - тогда крупном центре торговли пенькой. Готовые снасти отправлялись главным образом на Макарьевскую ярмарку и в Москву. Часть продукции реализовывалась на Перевлесской пристани и в Касимове.

Технологический процесс на канатопрядильных предприятиях был самый архаичный. Производственные помещения состояли из амбаров и сараев для прядения и смоления канатов, хранения сырья и оборудования. Никакой механизации не было. Несмотря на это, предприятия были рентабельными, так как конкуренция в канатопрядильном производстве была незначительной.

Одним из традиционных промыслов жителей Касимова с давних пор была обработка кожевенного сырья. В XVIII веке кожевенное дело начинает превращаться в одну из главных отраслей промышленности города. В середине 1780-х годов в Касимове насчитывалось до 20 домашних кожевенных заведений с весьма примитивным производством[64].

В начале 1790-х годов были основаны кожевенные заводы купцов Баранаевых, Пустоваловых, Умновых, Верейных, Полежаевых, позже составивших основу касимовской кожевенной отрасли. Заводы этих купцов были уже не вспомогательным домашним ремеслом, а промышленным заведением, основанном на наёмном труде и ориентированным на широкое товарное производство.

Чаще всего кожевенные предприятия располагались в пределах городских купеческих усадеб наряду с прочими надворными постройками или на неудобьях - в городских оврагах. Городские власти неоднократно пытались перенести кожевенное производство на другое место, специально отведенное для промышленных предприятий по городскому плану, но не преуспели в этом. Владельцев кожевенных предприятий эта территория не устраивала, так как была удалена от воды и находилась на «высокой горе, не имеющей притом и порядочного съезда, которого даже без чрезвычайных издержек и трудов по каменному грунту и устроить невозможно»[65]. В силу этого, заявляли заводчики, они будут вынуждены прекратить производство. А это грозило городу потерей значительной части доходов, и предприятия остались на прежних местах[66].

В Рязанском крае в XVIII в. было пущено в производство несколько зеркальных, стеклянных и игольных фабрик, начало развиваться полотняное производство. В 1725 г. купец Рюмин купил у княгини Долгорукой село Клепики и несколько окружающих деревень и организовал крупную фабрику парусных полотен на 152 ткацких станка и владел ею до 1773 г. В 1774 г. фабрику купил генерал Хлебников; она была расширена до 200 станков. По 3-й ревизии (1761-1767 гг.) фабрике принадлежало 1878 душ мужского пола и 1710 – женского[67].

В 1737 году открывается полотняная фабрика в с. Голдино Михайловского уезда. В самом же Переяславле-Рязанском первое крупное полотняное производство появилось лишь в 1752 году. На этой мануфактуре князя Григория Кильдишева и купца Ивана Рюмина работало более 40 человек. В 1762 году по указу мануфактур-коллегии в городе полотняная фабрика была заведена Герасимом Ипатьевым. На фабрике было 20 станов. Их обслуживали 79 крестьян, купленных в Переяславль-Рязанском уезде[68].

В 1756 г. Иван Медовщиков в Зарайском уезде построил первую суконную фабрику. На фабрике работало 232 «покупных» крестьянина и 82 женские души. В 1773 г. в Шацком уезде по указу мануфактур-коллегии была заведена секунд-майором А. Гуровым суконная фабрика, на которой работало 75 станов. Подобные мануфактуры возникли в сёлах Мурмине, Инякине и в некоторых других местах. Всего в Рязанском крае было 12 суконных фабрик. Самые крупные из них по заказу мануфактур-коллегии обеспечивали сукном армию и флот[69].

Примерно со второй половины века начало расти число мануфактур, основанных на вольнонаёмном труде, что позволяет говорить о том, что в экономике Рязанского края начинает проявляться капиталистический уклад, при котором главной целью деятельности является получение прибыли. В силу этого наёмная рабочая сила интенсивно эксплуатировалась. Рабочий день длился от зари до зари. Заработок едва покрывал расходы на питание. За равный труд с мужчинами женщинам платили значительно меньше.

Чрезмерная эксплуатация трудящихся приводила иногда к волнениям. Например, 7 ноября 1776 г. начались волнения на Клепиковской полотняной мануфактуре, которые продолжались более недели. В них участвовали 200 работных людей. Выступление работных людей носило столь серьёзный характер, что для его подавления пришлось вызывать воинскую команду. Было применено оружие, в результате чего 17 человек было убито и 34 ранено. 106 человек арестовали. Руководитель выступления Герасим Зотов был бит кнутом, ему вырвали ноздри и сослали на каторжные работы в Оренбург[70].

В XVIII в. в Рязанском крае начало развиваться винокурение. Оно не требовало дорогостоящего оборудования и давало хорошую прибыль. Сначала этим делом занимались купцы. Но в 1754 г. вышел указ Сената, запрещавший купцам заниматься винокурением. Дело это передавалось в руки дворянства. С этого времени стало расти дворянское винокурение. Князь Г.С. Мещерский, например, в 1750-е годы владел пятью заводами, два из которых располагались в Переяславль-Рязанском и Шацком уездах.

К концу века в Рязанской губернии действовало 56 винокуренных заводов. По числу заводов из 17 губерний России Российская стояла на четвертом месте, а по числу произведённого вина - на третьем месте[71]. Можно с полным на то основанием сделать вывод, что рязанское дворянство внесло заметный вклад в спаивание народа.

В XVIII в. продолжалось развитие всероссийского рынка. Препятствием на пути торговли были внутренние таможни в Российской империи. В первой половине XVIII в. на таможнях брали пошлины с покупного и продажного рубля по гривне, а на кружечных дворах, где торговали водкой, - с ведра по 10 копеек. В то время цена ведра простого вина была 86 копеек, пиво стоило 12 копеек, мёд -24 копейки, четверть ржи, как и пуд свиного мяса, - 48 копеек[72]. Отмена внутренних пошлин в 1754 г. стимулировало рост внутреннего обмена: промысловые нечернозёмные районы страны стали в большем количестве получать продукты питания, а чернозёмные – изделия промышленности. Выросло число ярмарок и торжков, на которых шла торговля сельскохозяйственными продуктами. С ростом городов и городского населения увеличивался спрос на продукты питания.

В организации и развитии торговли важную роль играло купечество, в том числе и рязанское. В 1721 году все регулярные граждане (то есть городское население, за исключением дворянства, духовенства, «подлых людей» и некоторых других немногочисленных категорий) были разделены на две гильдии. Введение в 1742 году Елизаветой Петровной в дополнении к двум существовавшим третьей гильдии не принесло принципиальных изменений в оформление торгово-промышленного сословия. Чтобы быть включённым в состав той или иной гильдии, надлежало объявить властям о своём денежном капитале и заплатить пошлину.

Эти капиталы должны были объявляться самими купцами в следующих размерах: для первой гильдии - не менее 10.000 рублей, для второй - от 1.000 до 10.000 рублей и для третьей - от 500 до 1.000 рублей. Размер объявленного капитала определялся самими купцами, никто их не проверял, вся процедура была построена на доверии. Если купец, даже имея капитал, не объявлял его, он автоматически причислялся к мещанам, которые имели право заниматься мелкой торговлей.

Одновременно с проведением областной реформы правительство осуществило ряд мер в пользу отечественной промышленности и торговли. Манифестом 1775 г. была объявлена свобода предпринимательства. Можно было открывать предприятия без разрешения правительственных инстанций и без регистрации. Эти же цели преследовало освобождение купцов, владевших капиталом свыше 500 рублей, от уплаты подушной подати; для таких купцов устанавливался сбор в размере 1% с капитала. В следующем году купцам была предоставлена ещё одна привилегия - они освобождались от рекрутской повинности при условии уплаты за каждого рекрута 360 рублей.

Завершается формирование купечества в последней четверти XVIII века, что было связано с образование губерний и принятием законодательных положений, которые выделяли купцов из числа городского населения, определяли их права и обязанности. С 1775 г. гильдейское купечество перестало платить подушную подать и частные промысловые сборы. Вместо этого оно ежегодно выплачивало государственную пошлину в размере 1% с объявленного капитала. Кроме того, купцы получили право откупаться от рекрутской повинности, а купцы 1-й и 2-й гильдий были освобождены от телесных наказаний.

В результате реформы 1775 г. число купцов в Рязани сократилось почти в пять раз: купцами было записано всего 260 человек, что составляло 22,6% дореформенного купечества. По сравнении со среднестатистическими показателями рязанское купечество оказалось намного жизнеспособнее, так как по России число купцов после 1775 г. сократилось не в пять, а почти в девять раз, уменьшившись с 224 тысяч до 27 тысяч человек[73].

В обновлённое торговое сословие Рязани вошли такие купцы, фамилии которых не встречаются в источниках XVII - начала XVIII в. Это Константиновы, Аксёновы, Бровкины и другие. Но они составляют меньшую часть. Большая же часть семей - 83 (72.1%) - это потомки тех переяславцев, которые когда-то торговали на Нижнем посаде и «внутри города» (т.е. на территории Рязанского кремля): Гладковы, Ипатьевы, Третьяковы, Ушаковы, Рубцовы, Чечкины, Рюмины, Живаго и другие[74].

