«Большой кровью защищали Сталинград»

Аватар пользователя admin
Версия для печатиВерсия для печати

...Алексей Михайлович листает свой фронтовой альбом. Эта небольшая, немного потрёпанная книжка блокнотного формата прошла вместе с ним всю войну, побывав и на площадях Праги, и на рисовых полях Маньчжурии. И, конечно, в окопах под Сталинградом, со дня битвы за который 2 февраля исполняется 69 лет.

СУРОВЫЕ ДНИ ОБОРОНЫ

В фронтовом альбоме Алексея Мельникова множество рисунков, которые он делал в минуты отдыха между боями. На них дома и храмы, поля и реки, сцены сражений и лица друзей-сослуживцев, изображённые умелой рукой. Старые фотографии, слова военных песен, длинный список увиденных городов — на этих пожелтевших от времени страницах бережно хранится целая жизнь.

А начало ей было положено в селе Шевали-Майданы Сасовского района, где и родился будущий солдат, умеющий хорошо рисовать. Родители Алексея Михайловича были речниками, и сам он, окончив 7 классов, поступил на баржу матросом. Вся семья находилась в Коломне, доставив туда очередной груз, когда по радио объявили о начале войны.

Началась страшная паника, — вспоминает ветеран. — Когда мы разгрузили с баржи песок, я пошёл по магазинам, но на полках уже ничего не осталось: люди мгновенно всё расхватали.

Едва семья вернулась в село, Алексея забрали на войну. Сначала он попал в запасной полк, а через несколько месяцев присоединился к советским войскам, гнавшим немцев от Москвы. Прошла всего неделя боёв, когда Мельников впервые был ранен: за спиной взорвался снаряд, и осколок попал в плечо, не задев, по счастью, кость. Следующие три месяца он провёл в Саратовском госпитале, откуда отправился в город Пугачёв, где как раз вели набор в школу химразведчиков. Записался туда и Алексей. Ещё три месяца прошли в учёбе. А в ноябре 1942 года в составе 2-й гвардейской мотострелковой бригады он отправился на фронт для обороны города на Волге.

Алексей Михайлович Мельников ветеран Сталинграда

Большой кровью защищали Сталинград, — вспоминает он. — Бои шли даже в проулках между домами... Немцы послали танки на помощь своей группировке в городе, но мы не дали им пройти. Когда наши войска окружили оставшихся в Сталинграде фашистов, часть фронта осталась там, а мы двинулись дальше по Дону. Мороз стоял — минус тридцать. Венгры и румыны, воевавшие на немецкой стороне, были в летней форме, кутались в одеяла и смотрели на нас, в шапках и валенках, как на буржуев! Они сдавались в плен целыми группами и были очень этому рады.

При воспоминании о тех днях у ветерана и сегодня наворачиваются на глаза слёзы. Горько ему думать о товарищах, которых в то время слишком много полегло на полях сражений. И не только от немецких пуль и снарядов. Алексей Михайлович рассказывает, что порой советские солдаты погибали под своими же бомбёжками.

Например, посылают бомбардировщики на передовую, чтобы немцев побить, а мы этот участок уже взяли, — говорит он. —Да только в бомбардировщиках об этом не знали... Что поделаешь, иногда корректировщики ошибаются.

Те дни были суровыми, и не раз химразведчику Алексею Мельникову случалось и мерзнуть, и голодать — кухня не всегда могла приехать. Однако если добиралась, солдаты ели досыта: продуктов везли на определённое количество человек, но к тому моменту, когда кухня оказывалась на месте, их оставалось вдвое меньше...

В САНТИМЕТРЕ ОТ СЕРДЦА

После того как отгремели бои за Сталинград, Алексей Михайлович и дальше воевал на передовой Западного фронта. Случилось ему участвовать и в танковых боях на Курской дуге. Там он был ранен при наступлении: автоматная пуля прошла в одном сантиметре от сердца...

Судьба снова меня спасла, — улыбается ветеран. — Так в военные годы случалось не раз. Однажды зашли мы в деревню отдохнуть, попросились в дом. Я сидел напротив окна. Вдруг полетели «мессершмитты». Пуля пробила стекло в окне... да там и осталась, застряв. Как такое возможно, ума не приложу. Но если бы не это чудо, попала бы мне та пуля прямо в спину.

В другой раз, уже в Румынии, фашистские истребители застали Мельникова и его однополчан в пути. Все попрыгали из машин на землю. Рядом оказался окоп, и Алексей бросился туда. И лишь долей секунды позже пуля прошла у него над головой, угодив в бруствер...
Список стран, которые в составе советских войск освобождал Мельников, не мал: Украина, Румыния, Венгрия, Австрия... В последней, кстати, он тоже оказался на волосок от смерти: бомба взорвалась в 10 метрах от дома, где рязанец и его сослуживцы устроились на ночлег. Победу Алексей Михайлович встретил в Чехословакии, в Праге.

Эта радость действительно ни с чем не сравнима, — вспоминает он. — Какие тогда гремели фейерверки! Нас переполняло счастье. Мы-то с самого начала думали, что вот еще годик повоюем — и всё. Но война затянулась на долгие четыре года. И вот наконец нас отправляли домой. Мы садились в эшелоны, надеясь, что скоро увидим родных. Но вот проехали Москву, ещё несколько городов... Мы не понимали, в чём дело, и только близ Байкала нам сообщили, что едем воевать с Японией.

«ШАНГО, КАПИТАН!»

Советские войска высадились в Монголии и направились освобождать от японцев Маньчжурию.

За месяц мы взяли три города, — рассказывает Алексей Михайлович. — Китайцы нас встречали радостно, кричали нам: «Шанго, капитан, шанго!» — то есть «Хорошо, капитан!» Голые, только бёдра прикрыты тканью. Они жили очень бедно, в глиняных домиках. В городах, конечно, было не так: там всем заправляли японцы, работали современные заводы. А китайцы даже тухлые яйца не выбрасывали, а употребляли в пищу. Своих мёртвых они хоронили прямо на земле, даже не выкапывая яму, а просто насыпая сверху холмик. Китайские женщины тогда всё ещё носили колодки и даже бегать не могли на своих крошечных ножках.

Когда в сентябре завершилась Вторая мировая, часть, где служил Мельников, вывели в Забайкалье, и там он провёл ещё год в мирное время, демобилизовавшись лишь в 1946 году.

В родном селе Алексей Михайлович женился. С супругой Зинаидой, тоже работавшей на водном транспорте, они вместе ходили на барже по Оке, Волге, Рыбинскому водохранилищу. Четверо их детей росли подле родителей, в бесконечных счастливых путешествиях по великим русским рекам.

Жена Алексея Михайловича умерла в возрасте 64 лет от рака. Ветеран и сегодня горюет, вспоминая любимую супругу. Но рядом с ним его дети, внуки и правнуки. «Богатый я! » — улыбается он, имея в виду свою большую семью. В свои 88 лет Алексей Михайлович окружён их заботой и вниманием. Но по-прежнему напоминают о страшных днях непрерывных боёв многочисленные награды, в том числе орден Отечественной войны I степени и медаль «За отвагу», и пожелтевшие страницы фронтового альбома.

Юлия Верёвкина

Газета «Панорама города», № 5 (818) 2012 г.

Метки: Разделы: 

Похожие материалы


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама