«Театральный сезон» дилетанта

Аватар пользователя admin
Версия для печатиВерсия для печати

На фотографии 1864 года вы видите кадрового военного 17-й пехотной дивизии Александра Филипова. Этот человек был арендатором городского театра Рязани. Короткая история его антрепренёрства и в наши дни является поучительной.

ЦЕНА ЛЮБВИ К ТЕАТРУ

В Государственном архиве Рязанской области хранится некое дело «О ремонте и сдаче в аренду театра». Из него следует, что 26 мая 1872 года был заключён контракт между Рязанской городской управой и Марией Соколовской, по которому она взяла театр (ныне здание Театра на Соборной) на двенадцать лет в аренду. Но уже через полгода заявила городской администрации, что свои права сдаёт «на постоянное время» отставному поручику Александру Васильевичу Филипову. Передача была подтверждена нотариально в феврале 1873 года. За три дня до этого Соколовская выплачивает за страховку театра 119 рублей, после чего в силу подписанного контракта вся ответственность ложится на Филипова.

Александр Филипов, 1864 год
Александр Филипов, 1864 год

Этот только что вышедший в отставку офицер театральные представления любил фанатично, до самозабвения. Будучи лично хорошо знаком с модным в то время драматургом Александром Николаевичем Островским, Филипов поставил его пьесу «Снегурочка» первым. И рязанские зрители увидели представление этого замечательного произведения раньше, чем с ним познакомились петербуржцы и москвичи. Главную роль талантливо исполняла Лиза Филипова — дочь антрепренёра. Ещё ребёнок, она вела себя на сцене так непосредственно, что это не могло оставить равнодушными даже самых придирчивых критиков.

Однако любить театр и быть его содержателем — далеко не одно и то же. Уже осенью 1873 года театральный мечтатель из бывших военных задолжал городской управе за страховку почти пятьсот рублей (на эти деньги тогда можно было приобрести небольшой табун лошадей). Было открыто судебное дело по взысканию долгов с нарушителя контракта. А закончилось оно только в конце 1876 года, когда общий долг составил почти десять тысяч рублей. Выплатила их княгиня Мария Барятинская — тёща незадачливого антрепренёра. Будучи к тому времени вдовой, она пожертвовала своим имением ради спасения чести зятя.

АНАТОМИЯ БАНКРОТСТВА

Арендовав рязанский театр на тех условиях, с которыми согласился, Александр заранее обрекал себя на неудачу. Даже грубый и схематичный бизнес-план этого коммерческого предприятия позволял понять, что это дело явно убыточное. Но в армии менеджменту не обучали, а опыта хозяйственной или коммерческой деятельности у нашего героя не было. Скрупулёзно изучая документы находящегося в архиве «театрального дела», понимаешь это очень отчётливо. Складывается такое впечатление, что обманывали отставного военного чуть ли не все. Когда же крах романтической затеи отставного поручика стал очевиден и ему самому, он, как шахматист в цейтноте, начал допускать новые промахи.

Ошибкой было и приглашение на должность управляющего театром некоего Воронина. Этот проворовавшийся некогда содержатель театра в Калуге, выходец из тамошних буфетчиков, вёл дела так, чтобы лишь самому иметь материальную выгоду. Поэтому деятельность Воронина по управлению театром ускорила сей печальный финал.

В то время, когда Рязанская городская управа затеяла против отставного поручика судебное дело, обнаружилось, что с самого начала не была сделана опись театрального имущества. Поверенный городской управы Павлов заверил, что дело будет закрыто, если опись будет подписана задним числом. А несведущий в делах такого рода военный так и не мог поверить, что кто-то дал слово и не сдержал его.

Елизавета Филипова (справа) с подругой Марьей Анзимировой (Рязань, 1887 год)
Елизавета Филипова (справа) с подругой Марьей Анзимировой (Рязань, 1887 год)

В октябре 1875 года Филипов подписал с актёрами театра договор, согласно которому вместо жалованья он сдавал им театр «по первый день Великого поста 1876 года» (в церковные посты были запрещены любые театральные представления). И актёры театра могли ставить представления по собственному усмотрению, «пользуясь сбором от проданных билетов». В постановку пьес Филипов вмешиваться не мог. Ему запрещалось делать распоряжения по сцене. А за уступку театра он имел право получать только 10% от валового сбора от каждого спектакля. Причём в пользование труппы бесплатно предоставлялись «театральные помещения, мебель, библиотека с ролями и ноты, бутафория и костюмы». Филипову же отводилась роль ответственного за освещение и отопление. Лишь печник, истопник и ламповщики были, как сказано в документе, «в его повиновении». Вся же остальная театральная прислуга находилась в ведении труппы.

Получался некий театральный колхоз, в котором львиная доля прав принадлежала артистам, а самые тяжёлые обязанности возлагались на фактического арендатора. И это всё при том, что общая ответственность перед управой лежала на Филипове. Непонятно почему, но отставной поручик кабальный договор подписал (может быть, просто от безысходности).

ШИПЫ И РОЗЫ

Потерпев театральное фиаско, поручик Филипов сменил антрепренёрство на театр военных действий. Он снова стал офицером родной 17-й пехотной дивизии, подразделения которой принимали в то время активное участие в Русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Александр Васильевич на ней проявил себя достойным образом — геройски участвовал в боевых действиях, а после ранения был награждён несколькими орденами.

При всей бытовой драматичности история, приведённая выше, не кажется мне трагической. Ведь всем известно, как отнеслись бы деятели революции 1917 г. к потомкам нашего героя, если бы предок их не совершил большую глупость. Мало кому из столбовых дворян удалось уцелеть на родной земле, если у них было то, что можно отнять. А сейчас о «театральном сезоне» этого героя помнят шестнадцать его праправнуков.

В городе Рязани жила внучка Филипова, лет пять назад ушедшая из жизни в возрасте 84 лет. В своё время мне приходилось брать у неё интервью. И когда я слушал рассказ этой пожилой женщины о прошлом, сопоставляя его с архивными сведениями, начинало исчезать ощущение театральности и нереальности происходящего. Всё вмещалось в единое понятие, называемое жизнью. И я в очередной раз убеждался в её серьёзности и непредсказуемости. В любом достойном уважения возрасте она кажется короткой, как театральный сезон. И в какой-то степени все мы в ней лишь дилетанты.

Евгений Данилин

Газета «Панорама города», №43 (908) 2013 г.

Метки: Разделы: 


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Интересное

Вход на сайт

Разделы

Альбомы

Гаврилов Посад
03.11.2014
Валерий
Старые фотографии Тулы
14.11.2013
admin
Старые фото Тобольска
13.04.2012
писарь

Очепятка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Опрос

Нужен ли, на ваш взгляд, общероссийский краеведческий сайт?:

Реклама