В отдельные периоды состав рязанского купечества изменялся в ту или иную сторону. Если исходить из количественных показателей, то наиболее благоприятным временем для рязанских купцов следует считать конец XVIII века, когда в Рязани заявлялось до 200 и более капиталов. При этом много было капиталов первой и второй гильдии[75].

В конце XVIII в. ряды рязанского купечества активно пополнялись людьми самых различных сословий и званий, прежде всего крестьянами, составлявшими около половины всех причисленных в купеческое сословие. В 1780 г. крестьян, желавших записаться в купечество, было настолько много, что глава Рязанского наместничества М.Н. Кречетников начал устраивать для них экзамены, дабы проверить их знания и способности к торговле[76].

Следующей по численности за крестьянами группой новоявленных купцов были несостоявшиеся церковнослужители. Но никому из них не удалось достичь на торговом поприще заметных успехов, поэтому их пребывание в купеческом сословии было, как правило, недолговечным[77].

Рязанское купечество ориентировалось главным образом на местный рынок, снабжая горожан продуктами питания и разнообразным ширпотребом. Два раза в год - 2 июля и 29 августа - в Рязани на Ильинской (Соборной) площади проводились ярмарки. Оптовые партии сельскохозяйственной продукции отправлялись в Москву, близлежащие города и на ярмарки. В основном торговали хлебом, воском, мёдом, рыбой. Заграничного торга никто из рязанских купцов не вёл.

В XVIII в. происходит специализация торговой деятельности по районам. Если для Кадома и Кадомского уезда основными предметами торговли были хлеб и лес, то для Шацка и Сасова самой крупной статьёй торговли была пенька. Но торговля находилась в руках приезжих купцов. Скупщики пеньки съезжались из разных городов в Сасово, которое было центром торговли и складирования. Более самостоятельные, разбогатевшие сасовцы и сами отправляли ее партиями по 1.000 и более пудов в другие портовые города. Как правило, пеньку грузили близ Сасова на речные суда и отправляли по Цне. Всего за год вывозилось до 200 тыс. пудов[78].

Царские власти поддерживали предприимчивых купцов, иногда делая им заказы на поставку необходимых товаров для казны и армии. Оптовой торговлей в чистом виде занимались редко, обычно её совмещали с розничной торговлей.

Поощряя купечество, правительство не выпускало торговлю из-под контроля. Согласно указу тамбовских властей, никто не имел права торговать неклейменым табаком, солью и вином. Вином откупщики торговали в специальных помещениях, которые до 1651 г. назывались кабаками, затем их стали называть кружечными дворами, а с 1746 г. - питейными заведениями. Для домашнего пользования жителям разрешалось варить пиво и мёд, уплатив в казну акциз с ведра. Незаконная продажа спиртного строго наказывалась штрафом, поркой кнутом на торгу и ссылкой в дальние города.

В XVIII веке начинает проявляться новый вид деятельности рязанских купцов - владение фабриками и заводами. Этому способствовали некоторые законы, принятые в правление Екатерины П. В частности, указ от 23 ноября 1762 г. отменял практику испрашивания разрешения на открытие нового предприятия и позволял заводить фабрики всем, кто пожелает. А манифест от 17 марта 1775 г. отменял все сборы с кожевенных, салотопенных и других заводов, постоялых дворов и бань.

Часто владение недвижимостью не являлось основным занятием, а сочеталось с торговыми операциями. Происходило это по-разному: заводчики реализовывали готовую продукцию или же торговали исходными материалами своего производства. К примеру, большинство свечных заводов параллельно с содержанием заводов вело торговлю рогатым скотом. Торговля нередко предшествовала строительству заводов и являлась своеобразным катализатором, инициирующим занятие производством.

Деятельность рязанских купцов не ограничивалась торговлей и содержанием заводов и фабрик и была достаточно разнообразной. Среди прочих занятий купцов следует назвать откупные операции. Наиболее привлекательными были винные откупа.

Суть откупной операции сводилась к тому, что лицо или группа лиц заключали с правительством договор и, уплатив в казну определённую сумму, получали право торговли вином. Это было рискованным делом, так как заключение откупного контракта требовало предоставление залога в виде недвижимости. И в случае невыполнения обязательств откупщик нёс серьёзные материальные потери, а то и вовсе разорялся. Но в случае успеха откупщик получал баснословные прибыли.

Винные откупа были занятием крупного купечества. Этим занимались Пётр Алексеевич Мальшин и Гаврила Васильевич Рюмин. Личности многих купцов весьма интересны, в первую очередь это относится к П.А. Мальшину и Г.В. Рюмину.

История рода Мальшиных уходит корнями в глубь веков. В 1595-1597 годах Данила Мальшин имел полок (прилавок) в мясном ряду Нижнего посада, а позже торговал в своём амбаре «внутри города». Его сын, Кузьма Мальшин, обладая предпринимательским талантом, не только продолжил дело отца, но и значительно преуспел в торговле.

Гаврила Васильевич Рюмин
Гаврила Васильевич Рюмин

К началу XVII века Мальшины упоминаются в Разрядных и Платёжных книгах Переяславля-Рязанского как крестьяне Борисоглебской слободы, принадлежавшей архиерею. Царь Алексей Михайлович, заботясь о пополнении казны, в 1649 году повелел перевести «лучших по их торгам и промыслам» крестьян в чёрные посадские слободы. В их число попал и Кузьма Мальшин.

У внука Кузьмы Даниловича, Епифана Исаевича, было четыре сына: Назар, Иван, Пётр и Матвей. Но лишь потомки старшего из них пошли по торговой части. Вот этого Назара Епифановича можно считать основателем купеческой династии, так как сыновья его -Алексей и Лукьян - в середине XVIII века числились рязанскими купцами.

Сын Алексея - Пётр, родившийся в 1752 г., в списках рязанского купечества впервые упоминается в 1782 г. В 1783-1787 годах он, занявшись винными откупами, нажил себе состояние и обеспечил высокое общественное положение. В 1783-1787 гг. совместно с Г.В. Рюминым снимал винный откуп в Рязани, Спасске, Михайлове с уездами.

Предпринимательская деятельность П.А. Мальшина не ограничивалась лишь винными откупами. У него был самый крупный в Рязани салотопенный завод, на котором ежегодно вырабатывалось до 40 пудов сала. При заводе работала трепальня. Сало и пенька отправлялись в столицу. Пётр Мальшин был самым крупным в Рязани домовладельцем. Ему принадлежали 10 домов, большая часть которых были доходными, то есть сдавались внаём под жилые, торговые и складские помещения. Немалый доход Мальшину приносили и земельные владения с крепостными крестьянами в деревне Аблово Рязанской губернии и Саранском уезде Пензенской губернии.

В 1790 г. Мальшин стал купцом 1-й гильдии и получил звание именитого гражданина, затем дворянское звание и в 1791-1794 годах занимал должность городского головы г. Рязани. Как говорится в аттестате, выданном ему рязанским городовым магистратом, обязанности свои он исполнял «добропорядочно и без отягощения обществу, чиня полные выгоды градской пользе»[79]. За общественную деятельность в 1800 г. указом Павла I был пожалован чином надворного советника.

Поступив на государственную службу, Пётр Алексеевич продолжал заниматься предпринимательством. В 1800-1810-е годы он брал подряды на соляные поставки в Рязанскую, Тульскую и Тамбовскую губернии.

Прославился Мальшин и заслужил уважение горожан своей благотворительной деятельностью, которой он занимался с 90-х годов XVIII века. В 1793 году на строительство здания для Главного народного училища совместно с Рюминым он пожертвовал пять тысяч рублей. В 1801-1804 годах Пётр Мальшин принимал участие в спасении кафедрального Успенского собора от разрушения. Вопреки решению Синода о его сносе, они с Г.В. Рюмиными стали инициаторами его восстановления, взяли на себя организацию всех подготовительных и реставрационных работ и оплатили значительную часть расходов (двадцать тысяч из пятидесяти)[80].

Но главным детищем благотворителя была открытая в 1809 году богадельня. В 1806 году П.А. Мальшин внёс пятьдесят тысяч рублей в Приказ общественного призрения на учреждение дома престарелых. 15 тысяч из них были использованы для постройки каменного здания, а 35 тысяч - оставлены «на вечные времена неприкосновенным капиталом», проценты с которого предназначались на содержание 12 престарелых. До 1816 года богадельня содержалась только на завещанные Мальшиным средства. Когда число её обитателей увеличилось до 34 человек, часть расходов взял на себя Приказ общественного призрения[81].

Считается, что богадельню Пётр Алексеевич посвятил памяти своей жены, Пётр Алексеевич Малыиин Ирины Максимовны, которая умерла в год открытия богадельни и с которой он прожил 30 лет. Брак этот был, видимо, бездетным, так как никаких упоминаний о детях нет.

Петр Алексеевич Мальшин
Петр Алексеевич Мальшин

В 1807 году на Скорбященском кладбище на средства Мальшина была построена каменная церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Рядом с церковью он построил дом для церковнослужителей, на содержание которого выделил ещё восемь тысяч.

Пётр Алексеевич скончался в 1821 году в возрасте 69 лет. Прах супругов Мальшиных покоится за алтарём Скорбященской церкви[82].

Основателем династии Рюминых был житель Переяславля-Рязанского Кузьма Наумович Рюмин, который в начале XVIII в. занимался винокурением и подрядными операциями. Его сыновья Панкрат, Илья и Яков владели несколькими винокуренными и кожевенными заводами, вели крупные торговые и откупные операции. В Переяславль-Рязанском уезде они основали два металлургических завода: Улусский на реке Улус (1715) и Истьинский на реке Истья у села Залипяжье (1716). Совместно с московским купцом Сидором Томилиным устроили 1-ю в России игольную фабрику в селах Столицы и Коленцы Переяславль-Рязанского уезда (1717), организовали парусно-полотняную мануфактуру в селе Клепики того же уезда (1725).

В 1729 г. братья совершили раздел имущества. В результате раздоров хозяйство братьев пришло в упадок. В 1773 г. Мария Сидоровна Кильдишева, вдова Панкрата, и её пасынок продали Истьинский завод, игольную и парусную фабрики Петру Кирилловичу Хлебникову.

В конце XVIII в. самым важным предпринимателем Рязани был Гаврила Васильевич Рюмин, предположительно, потомок по линии брата Кузьмы Наумовича - Дмитрия. Первые сведения о его предпринимательской деятельности относятся к 1783 г., когда он совместно с П.А. Мальшиным снял винный откуп в Рязани, Спасске и Михайлове с уездами. На винных откупах нажил состояние. У Гаврилы Васильевича и его супруги Екатерины Ивановны было четверо сыновей и две дочери.

Он построил в Рязани дворец, в котором в настоящее время размещается областной художественный музей, двухэтажный каменный дом (угол Свободы и Полонского) и здание бывшей Мариинской гимназии (угол улиц Свободы и Горького), которое ныне занимает Рязанский педагогический колледж.

Пользуясь обширными связями в Петербурге и Москве, Г.В. Рюмин привлекал для претворения своих строительных замыслов крупных столичных архитекторов, которым Рязань обязана своими лучшими постройками в стиле классицизма.

Кроме того, у него была роскошная загородная усадьба. Хороший вкус хозяина позволил соединить природный ландшафт с господским домом, деревянным двухэтажным флигелем, оранжереями и беседками. С одной стороны к дому примыкал парк, который заканчивался двумя прудами. По другую сторону дома, через дорогу, располагались два плодовых сада с оранжереями. А за этими садами – большой пруд, посреди которого был островок с затейливой китайской беседкой. В усадьбе были и хозяйственные постройки: людские, скотный и конюшенные дворы и амбары, сенники, экипажные сараи. В отдалении от дома располагалась полотняная фабрика. Как рязанский дом Рюмина, так и его усадьба не раз посещались русскими царями при их пребывании в Рязани.

Дворец Г.В. Рюмина, ныне областной художественный музей на ул. Свободы
Дворец Г.В. Рюмина, ныне областной художественный музей на ул. Свободы

Здание бывшей Мариинской гимназии. Ныне Рязанский педагогический колледж на ул. Свободы
Здание бывшей Мариинской гимназии. Ныне Рязанский педагогический колледж на ул. Свободы

Надо признать, что в XVIII веке отношение к такого рода объектам было более бережное и не такое частнособственническое, как в настоящее время. Гаврила Васильевич Рюмин понимал, что рязанцам надо где-то отдохнуть, и по выходным дням открывал своё загородное владение для всех горожан. Его позиция по этому, впрочем, как и по другим вопросам, была высоко оценена. В конце 1780-х годов он получил звание именитого гражданина. Надо сказать, что в Рязани было всего два именитых гражданина - Г.В. Рюмин и П.А. Мальшин. Как и П.А. Мальшин, Г.В. Рюмин был пожалован дворянством. В 1790-е годы он исполнял должность городского головы. Выбыв из состава официального купечества, как и Мальшин, он продолжал заниматься предпринимательской деятельностью. Как и Мальшин, он занимался благотворительностью, да и другие рязанские купцы старались от них не отставать. Это было связано с их глубокой религиозностью. По всей видимости, они были приверженцами понятий раннего христианства об образе жизни мирян и помнили слова Иисуса Христа о том, что легче верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие.

В Касимове винными откупами занимались Алянчиковы и Якунчиковы, вошедшие в число крупнейших откупщиков Центральной России. Одновременно эти две семьи занимались и другими видами предпринимательской деятельности. Так, И.О. Алянчиков содержал стекольную фабрику, салотопенный и кожевенный заводы.

Составной частью деятельности купцов являлись подряды. Для того, чтобы заключить с казной подряд на транспортировку какого-либо товара или на поставку его в казённые оптовые склады, равно как и получить подряд на строительство, нужно было выиграть торги. Выигрывал тот, кто называл наименьшую сумму, за которую обязывался исполнить предложенное поручение. Кроме того, требовалось поручительство трёх лиц или, при отсутствии поручителей, представить залог.

Подрядчики занимались тем, что развозили по стране товары, производство которых являлось государственной монополией, такие как соль и вино, но главным образом «работали» на армию, т.е. закупали и поставляли на склады военного ведомства продукты, фураж и обмундирование. Обычно подряды давались на крупные суммы, поэтому брать их могли только очень состоятельные купцы, ибо только они имели возможность предоставить в залог имущество, соответствующее сумме. Так, например, рязанский купец первой гильдии Иван Ануров в 1792 году, взяв подряд на поставку соли в Ярославскую губернию, в качестве залога предоставил дом с флигелем на Соборной улице и 24 лавки[83]. Нередко купцам приходилось объединяться, чтобы выполнять подрядные обязательства совместно.

Купечество по своему происхождению было тесно связано с крестьянством и небогатыми слоями городского населения. Это не могло не наложить отпечаток на образ жизни купеческих семей, большая часть которых жила довольно скромно. Каменные дома были только у Г. Рюмина и П. Мальшина, а также у И. Анурова и Т. Рюмина. Они располагались на центральных улицах города. Основная масс купцов проживала в старых торговых кварталах города - в районе бывшей Посадской слободы или Нижнего посада. Женщины в купеческих семьях сидели дома, занимаясь рукодельем.

Ситуация начала меняться с конца XVIII в., когда на территории Рязанского края было образовано сначала наместничество, а затем губерния. Многие купцы перестроили свои дома на каменных фундаментах, а некоторые построили целиком каменные. Богатые купцы имели по несколько домов. Богатое купечество строило не просто большие дома, а дома, которые стали украшением Рязани. В частности, дома Гаврилы и Ивана Рюминых считались лучшими в городе как по своему устройству, так и по архитектурному решению. Купцы к концу XVIII столетия стали полупривилегированным сословием.
Правление Петра I - это время становления и развития абсолютизма. Абсолютизм в России был диктатурой дворян. Утверждая абсолютизм, Пётр I консолидировал это сословие, противопоставил ему остальные. В 1714 г. поместье было приравнено к вотчине, его обладатель мог им распоряжаться как наследственной собственностью. Другим привилегированным сословием было духовенство. Как и дворянство, духовенство, было освобождено от подушной подати, рекрутских наборов и телесных наказаний. Оно фактически превратилось в чиновничество по духовному ведомству.
При наследниках Петра I продолжилась тенденция предоставления дворянству льгот и привилегий. Вскоре после вступления на престол Анна Ивановна, идя навстречу пожеланиям дворянства, отменила петровский указ о единонаследии, который требовал передачи земельного надела только одному из сыновей. Закон от 31 декабря 1736 г. ограничил срок службы дворян 25 годами. До этого дворяне служили «вечно», т.е. до старости. Определение срока военной службы дворян стало важным шагом на пути высвобождения дворянства от служилых функций по отношению к государству. Утвердившаяся со временем практика записи дворянских детей на службу в самом раннем возрасте открывала возможность ещё более облегчить эту обременительную повинность.

А «Указ о вольности и свободе Российского дворянства» (18 февраля 1762 г.) Петра III вообще положил конец обязательной службе дворян. До этого указа дворянство являлось тяглым сословием в том смысле, что, подобно прочим сословиям, оно было обременено обязанностями.

Процесс оформления привилегий дворян и купцов завершают Жалованные грамоты дворянству и городам. Одновременное их опубликование 21 апреля 1785 г. свидетельствует о стремлении самодержавия консолидировать силы, на которое оно опиралось, дворянство и верхушку городского населения. Обе грамоты сводили воедино привилегии, в разное время предоставленные дворянам и купцам, и вместе с тем расширяли их права. Екатерина II последовательно проводила линию укрепления сословной структуры с определением прав и обязанностей каждого сословия. Она законодательно закрепила за дворянством статус привилегированного сословия, в то время как статус других сословий был подчинён интересам государства и сохранению господства дворян. Другими словами, в конце XVIII в. в России оформился сословный строй. А в это время в Западной Европы под ударами буржуазных революций сословия рушились. Ну а Рязанский край шёл в ногу со страной.

Развитие культуры в Рязанском крае

Культура Рязанского края, как и культура России, развивалась под влиянием изменений, которые происходили в социально-экономической и политической жизни Российской империи. До XVIII в. эти процессы развивались под руководством Русской православной церкви. В полной мере это относится к Рязанскому краю, где церковь занимала заметное место: по числу церквей Рязанская епархия тогда уступала лишь Патриаршей области и совсем немного - Новгородской епархии, где было 1.227 церквей, а в Рязанской -1.221 церковь[84].

Духовенство считалось учительным сословием, но далеко не всегда обладало высоким нравственным потенциалом, ни образовательным уровнем. Утверждению высокого авторитета Русской православной церкви, как и христианской религии в целом, мешали жизнь и быт священнослужителей, а также состояние церквей и порядки в них. В то время многие церкви не имели оград, и у церковных стен пасся скот. Тут же, у самой паперти, стояли кабаки и лавки. А именитые прихожане не церемонились, входили в алтарь и распоряжались там как у себя дома. Во время службы они могли громко разговаривать, смеяться и даже буйствовать.

Да и сами причты были крайне бедны. Священники ходили в лаптях и посконных рубахах и только единицы имели для праздничных дней нанковые ряски. Жили они в курных избах, ничем не отличаясь от крестьян. Из-за бедности многие церкви не были укомплектованы штатом служителей. Так, в кадомском соборе в 1786 г. был только один протоиерей - Андрей Гаврилов, дьякона, пономаря и дьячка не было. Так что протоиерей и на клиросе пел и даже на колокольне звонил. К тому же малограмотное и невоспитанное приходское духовенство иногда «учиняло драки, площадное ругательство и вело себя зазорно и гнусно»[85].

О грамотности же духовенства свидетельствуют слова Петра I, сказанные патриарху Адриану после возвращения из первого путешествия за границу: «Священниками становятся, грамоте мало умеют. Их бы следовало таковым научить и тогда ставить в тот чин»[86]. Даже в духовном регламенте было сказано, что духовенство не в состоянии проповедовать в церквах о догматах веры. Видный историк XIX в. А.П. Щапов, характеризуя состояние церкви в рассматриваемый период, пишет: «...встречаются священнослужители, не соответствующие высоким нормам христианской морали. Они нарушали порядок церковного богослужения, совершали литургию в нетрезвом состоянии, бранились в алтаре, пьяные валялись в кабаках, дрались»[87].

Отсюда будет понятен указ Петра I, изданный в 1708 г., который требовал, чтобы «в поповы и во дьяки на отцовы места» никого не посвящали без соответствующей подготовки[88]. Был издан также ряд указов царя, требующих, чтобы в епархиях и при крупных монастырях открывались школы, где дети церковнослужителей готовились бы к их будущей деятельности[89].

В начало XVIII в. во главе Рязанской епархии был Стефан (в миру - Симеон) Яворский. Он родился в середине XVII в. на Правобережной Украине в семье мелкого шляхтича. Там в это время шла война восставших под руководством Богдана Хмельницкого против Речи Посполитой. Родители Симеона, спасаясь от преследования поляков, переехали в расположенный на левом берегу Днепра город Нежин, который входил в состав России.
Окончил Киевскую духовную академию. Главной чертой молодого шляхтича была неудержимая страсть к знаниям. Эта страсть привела его в учебные заведения Вильно, Львова и Познани. Чтобы быть принятым в эти учебные заведения, выпускник Киевской духовной академии даже отрёкся от православия и принял униатство* - польские преподаватели наотрез отказывались заниматься с православными учениками. Закончив учёбу, в 1687 г. Стефан вернулся в Киев, принёс покаяние и вновь принял православие. В 1689 г. в возрасте 30 лет он постригается в монахи с именем Стефана и начинает вести преподавательскую деятельность в Киевской духовной академии.

* Униатская церковь (греко-католическая) - христианское объединение, созданное Брестской унией в 1596 г. Подчинялась папе римскому, признавала основные догматы католической церкви при сохранении православных обрядов.

В 1700 г., оказавшись в Москве, произнёс яркое надгробное слово на похоронах фельдмаршала А.С. Шеина в присутствии Петра I. Увидев в Стефане человека, который мог бы помочь ему в преобразованиях, Пётр направил патриарху Адриану просьбу назначить его архиереем в ближайшей от столицы епархии. И патриарх назначил Стефана Яворского вместо престарелого Авраамия митрополитом Рязанским и Муромским.
В том же 1700 г. умер патриарх Адриан, царь отказался от избрания нового патриарха и поручил управление церковными делами местоблюстителю патриаршего престола, назначив на эту должность митрополита Рязанского и Муромского. Надо думать, что не все отнеслись положительно к этому кадровому решению царя: ведь Стефан Яворский какое-то время пребывал в униатстве.

Как местоблюститель патриаршего престола митрополит Рязанский и Муромский был вызван в Москву, где он и находился до 1718г. После этого его направили в Петербург. Все отмечали удивительное красноречие местоблюстителя патриаршего престола. Петру I были по душе многие поучения Стефана Яворского, особенно когда он прославлял его воинскую доблесть. После Полтавской битвы ему была оказана высокая честь - лично предать анафеме изменника Мазепу.

Первоначально Стефан Яворский всемерно поддерживал начинания Петра I. Но постепенно между ним и царём возникли противоречия. Вероятно, они были вызваны стремлением светской власти подчинить себе церковь и терпимым отношением царя к протестантизму*. В конфликте между Петром I и его сыном Алексеем он встал на сторону Алексея. Но, как подметил столетие спустя А.С. Пушкин, с «царём накладно спорить». Конфликт обострился, когда возникли противоречия с близким к царю церковным деятелем Феофаном Прокоповичем. Пётр I даже запретил Яворскому произносить проповеди. Но каких-то более крутых мер против него не принял. А после отмены патриаршества даже назначил его в 1721 г. первым президентом Священного Синода. А вот главный труд Яворского «Камень веры» издавать запретил. Ведь в ней Стефан не только излагал вероучение православной церкви, не только критиковал религиозную доктрину протестантизма, но и в завуалированной форме выступал против петровских преобразований, особенно против подчинения церкви светской власти. «Камень веры» был опубликован только в 1728 г. Рукопись хранится в фондах Рязанского историко-архивного музея-заповедника[90].

* Протестантизм (от лат. protestans - публично доказывающий), одно из основных направлений в христианстве. Откололся от католицизма в ходе Реформации XVI в. Объединяет множество самостоятельных течений, церквей и сект (лютеранство, кальвинизм, англиканская церковь, баптисты, адвентисты и др.). Для протестантизма характерны: отсутствие противопоставления духовенства мирянам, отказ от сложной церковной иерархии, упрощённый культ, отсутствие монашества; в протестантизме нет культа Богородицы, святых, ангелов, икон, число таинств сведено к двум (крещению и причащению).

В силу своей занятости на посту главы Русской православной церкви Стефан Яворский редко посещал Переяславль-Рязанский. Но вины его в том не было. Как митрополит он занимался благоустройством Успенского собора, значительную часть своего времени уделял просветительской деятельности. Именно благодаря Стефану в Переяславле-Рязанском была открыта сначала цифирная, а затем архиерейская школа.

Умер Стефан Яворский на своём подворье в Москве, в декабре 1722 г. был привезён в Рязань и погребён в Успенском соборе. В 1804 г. останки его были перенесены в Архангельский собор.

Пётр I, подчиняя церковь светской власти, всё же предпринимал меры по меры по распространению христианства. Так, 30 апреля 1722 г. Сенат издал указ, в котором потребовал от православных регулярного посещения церкви и говения. С нарушителей указа брали штрафы, упорствующих же высылали: мужчин - на галеры, а женщин - на казённый прядильный двор[91].

Особое внимание было обращено на распространение христианства среди помещиков и вотчинников Мещеры. 3 ноября 1714 г. Сенат принял указ о крещении в шестимесячный срок мусульман Казанской и Азовской губерний, в поместьях и вотчинах которых находятся крестьяне православной веры. По указу 1718 г. отказавшиеся от крещения лишались крепостных вотчин. Так, за отказ креститься была «отписана на государя» деревня Турмадеево, принадлежавшая татарину Кикичеву. Лишился деревни Никиткино с крестьянами и мурза Исмаил Маматов. Она была передана во владение новокрещёному подпоручику князю Чурмантееву. Расстался со своим владением и не желавший крестить сына Токмаков[92].

И если многие помещики и вотчинники не устояли и приняли христианство, то простые мордвины и татары не спешили отказаться от своей веры. Пришлось императрице Анне Ивановне в 1740 г. устанавливать значительные льготы для простолюдинов. Они освобождались от рекрутского набора, три года с них не взимались подушные и натуральные повинности. Арестантов, пожелавших принять крещение, повелевалось «отпущать из-под караула».

Этим же указом предписывалось крещёных, если они соседствуют в деревне с иноверцами, переселять в другие сёла, где живут православные. Дома рекомендовалось не переносить, а меняться ими с некрещёными. В деревнях, где живут крестившиеся, должны были строиться церкви, к этому делу привлекались и иноверцы. Мечети же строить запрещалось, а где они были самовольно построены, предлагалось сломать.

В качестве вознаграждения «за восприятие святого крещения» предусматривалось давать каждому по кресту медному весом пять золотников, по одной рубахе, по сермяжному кафтану с шапкой, рукавицы, из обуви - чирики с чулками. Тем же, кто был познатнее, давались кресты серебряные по 4 золотника, кафтан их крашеного сукна ценою по 50 копеек аршин, а вместо чириков сапоги по 45 копеек, женщинам жаловали колосники, очельники, холщовые рубахи. Кроме того, предусматривалось и денежное вознаграждение. Тем, кто принимал крещение всей семьёй, в дом давалась икона.

Но несмотря на поощрения и материальные вознаграждения, распространение православия в крае шло медленно, а среди крестьян-татар почти приостановилось. Так, в 1765 г. из 800 татар Кадомского уезда крестилось только 69, в Касимовском уезде из 2.428 татар крестилось всего 12[93].

Так что обвинения Петра I в отрицательном отношении к Русской православной церкви, вполне возможно, сильно преувеличены. Про снятые Петром I церковные колокола знают все. А вот то, что матушка Екатерина, подписав 26 февраля 1764 г. Указ о секуляризации церковного землевладения, «раскулачила» монастыри - немногие. Во Франции, чтобы отобрать земли у монастырей, затеяли целую революцию. А в России за 25 лет до неё императрица подписала указ, и ухоженную и возделанную монастырскую землю отписали во вновь созданную Коллегию экономии. Затем матушка значительную часть этой земли раздарила фаворитам. У церкви было отобрано более миллиона крестьянских душ. Бывшие монастырские крестьяне поступали в управление Коллегии экономии и стали называться экономическими. Они получили в своё владение значительную часть монастырских земель. Барщина, которую крестьяне выполняли до этого в пользу церкви, заменялась денежным оброком государству. Крестьяне получили некоторую свободу экономической деятельности. Позднее они были переведены на положение государственных.

В Солотчинском монастыре в 1742 г. была составлена лествица по монастырям и церквам России. Согласно ей в Рязанской епархии в то время было 23 мужских монастыря, 13 женских, 1.215 церквей. Казалось бы, что ситуация вполне приличная. Но после указа императрицы Екатерины II от 1764 г. о секуляризации церковных земель многие монастыри, в том числе и в Муромо-Рязанской епархии, приходят в упадок из-за утраты обширных вотчин и оскудения монастырской казны.

Особенно пострадал основанный ещё великим князем Олегом Ивановичем Солотчинский монастырь, стоявший на высоком левом берегу Старицы (старое русло Оки) среди соснового бора. После смерти князь и его жена Ефросинья были похоронены на территории Покровской церкви монастыря. Эта церковь стояла у самого обрыва к реке, который подмывался в период половодья. Кое-какие меры по укреплению осыпающегося склона принимались собственными силами монастыря, но они были явно недостаточны. Доклады об аварийной ситуации в Рязанскую духовную консисторию не вызывали адекватной реакции. И 26 июня 1768 г. церковь обрушилась под гору вместе с княжескими гробницами. Успели снять только колокола, иконостас и вынести церковную утварь. Только после этого был сооружён защитный пояс для предотвращения дальнейшего осыпания склона.

Создание и развитие Российского государства требовало всё большего количества образованных людей, а население за малым исключением было неграмотным. С целью коренного изменения ситуации в первой четверти XVIII в. создаётся государственная сеть общеобразовательных и специальных училищ. В столицах появляются школы для подготовки кадров по отдельным специальностям, а в провинции создаются цифирные школы, в которых мальчиков всех сословий, кроме крестьян, обучали грамоте, письму, особое внимание уделяя арифметике с началами геометрии, откуда и произошло название этих школ. В гарнизонных школах стали обучать детей солдат.

Получение образования стало обязательным для дворянства. Учёба приравнивалась к государственной службе. Пётр даже издал указ о запрещении молодым дворянам жениться, если они не закончили какое-либо учебное заведение. Заботясь о повышении уровня образования и других сословий, в 1720 г. он подписал указ «Об учении, опричь дворянских и духовных детей цифири и геометрии, и подьяческих, и всякого чина людей детей», по которому предписывалось всех неисполняющих царскую волю недорослей ловить и отдавать в военную службу или в распоряжение местной администрации «для свайных, бударных и паромных работ»[94].

В 1701 г. в Москве появляются две школы нового типа: Пушкарская (артиллерийская) и Навигацкая. В Навигацкой школе готовили не только специалистов морского дела, но и инженеров, геодезистов, архитекторов, гражданских чиновников и учителей для цифирных школ. С 1715 г. она стала подготовительным классом для созданной в Петербурге Морской Академии.

В декабре 1721 г. в Переяславль-Рязанский прибыл выпускник этой академии Пётр Павлов для работы в созданной в Переяславле-Рязанском цифирной школе. В данном ему «наказе» предписывалось «дьячих, подьячих, поповых и прочего церковного чина детей от 10 до 15 лет учить арифметике», затем - геометрии и тригонометрии». Окончившим школу надлежало «давать свидетельство в знании вышеозначенных наук твёрдо», а нерадивых, которые не захотят учиться, велели «жениться не допускать». Этот же «наказ» предусматривал учеников, уклоняющихся от обучения, наказывать по усмотрению учителя, а «бегунов и замеченных в воровстве отсылать на расправу к воеводе»[95].

Место для цифирной школы отвели в Симеоновском монастыре*, который находился на берегу речки Лыбедь, близ кремлёвского вала. Там по приказу воеводы В.А. Ржевского были построены две небольшие избы, в которых с мая 1722 года начали обучаться 65 с трудом набранных учеников. В основном это были дети духовенства. Охотников поступать в неё было мало, так как кормили учеников «сборным хлебом скудно, а секли обильно»[96]. Тем не менее эта школа положила начало системе образования и грамотности в Рязанском крае.

* Монастырь при церкви Симеона Столпника. Сирийский монах Симеон, живший в VI веке, избрал особый вид служения богу - непрерывную молитву на «столпе» (открытая возвышенная площадка, башня и т.п.). На Рязанской земле было установлено особенное почитание Симеона - в его честь было освящена церковь, мужской монастырь и названо село (Семион) в Кораблинском районе. Первые упоминания о деревянной церкви Семиона Столпника относятся к 1400 году. В 1684 г. здесь был организован мужской монастырь (Симеон Столпник на Рязанской земле //Панорама города. - 3 июня 2009 г.).

В ней обучали грамоте, письму, особое внимание уделялось арифметике с началами геометрии. Это не нравилось родителям учеников, которые видели в изучении светских дисциплин только вред и считали, что их дети должны изучать основы русского языка и предметы веры. По всей видимости, такие настроения были не только у рязанского духовенства, так как Священный Синод выступил с инициативой освободить детей духовенства от изучения предметов математического цикла. Пётр I вынужден был поддержать эту инициативу и в Переяславле-Рязанском дети духовенства стали изучать только церковнославянский язык, пение, письмо и основы христианской веры. Это был первый шаг на пути выделения из светского образования духовного. Как результат - цифирная школа стала количественно уменьшаться, хотя финансирование её со стороны воеводской канцелярии было хорошим. В 1744 г. цифирные школы сольются с гарнизонными и станут называться школами грамотами.

В 1724 году была открыта полноценная духовная школа, ставшая неким противовесом уже существующей цифирной. Она получила название архиерейской. Готовых преподавателей для работы в ней не было. Поэтому в Новгородскую греко-славянскую школы были отправлены три духовных лица для подготовки к преподавательской деятельности. Они вернулись в январе 1726 года и приступили к своим обязанностям. Набралось 70 учеников, которых стали обучать славянскому и латинскому языкам.

Число учеников постепенно росло, тем более, что в 1728 году после смерти Петра Павлова к архиерейской школе присоединили учеников цифирной школы. Чтобы всех разместить, пришлось при Борисоглебском соборе, на его северной стороне, построить учебные и служебные помещения, что позволило увеличить число учащихся до 339 и принять ещё двух преподавателей из Петербурга и Киева.

На этой базе в 1740 году возникает Рязанская духовная семинария. Обучение в семинарии освобождало от военной службы и от записи в подушный оклад. Несмотря на это, духовенство не стремилось определить в неё своих детей, считая, что раз их деды и прадеды не заканчивали никаких школ и жили вполне благополучно, то и их детям не надо тратить время на обучение, которое никогда не пригодится, и лишь усложнит жизнь ребёнка. Обучение в семинарии они считали лишь потерей времени, а жизнь её учеников «весьма невыносимой». Действительно, основания для такой позиции были. Как и архиерейская школа, духовная семинария отличалась суровой дисциплиной - учеников нещадно били, «поносили непотребными словами», а кормили плохо[97]. Поэтому не вызывают удивления как частые побеги учеников из семинарии, так и то, что родители укрывали своих детей, препятствуя попыткам семинарских служителей вернуть беглецов.
Как бы то ни было, семинария постепенно становилась на ноги, и число учащихся в ней увеличивалось, что потребовало строительства специальных помещений. В 1753 году дома архиерейских крестьян, стоявшие около Владимирской церкви во Владычной слободе, были снесены, а на их месте на следующий год было построено несколько деревянных зданий, куда и переместилась семинария. С этого времени семинария больше никуда не переезжала и оставалась на этом месте вплоть до её закрытия в 1918 году. Правда, не всем хватало места под крышей нового здания семинарии, некоторые из семинаристов проживали на квартирах.

Благодаря заботам епархии улучшались условия проживания семинаристов. Положительное влияние оказала секуляризация церковных земель в 1764 году, после которой семинария стала финансироваться из государственной казны. На достаточно высокий уровень была поднята и учёба.

В семинарии изучали не только богословие, но и славяно-российскую грамоту, латинский язык, риторику, правила стихосложения, греческий и древнееврейский языки, математику, физику, философию. Знакомили семинаристов с архитектурой, живописью и рисованием, давались сведения о музыке. Обязательным было обучение пению. В семинарии был свой хор и оркестр, который исполнял не только религиозные, но и светские произведения. Многие семинаристы играли на тех или иных инструментах. Была сформирована неплохая библиотека. Постепенно духовная семинария вышла на уровень с Московской, Петербургской и другими семинариями страны. Её выпускники поступали в духовную академию и высшие столичные семинарии, а также в Московский университет.

Как и прежде, поддерживалась дисциплина, так как контингент был достаточно сложный. Среди них были и дебоширы и пьяницы. Были случаи воровства. Некоторые семинаристы нерадиво относились к учёбе. Случалось даже такое, что они, числясь в семинарии, ни разу не посещали отдельные предметы. Самовольный отъезд домой и поздняя явка с каникул были обычным явлением. Наказания были строгими: лишение пищи, стояние на коленях, сечение розгами и даже плетьми, отправка в кандалах на чёрные работы, исключение из семинарии и изгнание из духовного сословия[98].

Такие суровые меры дали положительный результат: в конце XVIII века Рязанская духовная семинария стала играть весьма заметную роль в культурной жизни края. Выпускники её поступали чиновниками на гражданскую службу из выпускников семинарии вышли первые рязанские учителя и врачи. Она, конечно, носила сословный характер, так как в ней могли учиться дети только духовенства. В силу этого в конце XVIII веке духовенство стало самой образованной частью жителей Рязанского края. Так, в 1786 году при открытии в Рязани главного народного училища, 26 ее воспитанников были определены в него для подготовки к педагогической деятельности в открываемых малых народных училищах. Большинство из них стали учителями в этих училищах не только Рязанской, но и Тамбовской губерний.

В 1782-1786 гг. в России была проведена школьная реформа, положившая начало созданию системы светского образования. Общеобразовательная школа руководствовалась едиными учебными планами и единой методикой обучения. Согласно «Уставу народных училищ в Российской империи», утверждённому в 1786 году, в каждом губернском городе открывалось по одному главному народному, а в уездных городах создавались малые народные училища.

В малых училищах, которые давали элементарные знания по чтению, письму, арифметике, чистописанию и катехизису, учащиеся обучались два года. В главных народных училищах - четыре года. Там преподавали начальные дисциплины и основы христианского вероучения. В старших классах изучался Закон Божий, русский язык, арифметика, история, география, естествознание, архитектура, физика, механика и иностранный язык. К концу XVIII в. было создано 400 народных училищ. Одним из первых в стране стало организованное в сентябре 1786 году главное народное училище в Рязани. В него было принято 76 мальчиков.

В 1786 году были открыты малые народные училища в Зарайске, Касимове и Скопине, а в 1787 году - в Михайлове, Данкове, Ряжске, Егорьевске, Спасске, Раненбурге и Пронске. Согласно уставу в училищах могли обучаться не только мальчики, но и девочки, но число девочек было крайне невелико[99].

Большая заслуга в развитии народного образования края принадлежит Г.Р. Державину, который в 80-х годах XVIII в. был тамбовским губернатором. По его инициативе были открыты малые народные училища в Темникове и Шацке. Шацкое малое училище было открыто 1 января 1787 года. При содействии полиции, которая понуждала несознательных родителей отдать в него детей, набралось 24 ученика. Тамбовский приказ общественного призрения прислал учителя Протопопова, а городничий выделил из штатной команды солдата для исполнения обязанностей сторожа в училище. Городской совет ратуши выбрал из купцов смотрителя, умеющего читать и писать и выделил средства на покупку учебников, сальных свечей и 10 возов дров для отопления дома купца Милованова, где размещалось училище.

Однако после отъезда Г.Р. Державина из Тамбова большинство училищ было закрыто. В 1790 году ликвидировались училища в Спасске, Шацке, Темникове и Лебедяни. «Купецких и мещанских детей, - писали жители этих городов правителю Тамбовского наместничества Звереву, - в школах не состоит да и впредь к изучению в училища отдавать детей не стоит и мы не видим для себя от оных пользы»[100].

К концу 1787 года в главном народном училище Рязани обучалось 147 человек. В малые народные училища Зарайска, Касимова и Скопина при их открытии было принято соответственно 36, 29 и 69 учащихся. Наибольшее количество во всех училищах - более 1500 человек - приходилось на год их открытия, когда принимались желающие учиться всех возрастов, а к концу века оно составило всего 500 человек, так как пополнение учеников шло за счёт более узкого возрастного контингента[101].

Количество учащихся, охваченных училищами в Рязанской губернии, было крайне незначительным по сравнению с её населением: в 1794 году в губернии было около 895 тыс. человек, т.е. один ученик приходился в среднем на 2 тыс. жителей губернии.

Согласно «Уставу» в училищах могли обучаться не только мальчики, но и девочки, число последних было крайне невелико[102].

Главное народное училище находилось в ведении и на содержании губернского приказа общественного призрения. Сверх того оно получало часть сумм, присылаемых городскими думами уездных городов. Малые же училища содержались городскими думами за счёт средств, собираемых с местного населения. При таком порядке содержания уездных училищ их положение было далеко не блестящим. А правительство не отпускало специальных средств на народные училища. Поэтому в Рязанском приказе общественного призрения частенько не было денег на содержание училищ и жалование учителям. По этой причине только Зарайское и Скопинское училища имели свои помещения, а для главного народного училища в Рязани деревянное здание было построено только в 1795 году, но оно было тесным и неудобным[103].

В силу бедственного положения народных училищ Приказ общественного призрения постоянно был вынужден обращаться к купечеству и дворянству с просьбой о пожертвовании средств на содержание народных училищ.

Создание системы светского образования, открытого для детей всех сословий, не означало, что в России восторжествовал принцип бессословности образования. Открытые училища, хотя и назывались народными, находились только в городах. Поэтому крестьяне не могли учить в них своих детей. В силу этого большинство всех учащихся составляли дети купцов, мещан и разночинцев. Особенно это относится к главному народному училищу.

Обучение в таких заведениях мало привлекало провинциальное дворянство, потому что не давало их сыновьям преимуществ при прохождении службы. Поэтому среди учеников преобладали представители недворянских сословий. Получив образование, они могли поступать на государственную службу в качестве мелких чиновников или на частную службу к богатым помещикам и купцам, приказчиками. Дворянство же предпочитало домашнее обучение.

В 1782 г. Д.И. Фонвизин написал комедию «Недоросль», в которой высмеял методы воспитания, бытовавшие в большинстве поместий провинциальных дворян. Словами Простаковой Фонвизин высказал истинное отношение многих провинциальных дворян к образованию. «Без наук люди живут и жили, - говорит она Стародуму. - Покойник батюшка воеводою был пятнадцать лет, а с тем и скончаться изволил, что не умел грамоте, а умел достаточек нажить и сохранить»[104]. Вот главная ценность для провинциального дворянина, а «ученье - вздор».

Несведущие в науках, бескультурные родители, чтобы не отстать от моды, нанимали иностранцев, которые до этого воспитанием никогда не занимались. А.С. Пушкин в «Капитанской дочке» даёт описание такого типичного учителя: «Бопре в отечестве своём был парикмахером, потом в Пруссии солдатом, потом приехал в Россию pour etre outchitel[105], не очень понимая значение этого слова. Он был добрый малый, но ветрен и беспутен до крайности. Главною его слабостью была страсть к прекрасному полу; нередко за свои нежности получал он толчки, от которых охал по целым суткам. К тому же не был он (по его выражению) и врагом бутылки, т.е. (говоря по-русски) любил хлебнуть лишнее»[106].

Некоторые дворяне отправляли своих детей в закрытые дворянские учебные заведения, которые начали создаваться с 1731 г. Сословные учебные заведения открывались и в Рязани. Так, в 1787 году при главном народном училище был открыт пансион «для дворянских и благородных юношей», не желающих поступать в главное народное училище. Он размещался на первом этаже Редутного дома. Главное внимание уделялось не образованию, а воспитанию детей, которых, в первую очередь, обучали говорить по-французски, танцевать, фехтовать и иметь благородные манеры. В нём обучались от 15 до 33 человек. Воспитанники пансиона уходили на государственную или военную службу.

В нескольких сёлах были открыты школы для детей крестьян. Их было крайне мало, и давали они самое элементарное образование. В основном крестьяне не имели возможностей обучать своих детей.

XVIII век принёс в Россию европейские развлечения - балы и театр. Для проживающих в Рязани дворянства балы и маскарады проводились в Редутном доме. Желающие их посещать мужчины платили в год по 12 рублей, а женщины - по 6 рублей. Те, кто не являлся постоянным посетителем, платили за разовое посещение 50 копеек.

Рязань стала одним из первых провинциальных городов, где появился театр. Этому способствовало то, что с утверждением в 1778 г. Рязанского наместничества население города увеличилось. Значительной была прослойка разночинного служилого люда и купечества. Имелись богатые дома дворян, перебиравшихся на зиму из своих поместий в город и жаждавших развлечений. Близость Москвы с процветавшими в то время театром Маддокса и крепостными театрами Шереметьева и Юсупова активизировали в Рязани тягу к театру.

Инициатива создания театра в Рязани принадлежала генерал-губернатору Ивану Васильевичу Гудовичу. В 1787 году был дан первый спектакль в Оперном доме. Театр (Оперный дом), построенный по проекту губернского архитектора Ивана Сулакадзева, располагался в двухэтажном деревянном доме на старом гужевом тракте при въезде в Рязань со стороны Москвы на краю артиллерийского плаца, недалеко от пересечений Московской улицы с Конюшенной.

Внутри театр имел три яруса, разделённых на ложи (в середине верхнего - «раёк») и партер. Несмотря на скромные размеры (32,5 м в длину, 15,25 м в ширину и 8 м в высоту) сцена была оборудована по последнему слову техники, благодаря чему декорации менялись с волшебной скоростью, а действующие лица могли летать, проваливаться сквозь землю, совершать чудесные превращения. А вот освещался и отапливался театр по старинке: свечами и печами.

На сцене Оперного дома оперы и комедии давали три раза в неделю. Артистов набрали из своих, рязанских. Сценическому, вокальному и танцевальному мастерству будущих актёров обучали асессор Рязанской казённой палаты, он же инспектор народных училищ, Афанасий Дохтуров и отставной гвардейский офицер Григорий Приклонский. На сцене Оперного дома периодически выступала крепостная балетная группа помещика Спасского уезда Р. Ржевского - одна из лучших в России.

Зал вмещал до 100 человек. Билет стоил 20 копеек. На эти деньги в то время можно было купить 4 буханки хлеба. Рязанские дамы невероятно любили театр: он позволял им показывать свои наряды.

В то время большинство театров России было частных. Всего несколько театров подчинялось «Театральной дирекции», будучи на государственном содержании. Рязанский театр с самого начала был государственным. Расходы на его содержание производились из средств Приказа общественного призрения, туда же поступали и все доходы. Рязанский театр того времени дал возможность пробиться на большую сцену многим актёрам тех лет.

Другими очагами культуры в Рязани были: клуб дворянского собрания, клуб Всесословного собрания, городской сад.

Театр на Соборной
Театр на Соборной

Были в Рязани церковные хоры. В «архиерейском» хоре в соборе пели учащиеся духовной семинарии. Среди них было много людей с хорошими голосами.

При винном складе был кружок балалаечников. В артиллерийской бригаде был духовой оркестр, игравший зимой на катке в городском саду и в драматическом театре в аттракционах на спектаклях.

Иногда при клубе в здании Дворянского собрания устраивались концерты. В здании Дворянского собрания была хорошая сцена.

Здание Дворянского собрания на ул. Астраханской (Ленина)
Здание Дворянского собрания на ул. Астраханской (Ленина)

Устраивались иногда концерты и в клубе Всесословного собрания (ныне здание музыкальной школы №1 на ул. Ленина). Там зал был меньше по размеру и небольшая сцена, на которой местные любители драматического искусства иногда ставили спектакли.

Простые рязанцы были далеки от высокого искусства. Тяжёлый труд не оставлял им времени для посещения Оперного дома или кружка балалаечников. Особенно это относится к сельскому населению. Клубов, кружков самодеятельности и спортзалов в то время не было. Приходилось рязанцам заниматься тем, что позволяли условия. А условия позволяли заниматься тем, что не требовало специальных помещений и дорогостоящего оборудования. Как горожане, так и сельские жители занимались тем, что позволяло им поддерживать способность к тяжёлому физическому труду и заодно отдохнуть и отвлечься. Помогали им в этом разнообразные игры. В городе и деревне были распространены такие игры, занятия, как котёл, чиж, бабки, городки, чехарда, лапта, качели, поднятие тяжестей. В Туме и Касимовском уезде было распространено катание с гор. В Данковском уезде бытовала игра «взятие снежного городка».

Особое распространение имел кулачный бой - традиционный вид физического воспитания. Это был бой без применения оружия, при соблюдении определённых правил, В основном практиковались три вида кулачного боя: «стенка на стенку» - бой, в котором каждая их сторон нападала на противника, предварительно построившись напротив друг друга в плотно сомкнутый строй; сцеплялка-свалка-бой, где состязавшиеся команды не соблюдали никаких построений; «один на один» - поединок кулачных бойцов.
Кулачные бои дошли до XX века. В них участвовали даже учащиеся духовной семинарии. По воспоминаниям очевидцев, кулачные бои происходили на площадке между собором и колокольней. Архиепископ Фиофилакт не только не препятствовал этому, но с живейшим любопытством наблюдал за ходом сражений, находясь на галерее Успенского собора[107].

Одна физическая культура не могла поддерживать здоровье рязанцев на должном уровне, так как уровень здравоохранения в Рязанском крае, как и во всей России, был низкий. Во время царствования Екатерины II во всей Шацкой провинции, например, был только один лекарь. Воронежская губернская канцелярия в 1774 г. пыталась в Шацкой провинции ввести должности медиков за счёт населения и разослала во все уезды запросы: «Не пожелают ли они для полезности своей содержать в губернии дохтура, лекаря и абтеку». Помещики и купцы ответили, что они «... болезней на себе не имеют совсем, дохтур и лекарь им не надобен». Экономические крестьяне объяснили, что «к содержанию абтеки, дохтура и лекаря желания не имеют по бедности своей»[108]. В конце XVIII в. в Шацкой провинции всё же появились два врача - Зигфрид и Рамелоф, а в Сасове - Кюнер. Надо заметить, что в крае долгое время медиками были только иностранцы.

Не получая квалифицированной медицинской помощи, население при различных недугах обращалось к знахарям и гадалкам, применяло различные травы, коренья и плоды. Время от времени случали эпидемии чумы, холеры и оспы.

Особенно сильная эпидемия чумы поразила Рязанский край в 1718 г. На дорогах были выставлены заставы. В охваченные эпидемией местности были посланы «смотрители прилипчивой болезни» из служилых дворян. Они были обязаны заводить карантинные будки и караулы и наблюдать, как выполняют свой долг караульные. «Зачумлённые» дома сжигались со всем имуществом и домашними животными. Больных увозили в лес, степи и овраги и бросали там на произвол судьбы. Эпидемия прекратилась только с наступлением зимы 1719г. Ещё одна эпидемия чумы случилась в 1771 г. Она прекратилась только в 1772 г.[109]

Всё же надо признать, что не всё было плохо в XVIII веке в Рязанском крае. В культурной жизни были достигнуты серьёзные успехи: была создана система светского образования, открыт один из немногих в стране театр, утверждён план губернского центра и началась его застройка каменными зданиями. Культура начала приобретать светский характер. Но достижения культуры доставались только привилегированным слоям: дворянству и верхушке городского общества, крестьянство же оставалось в стороне от столбовой дороги цивилизации.

Кроме того, реализуя идею «регулярного государства», Пётр I разрушал то традиционное русское общество, которое сложилось в России после Смутного времени, существовало и развивалось почти весь XVII век. Он разделил русское общество на две части: на дворянство и на народ. Разделив русское общество на две неравные части: на дворянство и на народ, Пётр I объявил дворян носителями идей европеизации России. Они по долгу службы личным примером должны были «загонять в Европу» всех остальных. Обязаны брить бороды, носить европейскую одежду, знать немецкий, голландский и французский языки.

А народ - это тяглые люди (в основном крестьяне). Им надо платить тягло, а по ходу дела - просвещаться и цивилизовываться. Крестьянство же осталось особым миром, который жил по своим законам, отличающимся от правил жизни образованных, средних и высших слоев населения Российской империи.

Предпринятая Петром коренная ломка всего прежнего уклада была продолжена его преемниками. Дворяне постепенно впитывали в себя европейские ценности и стали ощущать себя частью Европы, а народ остался верным идеалам допетровской Московской Руси. Пропасть между верхами и низами русского общества как в уровне, так и в образе жизни росла и привела к тому, что в XIX веке самодержавие, как политическая система, начало переживать кризисные явления. Уже в первой четверти века страна ощутила признаки того, что самодержавие не соответствует требованиям времени и без изменений вряд ли сможет долго существовать. Что и подтвердило последующее развитие событий.

Примечания

  1. Милованов В. Кадомский край. Историко-краеведческие очерки. - Рязань: Узорочье, 1994. - С. 69.
  2. См.: Перов И.Ф., Кузнецов М.В. Полиция Рязанской губернии. - Рязань: Узорочье, 2002. - С. 42.
  3. Перов И.Ф., Кузнецов М.В. Указ. соч. - С. 43.
  4. Рязанская энциклопедия: Справочные материалы. - Т. 11: Военная история. - Рязань: Рязанская энциклопедия, 1993. - С. 62.
  5. Рязанская энциклопедия: Справочные материалы. - Т.П. - С. 62-63.
  6. Рязанская энциклопедия: Справочные материалы. - Т. 11. - С. 63-64.
  7. Рязанская энциклопедия: Справочные материалы. - Т. 11. - С. 64-65.
  8. Рязанская энциклопедия: Справочные материалы. - Т. 11. - С. 56.
  9. Рязанская энциклопедия /Гл. ред. В.Н. Федоткин. - Т. 2. - Рязань: Пресса, 2000. -С. 312.
  10. Рязанская энциклопедия /Гл. ред. В.Н. Федоткин. - Т. 1. - Рязань: Пресса, 1999 -С. 302-303.
  11. Мединский В. О русской демократии, грязи и «тюрьме народов». Изд. 3-е, испр. и доп. М.: ОЛМА Медиа Групп. 2010. - С. 537.
  12. Милованов В. - Указ. соч. - С. 70.
  13. Сироткин В. Новое у нас - это всегда хорошо забытое старое... Номенклатура от Петра до наших дней //Независимая газета. - 1994 г. - 15 февраля.
  14. Милованов В. - Указ. соч. - С. 67.
  15. История родного города. Часть первая. С древнейших времён до образования Рязанской губернии /Под ред. П.В. Акульшина. - Рязань: Диприн, 2007. - С. 143.
  16. Милованов В. - Указ. соч. - С. 67.
  17. Муравьёва Л.М. Историческая роль миграции в освоении и развитии рязанского края в XI - конце ХIХ века //Рязанский историк. - 2009. - № 9. - С. 58.
  18. Милованов В. - Указ. соч. - С. 59.
  19. Милованов В. - Указ. соч. - С. 60.
  20. Там же.
  21. Рязанская энциклопедия. - Т. 2. - С. 568.
  22. Рязанская энциклопедия. - Т. 2. - С. 568, 579.
  23. Соловьёв С.М. Сочинения: В 18 кн. - Кн. XIV: История России с древнейших времён. - Т. 27-28 /Отв. ред. И.Д. Ковальченко. - М.: Мысль, 1994. - С. 93.
  24. Там же.-С. 95.
  25. Рязанская энциклопедия. - Т. 1. - С. 527.
  26. Милованов В. - Указ. соч. - С. 86.
  27. Там же.-С. 89.
  28. Рязанская энциклопедия. - Т. 1. - С. 527.
  29. Рязанская энциклопедия. - Т. 1. — С. 528.
  30. Седов М. Жили двенадцать разбойников... //Панорама города. - 14 января 2009 г., -№2.-С. 61.
  31. Рязанская энциклопедия. - Т. 1. - С. 37.
  32. Перов И.Ф., Кузнецов М.В. Указ. соч. - С. 65.
  33. Перов И.Ф., Кузнецов М.В. Указ. соч. - С. 70-71.
  34. Рязанская энциклопедия. - Т. 1. - С. 123.
  35. Там же. - С. 37.
  36. См.: Филиппова Д. Рязанский почтовый двор //Панорама города. - 28 мая 2008 г С. 57.
  37. Чекурин Л.В. Рязанские мануфактуры и рынки в конце XVIII в. //Труды Рязанского исторического общества /Отв. редактор Б.В. Горбунов. Вып. 1.-Рязань, 1997. — С. 108.
  38. Данилин Е. В тиши утешения. И поныне действует старинная церковь ... //Еженедельник 7.-12 января 2005 г.
  39. Мой родной город. История Рязани с древнейших времён. Акульшин П.В., Кирьянова Е.А., Тарабрин Е.Г., Соколов Е.Н., Судаков В.В. - Рязань: ПРИЗ-Р, 2007 - С 132 134.
  40. Перов И.Ф., Кузнецов М.В. Указ. соч. - С. 74.
  41. Перов И.Ф., Кузнецов М.В. Указ. соч. - С. 77.
  42. Попов И.П., Степанова Е.С., Тарабрин Е.Г., Фулин Ю.В. Два века рязанской истории (ХУШ в. - март 1917 г.). - Рязань: Рязанское отделение Советского фонда культуры, 1991. - С. 6.
  43. Труды Рязанской учёной архивной комиссии. - Рязань. 1892. - Вып. 3. - С. 45.
  44. Попов И.П., Степанова Е.С., Тарабрин Е.Г., Фулин Ю.В. Указ. соч. - С. 7.
  45. Попов И.П., Степанова Е.С, Тарабрин Е.Г., Фулин Ю.В. Указ. соч. - С. 8.
  46. Рязанская энциклопедия: Справочные материалы. Отв. ред. В.Н. Федоткин. -Т. 16. - Рязань: Рязанская энциклопедия, 1994. - С. 6.
  47. Попов И.П., Степанова Е.С, Тарабрин Е.Г., Фулин Ю.В. Указ. соч. - С. 9.
  48. Милованов В. Указ. соч. - С. 108.
  49. Рязанская энциклопедия. Справочные материалы. - Т. 16. - С. 20-21.
  50. Чекурин Л.В. Указ. соч. - С. 110.
  51. Рязанская энциклопедия: Справочные материалы. - Т. 16. - С. 21.
  52. Там же.
  53. Чекурин Л.В. Указ. соч. - С. 113.
  54. Рязанская энциклопедия: Справочные материалы. - Т. 16. - С. 22.
  55. Там же.
  56. Чекина Л.П. Орлиное гнездо: Исторические очерки. - Касимов: Рязанские зори, 1990. - С. 4.
  57. Рязанская энциклопедия. - Т. 1. - С. 382-383.
  58. Нагорное В.П. Сынтульский завод - рязанское предприятие металлургической империи Баташёвых //Российский научный журнал. - 2007. - № 1. - С. 111.
  59. Нагорное В.В. Указ. соч. - С. 111.
  60. Чекина Л.П. Указ. соч. - С. 10-11.
  61. Чекина Л.П. Указ. соч. - С. 6.
  62. Рязанская энциклопедия. - Т. 1. - С. 283.
  63. Там же. - С. 90-91.
  64. Филиппов Д. Снасти из Касимова //Рязанские ведомости. - 25 марта 2000 г.
  65. Филиппов Д. Указ. соч.
  66. Филиппов Д. В доброте не уступают лучшим иностранным... //Рязанские ведомости. - 26 февраля 2000 г.
  67. Там же.
  68. Чекурин Л.В. Указ. соч. - С. 116-117.
  69. Там же. - С. 116.
  70. Там же.-С. 114-115.
  71. Рязанская энциклопедия. - Т. 1. - С. 197..
  72. Рязанская энциклопедия: Справочные материалы. - Т. 16. - С. 23
  73. Милованов В. Указ. соч. - С.115.
  74. Кусова И.Г. Рязанское купечество: Очерки истории XVI - начала XX века. - Рязань: Март, 1996. - С. 31.
  75. Там же.
  76. Там же. - С. 32.
  77. Кусова И.Г. Указ. соч. - С. 32-33.
  78. Там же. - С. 32.
  79. Милованов В. Указ. соч. - С. 122-123.
  80. Рязанский благотворитель // ТВ Панорама. - 14 апреля 2009 г. - № 14. - С. 9.
  81. Там же.
  82. Там же.
  83. Кусова И.Т. Указ. соч. - С. 62.
  84. Рязань православная / Автор-составитель Ю.А. Дёгтев. - Рязань: Русский мир, 1993.-С. 11.
  85. Милованов В. Указ. соч. - С. 44.
  86. Попов И.П. Очерки истории культуры Рязанского края (XV-XX вв.). - Рязань: Рязанское отделение Российского фонда культуры, 1994. - С. 17.
  87. Там же.
  88. Там же.
  89. Там же.
  90. Рязанская энциклопедия. - Т. II. - С. 680-681.
  91. Милованов В. Указ. соч. - С. 43.
  92. Там же. - С. 41-42.
  93. Милованов В. Указ. соч. - С. 43.
  94. Милованов В. Указ соч. - С. 125.
  95. Попов И.П Указ. соч. - С. 18.
  96. Милованов В. Указ. соч. - С. 125.
  97. Попов И.П. Указ. соч. - С. 20.
  98. История Рязанской духовной семинарии. 1724-1840 гг. /Сост. Д. Агицев. - Рязань, 1889.-С. 138-145.
  99. Попов И.П. Указ. соч. С. 24.
  100. Милованов В. Указ. соч. - С.128.
  101. Попов И.П. Указ. соч. - С. 24.
  102. Там же.
  103. Попов И.П. Указ. соч. - С. 25.
  104. Фонвизин Д.И. Комедии. - Л.: Детская литература, 1961. - С. 127.
  105. Чтобы стать учителем (франц.).
  106. Пушкин А.С. Проза. Драматические произведения. - М.: Современник, 1974. - С. 70.
  107. Рязанская энциклопедия: Справочные материалы. - Т. 10. - Рязань, 1993. - С. 26.
  108. Милованов В. Указ. соч. —С. 138.
  109. Милованов В. Указ. соч. - С. 137.

Рязанский край в составе Российской империи (ХVIIIвек). Рязань: Русское слово - Ряз. гос. ун-т, 2011. - 96 с. (Серия: «Рязанская история в событиях и лицах»)

Метки: Разделы: 

Похожие материалы

Просмотры Дата создания Тип Автор
Жизненный путь Н.Н. Чумаковой 2,264 14.11.2013 Публикация rzn_ writer
История Рязанского края. 1778-2007. 6,079 24.11.2013 Публикация rzn_ writer
Базарное место 3,609 13.12.2013 Публикация admin
Вознесённый над суетой 1,632 13.12.2013 Публикация admin
«Есть милая страна...» 1,557 17.02.2014 Публикация rzn_ writer
Здания Ирины Чистосердовой в Рязани 1,465 30.10.2014 Публикация admin


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама